Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Валерий Гарбузов

Д.и.н., директор Института США и Канады РАН, член РСМД

СССР и США выступали в качестве супердержав, ведущих за собой разные страны и формирующих две глобальные сферы влияния, два полюса притяжения разных идей, моделей, политических систем и путей прогресса, различного восприятия мира и человека в нем. Но даже в этой атмосфере непримиримой схватки Советский Союз и Соединенные Штаты все-таки находили возможности вести диалог, искать компромисс и договариваться.

16 ноября 2013 года исполняется 80 лет со дня признания Советского Союза Соединенными Штатами Америки и установления между ними дипломатических отношений [1].

Политика непризнания

Почти сразу после прихода большевиков к власти США разорвали с Россией дипломатические отношения. Американское посольство в России воздерживалось от каких-либо прямых контактов с новой властью. В феврале 1918 года его сотрудники переехали из Петрограда в Вологду, а затем в Архангельск. Осенью 1919 года американские дипломаты надолго покинули Россию.

Американские власти отказали в аккредитации на должность посла Советской России в Вашингтоне Максиму Литвинову, а впоследствии –Людвигу Мартенсу, неофициально исполнявшим функции дипломатических представителей РСФСР в США. Были аннулированы и полномочия сотрудников всех консульских учреждений России в США. Соединенные Штаты продолжали политику непризнания и дипломатической изоляции Советского государства без малого 16 лет. За эти годы между двумя странами накопилось множество нерешенных проблем.

Долги России. Администрация Вудро Вильсона и ее преемники объясняли нежелание признавать новую российскую власть тем, что большевики отказывались брать на себя обязательства перед Соединенными Штатами по долгам царской России и Временного правительства, которые составляли по тем временам немалую сумму – 150 миллионов долларов [2].

Национализация. Волновал американцев и вопрос о национализированной большевиками собственности иностранных компаний, развернувших экономическую деятельность в дореволюционной России. В связи с ее конфискацией многие пострадавшие владельцы требовали возмещения убытков.

Брестский мир. Серьезным дополнительным доводом в пользу политики непризнания стало заключение Советским правительством в марте 1918 года сепаратного Брест-Литовского мирного договора с Германией и выход России из войны.

Деятельность Коминтерна. Деятельность созданного после Первой мировой войны Коммунистического Интернационала, который воспринимался остальным миром как штаб по подготовке «мировой революции» и инструмент советской внешней политики, а также поддержка им Коммунистической партии США рассматривались американским правительством не иначе как вмешательство СССР во внутренние дела Соединенных Штатов.

Правовое положение американских граждан, проживавших в СССР. Отсутствие религиозной свободы и юридических гарантий для американцев, проживавших в СССР, также вызывало беспокойство американской стороны.

Фото: collections.yadvashem.org
Франклин Рузвельт и Генри Моргентау

Контрпретензии советского правительства ограничивались требованием возмещения ущерба от действий американских экспедиционных сил на Дальнем Востоке и на Кольском полуострове в ходе интервенции США в Россию в годы Гражданской войны [3].

Несмотря на прорыв дипломатической изоляции и признание Советской России основными государствами Востока и Запада, а также растущие торговые связи между СССР и США в 1920-е годы, преемники Вудро Вильсона в Белом доме Уоррен Гардинг, Калвин Кулидж и Герберт Гувер продолжали политику непризнания СССР.

Предпосылки признания

К запоздалому признанию СССР Соединенными Штатами и установлению дипломатических отношений между ними в 1933 году привел комплекс внутренних и внешних предпосылок.

К числу наиболее значимых факторов, благоприятствующих признанию СССР со стороны США, следует отнести:

Ослабление коммунистической пропаганды. Убежденность в том, что Коммунистическая партия США получает регулярные инструкции и помощь из Москвы, где располагалась штаб-квартира Коминтерна, в начале 1930-х годов стала ослабевать. Отныне от СССР ожидали заверений, что деятельность американской секции Коминтерна впредь будет ограничена [4].

В самом деле, распространение фашизма в Европе и приход Гитлера к власти в Германии заставили советское руководство по-новому взглянуть как на перспективы мировой революции, так и на деятельность компартий. Отсутствие в речах лидеров СССР в 1930-е годы самой идеи мировой революции объективно создавало благоприятную основу для установления дипломатических отношений между США и СССР. Многие американцы считали, что советское государство коренным образом изменило методы пропаганды, что оно перешло скорее к освещению достигнутых успехов, пытаясь убедить остальной мир в своей правоте силой собственного примера и конкретными достижениями, а не организацией «разрушительной» пропаганды за рубежом [5].

Несмотря на прорыв дипломатической изоляции и признание Советской России основными государствами Востока и Запада, а также растущие торговые связи между СССР и США в 1920-е годы, преемники Вудро Вильсона в Белом доме Уоррен Гардинг, Калвин Кулидж и Герберт Гувер продолжали политику непризнания СССР [6].

Экономическое сотрудничество. Важной предпосылкой признания стало советско-американское экономическое сотрудничество, заинтересованность в котором возникла с началом НЭПа. Без использования в 1920-е годы американского опыта в области техники и технологии, в организации промышленного и сельскохозяйственного производства вряд ли удалось бы преодолеть послевоенную разруху.

США, несмотря на отсутствие дипломатических отношений, также стремились к расширению торговли с СССР. Экономическая заинтересованность в советском рынке двигала многими предпринимателями, рисковавшими осваивать просторы России. Товарооборот между двумя странами за десять лет (в 1923-1932 годах) вырос вдвое и достиг 621 миллиона долларов [7]. Деловые круги США, особенно крупные корпорации, предоставляли технологическую помощь СССР и, будучи заинтересованными в дальнейшем развитии торговых связей, активно выступали за нормализацию отношений с Советами. Так, в мае 1933 года более 30 видных американских экономистов обратились к президенту Франклину Рузвельту с письмом, в котором говорилось о необходимости тесного сотрудничества с СССР. С аналогичными посланиями выступили и профессора ряда ведущих университетов страны. Стратегия политического игнорирования Советского Союза в этой ситуации являлась, по их мнению, «ложной» [8].

В июне 1933 года глава советской делегации на международной экономической конференции в Лондоне Литвинов заявил, что его правительство готово к размещению за границей заказов на сумму в 1миллиард долларов. Это заявление не осталось без внимания деловых кругов США [9].

Отказ СССР от претензий к США. Важно и то, что советское руководство, желая нормализации отношений, давало понять, что готово в одностороннем порядке отказаться от претензий к США в связи с их интервенцией в Сибири в 1918 году.

Фото: www.modeblog.ru
Съезд коммунистической партии США

Международный фактор. Учитывая важность перечисленных выше причин, следует все же отметить, что именно международный фактор сыграл ключевую роль в признании СССР Соединенными Штатами . Усиление международной напряженности, приход Гитлера к власти в Германии, распространение японской агрессии на Дальнем Востоке вызывали серьезную озабоченность Рузвельта. Расстановка сил в мире быстро менялась. Серьезных противовесов политике агрессивных держав, несущей угрозу миру, не было. Особенно американцев волновали действия Японии. Захват ею в 1931 году Манчжурии и продвижение вглубь Китая привели к вытеснению оттуда американского капитала. Изолированное положение на Дальнем Востоке заставляло США искать союзников. Единственным в то время реальным и сильным потенциальным союзником, противостоящим японской экспансии на Дальнем Востоке, мог стать только Советский Союз.

В деловых и политических кругах в Вашингтоне всерьез обсуждался вопрос о том, что союз с СССР на Дальнем Востоке избавил бы США «от всех случайностей» со стороны Японии [10]. В сентябре 1933 года госсекретарь США Корделл Хэлл особо выделял японский фактор [11].

Переговоры между Рузвельтом и Литвиновым

Исходя из всего перечисленного выше, Рузвельт решил установить с СССР дипломатические отношения почти сразу после прихода к власти. При этом президент хорошо понимал, что признание СССР послужит стратегическим интересам США по ограничению японского экспансионизма в Азии и укрепит американские торговые интересы в Советском союзе. Последнее было особенно важно в разгар Великой депрессии в самих США. Наконец, недоумение у многих вызывал сам факт, что Соединенные Штаты столь длительное время оставались единственной великой державой, не признававшей СССР. Таким образом, необходимость скорейшего разрешения «русского вопроса» диктовало само время.

В своем намерении Рузвельт действовал через доверенных лиц: Генри Моргентау – будущего министра финансов США и Уильяма Буллита – дипломата, специального помощника госсекретаря и советника президента по внешней политике. Именно они установили контакты с неофициальным советским представителем в США Борисом Сквирским, передав ему 10 октября 1933 года послание от президента Рузвельта председателю ВЦИК СССР Михаилу Калинину. В нем говорилось о желании США начать переговоры о признании и предлагалось прислать в Вашингтон своего эмиссара для обсуждения этого вопроса лично с президентом.

Спустя неделю, 17 октября 1933 года было принято Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) «Об Америке», утвердившее проект ответного письма советского правительства Рузвельту и назначившего представителем СССР для переговоров с ним наркома иностранных дел СССР Литвинова [12].

Фото: en.wikipedia.org
Американские войска во Владивостоке

После прибытия в США советский эмиссар начал переговоры с госсекретарем Хэллом. Девятого ноября он встретился и с самим Рузвельтом. По воспоминаниям участников встречи, переговоры проходили нелегко, но в необычайно конструктивном духе и дружественной атмосфере. Требования и условия США к СССР содержались в объемном (300 страниц) документе - меморандуме Государственного департамента. Первоначально обсуждались волновавшие американцев проблемы: о долгах царской России и Временного правительства Александра Керенского перед США, об ограничении в СССР религиозных свобод, о юридических правах проживавших там американских граждан, а также о роли СССР в коммунистическом движении и пропаганде на территории США.

Вопрос о взаимном отказе от агитации и пропаганды, направленной против государственного строя каждой из сторон, был решен довольно быстро и положительно. Причем обе стороны стремились сузить область разногласий и найти приемлемый компромисс [13].

В ходе многочасовых бесед Литвинова с Хэллом и Рузвельтом 15 ноября стороны пришли к соглашению, в котором большая часть препятствий, блокирующих переговоры, была преодолена.

Важной предпосылкой признания стало советско-американское экономическое сотрудничество, заинтересованность в котором возникла с началом НЭПа.

В соответствии с договоренностями, достигнутыми между Рузвельтом и Литвиновым, СССР, отказываясь от уплаты долгов царского и Временного правительств, обязался участвовать в будущих переговорах о выплате долгов США. При этом обе стороны нашли взаимовыгодный компромисс, позволивший обойти острую проблему: США предоставляли СССР заём по повышенной процентной ставке (4% в год плюс добавка в 2-3%), которая и должна была хотя бы отчасти покрыть долг России.

Стороны взяли взаимное обязательство «воздерживаться от вмешательства каким-либо образом во внутренние дела» друг друга и согласились на предоставление религиозных и юридических прав гражданам США, проживавшим в СССР [14].

Советский Союз, в свою очередь, отказывался от претензий к Соединенным Штатам по возмещению ущерба, нанесенного в период американской интервенции на Дальнем Востоке.

16 ноября 1933 года между наркомом иностранных дел СССР Литвиновым и президентом США Рузвельтом произошел обмен нотами об установлении дипломатических отношений. Тогда же стороны обменялись нотами о невмешательстве во внутренние дела друг друга, о правовой защите граждан, о свободе вероисповедания для американцев, проживающих на территории СССР, а также о судебных делах, согласно которым СССР отказывался от всех исковых прав и претензий к американским гражданам, включая суммы, которые могли причитаться ему по решению судов США.

Переговоры Максима Литвинова с
Рузвельтом, 1933

Шестнадцать лет политики непризнания СССР подошли к концу.

Первыми послами в обоих государствах стали Александр Трояновский и Уильям Буллит.

Сотрудничество

Правда, дух сотрудничества стал быстро таять. Вскоре после прибытия в Москву в 1933 году Буллит, относившийся сдержанно и к России, и к Рузвельту, понял, что советские руководители не намеревались обсуждать проблему старых долгов. Очевидным становилось и то, что СССР не соблюдал своих обязательств по невмешательству во внутренние дела США, продолжая через Коминтерн поддерживать компартию. Обе стороны так и не сумели в полной мере реализовать свои договоренности.

К этому добавилось и более детальное понимание американцами самой сути советского режима. Ужесточение политических репрессий после убийства руководителя Ленинградской парторганизации ВКП(б) Сергея Кирова, как и сам репрессивный характер политики советского государства, приводил в ужас многих дипломатов.

Тем не менее, спустя полтора года, 13 июля 1935 года, СССР и США заключили первое соглашение о торговых взаимоотношениях, а 4 августа 1937 года – второе соглашение в этой области.

Первыми послами в обоих государствах стали Александр Трояновский и Уильям Буллит.

В расчете на улучшение отношений с СССР вместо Буллита в 1936 году в Москву был направлен близкий друг Рузвельта бизнесмен Джозеф Дэвис, которому удалось наладить тесные контакты с советским руководством. Дэвис, оказавшийся в Москве в самый разгар политических процессов, всюду защищая политику Сталина, делал все возможное для советско-американского сближения [15]. Однако несмотря на это, в условиях ухудшавшейся политической ситуации в Европе и на Дальнем Востоке и неспособности создать систему коллективной безопасности в этих регионах (что привело к заключению в августе 1939 года советско-германского пакта о ненападении) СССР и США отдалялись еще больше.

Только нападение нацистской Германии на Советский Союз в июне 1941 года позволило двум государствам вновь найти основу для сотрудничества. С тех пор отношения между двумя союзниками развивались по нарастающей: в годы Второй мировой войны советско-американское взаимодействие достигло наивысшего подъема. Борьба с общим врагом и определение контуров послевоенного мира отодвинули на второй план все былые разногласия и нерешенные вопросы.

Фото: РИА «Новости»
«Ленд-лиз» для СССР

Затем наступила эпоха холодной войны и биполярного мира, в котором былое сотрудничество обернулось ядерным сдерживанием и планетарной конфронтацией, региональными конфликтами и гонкой вооружений. СССР и США выступали в качестве супердержав, ведущих за собой разные страны и формирующих две глобальные сферы влияния, два полюса притяжения разных идей, социально-экономических моделей, политических систем и путей прогресса, различного восприятия мира и человека в нем. Но даже в этой атмосфере непримиримой схватки Советский Союз и Соединенные Штаты все-таки находили возможности вести диалог, искать компромисс и договариваться.

После распада СССР с утраченным советским величием в прошлое ушло и наследие Советского Союза: его сферы влияния оказались размыты, идеология непригодна, а модель развития непривлекательна. Правда, осталось ядерное сдерживание, во многом формировавшее миропорядок холодной войны и по-прежнему лежащее в основе двусторонних отношений России и США.

Современный мир, мир ХХI века, гораздо сложнее и многообразнее, чем ушедшая эпоха. Подходить к нему с мерками прошлого вряд ли возможно. Информационная революция, международный терроризм, демографические сдвиги создали новые реалии, провоцирующие новые вызовы, которые порой требуют иных ответов.

Каким в этой связи может быть основной вектор развития российско-американских отношений в ближайшем будущем: стратегическое взаимодействие союзников, избирательное сотрудничество партнеров с целью решения конкретных проблем или открытая конфронтация?

Вряд ли можно дать простой и однозначный ответ на этот вопрос. Но в условиях отсутствия общего стратегического интереса, вероятнее всего, нас ожидает сочетание второго и третьего вариантов.

1. Дипломатические отношения между США и царской Россией были установлены еще в 1809 г.

2. История США. Том 3. 1918-1945. М., 1985. С. 290

3. Печатнов В.О., Маныкин А.С.. История внешней политики США. – М., 2012. – С. 213.

4. Москва-Вашингтон: политика и дипломатия Кремля, 1921-1941: Сборник документов. В трех томах. Том 2. 1929-1933. – М., 2009. – С. 487.

5. Там же. С. 425.

6. Там же. С. 625-632.

7. Соколов В.В.. 50 лет дипломатических отношений между СССР и США. // США: экономика, политика, идеология. 1983. № 11. С.20.

8. Москва-Вашингтон: политика и дипломатия Кремля, 1921-1941: Сборник документов. В трех томах. Том 2. 1929-1933. – М., 2009. С. 637-638.

9. Иванян Э.А. История США: Пособие для вузов. – М., 2004. – с. 399.

10. Москва-Вашингтон: политика и дипломатия Кремля, 1921-1941: Сборник документов. В трех томах. Том 2. 1929-1933. – М., 2009. – С. 515.

11. Иванян Э.А. Ук.соч. С. 399.

12. Москва-Вашингтон: политика и дипломатия Кремля, 1921-1941: Сборник документов. В трех томах. Том 3. 1933-1941. – М., 2009. – с. 13.

13. Там же. С. 26, 28.

14. Там же. С. 64. Печатнов В.О., Маныкин А.С. Ук. соч., С. 213.

15. Джозеф Дэвис был единственным западным дипломатом, награжденным в 1945 г. орденом Ленина.


Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся