Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Александр Ермаков

Военный обозреватель, эксперт РСМД

24 августа КНДР провела очередные испытания баллистической ракеты. К сожалению, к новостям, свидетельствующим о нарастании гонки вооружений на Корейском полуострове, все уже привыкли, но это событие – нерядовое, а для многих даже шокирующее.

 

То, что испытательные (и политическо-демонстрациозные) пуски ракет Северной Кореи давно стали обыденностью, привело к тому, что заголовки с такими новостями уже примелькались и не вызывают интереса даже у следящих за ситуацией в регионе людей. Зачастую за ними скрываются известия о тренировочных пусках тактических баллистических ракет малой дальности или даже стрельбах реактивных систем залпового огня (РСЗО) – в отношении любой другой страны мира никому бы не пришло в голову раздувать такие мелочи. Однако пуск прошлой недели к ним не относится – по важности событий этого года, связанных с построением КНДР сил ядерного сдерживания, его можно сравнить только с ядерными испытаниями 6 января и первым успешным пуском баллистической ракеты средней дальности (БРСД) «Musudan»[1] 22 июня.

 

Подводная лодка с которой был произведен пуск. Боекомплект очевидно не превышает одной-двух ракет и размещен, по образцу первых советских в рубке.

 

Ранним утром среды была запущена не сухопутная ракета, а баллистическая ракета подводной лодки (БРПЛ) KN-11, причем запущенная с подводной лодки и из подводного положения. Само по себе это не новость – такие испытания уже проводились, например, в декабре 2015 или апреле 2016 г. Ранее, похоже, в первую очередь отрабатывался непосредственно запуск ракеты без ее полета на штатное расстояние. В этот раз KN-11 полетела «на дальность», и как полетела – подтвердились самые смелые прогнозы: между точкой взлета и падения ракеты было около 500 км, при этом траектория была чрезвычайно крутой – апогей также составил порядка 500 км. Запуск по «завышенной» траектории традиционен для КНДР – ввиду географического расположения им буквально тесно испытывать ракеты на полную дальность. Кроме того, завышенный апогей и большая скорость входа в атмосферу затрудняют перехват ракеты средствами ПРО, что также может оказаться полезным.

 

 

Пуск 24 августа.(с) JoongAng

 

Продемонстрированное сочетание апогея и дальности говорит о том, что при пуске по более пологой траектории, естественной для баллистических ракет, дальность KN-11 составит более 1000 км, а по некоторым оценкам, и до 2000 км. Это делает её значительно более дальнобойной, чем первые советские БРПЛ и приближает к первой американской БРПЛ «Polaris», появившейся чуть позже советских и значительно обогнав их. К проявлению специфического чувства юмора северокорейцев стоит отнести то, что они присвоили KN-11 имя «Полярная звезда», т.е. по-английски «Polaris». Кстати, учитывая, что северокорейская ракета твердотопливная, очевидно, что продолжающиеся в западных СМИ намеки, что она представляет собой копию-развитие советской Р-27, беспочвенны (что нельзя столь уверенно сказать в отношении «Musudan»), а вот с «Polaris» у нее есть общий вид топлива и, в определенной степени, внешнее сходство.

 

Если корейцам удалось добиться у первой же БРПЛ дальности, достаточной для уверенного поражения из своих прибрежных вод любых целей на территории Японии, то стоит признать, что я был не прав, высказав недавно в обзорной статье мнение, что морская составляющая ракетной программы нужна КНДР исключительно для «картинки» и как лишний предмет для торга и давления на оппонентов. Если субмарины из прибрежных, желательно максимально закрытых вод сумеют дотянуться до целей не только на южной части полуострова (на что способно множество корейских ракет малой дальности), но и в Японии, а возможно, в перспективе и до Гуама – это реально повысит потенциал ядерного сдерживания КНДР. Развертывание такого флота, впрочем, дело как минимум нескольких лет.

 

Видео пуска (KCTV (DPRK SLBM Underwater Ballistic Missile Test-Fire)

 

Однако потенциально наибольшую пользу для КНДР может принести не морская компонента СЯС в целом, а явный продемонстрированный прогресс в создании твердотопливных ракет, обладающих рядом преимуществ по сравнению с жидкостными, в первую очередь в удобстве и простоте эксплуатации. Нельзя исключать появления на следующем военном параде нового сухопутного мобильного ракетного комплекса с твердотопливной ракетой.

 

Гонка вооружений на Корейском полуострове продолжает набирать обороты. Вслед за решением о размещении THAAD – которое еще до реализации вызвало гневную реакцию Пекина и даже саботаж им антисеверокорейских санкций, начались разговоры об оснащении имеющихся и перспективных эсминцев Республики Корея противоракетами SM-3, используемыми в системе ПРО «AegisBMD», а также об установке на них и японских аналогах новейшей версии одноименной боевой информационно-управляющей системы, обеспечивающей повышенные возможности в отражении массированной ракетной атаки.

 

1 Под этим названием более известен в мире, корейское название «Hwasong-10» 

 

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся