Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Мария Гурова

Женевская школа дипломатии и международных отношений, эксперт РСМД

Утром 10 ноября 2016 г. в сети появились сообщения о том, что деловая сеть LinkedIn, более или менее успешно работающая в России с начала 2000-х гг., будет заблокирована в Рунете по решению Мосгорсуда. Таким образом, LinkedIn стала первым социальным ресурсом-агрегатором персональных данных, заблокированным согласно закону РФ «О персональных данных» от 1 сентября 2015 г. Положения данного закона предусматривают, что все социальные медиа, представленные в Рунете, должны переносить свои базы хранения персональных данных на территорию России.

 

Сложно сказать, что данное решение вызовет широкий критический резонанс среди делового сообщества России, поскольку зачастую сетью пользуются не подростки, чье общение с внешним миром зависит от Вконтакте, Facebook и Twitter, а люди, находящиеся в поиске трудоустройства и желающие расширить круг своих бизнес контактов. Однако все же LinkedInкрупная сеть с мировым именем, которую сейчас покупает Microsoft и которой активно пользуются рекрутинговые агентства вроде Headhunter.  

 

ru.globalvoices.org CC BY 3.0

 

Безусловно, обойти блокировку можно с помощью VPN расширения, однако теперь уже в связи с подобным решением не стоит списывать со счетов принятый осенью 2015 г. закон. В 2016 г. по решению Мосгорсуда был заблокирован еще один онлайн ресурс — самый крупный русскоязычный файлообменник rutracker.org, однако в данном случае можно говорить о многочисленных нарушениях авторских прав, что делает решение суда закономерным. Такая же судьба с большой долей вероятности может постичь и другие распространенные социальные медиа в России, чьи серверы находятся в США или других западных странах (часть серверов  LinkedIn находится в Ирландии).

 

В связи с этим Россия присоединилась к числу стран, где, по решению правительства и национальных судов, блокируются социальные медиа и другие онлайн ресурсы. Безусловно, такие страны подвергаются критике со стороны мировой общественности в нарушении прав человека, использовании цензуры и даже способствовании фрагментации Интернета. Зачастую решения о блокировке связаны с политической конъюнктурой и непростым характером отношений страны с западными партнерами.

 

После событий «арабской весны» и революции на Украине власти стран с авторитарными режимами или же находящиеся в состоянии транзита стали отчетливо понимать, что социальные медиа — это не только площадки для общения подростков, способ познакомиться или порекомендовать понравившиеся фильм или книгу. Это еще и не поддающиеся контролю платформы передачи информации, которые могут иметь существенное политическое влияние на настрой граждан, особенно в возрасте от 18 до 35 лет.

 

Среди самых известных примеров блокировки социальных медиа можно перечислить Китай, Северную Корею, Иран, Пакистан и Турцию. Практически во всех случаях — кроме, пожалуй, Северной Кореи (здесь Интернет никогда толком и не был разрешен, за исключением использования немногочисленными иностранными туристами) — все искусственно насаженные запреты можно обойти с помощью VPN или Tor. В Китае с 2009 г. действует запрет на все виды социальных медиа, и свобода пользователей в Интернете существенно ограничена, однако с помощью разработанных китайскими же инженерами и диссидентами программ и расширений блокировку можно обойти. А в Шанхае с 2013 г. запрет на использование Facebook был снят властями. Очевидно, что мечта Марка Цукерберга — это убедить китайские власти открыть доступ к платформе, что принесет баснословную прибыль и так уже небедной компании Facebook. Такая же судьба настигла жителей Ирана в 2009 г. после президентских выборов. Существует государственный комитет, состоящий из 13 членов, определяющий, какой контент можно сделать доступным широким массам, а какой — нет. Иранцы используют Tor и  различные VPN, чтобы обойти виртуальные замки. Или же податься на государственную службу, потому что чиновники имеют право заводить аккаунты в социальных сетях. С 2012 по 2016 гг. в Пакистане запрещен YouTube после показа скандального видео «Невинность мусульман», снятого в США. В январе 2016 г. правительство Пакистана сняло запрет, но оставляет за собой возможность закрывать сомнительные видео для публичного просмотра. В Турции с марта 2014 г. многократно подвергались блокировке Facebook, Twitter, YouTube, WhatsApp в связи с подозрением центральных властей в использовании данных ресурсов оппозиционерами.

 

Как видно из вышеперечисленных примеров (круг ими не ограничивается, но это самые яркие прецеденты), зачастую решения заблокировать сайт были продиктованы политическими амбициями. Вопрос использования цензуры в сети — крайне чувствительная и болезненная тема для любой страны. Ограничится ли Мосгорсуд только блокировкой LinkedIn, покажет время. Ограничить доступ пользователей к онлайн ресурсам можно, закрыть же его полностью — пока трудно реализуемая задача. 

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся