Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 5, Рейтинг: 5)
 (5 голосов)
Поделиться статьей
Милан Лазович

Программный координатор РСМД

Ожидалось, что ситуация в Косово вновь обострится к 1 сентября. Это должно было произойти спустя месяц после договоренностей косовских властей и США о заморозке инициативы по ограничению въезда в край сербов с сербскими документами и автомобильными номерами. С конца августа Сербия начала стягивать к линии соприкосновения военную технику и подразделения национальной армии, а косовский спецназ и военнослужащие KFOR сосредотачивали свои силы на севере края, где проживает сербское большинство.

Ожидаемого обострения все же не произошло, дипломатии был вновь дан шанс. Тем не менее, несмотря на достигнутый в конце августа компромисс с косовскими албанцами, касающийся взаимного признания документов, ситуация остается напряженной. И хотя сербский лидер подчеркнул, что признание Белградом косовских документов не означает признания самого Косово, такое решение вызвало негативную реакцию правительственной оппозиции и населения Сербии.

Достигнутые договоренности, с большой долей вероятности, послужат лишь отсрочкой эскалации по ряду причин. Компромисс касается личных документов сторон. В нем нет ни слова об автомобильных номерах, на которые наложены ограничения: сербы по-прежнему не смогут въезжать в край с сербскими номерами, будучи вынужденными клеить наклейки «Республики Косово», то есть конфликт сохранится.

18 августа в Брюсселе закончились ничем переговоры президента Сербии Александра Вучича и премьер-министра Косово Альбина Курти. Косовские власти выдвинули ряд новых требований, вызвавших некоторое удивление даже со стороны их западных кураторов. Вашингтон и Брюссель в некоторой степени сталкиваются с ситуацией, когда начинают терять влияние на своих подопечных.

Складывается ситуация, при которой Сербии не оставляют выбора, вынуждая ее реагировать на провокации. При этом следует понимать, что силовой сценарий для Белграда не выгоден. Конфликт Сербии и Косово автоматически приобретет статус международного ввиду присутствия сил НАТО в крае. Крайне опасно повторение ситуации 1990-х, когда из Сербии сделали «главное зло» в регионе со всеми вытекающими последствиями: санкции, сфабрикованные дела международного трибунала, изоляция.

Учитывая, что албанцы показывают неготовность к реальным компромиссам (нынешний пока остается спорным), выдвигая ультиматумы сербской стороне, надежды на дипломатическое урегулирование тают на глазах. В ближней и среднесрочной перспективах все более вероятным становится силовой сценарий. Косовский детонатор может сработать в любой момент.

Ожидалось, что ситуация в Косово вновь обострится к 1 сентября. Это должно было произойти спустя месяц после договоренностей косовских властей и США о заморозке инициативы по ограничению въезда в край сербов с сербскими документами и автомобильными номерами. С конца августа Сербия начала стягивать к линии соприкосновения военную технику и подразделения национальной армии, а косовский спецназ и военнослужащие KFOR сосредотачивали свои силы на севере края, где проживает сербское большинство.

При этом 17 августа на встрече с генеральным секретарем НАТО президент Сербии Александр Вучич подчеркнул: Белград не планирует силовой операции в Косово. Подразделения были стянуты к границе для противодействия провокациям против сербского населения. Однако Белград будет вынужден реагировать и защитить свой народ, если НАТО и силы KFOR с этим не справятся. Понятна осторожность в высказываниях сербского лидера, но представляется очевидным, что альянс не будет даже пытаться защищать права сербов.

Ожидаемого обострения все же не произошло, дипломатии был вновь дан шанс. Тем не менее, несмотря на достигнутый в конце августа компромисс с косовскими албанцами, касающийся взаимного признания документов, ситуация остается напряженной. И хотя сербский лидер подчеркнул, что признание Белградом косовских документов не означает признания самого Косово, такое решение вызвало негативную реакцию правительственной оппозиции и населения Сербии.

Достигнутые договоренности, с большой долей вероятности, послужат лишь отсрочкой эскалации по ряду причин. Компромисс касается личных документов сторон. В нем нет ни слова об автомобильных номерах, на которые наложены ограничения: сербы по-прежнему не смогут въезжать в край с сербскими номерами, будучи вынужденными клеить наклейки «Республики Косово», то есть конфликт сохранится.

Вызывает настороженность и недоговороспособность косовских албанцев. Где гарантии того, что они не откажутся от договоренностей, как это происходит с Брюссельскими соглашениями 2013 года? При этом едва ли стоит надеяться и на прекращение погромов в сербонаселенных районах. Складывается впечатление, что достигнутые соглашения носят лишь формальный характер, и, вероятнее всего, ситуация вновь обострится через пару месяцев.

18 августа в Брюсселе закончились ничем переговоры президента Сербии Александра Вучича и премьер-министра Косово Альбина Курти. Косовские власти выдвинули ряд новых требований, вызвавших некоторое удивление даже со стороны их западных кураторов. Вашингтон и Брюссель в некоторой степени сталкиваются с ситуацией, когда начинают терять влияние на своих подопечных.

Во-первых, косовары настаивают на пересмотре Брюссельских соглашений о нормализации отношений от 2013 года, согласно которым они обязались создать в крае Сообщество сербских муниципалитетов, тем самым гарантируя сербам полное соблюдение их прав и безопасность. С тех пор никаких шагов в этом направлении сделано не было. Между тем погромы и террор сербского населения происходят регулярно. О нарушении соглашений приштинским властям напоминали и Вашингтон, и ЕС, однако вскоре цинично заявили, что не имеют инструментов влияния на них.

Во-вторых, власти самопровозглашенной республики требуют от Белграда признания независимости и возможности вступления в международные организации. В требовании о признании абсурдна формулировка о «взаимном признании». Косовские власти в националистическом угаре, по всей видимости, забыли, кто из участников конфликта является международно признанным государством-членом ООН, а кто – сепаратистами. Что касается вступления в международные организации, то Косово еще осенью прошлого года пыталось это сделать, подав заявки в Интерпол и Совет Европы. Последнее время постоянно идут разговоры об ускоренном вступлении в НАТО, что должно надежно защитить республику от «сербского и русского империализма».

Наконец, среди новых требований появились гарантии безопасности и соблюдения прав албанцев в районах Южной Сербии: Прешево, Буяновац и Медведжа. Территория носит название Прешевской долины и примыкает к административной границе с Косово. Однако права албанцев там никто не нарушает, и едва ли это идет в сравнение с положением косовских сербов. Стоит напомнить, что пару лет назад была предпринята попытка нормализации косовского вопроса путем обмена территорий. Конкретно речь шла об обмене территорий Прешевской долины с преобладающим албанским населением на территорию Северного Косово с преобладающим сербским. Эти попытки закончились ничем, поскольку косовские албанцы наотрез отказались от такого варианта, вспомнив теперь про Прешевскую долину.

Складывается ситуация, при которой Сербии не оставляют выбора, вынуждая ее реагировать на провокации. При этом следует понимать, что силовой сценарий для Белграда не выгоден. Конфликт Сербии и Косово автоматически приобретет статус международного ввиду присутствия сил НАТО в крае. Крайне опасно повторение ситуации 1990-х, когда из Сербии сделали «главное зло» в регионе со всеми вытекающими последствиями: санкции, сфабрикованные дела международного трибунала, изоляция.

По большому счету у Белграда есть ресурсы на то, чтобы зайти в Косово и восстановить свои права, однако силы НАТО не допустят такого сценария. Более того, Сербия в последние пару лет показывает значительные экономические успехи. Благодаря политике многовекторности страна одновременно получает огромный приток инвестиций из Франции, Германии, Италии и других стран Евросоюза, а также России, Китая, Турции и ОАЭ. Экономическая зависимость от ЕС сковывает сербское руководство, ограничивая возможности выражения более резкой позиции и реакции на провокации. И в целом, конечно, Сербия отдает себе отчет, что силовой сценарий может легко перерасти во всеобщий пожар на Балканах, что также не в ее интересах.

Учитывая, что албанцы показывают неготовность к реальным компромиссам (нынешний пока остается спорным), выдвигая ультиматумы сербской стороне, надежды на дипломатическое урегулирование тают на глазах. В ближней и среднесрочной перспективах все более вероятным становится силовой сценарий. Косовский детонатор может сработать в любой момент.

Впервые опубликовано в Известиях.


(Голосов: 5, Рейтинг: 5)
 (5 голосов)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся