Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 7, Рейтинг: 5)
 (7 голосов)
Поделиться статьей
Алексей Чихачев

Аспирант СПбГУ, эксперт РСМД

Колонка: Франция Эммануэля Макрона

Смена власти во Франции в результате очередных президентских выборов всегда ставит вопрос не только о содержательной преемственности дипломатического курса, но и о том, кто и как будет этот курс определять. Принцип отбора кадров в правящую команду Э. Макрона даёт пищу для размышлений о самом президенте: по каким темам специалисты требуются в первую очередь, какие места отводятся кадровым дипломатам и проявившим себя политическим назначенцам. Исследование курса Э. Макрона на международной арене было бы неполным без знания круга основных лиц, участвующих в выработке внешнеполитических решений. Важно понять, чьё мнение в принципе может учитываться новым президентом при определении дипломатического курса по состоянию на сентябрь 2017 г.

Смена власти во Франции в результате очередных президентских выборов всегда ставит вопрос не только о содержательной преемственности дипломатического курса, но и о том, кто и как будет этот курс определять. Хотя любой хозяин Елисейского дворца крайне неохотно делился полномочиями во внешнеполитической сфере, считая её своей вотчиной, каждого президента окружали определённые фигуры, по долгу службы снабжавшие его необходимой экспертизой и комментариями. Их значимость особенно повышалась в случаях, когда вместо фирменного голлистского «волюнтаризма» в процессе принятия решений прослеживалась ставка на более тщательный анализ данных и консультации с компетентными советниками. Принцип отбора кадров в правящую команду даёт пищу для размышлений о самом президенте: по каким темам специалисты требуются в первую очередь, какие места отводятся кадровым дипломатам и проявившим себя политическим назначенцам и т. д.

Соответственно, исследование курса Э. Макрона на международной арене было бы неполным без знания круга основных лиц, участвующих в выработке внешнеполитических решений. Нижеприведённый перечень не преследует цель ранжировать персон по влиятельности во французском госаппарате. Важно понять, чьё мнение в принципе может учитываться новым президентом при определении дипломатического курса по состоянию на сентябрь 2017 г.

Администрация президента

macronteam1.jpg

AFP

Алексис Колер

Возглавляется генеральным секретарём Елисейского дворца. Его полномочия не связаны напрямую с внешней политикой, но задачи общей координации работы президентского аппарата требуют от него быть в курсе всех решений. Так, известно, что П.-Р. Лема, генсек в 2012–2014 гг., присутствовал наряду с другими руководителями высшего звена на заседании Совета по обороне и национальной безопасности, когда решался вопрос о военном вмешательстве в Мали (январь 2013 г.). Впрочем, ни он, ни занимающий сегодня эту должность А. Колер полноценного внешнеполитического опыта в своей карьере не имеют: на такой должности важны в первую очередь управленческие навыки и особо крепкие отношения с действующим главой государства.

Главным соратником президента по вопросам внешней политики в секретариате Елисейского дворца следует считать т.н. дипломатического советника. Наибольшие шансы попасть на эту должность имеют опытные карьерные дипломаты, особенно проявившие себя в центральном аппарате МИД или успевшие поработать в нескольких ключевых для Франции странах. Это как раз случай Ф. Этьена, выбранного Э. Макроном в мае 2017 г. Служба приводила его в Бонн, Москву, Брюссель (постоянный представитель при ЕС, 2009–2014 гг.) и Берлин (посол в ФРГ, 2014–2017 гг.). Предполагалось, что именно он заменит в сентябре 2017 г. посла Франции в России Ж.-М. Рипера.

Из других членов администрации следует упомянуть начальника «личного штаба» президента — военного советника главы государства (адмирал Б. Рожель). Его полномочия сводятся к обеспечению взаимодействия между Верховным главнокомандующим и Минобороны и Генштабом, информированию президента о стратегической обстановке. Традиционно участвует в подготовке решений о применении французских вооружённых сил за рубежом.

Министерство по Европе и иностранным делам [1]

macronteam2.jpg

AFP

Жан-Ив Ле Дриан

Глава дипломатического ведомства Ж.-И. Ле Дриан уже получил известность как министр обороны при президенте Ф. Олланде и один из немногих членов правительств 2012–2017 гг., отработавших полный пятилетний срок. Его переезд на набережную Орсе должен был означать символическое подтверждение преемственности курса в наиболее чувствительных сферах — борьбе с терроризмом, национальной безопасности и обороне. В пользу Ж.-И. Ле Дриана говорил и серьёзный дипломатический успех на прошлом месте работы — заключение ряда крупных сделок о поставке французских вооружений за рубеж (общая стоимость контрактов выросла с 5 млрд евро в 2012 г. до 14 млрд в 2016 г.). Любопытно, что в качестве директора своего кабинета новый глава МИД выбрал Э. Бонна, специалиста по Ближнему Востоку, посла в Ливане (2015–2017 гг.).

Если возглавляет дипломатическое ведомство обычно крупная политическая фигура, то главным кадровым дипломатом в структуре Министерства считается генеральный секретарь — непосредственный руководитель дипслужбы, связующее звено между политиками и карьерными дипломатами. При назначении на этот пост выбор чаще всего делается в пользу опыта, поэтому здесь не должно удивлять появление М. Гурдо-Монтаня, дипломатического советника Ж. Ширака (2002–2007 гг.), в разные годы посла в Японии, Великобритании, ФРГ и КНР.

В нынешнем составе французского кабинета министров имеются ещё две внешнеполитические должности, прикрепленные к МИД, — министр по европейским делам (Н. Луазо) и государственный секретарь (Ж.-Б. Лемуан). В основном они несут скорее вспомогательные функции, обеспечивая дополнительную политическую поддержку работе дипломатов, хотя Н. Луазо обладает опытом работы в МИД (в частности, возглавляла пресс-службу французского посольства в США в начале 2000-х гг.).

Министерство вооружённых сил [2]

macronteam3.jpg

Reuters

Флоранс Парли

До сих пор остаётся не вполне ясным, по какому критерию Э. Макрон отбирал кандидатуры на пост министра обороны. С. Гулар и сменившая её Ф. Парли до этого не имели ни опыта работы в военной сфере, ни особенного политического веса, достаточного для подобной должности. Впрочем, Ф. Парли как специалист по бюджету и финансам может проявить себя уже в ближайшее время, поскольку правительству ещё только предстоит определить точные рамки военного бюджета на 2018 г. и принять программный закон на 2019–2025 гг.

По сугубо военным вопросам более значимыми участниками принятия решений остаются органы оперативного управления вооружёнными силами и их начальники — Генеральный штаб (Ф. Лекуантр), штабы сухопутных войск, ВВС и ВМФ (Ж.-П. Боссер, А. Ланата, К. Празук). Правда, при формулировании своей позиции им придется оглядываться на июльский скандал с увольнением предыдущего главы Генштаба П. де Вилье, на примере которого Э. Макрон решился продемонстрировать, чем может закончиться оппонирование Верховному главнокомандующему.

Отдельно нельзя не сказать и о внешней разведке. Соответствующая организация — Главное управление внешней безопасности (DGSE) — входит в структуру Минобороны, но с июня 2017 г. ей руководит дипломат Б. Эмиэ. Значительную часть карьеры он провёл на арабско-средиземноморском направлении (Иордания, Ливан, Алжир, несколько лет курировал Ближний Восток в центральном аппарате МИД), в 2007–2011 гг. возглавлял французское посольство в Турции, в 2011–2014 гг. — в Великобритании.

Совет по обороне и национальной безопасности

macronteam4.jpg

Sipa Press

Луи Готье

Данная структура объединяет первых лиц государства — президента, премьера, ключевых министров — для обсуждения общестратегических моментов и совместного принятия решений в кризисных ситуациях. При Э. Макроне он созывался уже неоднократно: например, 24 мая и 7 июня после терактов в Манчестере и Лондоне. Готовит заседания и также принимает в них участие глава постоянно действующего секретариата Совета Л. Готье, ранее трудившийся в разнообразных ведомствах от МВД до Счётной палаты. Кадровые дипломаты и военные имеются и в его окружении: генерал авиации Ф. Штайнингер в качестве заместителя, а специалист по разоруженческой тематике Ф. Журнес — главы управления по международным делам.

Можно констатировать, что президент Э. Макрон совсем не одинок в системе принятия внешнеполитических решений. В правящей команде можно найти немало дипломатов и военных, способных предоставить первому лицу качественный анализ международной обстановки, знакомых со спецификой отдельных стран и регионов (особое внимание уделяется Ближнему Востоку, что не вызывает удивления). Тем не менее специфика французской политической системы не обязывает скрупулёзно следовать всем советам: в конечном итоге последнее слово всегда остаётся за президентом, что Э. Макрон не упускал возможности лишний раз подчеркнуть. Нельзя забывать, что помимо содержательной стороны внешнеполитического решения глава государства не может не учитывать и другие факторы — внутриполитические последствия или медиаэффект. В свою очередь, это заставляет одновременно обращаться к советникам иных профилей с их собственными представлениями о значении того или иного шага.

1. Актуальное название МИД

2. Актуальное название Министерства обороны


(Голосов: 7, Рейтинг: 5)
 (7 голосов)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся