Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 4.67)
 (3 голоса)
Поделиться статьей
Алексей Портанский

Профессор факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ, в.н.с. ИМЭМО РАН, эксперт РСМД

Главным ньюсмейкером ВЭФ 2018 ожидаемо стал Дональд Трамп. Девиз форума «Создание совместного будущего в раздробленном мире» так или иначе оказался привязан к его речи. Д. Трамп, выступая с давосской трибуны, присвоил себе заслуги роста мировой экономики, наблюдавшегося в последний год. А. Меркель и Э. Макрон явно противопоставили ему свое видение европейских дел и мировой экономики. По словам А. Меркель, если США проводят налоговую реформу, то страны ЕС должны ответить тем же, то есть реформами.

Визит президента США нарушил программу российской делегации: сессии с участием вице-премьера Аркадия Дворковича, из-за Д. Трампа пришлось скорректировать, что нехарактерно для Давоса. Российская повестка вынужденно приобрела американский акцент: в связи с приближением даты публикации в США «кремлевского доклада» большая часть дискуссий так или иначе сводилась к теме санкций.

В 2017 г. Всемирный экономический форум в Давосе проходил под девизом «Отзывчивое и ответственное лидерство»; девизом ВЭФ 2018 стало «Создание совместного будущего в раздробленном мире». Нельзя сказать, что между двумя формулами есть какие-то серьезные отличия — они скорее создают некую основу и повод для комментирования выступлений главных участников.

В 2017 г. главным ньюсмейкером форума был глава КНР Си Цзиньпин. Он стал первым лидером Китая, который принял участие в ежегодной давосской встрече ВЭФ за его 47-летнюю историю, тем самым сделав заявку на лидерство. Тогда, в обстановке тревожного ожидания введения администрацией Дональда Трампа протекционистских мер, в первую очередь в отношении Китая, с вероятными разрушительными последствиями для всей мировой экономики, Си Цзиньпин призвал отказаться от протекционистской торговой политики, предупредив, что «никто не выйдет победителем в торговых войнах». Он также подчеркнул, что процесс глобализации способствует мировому экономическому развитию, активизации мировой торговли и перемещения товаров, хотя и провоцирует появление новых проблем. Неудивительно, что выступление Си Цзиньпина немедленно породило среди участников фразу «мир перевернулся», которая затмила девиз форума. Избранная Пекином тактика подтвердила известную формулу — нападение бывает лучшим способом защиты.

На ВЭФ 2018 обстановка кардинально изменилась: все понимали, что роль главного ньюсмейкера форума зарезервирована за Д. Трампом. Поэтому и девиз «Создание совместного будущего в раздробленном мире» так или иначе оказался привязан к его выступлению на форуме. Понимал это, безусловно, и сам Д. Трамп — иначе не стоило нарушать традицию игнорирования ВЭФ президентами США и отправляться в провинциальный, с американской точки зрения, Давос.

Обозначенные Д. Трампом с самого начала его президентства тенденции к торговому протекционизму, неуважению международных экономических институтов с их правилами и даже изоляционизму под лозунгом «Америка прежде всего» не способствовали созданию у давосской аудитории позитивного бэкграунда перед его выступлением, которое должно было, по замыслу автора, непременно возыметь положительный эффект для всего мира. Понимая ситуацию, нынешний хозяин Белого дома решил взять быка за рога, присвоив себе заслуги роста мировой экономики, наблюдавшегося в последний год. «После многих лет стагнации США вновь переживают сильный экономический рост. Фондовый рынок бьет один рекорд за другим и прибавил более 7 трлн долл. после моего избрания. Уровень доверия потребителей, бизнеса, промышленности находится на максимуме за десятилетия», — заявил с давосской трибуны Д. Трамп. Действительно, американские налоговые стимулы благоприятно сказываются на состоянии мировой экономики, однако это справедливо скорее для краткосрочной перспективы. В будущем же они могут обернуться немалыми рисками.

Канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Эмманюэль Макрон, выступившие в Давосе за два дня до прибытия Д. Трампа, явно противопоставили ему свое видение европейских дел и мировой экономики. По словам А. Меркель, если США проводят налоговую реформу, то страны ЕС должны ответить тем же, то есть реформами. Ее поддержал Э. Макрон, призвавший Евросоюз к реформированию уже в 2018 г. и принятию десятилетнего стратегического плана, направленного на выдерживание конкуренции с Китаем и США.

Оба европейских лидера выступили против торгового протекционизма и национализма, подчеркнув приверженность традиционным либеральным демократическим ценностям. По словам Э. Макрона, нельзя не заметить рост тенденций шовинизма и популизма. Во многих странах царят сомнения относительно того, принесет ли глобализация выгоду для всех. Однако в любом случае выход не может заключаться в национализме или изоляции. Во Франции убеждены, что необходимо сохранять приверженность многостороннему подходу, который хоть и отнимает много времени, но оправдывает себя. Если же полагаться на быстрое решение в национальных рамках, то каждая страна будет отвечать тем же.

С осуждением протекционистских тенденций также выступили лидеры Бразилии, Канады, Индии. Н. Моди выразил обеспокоенность судьбой глобализации, которая, по его словам, находится под атакой протекционизма. Джастин Трюдо, со своей стороны, воспользовался трибуной Давоса, чтобы заявить, что его страна не покинет Транстихоокеанское партнерство после выхода из него Соединенных Штатов.

Визит президента США нарушил программу российской делегации: сессии с участием ее главы, вице-премьера Аркадия Дворковича, из-за встречи Д. Трампа пришлось скорректировать, что нехарактерно для Давоса. Российская повестка вынужденно приобрела американский акцент: в связи с приближением даты публикации в США «кремлевского доклада» большая часть дискуссий так или иначе сводилась к теме санкций. Этого можно было избежать, предложив участникам хотя бы в общих чертах экономическую программу для нового президентского срока, однако этого не произошло. Видимо, сказалось отсутствие Алексея Кудрина, который способен ставить такие вопросы.

Впрочем, обсуждение этой темы неизбежно натолкнулось бы на проблемы, обозначенные российской делегацией в Давосе еще три года назад. Как заявил на ВЭФ 2015 первый вице-премьер Игорь Шувалов, «беда для российской экономики в том, что модернизационная повестка, которая появилась благодаря кризису 2008–2009 гг., была быстро размыта и заменена с возрастанием цены на нефть». Тогда же И. Шувалов подчеркнул, что структурные реформы в экономике России должны быть проведены в ближайшие три года. По его словам, речь должна идти об отдельной повестке реформ, которая станет предметом публичного обсуждения. К сожалению, ничего подобного за истекшие три года сделано не было.

Очевидно, что каждой стране, чтобы полноценно участвовать в создании совместного будущего, необходимо решить насущные задачи своего настоящего. Это в полной мере и, может быть, в первую очередь относится к России. Постоянно откладывая проведение глубоких реформ, страна неизбежно снижает свои шансы идти в ногу с мировым экономическим прогрессом.

Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 4.67)
 (3 голоса)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся