Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 5)
 (9 голосов)
Поделиться статьей
Мария Гурова

Женевская школа дипломатии и международных отношений, эксперт РСМД

В США завершился интересный процесс, который в будущем может определить правила доступа к контенту, услугам и в целом принцип определения скорости интернет-соединения. Речь идет о противоречивом решении Федеральной комиссии по связи (US Federal Communications Commission — FCC) отказаться от так называемого «сетевого нейтралитета», введенного в 2010 г. администрацией Барака Обамы. Определений сетевого нейтралитета в Интернете достаточно много, но суть данного принципа сводится к тому, что провайдеры и компании не имеют права ограничивать трафик или применять какие-либо дискриминационные меры в отношении интернет-соединений. За исключением небольшого количества критиков, данный принцип пользовался широкой поддержкой среди политиков, и, главное, интернет-компаний в США. Особых правил данный принцип не предусматривал, став, таким образом, неким проявлением «коммунистической» справедливости (в лучшем ее проявлении) для всех игроков в данной сфере.

Чем же грозит отмена сетевого нейтралитета обычному пользователю и молодым интернет-компаниями, желающим занять свое место под солнцем? Как можно предположить, ответ крайне прост — более высокими тарифами на доступ к информации и скоростному трафику, а также более высокой «рентой» для компаний. Для уже разросшихся компаний с многолетней прочной репутацией, скорее всего, налог на сервисы и трафик будет подъемным, чего нельзя сказать про молодые стартапы. Для интернет-пользователей первый удар придется на тарифы мобильной связи — многие из существующих сегодня тарифных планов (в США, многих странах Западной Европы и в России) предусматривают пакеты пользования Интернетом. Сюда придется первый удар — мобильные операторы будут поднимать цену на пакеты интернет-трафика, а еще лучше — будут предлагать фиксированные предложения, где доступ к сервисам и приложениям заранее определен и жестко ограничен.

В США[1] завершился интересный процесс, который в будущем может определить правила доступа к контенту, услугам и в целом принцип определения скорости интернет-соединения. Речь идет о противоречивом решении Федеральной комиссии по связи (US Federal Communications Commission — FCC) отказаться от так называемого «сетевого нейтралитета», введенного в 2010 г. администрацией Барака Обамы. Определений сетевого нейтралитета в Интернете достаточно много, но суть данного принципа сводится к тому, что провайдеры и компании не имеют права ограничивать трафик или применять какие-либо дискриминационные меры в отношении интернет-соединений. За исключением небольшого количества критиков, данный принцип пользовался широкой поддержкой среди политиков, и, главное, интернет-компаний в США. Особых правил данный принцип не предусматривал, став, таким образом, неким проявлением «коммунистической» справедливости (в лучшем ее проявлении) для всех игроков в данной сфере.

Однако со сменой администрации США в 2016 г. и последующим изменением политического курса при президенте Дональде Трампе в начале 2017 г. Комиссию возглавил республиканец, Ажит Пай, который и запустил процесс пересмотра принципа сетевого нейтралитета с целью его отмены[2]. Новость получила широчайшую огласку, в первую очередь, в США, спровоцировав резонансные выступления общественных деятелей (самым известным, пожалуй, стал призыв Джона Оливера, британского комика и видеоблогера, комментирующего международные отношения и политику, к здравому смыслу и необходимости отменить пересмотр сетевого нейтралитета)[3]. Необходимо отметить, такое решение было вынесено на публичный суд с целью сбора общественного мнения. Данная новость набрала рекордные в истории существования Комиссии 22 млн сообщений и комментариев, однако, примерно 3,7 млн из них Комиссия отнесла к категории «спам». Оказалось, что оставить свой комментарий на сайте Комиссии не так просто — сайт ведомства достаточно запутанный (автор данной заметки подтверждает это), сервер часто подвергается атакам. При этом председатель Комиссии и вовсе не считает важным рассматривать данные комментарии, заявив, что принимал решение во благо общества. Однако независимые подсчеты выявили, что около 60% авторов сообщений на сайте Комиссии высказались за сохранение сетевого нейтралитета. В целом же, согласно данным опросов, примерно 83% опрошенных американцев выступает за сохранение нейтралитета.

Тем не менее 14 декабря 2017 г. после голосования Комиссия все же решила отменить принцип сетевого нейтралитета, руководствуясь убеждением, что такой контроль не нужен Интернету, а компании будут в праве определять, какой контент им блокировать, а какому отдавать предпочтение (с одним условием — необходимо будет публично разглашать причину того или иного решения) самостоятельно. Очевидно, что такое решение чревато анархией в американском (да и не только) Интернете. Отныне провайдеры могут экспериментировать с трафиком и контентом как им угодно. Безусловно, пока такая ситуация рассматривается лишь в теории, но уже не в слишком отдаленном будущем. Самое интересное, что, согласно многочисленным заявлениям А. Пая, интернет-компании только выиграют от такого решения, а также смогут без необходимости обращения к государству инвестировать в развитие интернет-инфраструктуры для увеличения физических возможностей провайдеров (что, надо сказать, компании уже делают, так что данный аргумент нельзя считать исчерпывающим). Однако в первые же часы после обнародования решения Комисии в Твиттере появились многочисленные посты Netflix, Google, самого Twitter с выражением разочарования и неодобрения в адрес Комиссии, а также призывом отменить решение (что маловероятно, поскольку это по силам Конгрессу, но его республиканский состав вряд ли будет рассматривать возможность возвращения к закону времен Б. Обамы). А представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Гарлем Дезир и вовсе написал в своем твиттер-аккаунте, что подобное решение вызывает в нем опасения за свободу доступа к информации и свободу СМИ.

Так чем же грозит отмена сетевого нейтралитета обычному пользователю и молодым интернет-компаниями, желающим занять свое место под солнцем? Как можно предположить, ответ крайне прост — более высокими тарифами на доступ к информации и скоростному трафику, а также более высокой «рентой» для компаний. Для уже разросшихся компаний с многолетней прочной репутацией, скорее всего, налог на сервисы и трафик будет подъемным, чего нельзя сказать про молодые стартапы. Для интернет-пользователей первый удар придется на тарифы мобильной связи — многие из существующих сегодня тарифных планов (в США, многих странах Западной Европы и в России) предусматривают пакеты пользования Интернетом. Сюда придется первый удар — мобильные операторы будут поднимать цену на пакеты интернет-трафика, а еще лучше — будут предлагать фиксированные предложения, где доступ к сервисам и приложениям заранее определен и жестко ограничен. Таким образом, мы просто можем остаться в неведении, какие из сервисов и новых приложений упустили из-за цены и сумятицы.

Если подняться на уровень выше, то стоит отметить, что такое решение приведет еще к большему глобальному технологическому разрыву. Сегодня чуть больше половины населения Земли (52%, согласно данным Международного союза электросвязи 2017 г.) не могут себе позволить доступ к широкополосному Интернету, а в условиях, когда существующие цены поднимутся еще выше и за каждый отдельный сегмент Интернета нужно будет платить дополнительно, перспектива подключения новых пользователей к глобальной сети становится туманной. Это станет крайне затруднительной задачей, особенно с учетом того, что постоянный доступ к Интернету сегодня стал восприниматься сродни электричеству – большинство из нас уже не может представить, сколько бы романтичной такая перспектива ни была, жизнь при свечах, необходимости засаливать продукты для их сохранения и написания писем от руки не в качестве хобби, а для повседневных нужд.

К сожалению, Интернет без сетевого нейтралитета — реальность, в которой интернет-пользователям придется жить в будущем. Вряд ли это серьезно ограничит доступ опытным пользователям к привычным ресурсам и сервисам, но, безусловно, повысит траты на Интернет, не будет способствовать росту числа пользователей сети в развивающихся странах, а также усилит процессы «балканизации» Интернета. Насколько скоро США и другие страны почувствуют результаты данного решения? Сказать сложно. Скорее всего смотреть сериалы на Amazon и Netflix будет сложнее и за каждый новый сериал нужно будет платить дополнительно. А иметь полную картину новинок в мире приложений и новых сервисов смогут себе позволить более педантичные и внимательные пользователи (хочется надеяться, что не самые зажиточные).

[1] Стоит сразу сделать оговорку, что дело FCC по вопросу сетевого нейтралитета, в первую очередь, касается США, но поскольку значительная часть интернет-гигантов зарегистрирована именно в этой стране, то данный вопрос интересно рассмотреть не только во внутреннем контексте США.

[2] Для понимания исторической подоплеки и более глубинных процессов, связанных с попытками контролировать интернет-трафик, какое министерство ответственно за это в США, автор приглашает читателей ознакомиться с двумя частями (третья часть будет доступна в ближайшее время) подробной статьи на techcrunch.com, где представлены все перепетии, связанные с сетевым нейтралитетом.

[3] Чтобы разобраться в истории и в самом принципе сетевого нейтралитета потребуется достаточно много терпения и времени, потому что документация, посвященная данному вопросу, крайне объемна. Сократить количество потраченного времени на выполнение данной задачи можно, посмотрев три видеоролика Джона Оливера, где он доступным языком объясняет, что такое сетевой нейтралитет.


Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 5)
 (9 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся