Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 10, Рейтинг: 4)
 (10 голосов)
Поделиться статьей
Мария Базлуцкая

редактор видеоагентства RUPTLY

На планете практически не осталось тех сфер жизнедеятельности человека, которые не были бы затронуты изменениями, вызванными распространением коронавирусной инфекции (COVID-19). Не осталась в стороне и дипломатическая служба.

В первую очередь это связано с расширением применения цифровых технологий в повседневной рабочей и личной деятельности, что оставляет значительный след в развитии публичной и цифровой дипломатии (ЦД) в России и мире.

На примере МИД России мы рассмотрим, какие тенденции стали новыми, а какие усилились либо ослабли в ЦД после введения ограничительных мер.

Пожалуй, одним из главных и наиболее известных изменений в связи с распространением COVID-19 стал перевод мобильного приложения «Зарубежный помощник» в формат тестовой версии вебсайта sos.midhelp.ru. Новым для деятельности МИД России в информационном пространстве стала практика публикации историй граждан РФ, которые получили помощь от министерства в период пандемии коронавируса.

Среди дипломатов во время пандемии стали набирать популярность флешмобы. Если ранее МИД России был отмечен в основном политическими акциями онлайн как #FreeMariaButina, то с введением ограничительных мер дипломаты и студенты МГИМО МИД России стали организовывать онлайн-выступления, приуроченные к празднованию 75-летия годовщины Великой Победы и Дня России.

Вместе с тем имеются серьезные технические ограничения, которые не позволяют с уверенностью прогнозировать перспективы дальнейшего расширения практики проведения переговоров с помощью интернет-платформ. В многих странах отсутствуют собственные приложения, надежные интернет-сервисы и аппаратное обеспечение, которые бы позволяли максимально безопасно (с минимальными либо отсутствующими опасениями кражи данных) проводить дипломатические встречи. Кроме того, до сих пор остаются смешаны целевые аудитории аккаунтов МИД России в разных социальных сетях, что препятствует выводу страниц на более широкие охваты аудитории и затрудняет получение обратной связи.


На планете практически не осталось тех сфер жизнедеятельности человека, которые не были бы затронуты изменениями, вызванными распространением коронавирусной инфекции (COVID-19). Не осталась в стороне и дипломатическая служба.

В первую очередь это связано с расширением применения цифровых технологий в повседневной рабочей и личной деятельности, что оставляет значительный след в развитии публичной и цифровой дипломатии (ЦД) в России и мире.

На примере МИД России мы рассмотрим, какие тенденции стали новыми, а какие усилились либо ослабли в ЦД после введения ограничительных мер.

В российских компаниях и вузах многие запланированные встречи и курсы стали проводиться на интернет-платформах ввиду невозможности отмены обеспечения непрерывного процесса деятельности предприятий, министерств и образовательных учреждений.

Перевод работы в онлайн режим дал толчок развитию для новых форматов взаимодействия, в том числе со студентами и зарубежными коллегами в рамках цифровой дипломатии.

Запуск сайта sos.midhelp.ru

Пожалуй, одним из главных и наиболее известных изменений в связи с распространением COVID-19 стал перевод мобильного приложения «Зарубежный помощник» в формат тестовой версии вебсайта sos.midhelp.ru — справочно-консультационного портала Департамента ситуационно-кризисного центра (ДСКЦ) МИД России «Безопасное пребывание за рубежом». По всей вероятности, главной целью такого изменения стала необходимость МИД быть более доступным для тех граждан России, которые не имеют смартфонов и получают информацию с других электронных носителей, на которые невозможно установить приложение, но можно открыть вебсайт.

Второй причиной могла послужить и попытка привлечь внимание граждан через рекламу вебсайта в российских СМИ к возможности связаться с ДСКЦ. Тем не менее связь все равно производится посредством электронного приложения — сайт не предусматривает возможности позвонить в Департамент, но существует отсылка к действующей функции в «Зарубежном помощнике». Кроме того, на сайте есть прямая ссылка на скачивание приложения, что облегчает этот процесс для тех, кто плохо ориентируется в Google Play Market или App Store.

Таким образом, пандемия подтолкнула разработчиков МИД России к расширению платформы для взаимодействия с гражданами.

«Человеческое лицо» МИД России

Новым для деятельности МИД России в информационном пространстве стала практика публикации историй граждан РФ, которые получили помощь от министерства в период пандемии коронавируса. Подписчики официальных страниц стали видеть не только фотоотчеты с переговоров или публикации к праздничным датам, но и тех, кому пришла адресная помощь от МИД России, что серьезно влияет на интерес пользователей, которые интересуются «живыми» историями, нежели «сухими» отчетами о происходящем.

В апреле и маей на странице МИД России в Instagram было опубликовано пять записей с фотографиями или видео российских граждан, которые покинули территорию зарубежных стран при помощи специальных вывозных рейсов, организованных в том числе и под руководством российского внешнеполитического ведомства.

Проведение прямых эфиров

Ограничения, вызванные распространением коронавирусной инфекции повлияли и на общение первых лиц с гражданами России. Так, 7 мая директор Департамента информации и печати Мария Захарова лично провела прямой эфир в Instagram, где обсуждались вопросы возвращения россиян, пребывающих за рубежом, на родину с генеральным директором туристической фирмы «Экзотик тайм» Вероникой Бирман. Запись этого эфира, который посмотрели примерно восемь тыс. человек, позднее опубликовали на официальной странице МИД России.

Объявление о проведении такого онлайн-мероприятия было дано заранее, чтобы большее число пользователей, нуждающихся в поддержке и разъяснении ситуации, могли принять участие в диалоге посредством отправления вопросов ведущим прямого эфира. Такой возможностью воспользовались, например, пользователи, находящиеся на тот момент в Занзибаре, Австралии и ЮАР. Кроме того, в эфире поучаствовали журналисты и блогеры, которые нуждались в более детальной информации о развитии ситуации вокруг прибытия граждан РФ из зарубежных стран.

Несмотря на то, что поводом для эфира послужило одно из высказываний Марии Захаровой о необходимости «себя подстраховать» при совершении поездок в другие страны, которое раскритиковали пользователи сети Интернет, это подтолкнуло МИД России к новому формату взаимодействия с гражданами — «прямому эфиру», где вопросы задавали совсем не журналисты, а трансляция велась в Instagram, а не по телевидению.

Борьба с распространением фейков о ситуации с распространением COVID-19

Если ранее дезинформация и ложные обвинения в адрес России проходили в основном в рамках антироссийских политических кампаний, таких как «Дело Скрипалей» или «Дело о вмешательстве в выборы США и/или Германии», то COVID-19 дал журналистам еще один повод для провокаций в адрес Российской Федерации. Это, в свою очередь, повлекло за собой и ответную реакцию МИД России, сотрудники которого не прекращали развеивать создаваемые «мифы». К таким публикациям относились статьи The New York Times и Financial Times «о занижении в РФ статистики по количеству заражений коронавирусной инфекцией».

Более того, во время пандемии встал вопрос о публикации фейковых новостей российскими изданиями (МБХ-Медиа, Радио Свобода, Независимая Газета), которые публиковали непроверенные или искаженные факты на своих страницах.

Если раньше основной акцент по борьбе с дезинформацией был сделан на иностранных изданиях, то во время пандемии коронавируса представителям МИД России приходится работать и на российском направлении с целью недопущения искажения фактов.

Также стоит отметить деятельность Всемирной организации здравоохранения, которая стала активным агентом по борьбе с дезинформацией в период пандемии.

Ввиду нехватки информации о происхождении вируса в сети начали появляться сообщения ложного характера, которыми пытались запугать население и/или ввести людей в заблуждение относительно как самого вируса, так и реакции властей на пандемию по всему миру. Например, появился миф о связи коронавируса и сети 5G. Вследствие возникновения данной проблемы, сотрудники ВОЗ запустили отдельный раздел Myth Busters, в котором публикуются опровержения мифов, связанных с коронавирусом, с целью недопущения введения населения в заведомое и/или непреднамеренное заблуждение.

Конференции международных региональных организаций и лекции для студентов подведомственных вузов онлайн

В российских компаниях и вузах многие запланированные встречи и курсы стали проводиться на интернет-платформах ввиду невозможности отмены обеспечения непрерывного процесса деятельности предприятий, министерств и образовательных учреждений.

Перевод работы в онлайн-режим дал толчок развитию для новых форматов взаимодействия, в том числе со студентами и зарубежными коллегами в рамках цифровой дипломатии.

Например, министр иностранных дел России С. Лавров участвовал в онлайн-совещании Министров иностранных дел Организации Договора коллективной безопасности (ОДКБ), видеоконференции глав внешнеполитических ведомств стран нормандской четверки, проводил лекции для студентов МГИМО в цифровом формате.

Заседание Совета министров ОДКБ в формате онлайн-видеоконференции

Стоит, однако, отметить, что несмотря на наличие онлайн-платформ и возможности вести переговоры «за закрытыми дверями» в Интернете, это не снимает опасений относительно безопасности данных, создаваемых во время проведения онлайн бесед.

Одной из площадок для конференций стала платформа Zoom. Весной этого года она набрала огромную популярность. Однако ее система защиты данных подтверждена организациями, зарегистрированными в США и согласуется с принципами работы Национального центра информационной безопасности Великобритании. Ввиду чего ей не оказывается должного доверия не только в России, но и, например, в Германии, где использование платформы на рабочих компьютерах в Министерстве иностранных лед ФРГ было ограничено.

Олег Шакиров, Анастасия Толстухина:
Реформы дипломатических ведомств: международный опыт

Ввиду возникновения данной проблемы и даже с условием вероятного наличия альтернативных платформ у МИД России, дипломатия не смогла быть полностью перенесена в режим онлайн из соображений безопасности и сохранности данных.

Онлайн-флешмобы

Среди дипломатов во время пандемии стали набирать популярность флешмобы. Если ранее МИД России был отмечен в основном политическими акциями онлайн как #FreeMariaButina, то с введением ограничительных мер дипломаты и студенты МГИМО МИД России стали организовывать онлайн-выступления, приуроченные к празднованию 75-летия годовщины Победы и Дня России. Так, Хор МГИМО Proxenos под руководством Дмитрия Власенко и Антона Токовинина исполнил песню «День Победы», а сотрудники дипломатических представительств России — Гимн Российской Федерации. Позднее посты с видеозаписями были опубликованы на официальных страницах сообществ в социальных сетях.

Тем не менее, несмотря на изменения, производимые, скорее, вынужденно в условиях пандемии коронавируса, стоит отметить и сложности, которые МИД России до сих пор не может преодолеть в рамках ведения информационной работы в интернет-пространстве.

  1. Целевой аудиторией цифровой дипломатии МИД России по-прежнему остается население стран СНГ, которое владеет русским языком. Совсем незначительное количество из общего числа публикаций переводится на иностранные языки. Кроме того, основные страницы министерства в различных социальных сетях также ведутся на русском языке несмотря на то, что большинство россиян пользуется социальной сетью Вконтакте, а иностранные граждане предпочитают Facebook. Кризис, вызванный распространением COVID-19, лишь подчеркнул эту тенденцию -— основные публикации и информация подавалась именно для граждан РФ.
  2. Остается неунифицированным дизайн публикаций в различных социальных сетях, отсутствует опознавательная символика. Хотя, что важно, для аватара страниц был разработан единообразный дизайн.
  3. Интересным в условиях пандемии является и тот факт, что лишь на единичных публикациях МИД России с момента введения ограничений сотрудники министерства появились в защитных масках и перчатках, что не соответствовало линии руководства Российской Федерации по борьбе с инфекцией. Так, например, в отличие от МИД России, Министерство обороны подчеркивало использование индивидуальных средств защиты на службе.

COVID-19 и связанные с ним ограничения действительно способствовали тому, что дипломаты стали активнее развивать ЦД, даже проводить переговоры в онлайн-формате, появились новые возможности дистанционного взаимодействия. Все это говорит о том, что Министерство иностранных дел, а в первую очередь Департамент информации и печати затрачивают много сил на дальнейшее развитие своей информационной работы, несмотря на пандемию.

Вместе с тем имеются серьезные технические ограничения, которые не позволяют с уверенностью прогнозировать перспективы дальнейшего расширения практики проведения переговоров с помощью интернет-платформ. В многих странах отсутствуют собственные приложения, надежные интернет-сервисы и аппаратное обеспечение, которые бы позволяли максимально безопасно (с минимальными либо отсутствующими опасениями кражи данных) проводить дипломатические встречи. Кроме того, до сих пор остаются смешаны целевые аудитории аккаунтов МИД России в разных социальных сетях, что препятствует выводу страниц на более широкие охваты аудитории и затрудняет получение обратной связи.

(Голосов: 10, Рейтинг: 4)
 (10 голосов)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся