Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 11, Рейтинг: 3.64)
 (11 голосов)
Поделиться статьей
Камран Гасанов

К.полит.н., старший преподаватель кафедры теории и истории журналистики филологического факультета РУДН, эксперт РСМД

После уничтожения основных сил «Исламского государства» (ИГ, запрещенная на территории России террористическая организация) к концу 2018 года и достижения сделки России и Турции по перемирию в Идлибе, казалось, что крупномасштабные боевые действия в Сирии уже позади. США закрепились за Евфратом, опираясь на свои военные базы на подконтрольных Сирийским демократическим силам (SDF) землях. Башар Асад отвоевал 70% территорий, включая Восточную Гуту, провинцию Деръа, Хомс, Алеппо и Пальмиру. Оставались только Идлиб и Заевфратье. По Идлибу Россия 17 сентября 2018 г. достигла перемирия с Турцией, которая обязалась очистить северо-западную провинцию от «Хайят Тахрир аш-Шам» (ХТШ, запрещена в России террористическая организация).

Ситуация в Идлибе и на северо-востоке Сирии заморожена. Угрозу эскалации сдерживают договорённости лидеров России и Турции. Однако в долгосрочной перспективе соглашения могут дать трещину.

В то же время две великие державы — Россия и США — и две региональные — Турция и Иран — вряд ли начнут региональную или глобальную войну, чтобы получить полный контроль над Сирией. В такой ситуации есть два выхода.

1) Внешние игроки признают друг за другом сферы влияния, и Сирия повторит судьбу Германии после Второй мировой войны с тремя оккупационными зонами: Сирийской арабской республикой под опекой Тегерана и Москвы, турецко-оппозиционным Севером и американо-курдским заевфратьем. Сирия останется разделёнными государством, пока одна из сторон добровольно не уступит свою сферу влияния.

2) Второй сценарий более конструктивный, но тоже допускает временное разделение Сирии. Россия и США могли бы провести крупную международную конференцию с участием представителей России, США, Турции, ЛАГ и Ирана. Они должны взять на себя обязательство гарантировать территориальную целостность Сирии. Однако полный вывод иностранных войск и объединение произойдёт после политической трансформации. Цель формата — сформировать переходное правительство, в котором будут представлены все три силы в соответствии с занимаемой ими территорией и населением.

Пока не решены проблемы Идлиба и севера Сирии, внимание крупных игроков сосредоточено именно на них. Однако до тех пор, пока эти тактические задачи не будут решены в пользу той или иной стороны, проблема единства и присутствия внешних игроков Сирии будет стоять ребром. Дабы избежать сложностей в будущем, процесс решения этой стратегической проблемы нужно запускать уже сейчас.

После уничтожения основных сил «Исламского государства» (ИГ, запрещенная на территории России террористическая организация) к концу 2018 года и достижения сделки России и Турции по перемирию в Идлибе, казалось, что крупномасштабные боевые действия в Сирии уже позади. США закрепились за Евфратом, опираясь на свои военные базы на подконтрольных Сирийским демократическим силам (SDF) землях. Башар Асад отвоевал 70% территорий, включая Восточную Гуту, провинцию Деръа, Хомс, Алеппо и Пальмиру. Оставались только Идлиб и Заевфратье. По Идлибу Россия 17 сентября 2018 г. достигла перемирия с Турцией, которая обязалась очистить северо-западную провинцию от «Хайят Тахрир аш-Шам» (ХТШ, запрещена в России террористическая организация).

Независимый Сирийский Курдистан Дамаск тоже раздражал, но военному решению препятствовало присутствие американцев. Отвод американских военных из северо-восточных территорий в октябре 2019 г. спровоцировал возобновление боёв. Согласие Трампа на создание «зон безопасности» в этом регионе руководство Турции расценило как «зелёный свет» для нападения на курдских боевиков из Отрядов народной самообороны (YPG), составляющих костяк курируемых США SDF. Анкара начала свою третью операцию «Источник мира» и вместе с Сирийской национальной армией (СНА) взяла под контроль участок в 120 км вдоль границы от Тель-Абьяда до Рас-эль-Айна. Последующее продвижение было чревато конфликтом с США. Майк Помпео пригрозил военными ударами по турецкой армии. В свою очередь Дональд Трамп попросил Реджепа Эрдогана прекратить операцию «Источник мира», иначе Турцию ждут экономические санкции.

Эскалацию между Пентагоном и Вооружёнными силами Турции (ВСТ) нейтрализовало вмешательство Владимира Путина. 22 октября 2019 г. в Сочи состоялась ещё одна русско-турецкая сделка. Путин и Эрдоган договорились: 1) о прекращении наступления ВСТ; 2) выводе YPG из 30-км зоны вдоль всей сирийско-турецкой границы; 3) совместном патрулировании военных России и Турции в полосе шириной в 10 км; 4) передаче охраны границ сирийским пограничникам. В итоге перемирие на северо-западе ослабило давление Вашингтона на Анкару.

Ситуация в Идлибе и на северо-востоке Сирии заморожена. Угрозу эскалации сдерживают договорённости лидеров России и Турции. Однако в долгосрочной перспективе соглашения могут дать трещину.

Недавние атаки в Тель-Абьяда свидетельствуют о сложностях исполнения сочинского меморандума. Хотя сирийские пограничники взяли под контроль границу, но YPG остаются в Манбидже, Тель-Рифаате, Эль-Камышлы и других зонах за пределами, где завершилась операция «Источник мира». С другой стороны, Анкара так и не смогла решить проблему ХТШ. Террористы прочно сидят в Идлибе и провоцируют Дамаск на крупномасштабную операцию. ВВС России периодически наносят авиаудары по террористам.

Выходом из сложной ситуации был бы равноценный обмен: Турция не препятствует вторжению Асада в Идлиб до трассы М4, а Россия позволяет Анкаре разобраться с YPG на остальной приграничной территории за пределами зоны операции «Источник мира»: Джераблус – Тель-Абъяд (100 км) и Рас-эль-Айн – Джазира (220 км).

В масштабах сирийского урегулирования нейтрализация ХТШ на северо-западе и вывод YPG на северо-востоке — тактические задачи. Даже если удастся нейтрализовать ХТШ и убрать YPG из приграничных с Турцией зон, стратегическая проблема в виде присутствия иностранных войск останется.

Трамп, несмотря на «предательство» курдов на севере, всё ещё опекает их за Евфратом. Он приказал войскам охранять нефтеносные месторождения у Дейр-эз-Зора, где работает завод американской компании Conoco. Турция вместе с вооружённой оппозицией контролирует север Идлиба, Африн, Эль-Баб и территории между Тель-Абъядом и Рас-аль-Айном. Турки и американцы не собираются уходить как минимум до того, как Башар Асад остаётся у власти.

С другой стороны, Россия и Иран твёрдо стоят за Асадом и не собираются выводить армии, возможно даже и после того, как Дамаск восстановит единство страны, и Сирию покинут войска, присутствующие без приглашения официального центрального правительства.

В то же время две великие державы — Россия и США — и две региональные — Турция и Иран — вряд ли начнут региональную или глобальную войну, чтобы получить полный контроль над Сирией. В такой ситуации есть два выхода.

1) Внешние игроки признают друг за другом сферы влияния, и Сирия повторит судьбу Германии после Второй мировой войны с тремя оккупационными зонами: Сирийской арабской республикой под опекой Тегерана и Москвы, турецко-оппозиционным Севером и американо-курдским Заевфратьем. Сирия останется разделёнными государством, пока одна из сторон добровольно не уступит свою сферу влияния. Германии на это понадобилось 45 лет. Сколько понадобится Сирии — трудно сделать прогноз

2) Второй сценарий более конструктивный, но тоже допускает временное разделение Сирии. Россия и США могли бы провести крупную международную конференцию с участием представителей России, США, Турции, ЛАГ и Ирана. Они должны взять на себя обязательство гарантировать территориальную целостность Сирии. Однако полный вывод иностранных войск и объединение произойдёт после политической трансформации. В её основу должна быть положена резолюция СБ2254, предполагающая уход Башара Асада и полное прекращение боевых действий. Россия, США, ЛАГ, Иран и Турция должны создать единый формат, где будут представители Дамаска, объединённой оппозиции и курдов. Цель формата — сформировать переходное правительство, в котором будут представлены все три силы в соответствии с занимаемой ими территорией и населением.

Вторая опция решения сирийского конфликта сложная по замыслу, но менее затратная для всех сторон. Она основана на компромиссах ради общей цели — единства Сирии. Первый вариант рискованный. Главным претендентом на победу до полной победы является Б. Асад. Однако даже если ему силой удастся разгромить оппозицию и подмять под себя курдов, на это потребуются десятки тысяч человеческих жертв. Может начаться новый кризис беженцев в Европе. Сирия, пускай и единая, может превратится в КНДР, признаваемая считанными странами ООН.

Пока не решены проблемы Идлиба и севера Сирии, внимание крупных игроков сосредоточено именно на них. Однако до тех пор, пока эти тактические задачи будут решены в пользу той или иной стороны, проблема единства и присутствия внешних игроков Сирии будет стоять ребром. Дабы избежать сложностей в будущем, процесс решения этой стратегической проблемы нужно запускать уже сейчас.

Оценить статью
(Голосов: 11, Рейтинг: 3.64)
 (11 голосов)
Поделиться статьей
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся