Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 5, Рейтинг: 4.2)
 (5 голосов)
Поделиться статьей
Наталья Еремина

Д.полит.н., к.и.н., профессор кафедры европейских исследований факультета международных отношений СПбГУ, Советник Президента Российской ассоциации прибалтийских исследований

Африканское направление в британской глобальной стратегии («Global Britain») четко не обозначено, цели британского государства на континенте не указаны, а оно само вызывает вопросы как среди представителей бизнеса, так и политического истеблишмента, о чем свидетельствуют дебаты по африканской повестке в Парламенте Соединенного Королевства. Поэтому британская стратегия в Африке формируется прямо сейчас, на наших глазах, причем в основе ее по-прежнему лежит именно колониальный опыт страны.

Британия смогла сформировать действующие экономические (инвестиционные) программы и институты для укрепления позиций в Африке, предложив своим предпринимателям более удобные способы взаимодействия с африканскими партнерами, что работает не только на имидж и позиции страны в Африке, но и способствует укреплению доверия британского бизнеса собственному правительству. Однако противостоять кризисам исключительно экономическими инструментами не представляется возможным. При этом в Африке мы до сих пор можем говорить о группе зависимых от Великобритании стран. Если анализировать их сотрудничество с Британией в рамках Содружества, учитывать фактор военно-политического сотрудничества, в том числе наличие британских военных баз, а также текущие данные торгово-экономического взаимодействия, позиции африканских стран по антироссийским резолюциям, которые важны для демонстрации солидарности с Великобританией и западным миром в целом, то мы можем выделить как наиболее «условно зависимые» от Британии следующие страны (в порядке ослабления зависимости): Сьерра-Леоне, Малави, Замбия, Кения, Нигерия. Вероятно, эти обстоятельства имеет смысл учитывать российским практикам, занимающимся выстраиванием взаимодействия с африканскими странами.


Африканское направление в британской глобальной стратегии («Global Britain») четко не обозначено, цели британского государства на континенте не указаны, а оно само вызывает вопросы как среди представителей бизнеса, так и политического истеблишмента, о чем свидетельствуют дебаты по африканской повестке в Парламенте Соединенного Королевства. Поэтому британская стратегия в Африке формируется прямо сейчас, на наших глазах, причем в основе ее по-прежнему лежит именно колониальный опыт страны. Ведь ее базис — Содружество, в которое входят в основном как раз те страны, которые ранее имели статус доминиона (например, ЮАР), протектората Британской империи (например, Нигерия), колонии (например, Гамбия, Замбия, Кения, Малави, Сьерра-Леоне, Уганда) или подмандатной территории после Первой мировой войны (например, Танзания). Более того, в Содружество входят и те африканские государства, которые ищут выгоды, не будучи связанными с Британией общей историей с негативным колониальным привкусом (Мозамбик, Габон, Руанда). Также мы должны констатировать, что если государства Африки и выходили из состава Содружества, то через некоторое время они возобновляли свое членство (ЮАР, Гамбия). И только Зимбабве, покинув организацию в 2003 г., не вернулась в нее. Поэтому фактически Соединенное Королевство всегда сохраняло свое присутствие на континенте, даже не полагая африканское направление значимым и перспективным. Но примерно пять лет назад ситуация начала меняться: Китай укрепился окончательно на африканском направлении, создав свою сеть торгово-экономических отношений; в Африку вернулась Россия с проектами безопасности и экономического сотрудничества; в ЕС заявили о важности африканского направления в рамках программы «Глобальный шлюз» («Global Gateway»); США объявили о новой стратегии в Африке; и в целом стало очевидным смещение точек роста и экономического развития на так называемый глобальный Юг, что заострило инвестиционный вопрос прежде всего для британского бизнеса. Неслучайно именно сейчас активно рассматривается и пересматривается колониальный вопрос и постколониальные подходы разных европейских государств, за которые приходится отвечать, в том числе и представителям британского политического истеблишмента и британской наследственной аристократии. Неудивительно, что в Соединённом Королевстве вслед за партнерами поставили вопрос о необходимости сформулировать значение Африки и цели страны на континенте (в 2019 г. была опубликована Африканская стратегия, и в этом же году был подписан Меморандум о взаимопонимании с Африканским союзом, африканское направление также рассматривалось в рамках внешнеполитических обзоров страны). Рассмотрим кратко сильные и слабые стороны предлагаемых Великобританией подходов к африканским делам в существующих обстоятельствах.

Сильные стороны британской африканской повестки

Африка обозначена как важная точка пересечения интересов разных игроков, и участие Великобритании в африканских делах неизбежно повышает авторитет страны и ее значение в международных делах.

В Соединённом Королевстве довольно четко видят экономическое значение Африки с точки зрения участия в мировой энергетике и инвестиционных вложений. Это продемонстрировал Первый инвестиционный саммит с Африкой, состоявшийся в 2020 г. Тогда британская сторона даже пообещала африканским партнерам к 2027 г. обеспечить им инвестиции в частный сектор от всех стран G7 до 80 млрд долл. Сами британцы заявили о готовности собрать почти 4 млрд фунтов стерлингов (из которых 2,4 млрд фунтов стерлингов — это частные инвестиции) для различных проектов в Африке. На первом саммите также были заключены сделки на сумму свыше 6,5 млрд фунтов стерлингов. В апреле 2024 г. Великобритания планирует провести Второй инвестиционный саммит с Африкой (ожидаются делегации из 24 африканских стран: Алжира, Анголы, Камеруна, Кот-д'Ивуара, Конго, Египта, Эфиопии, Ганы, Кении, Малави, Мавритании, Маврикия, Марокко, Мозамбика, Намибии, Нигерии, Руанды, Сенегала, Сьерра-Леоне, ЮАР, Танзании, Туниса, Уганды и Замбии). Помимо этого, британское правительство сформировало инвестиционные инструменты, предложив своему бизнесу сократить риски и найти новых партнеров в Африке. Среди таких инструментов следует назвать группу «Британское международное инвестирование» (British International Investment), экспортно-кредитное агентство (UKEF, UK Export Finance), программу «Ворота для роста» (Growth Gateway).

Для Великобритании довольно серьезный позитивный аспект присутствия в Африке — наличие военного партнерства и даже военных баз. Кения и Нигерия выделяются как две африканские страны, с которыми сложилось устойчивое взаимодействие в военно-политической сфере. В 2018 г. Великобритания и Нигерия подписали Соглашение о партнёрстве в сфере безопасности и обороны, благодаря которому британцы проводят обучение нигерийских солдат и поставляют снаряжение. В Кении британцы развивают тесное военное сотрудничество с 1963 г. благодаря регулярно обновляемому оборонному договору.

Африка остаётся важным направлением для реализации имиджевых задач Великобритании, ведь страна гордится тем, что направляет 0,5 % валового национального дохода на гуманитарную поддержку, прежде всего, Африки. Кроме того, британцы подчеркивают, что оказывает поддержку африканским беженцам, которые покинули свои страны из-за внутренних конфликтов и природных бедствий (в настоящее время более 1,5 млн человек идентифицируют себя как «Черные, черные британцы, Черные валлийцы, карибцы или африканцы).

Слабые стороны британской африканской повестки

Наталья Филиппова:
Нефтяная гонка в Африке

Африка не имеет «своего лица» в британской внешнеполитической повестке, она по-прежнему рассматривается как часть глобального Юга, и в текущих условиях нет даже попытки сформулировать для разных африканских стран разные подходы. Таким образом, Африка по-прежнему воспринимается как нечто единое, а исключение делается скорее для арабской Африки, что, впрочем, не выявлено в самом тексте африканской стратегии. Кроме того, данный континент относится к понятию «широкой периферии» британских интересов, то есть находится на последнем месте в иерархии внешнеполитических приоритетов страны. При этом сама Африка рассматривается, скорее, как пространство конкуренции с Китаем и Россией, а не как зона сотрудничества.

Другая слабая сторона позиции Великобритании на Африканском континенте —отсутствие самостоятельной возможности инициировать операции по предотвращению и нивелированию кризисов, тем более что в основе своей они порождены длительной колониальной историей (разделением колонизаторами народов). Великобритания вынуждена по большей части кооперироваться с Францией для проведения военных операций. В этой ситуации Великобритания подпадает под выполнение именно французской стратегии, а не собственной. Тоже самое относится и к партнерству Великобритании с США. При этом есть признание, что внутренние кризисы в африканских странах британская сторона не в состоянии решить даже совместно с партнерами. К таким традиционно кризисным регионам Африки британцы относят территорию Сахель. Множественные внутриафриканские риски не дают британской стороне усилить и свое экономическое присутствие, хотя и служат обоснованием для военного сотрудничества. По этой причине Великобритания не выступает в одиночку с программами безопасности в Африке, а делает ставку исключительно на международное взаимодействие и на макрорегиональную устойчивость. В том числе для этого Великобритания подписала соглашение с Африканским союзом.

Весьма сложной темой остаётся так называемая мягкая сила Великобритании. С одной стороны, в 19 африканских странах действует Британский совет, существуют образовательные программы (например, программа Чивнинг). Однако такие программы все равно остаются недоступными для многих африканских государств. Кроме того, в Африке довольно активно обсуждают роль колониализма в ее развитии, а точнее «неразвитии», что всегда было обусловлено отсутствием экономического партнерства. Нередко возникает вопрос о возвращении вывезенных из Африки ценностей.

Выводы

Британия смогла сформировать действующие экономические (инвестиционные) программы и институты для укрепления позиций в Африке, предложив своим предпринимателям более удобные способы взаимодействия с африканскими партнерами, что работает не только на имидж и позиции страны в Африке, но и способствует укреплению доверия британского бизнеса собственному правительству. Однако противостоять кризисам исключительно экономическими инструментами не представляется возможным. При этом в Африке мы до сих пор можем говорить о группе зависимых от Великобритании стран. Если анализировать их сотрудничество с Британией в рамках Содружества, учитывать фактор военно-политического сотрудничества, в том числе наличие британских военных баз, а также текущие данные торгово-экономического взаимодействия, позиции африканских стран по антироссийским резолюциям, которые важны для демонстрации солидарности с Великобританией и западным миром в целом, то мы можем выделить как наиболее «условно зависимые» от Британии следующие страны (в порядке ослабления зависимости): Сьерра-Леоне, Малави, Замбия, Кения, Нигерия. Вероятно, эти обстоятельства имеет смысл учитывать российским практикам, занимающимся выстраиванием взаимодействия с африканскими странами.

Экспертный комментарий подготовлен в рамках проекта РНФ No 23-28-00418 на тему «Постколониальный подход во внешней политике европейских стран в государствах Западной Африки».


Оценить статью
(Голосов: 5, Рейтинг: 4.2)
 (5 голосов)
Поделиться статьей
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся