Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 8, Рейтинг: 5)
 (8 голосов)
Поделиться статьей
Пётр Кортунов

Программный координатор РСМД, магистр МГИМО МИД России

В январе 2020 года Британо-американский совет по оборонной информации совместно с Институтом изучения конфликтов, сотрудничества и безопасности опубликовали доклад «Ответственность в области использования ядерной энергии и новый “ядерный” миропорядок». Автором доклада стала Алиса Спилман, научный сотрудник департамента политических наук и международных исследований Института изучения конфликтов, сотрудничества и безопасности Бирмингемского университета. Основная цель доклада — привлечение внимания международного сообщества к новым вызовам современного глобального миропорядка, а также к ответственности, которую каждое государство несет для поддержания режима нераспространения.

В докладе развенчиваются некоторые мифы о ядерной программе Бразилии и ее амбиции в этой области. Автор пытается опровергнуть популярное заблуждение о том, что Бразилия — государство, не просто располагающее потенциалом для изготовления ядерной бомбы, но в течение долгого времени стремящееся войти в число ядерных держав мира. При этом автор доклада поднимает вопросы реформирования системы недопущения распространения ядерного оружия, которые актуальны не только для самой Бразилии, но и на глобальном уровне.

Автор приходит к выводу, что на протяжении всей своей истории Бразилия не только не пыталась создать атомный заряд, но и во многом опередила международное сообщество в сфере совершенствования режима нераспространения. Пример Бразилии может лечь в основу совершенствования существующего режима нераспространения как на глобальном, так и на региональном уровне, а трудности регулирования, которые Бразилия испытывает на данный момент, могут дать толчок началу дискуссий об установлении новых стандартов в области регулирования мирного атома.


В январе 2020 года Британо-американский совет по оборонной информации совместно с Институтом изучения конфликтов, сотрудничества и безопасности опубликовали доклад «Ответственность в области использования ядерной энергии и новый “ядерный” миропорядок». Автором доклада стала Алиса Спилман, научный сотрудник департамента политических наук и международных исследований Института изучения конфликтов, сотрудничества и безопасности Бирмингемского университета. Основная цель доклада — привлечение внимания международного сообщества к новым вызовам современного глобального миропорядка, а также к ответственности, которую каждое государство несет для поддержания режима нераспространения.

В докладе развенчиваются некоторые мифы о ядерной программе Бразилии и ее амбиции в этой области. Автор пытается опровергнуть популярное заблуждение о том, что Бразилия — государство, не просто располагающее потенциалом для изготовления ядерной бомбы, но в течение долгого времени стремящееся войти в число ядерных держав мира. При этом автор доклада поднимает вопросы реформирования системы недопущения распространения ядерного оружия, которые актуальны не только для самой Бразилии, но и на глобальном уровне.

Бразилия имеет огромный военный и экономический потенциал, а ее ядерная программа насчитывает десятки лет развития. На сегодняшний день это государство является членом договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и использует атомную энергию исключительно в мирных целях. Тем не менее некоторые факторы заставляют сомневаться мировое сообщество в приверженности Бразилии режиму нераспространения, а порой даже упрекнуть государство в тайных попытках создать ядерный заряд. При этом нельзя назвать эти опасения совершенно безосновательными. Во-первых, Бразилия является государством, амбиции которого не ограничиваются Южной Америкой и стремлением укрепить свою роль регионального игрока. Напротив, экономические и военные возможности Бразилии заставляют её задуматься о своей роли в глобальном миропорядке как одного из ключевых игроков на международной арене. Глобальные амбиции вполне могут стать катализатором для взятия Бразилией курса на изготовление собственного ядерного оружия, особенно учитывая то, что наличие ядерного арсенала у таких стран как Индия, Пакистан и Израиль не стали поводом для их международной изоляции. Во-вторых, на протяжении долгого времени Бразилия пребывала в состоянии жесткой конкуренции со своим региональным соседом — Аргентиной, не только за экономическое и военное доминирование в Южной Америке, но также и в ядерной сфере. Подобное противостояние вполне могло создать почву взаимного недоверия, необходимую для развития ядерной программы Бразилии. В-третьих, несмотря на участие в ДНЯО (пусть только с 1998 г.), Бразилия так и не подписала дополнительный протокол к соглашению, ссылаясь на невыполнение «ядерными» державами их обязанностей по договору. Непринятие Бразилией некоторых из ключевых ограничений, минимизирующих риск нарушения режима нераспространения, вызывает определенные сомнения со стороны мирового сообщества относительно искренности намерений Бразилии. В-четвертых, Бразилия продолжает развивать свою программу строительства атомных подводных лодок, международное регулирование которой оставляет некоторые возможности для нарушения режима нераспространения. Тем не мнее, с точки зрения автора, такие опасения являются беспочвенными, а опыт Бразилии, напротив, во многом может послужить примером для совершенствования глобального режима нераспространения.

Екатерина Михайленко:
«Дух ДНЯО» или «Let us be realistic»?

Бразилия имеет достаточно богатый и долгий опыт обращения с атомной энергией — программа по её использованию была начата еще в середине прошлого столетия. Тем не менее, несмотря на долгую историю развития атомного сектора, Бразилия никогда не имела планов на использование ядерной энергии в военных целях. Напротив, во многих областях Бразилия тесно сотрудничала как на глобальном, так и на региональном уровнях для совершенствования режима нераспространения ядерного оружия. Одним из наиважнейших достижений, сделанных Бразилией на пути к ограничению своей ядерной сферы, стало соглашение, заключенное с главным региональным конкурентом Бразилии — Аргентиной, государством располагающим достаточным экономическим потенциалом для развития собственной программы создания ядерного оружия. На протяжении долгого времени между двумя странами сохранялась атмосфера взаимного недоверия, и каждая из них могла начать развитие своей ядерной программы, тем самым вынудив конкурента ответить зеркально. Тем не менее двум государствам, претендующим на роль доминантной силы на континенте, удалось прийти к взаимовыгодному соглашению, накладывающему равные ограничения на обе стороны конфликта. Для регулирования работы с радиоактивными материалами было создано бразильско-аргентинское агентство по учету и контролю ядерных материалов. Агентство было наделено правами во многом схожими с полномочиями международного агентства по ядерной энергии (МАГАТЭ), но ограничивалось лишь двумя странами — Аргентиной и Бразилией. Подобные меры были приняты не только для усиления взаимодоверия двух сторон, но также и для того, чтобы продемонстрировать международному сообществу их приверженность глобальному режиму нераспространения. Таким образом, была создана уникальная модель контроля за соблюдением режима нераспространения — два конкурирующих государства согласились учредить институт взаимного контроля за ядерной деятельностью друг друга. И, принимая во внимание успешное выполнение агентством своих функций, нельзя исключать возможность применения аналогичной системы сдерживания и в иных регионах мира. Так, автор полагает, что похожая модель регулирования может быть использована для поддержания режима нераспространения на Ближнем Востоке и на Корейском полуострове. Естественно, сложно представить применение подобной системы сдерживания в её исходном виде, но принцип общей системы контроля за ядерными материалами между региональными соперниками может лечь в основу создания аналогичных систем в иных конфликтных регионах мира. Вряд ли аналогичный подход можно применить к ситуации на Корейском полуострове, ведь Северная Корея уже располагает ядерным арсеналом и в ближайшем будущем не намерена с ним расстаться. Ближний Восток, тем не менее, представляется значительно более подходящим регионом для заимствования аргентино-бразильской системы ядерного сдерживания. Так, Ближний Восток изобилует государствами, претендующими на региональное господство, каждое из которых располагает потенциалом для создания ядерного оружия. Система взаимного ядерного сдерживания могла бы предотвратить возникновение ядерного оружия в регионе, а также послужить началом долгого пути укрепления взаимодоверия региональных противников. При этом подобная система не должна ограничиваться одним лишь ядерным оружием — события последних лет показали, что вопрос сохранения режима нераспространения на Ближнем Востоке неразрывно связан с регулированием конвенционального вооружения, главным образом баллистических ракет. Модель взаимоотношений Бразилии и Аргентины могла бы стать основой для создания аналогичной системы коллективного контроля за различными видами вооружения на Ближнем Востоке.

Объектом критики часто становится отказ Бразилии подписывать дополнительный протокол к договору о нераспространении. В экспертных кругах уже достаточно давно установилось мнение, согласно которому ДНЯО сам по себе не гарантирует нерушимость режима нераспространения и должен быть подкреплен дополнительными ограничениями, содержащимися в дополнительном протоколе. Правительство Бразилии, тем не менее, продолжает систематически отказываться от подписания протокола, тем самым порождая определенные опасения у международного сообщества. Автор статьи утверждает, что основной причиной этому является невыполнение «ядерными» державами своих обязанностей. Так, с точки зрения властей Бразилии, государство согласится присоединиться к подписантам дополнительного протокола лишь в том случае, если государства, располагающие ядерным арсеналом, начнут выполнять свои обязательства и предпримут серьезные шаги на пути к значительному сокращению запасов ядерного оружия. Подписание Бразилией дополнительного протокола лишний раз продемонстрировало бы «ядерным» государствам, что их самоограничение не является обязательным условием для существования режима нераспространения, несмотря на те обязательства, которые они взяли на себя, став подписантами ДНЯО. Более того, как руководство Бразилии, так и многие эксперты полагают, что система общего наблюдения, существующая между Аргентиной и Бразилией, хоть и не идеальна, но является вполне приемлемым субститутом ограничений, содержащихся в дополнительном протоколе к ДНЯО.

Опасения может начать вызывать и программа по строительству ядерной субмарины, которая активно спонсируется бразильским правительством. На протяжении нескольких десятков лет перед Бразилией стояла задача создания ядерной подводной лодки, что сделало бы ее единственным государством, имеющим на вооружении атомную субмарину и при этом не располагающим ядерным оружием. Несмотря на внушительные средства, затраченные на развитие программы, на сегодняшний день Бразилия так и не сумела реализовать свои планы по строительству судна. Тем не менее стремление этой страны создать атомную подлодку обнажило новую проблему режима нераспространения — отсутствие международного регулирования атомных подводных лодок. Так, существующий сегодня режим контроля за нераспространением ядерного оружия не распространяется на атомные подводные лодки. Исключение подводных лодок из-под юрисдикции МАГАТЭ неслучайно — государства, располагающие столь продвинутыми технологиями, вряд ли согласились бы допускать независимых инспекторов до своего оборудования. Вместе с тем такое исключение создает для государств удобную возможность для перенаправления радиоактивного сырья для тайного развития программы изготовления ядерного оружия. Учитывая то, что наиболее эффективные атомные подлодки функционируют на высокообогащенном уране, программа их создания и последующего обслуживания может стать хорошим прикрытием для тайного создания ядерного заряда. При этом на сегодняшний день Бразилия — далеко не единственное государство, проявляющее интерес к созданию атомных подводных лодок, а следовательно, в ближайшем будущем проблема отсутствия регулирования в этой области может принять глобальный характер. С точки зрения автора, одним из наиболее приемлемых вариантов решения этой проблемы является принятие новых стандартов в области регулирования атомных подлодок, которые распространялись бы и на государства, уже располагающие ядерным арсеналом. Так, подобный режим может предусматривать ограничения использования в качестве топлива для субмарин исключительно слабообогащенный уран, который значительно сложнее довести до оружейного состояния нежели высокообогащенный. Тем не менее сложно представить, что такая модель регулирования обретет глобальный характер в ближайшее время. Несмотря на то, что субмарины могут функционировать как на высоко-, так и низкообогащенном уране, использование высокообогащенного позволяет добиться значительно большей эффективности работы судна. Большая часть атомного флота таких государств как Россия, США и Великобритания использует высокообогащенный уран в качестве топлива для своих субмарин, отказ от которого потребует их полного переоборудования.

Автор приходит к выводу о том, что на протяжении своей истории Бразилия не только не пыталась создать атомный заряд, но и во многом опередила международное сообщество в сфере совершенствования режима нераспространения. Пример Бразилии может лечь в основу совершенствования существующего режима нераспространения как на глобальном, так и на региональном уровне, а трудности регулирования, которые Бразилия испытывает на данный момент, могут дать толчок началу дискуссий об установлении новых стандартов в области регулирования мирного атома.

Оценить статью
(Голосов: 8, Рейтинг: 5)
 (8 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся