Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 3)
 (3 голоса)
Поделиться статьей
Анастасия Лихачёва

К.полит.н., декан факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ, эксперт РСМД

Вадим Балытников

К.ю.н., директор Центра исследований проблем территориального управления и самоуправления Московского государственного областного университета

Вадим Глухов

Заместитель директора Центра исследований проблем территориального управления и самоуправления Московского государственного областного университета

В совместном научном докладе «Проблемы совершенствования управления в условиях глобальной нестабильности: международный, внутригосударственный, региональный и местный уровни» специалисты Центра исследований проблем территориального управления и самоуправления МГОУ, Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ и ИЗиСП при Правительстве Российской Федерации последовательно рассматривают на различных уровнях политико-правового пространства, в сущности, один единственный вопрос. Это вопрос о том, как погасить входящие друг с другом во все более разрушительный резонанс проявления глобальной нестабильности — социальные, политические. экономические, интеллектуальные и морально-нравственные колебания, шатания, падения и иные подобные явления, из которых, как может показаться, будто бы и состоит вся жизнь современного человечества?

В совместном научном докладе «Проблемы совершенствования управления в условиях глобальной нестабильности: международный, внутригосударственный, региональный и местный уровни» специалисты Центра исследований проблем территориального управления и самоуправления МГОУ, Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ и ИЗиСП при Правительстве Российской Федерации последовательно рассматривают на различных уровнях политико-правового пространства, в сущности, один единственный вопрос. Это вопрос о том, как погасить входящие друг с другом во все более разрушительный резонанс проявления глобальной нестабильности — социальные, политические. экономические, интеллектуальные и морально-нравственные колебания, шатания, падения и иные подобные явления, из которых, как может показаться, будто бы и состоит вся жизнь современного человечества?

На международном уровне мы видим кризис… нет, даже не институциональных механизмов, а самой органической среды институционализации глобального мирового сообщества — и одновременно происходящее, что называется «в прямом эфире», банкротство традиционных моделей «историй успеха» тех или иных стран и народов. Историй успеха, ныне стремительно сменяемых (и сметаемых) «всеохватывающим глобальным эгоизмом», в условиях глобальной же «культурной революции» на наших глазах сводящегося к лозунгу «отнять и поделить» «в мировом масштабе». Удивительно ли, что в этих условиях в качестве единственно стабильных «традиционных ценностей» выступают религиозные, этнические, расовые и т.п. «объективные общие идентичности» — зачастую пригодные лишь на то, чтобы «сплотить одних против других»? В результате, мы по привычке еще удивляемся тому, что универсальные и региональные международные объединения как правило не демонстрируют должного уровня солидарности в борьбе с глобальными вызовами — но столь же привычно не испытываем уже ни малейшего удивления от того, что отношения между практически всеми более или менее значимыми участниками этих объединений стали напоминать даже не пресловутую «конкурентную борьбу», но «холодную войну на уничтожение».

Традиционные средства и механизмы управления подвергаются разрушительному воздействию не только на наднациональном уровне, но и на уровне суверенных независимых государств. Все прекрасно понимают, что крайне желательными ныне являются экономический рост (в особенности — рост реальных располагаемых доходов населения), нормализация функционирования механизмов социальной защиты граждан, восстановления надлежащего состояния дел в сфере миграции, повышение качества управления публичными финансами и т.п. Но в реальности мы наблюдаем «вертолетные деньги», беспрерывные хаотические перемещения десятков (а в общей сложности — уже сотен) миллионов людей «от юга к западу и от востока к северу», превращение привычных направлений социальной поддержки в «игру с нулевой суммой». Более того, в конечном итоге, объективно получается, что сдерживание возможностей реального экономического роста (и вообще роста качества жизни в целом) на деле происходит не только и не столько в силу снижения реальных доходов и расходов граждан, но прежде всего в силу резкого падения интеллектуально-волевых качеств масс людей, что не может быть компенсировано даже бесспорно необходимой цифровизацией управленческих процессов.

В условиях всеобщей «наведенной субпассионарности» «борьба за огонь» сменяется «борьбой за ресурсы». Причем эта проблема проявляется не только на международном и национальном уровне, но и на уровне регионов, как составных частей государств. «Новый федерализм», «новый регионализм» и другие подобные явления, ставшие естественным и логичным ответом на масштабный глобальный кризис (проявленный, но не вызванный COVID-19), требуют существенного расширения прав и полномочий органов публичной власти регионального уровня, которые и призваны «решать вопросы на конкретных территориях». Одновременно с этим они должны ставить вопрос о цене обеспечения такого расширения необходимыми материально-финансовыми, нормативно-регулятивными и т.п. ресурсами. Готовы ли иные уровни публичной власти платить соответствующую цену?

Наконец, на местном уровне с особой яркостью проявляется характерная для всего современного мира проблема доверия населения к состоянию, составу и характеру деятельности властно-управленческих структур. Высокий уровень такого доверия — основа эффективного публичного управления, его недостаток — прямой путь к разрыву «приводных ремней» соединяющих стадии принятия и реализации управленческих решений. Но в чем же корень поистине катастрофического снижения такого рода доверия? Только ли в «качестве властно-управленческих элит»? Не является ли несравнимо более опасной не так давно публично означенная министром обороны России С. Шойгу угроза постепенного (и зачастую — незаметно происходящего) разложения общества, последствия которого столь страшным образом проявляются, к примеру, в ситуации саботирования едва ли не половиной населения развитых стран Глобального Севера призывов к необходимому в современных условиях личному участию в деле борьбы с коронакризисом?

Все вышеописанные (и многие другие подобные проблемы) и входят друг с другом в тот самый разрушительный резонанс, с вопроса о путях нейтрализации которого мы и начинали настоящий обзор. Поиск ответа на этот вопрос — общая задача всех нас, как авторов настоящего доклада, так и его уважаемых читателей. Так как время готовых решений, по-видимому, проходит. Наступает время творческого и ответственного научного поиска. А самое главное — время неустанного труда по формулированию конструктивных социально-правовых решений и их надлежащему воплощению в жизнь!

(Голосов: 3, Рейтинг: 3)
 (3 голоса)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся