Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Константин Курылев

Д.и.н., доцент, профессор каф. теории и истории международных отношений РУДН, директор Центра исследований постсоветских стран

Обращаясь к проблеме правового регулирования Интернета, сталкиваешься с рядом вопросов: есть ли потребность в подобном регулировании, нужны ли специальные законы, регулирующие Интернет, или можно обойтись доработкой уже имеющихся норм и правил, необходима ли в этой сфере особая политика государства.

Очевидно, есть немало обстоятельств, работающих в пользу как минимум упорядочивания ситуации с использованием глобальной сети, среди которых особое место занимает использование социальных сетей и мессенджеров для организации противоправных акций в ряде стран постсоветского пространства в последние десятилетия, направленных на осуществление «цветных революций» и демонтаж действующих политических режимов.

На постсоветском пространстве сложилось несколько подходов к регулированию Интернета. Выделяются страны с достаточно либеральным отношением государства к этой проблеме — Армения, Кыргызстан и Молдова. Ко второй группе стран относятся Азербайджан, Белоруссия, Казахстан, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина, где подходы к проблеме регулирования Интернета достаточно серьезные. Особенно хотелось бы выделить Туркменистан и Украину, которые демонстрируют наиболее жесткие подходы.

Глобальный охват Интернета, а также его влияние на процессы в мире обоснованно дают полагать, что дальнейшее развитие сети без какого-либо регулирования и контроля невозможно. Есть мнение, что мониторинг деятельности пользователей — это целенаправленное ограничение их свобод и конституционных прав. В то же время, абсолютным приматом любой организованной человеческой деятельности является безопасность. Интернет может оказывать как стабилизирующий, так и крайне деструктивный эффект. Принципиальная задача любого государства и общества сводится к простой диалектике: максимизации первого и минимизации второго. Различаться может только методология достижения данной задачи. Тем не менее накопленный опыт позволяет создать действующую правовую базу, регулирующую как права и свободы, так и ответственность за превышение и злоупотребление ими.

Обращаясь к проблеме правового регулирования Интернета, сталкиваешься с рядом вопросов: есть ли потребность в подобном регулировании, нужны ли специальные законы, регулирующие Интернет, или можно обойтись доработкой уже имеющихся норм и правил, необходима ли в этой сфере особая политика государства.

Очевидно, есть немало обстоятельств, работающих в пользу как минимум упорядочивания ситуации с использованием глобальной сети, среди которых особое место занимает использование Интернета, социальных сетей и мессенджеров для организации противоправных акций в ряде стран постсоветского пространства в последние десятилетия, направленных на осуществление «цветных революций» и демонтаж действующих политических режимов. Твиттер-революция в Молдавии в 2009 г., события арабской весны (2011 г.), в частности, протестные акции в Египте, Евромайдан на Украине в 2013–2014 гг. и протесты в Белоруссии в 2020 г. продемонстрировали факты активного использования оппозицией социальных сетей Facebook и Twitter, а также мессенджера Telegram. С учетом того, что современные ИКТ становятся удобным инструментом в руках радикалов как внутри государства, так и за его пределами, стремящихся использовать его для расшатывания и демонтажа политического режима, встречные действия властей, нацеленные на усиление мер по регулированию Интернета, вполне логичны. Весь вопрос заключается в масштабах и формах таких действий.

На постсоветском пространстве сложилось несколько подходов к регулированию Интернета. Выделяются страны с достаточно либеральным отношением государства к этой проблеме — Армения, Кыргызстан и Молдова. В Армении не существует специальных правовых норм, регламентирующих порядок ограничения доступа к информационным ресурсам. Ограничение доступа может быть осуществлено на основании решения суда. Основанием к этому может быть судебное решение о незаконности контента. В Кыргызстане интернет-сайты не являются СМИ. Государственное регулирование осуществляется в отношении блокировки информационных материалов экстремистской направленности. Киргизия присоединилась к Модельному закону «Об основах регулирования Интернета» стран СНГ, а 23 августа 2021 г. президент С. Жапаров подписал закон «О защите от недостоверной (ложной) информации». В нем прописывается деанонимизация пользователей Интернета, а также блокировка сайтов без решения суда, если там будет опубликована ложная информация. В частности, в ст. 5 Закона говорится, что интернет-провайдер, владелец сайта или страницы ограничивают или запрещают доступ к ложной информации. Также интернет-провайдеры, владельцы пунктов публичного доступа обязаны «осуществлять идентификацию своих абонентов». Что касается законодательных рамок в Молдове, то они гармонизированы с европейским законодательством. Имеющийся Закон о прессе не регулирует деятельность онлайн-СМИ, блоги и сайты традиционных СМИ, и в Молдове нет специального Закона об информации, в отличие от других постсоветских государств.

Ко второй группе стран относятся Азербайджан, Белоруссия, Казахстан, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина, где подходы к проблеме регулирования Интернета достаточно серьезные. Особенно хотелось бы выделить Туркменистан и Украину, которые демонстрируют наиболее жесткие подходы.

Граждане Туркменистана относительно недавно получили возможность свободного доступа к Интернету. Во время правления первого президента Туркменистана С. Ниязова частному лицу получить доступ к сети было практически невозможно. Основным документом, который регулирует Интернет является принятый в 2014 г. закон «О правовом регулировании развития сети Интернет и оказания интернет-услуг в Туркменистане». Он устанавливает ограничение доступа детей к информационной продукции, к которой относятся материалы, способные вызвать желание употреблять наркотики, алкоголь, табачные изделия, отрицающие семейные ценности и формирующие неуважение к родителям, оправдывающие противоправное поведение, содержащие нецензурную брань, а также информацию порнографического характера. Закон также устанавливает ответственность пользователей за отправку информации, содержащей гостайну, а также информации, распространение которой ограничено или запрещено законами страны, распространение в Интернете материалов, содержащих оскорбление или клевету в отношении президента, призывы к насильственному изменению конституционного строя, пропаганду войны, насилия, расовой, национальной и религиозной вражды и т.д.

Что касается Украины, то предоставление доступа в сеть операторами и провайдерами там не лицензируется и осуществляется на основе письменного договора с абонентом. Бесплатный доступ в Интернет в кафе, ресторанах, гостиницах, спортивных клубах, стадионах и прочих местах общего пользования заключения договора не требует. Законодательство не предусматривает и специальных норм, которые регламентируют порядок ограничения доступа к тем или иным информационным ресурсам. Вместе с тем в январе 2018 г. утвержден законопроект Национальной полиции, который позволяет блокировать сайты на срок от трех месяцев до трех лет по решению суда. В нем предусмотрена возможность для правоохранителей заблокировать интернет-ресурсы без судебного постановления, если нужно предотвратить тяжкие преступления. Кроме того, 11 марта 2021 г. президент страны подписал Указ о создании Центра противодействия дезинформации, который будет объединять все государственные учреждения, имеющие отношение к борьбе с дезинформацией и заниматься оценкой медийных угроз. Это открывает широкие возможности для контроля за пользователями. 31 марта 2021 г. при Министерстве культуры и информационной политики создан еще один Центр стратегических коммуникаций и информационной безопасности, целью работы которого является повышение «стойкости общества к гибридному информационному влиянию». Структура призвана документировать «российское военное присутствие и все случаи информационной войны». 15 октября 2021 г. Кабинет министров принял «Стратегию информационной безопасности», предусматривающую возможность закрытия СМИ, блокирование информации в Сети и в целом на борьбу с «неправильными» нарративами.

Глобальный охват Интернета, его влияние на процессы в мире обоснованно дают полагать, что дальнейшее развитие сети без какого-либо регулирования и контроля невозможно. Есть мнение, что мониторинг деятельности пользователей — это целенаправленное ограничение их свобод и конституционных прав. В то же время, абсолютным приматом любой организованной человеческой деятельности является безопасность. Интернет может оказывать как стабилизирующий, так и крайне деструктивный эффект. Принципиальная задача любого государства и общества сводится к диалектически простой задаче: максимизации первого и минимизации второго. Различаться может только методология достижения данной задачи. Тем не менее накопленный опыт позволяет создать действующую правовую базу, регулирующую как права и свободы, так и ответственность за превышение и злоупотребление ими.

Материал подготовлен в рамках Исследовательского проекта РФФИ-ЭИСИ. 21-011-31812 опн, «Имитационное моделирование распространения социальных норм и ценностей: глобальные коммуникации VS информационный суверенитет РФ».

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся