Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 5)
 (9 голосов)
Поделиться статьей
Николай Сурков

К.полит.н., старший научный сотрудник ИМЭМО, доцент кафедры востоковедения МГИМО, эксперт РСМД

По состоянию на конец апреля, коронакризис не привел к сколько-нибудь заметному снижению интенсивности конфликта в Йемене. Более того, складывалось впечатление, что противоборствующие стороны решили воспользоваться замешательством внешних сил, чтобы изменить ситуацию на фронтах. В ряде регионов страны, несмотря на резкое ухудшение и без того сложной гуманитарной ситуации и призывы ООН объявить перемирие на время пандемии, продолжались наступательные операции. Параллельно обострилась обстановка на юге страны, где о себе вновь заявили сторонники самоопределения.

В сложившихся условиях пытаться делать прогнозы крайне сложно. Однако все перечисленные выше обстоятельства указывают на два вероятных сценария. В первом случае, если Эр-Рияд займет прагматичную позицию, можно ожидать начала субстантивного диалога с хуситами, итогом которого станет почетный мир или достаточно долгосрочное перемирие. Во втором случае, если саудовцы решат идти до конца, остаток года пройдет в ожесточенных боях, итогом которых может стать агония правительства Хади и окончательный развал Йемена.


По состоянию на конец апреля, коронакризис не привел к сколько-нибудь заметному снижению интенсивности конфликта в Йемене. Более того, складывалось впечатление, что противоборствующие стороны решили воспользоваться замешательством внешних сил, чтобы изменить ситуацию на фронтах. В ряде регионов страны, несмотря на резкое ухудшение и без того сложной гуманитарной ситуации и призывы ООН объявить перемирие на время пандемии, продолжались наступательные операции. Параллельно обострилась обстановка на юге страны, где о себе вновь заявили сторонники самоопределения.

Опыт показывает, что в случае Йемена не приходится рассчитывать на прекращение войны даже в условиях эпидемий. Боевым действиям в предыдущие три года не помешала даже вспышка холеры, от которой пострадали около миллиона человек. Сегодня на фоне холеры и хронического недоедания во многих районах потери от коронавируса с его сравнительно невысокой летальностью практически незаметны. И воюющие стороны, и население адаптировались к существованию в условиях перманентной угрозы вспышек тех или иных инфекционных заболеваний (холера, дифтерия, корь, лихорадка Денге), к которым приводит отсутствие элементарной инфраструктуры и централизованной вакцинации.

Более того, в йеменских реалиях считается, что у комбатантов на фронте больше шансов пережить эпидемию, чем у мирных жителей, сконцентрированных в перенаселенных городах, где царит вопиющая антисанитария. В 2019 г. около 17,8 млн жителей страны не имели доступа к питьевой воде и канализации, а еще 19,7 млн не могли рассчитывать на адекватную медицинскую помощь. Боевики и солдаты, как правило, лучше питаются, а также, в отличие от гражданского населения, имеют приоритетный доступ к медицинским материалам и персоналу. Движение «Ансар Алла» (хуситы) даже использует коронакризис для вербовки новых рекрутов, убеждая молодых людей, что лучше умереть шахидом в бою, чем ждать бесславной смерти от вируса.

В этих условиях представляется наиболее вероятным, что хуситы и дальше будут пытаться победить в гражданской войне или по меньшей мере нанести серию серьезных поражений силам, лояльным международно признанному правительству президента Хади, и поддерживающим его саудовским войскам. Уже после начала эпидемии хуситы возобновили обстрелы баллистическими ракетами территории Саудовской Аравии, а также предприняли наступление в провинции Мариб. Новые боестолкновения были отмечены и в районе стратегически важного порта Ходейда.

Битва за Мариб

Провинция Мариб считается богатейшей провинцией севера Йемена, там находятся месторождения нефти и газа, важный нефтеперерабатывающий завод, а также крупнейшая электростанция страны. Немаловажно, что Мариб — это еще и оплот умеренно исламистской партии «Ислах», на которую делает ставку Саудовская Аравия. Потеря Мариба ударит по позициям Ислах и по интересам Эр-Рияда в Йемене.

Пандемия дает хуситам возможность для наступательных действий, поскольку внешние спонсоры правительства Хади, в первую очередь Саудовская Аравия, заняты решением внутренних проблем и не могут уделять Йемену много внимания. В частности, отмечается снижение интенсивности авиаударов, что позволяет использовать не только высокомобильные отряды с легким вооружением, но и применять различную бронетехнику.

О серьезности намерений командования хуситов свидетельствует тот факт, что наступление на Мариб ведется крупными силами и сразу с трех направлений. При этом основная нагрузка по обороне Мариба ложится на ополчения местных суннитских племен, которые, с одной стороны, не хотят победы хуситов, но с другой — вряд ли готовы до бесконечности мириться с потерями и могут пойти на компромисс с Ансар Алла. Тем более, что официальные вооруженные силы существуют по большей части на бумаге и включают много мертвых душ, чьи зарплаты делят между собой командиры. На боеспособности правительственных войск сказывается также острая нехватка компетентных командных кадров, поскольку многие офицеры не хотят сотрудничать с Хади и Ислахом.

Захват Мариба даст хуситам возможность взять под контроль практически весь север страны и серьезно ослабить позиции правительства президента Хади. В перспективе это открывает дорогу для нового наступления на Юг, в частности, на богатые нефтью провинции Шабва и Хадрамаут. Учитывая проблемы на Юге, о которых будет сказано ниже, можно рассматривать разворачивающуюся битву за Мариб как поворотный момент в войне.

Экономический коллапс

Если коронакризис не оказывает непосредственного воздействия на военно-политическую ситуацию в Йемене, то его экономические последствия могут стать весьма болезненными. И до пандемии уровень безработицы и бедности постоянно рос. В 2019 г., по оценкам Всемирного банка, от 71% до 78% йеменцев жили за чертой бедности. На фоне наметившегося глобального спада экономические трудности неизбежно усугубятся.

В частности, падение мировых цен и спроса на энергоносители ударит по доходам правительства, которое рассчитывало к концу 2019 г. довести объем добычи нефти до 110 тыс. баррелей в день и нарастить экспорт сжиженного природного газа. При этом экспорт энергоносителей обеспечивал в 2019 г. около трети доходов бюджета. Параллельно велик риск, что Саудовская Аравия может урезать субсидии йеменскому правительству, а без этого под вопросом окажутся закупки продовольствия и других товаров первой необходимости. Невыплаты зарплат чиновникам и другим бюджетникам грозят стране полным развалом и так слабого общественного сектора.

Одним из крайне опасных следствий коронакризиса стало прекращение притока денежных переводов из-за рубежа, поскольку карантин лишил доходов йеменских рабочих-мигрантов в Саудовской Аравии и других странах Залива. При этом переводы — ключевой источник валюты для страны в целом и средств к существованию для многих йеменцев. В 2014 г. переводы приносили Йемену около 3,5 млрд долл. в год, что почти равно всей доходной части национального бюджета.

Наблюдатели также отмечают, что в Йемене сформировалась своеобразная экономика конфликта, которая позволяет обогащаться структурам и персоналиям, занимающимся импортом топлива и жизненно важных товаров, а также зарабатывающим на перераспределении гуманитарной помощи. Для этих структур работает формула «чем хуже, тем лучше», а следовательно, они продолжат саботировать попытки восстановления нормальной экономической жизни.

В перспективе Йемену грозит не просто кризис, а полный экономический коллапс, который будет сопровождаться параличом всех государственных служб, новым всплеском безработицы, голодом и топливным кризисом из-за сворачивания импорта.

Мятежный Юг поднялся вновь

Одновременно с наступлением хуситов и агонией экономики усиливается внутренняя фрагментация страны. Спустя менее полугода после подписания Эр-Риядского соглашения, которое должно было положить конец сепаратизму в бывшем Южном Йемене, Южный переходный совет (ЮПС) вновь взял курс на отделение. 26 апреля южане объявили о «самоуправлении», под которым надо понимать в первую очередь отказ даже от формального подчинения правительству Хади.

Наблюдатели расценили этот шаг как признак обострения отношений между ЮПС и Саудовской Аравией, которая все предыдущие месяцы предпринимала шаги по ослаблению бывших эмиратских прокси. После вывода большей части войск ОАЭ из Йемена именно саудовцы должны были организовать интеграцию проэмиратского ЮПС в государственные структуры и силовой аппарат, а также обеспечить своевременное финансирование и снабжение ополчения южан. Однако вместо этого они посадили ЮПС на голодный паек, видимо, рассчитывая, что лишившиеся жалования бойцы перебегут в отряды, подконтрольные правительству. ЮПС, очевидно, решил не дожидаться такого развития событий и идти ва-банк, пока он еще контролирует Аден и располагает серьезными военными возможностями.

Эр-Рияд в сложном положении

К началу мая Саудовская Аравия, как основной спонсор правительства Хади, столкнулась сразу с несколькими вызовами. С одной стороны, растет военное давление со стороны хуситов, которые угрожают провинции Мариб. Ввиду слабости официальной армии саудовцам, возможно, придется наращивать собственную военную активность в Йемене, что чревато людскими и имиджевыми потерями. Одновременно возникает риск вооруженной конфронтации с отрядами ЮПС на Юге и прежде всего в Адене, где находится небольшой саудовский контингент, охраняющий здание Центрального банка.

Сложившаяся ситуация очень похожа на тупик. Эр-Рияд, в принципе, может продолжить весьма затратную войну, реализуя сценарий управляемого хаоса, но победить в ней он не сможет ни в краткосрочной, ни в среднесрочной перспективе. В свете коронакризиса, который скоро вынудит многие страны региона пересматривать приоритеты и умерять внешнеполитические амбиции, вполне реалистичным выглядит сценарий выхода Королевства из войны. Впрочем, для этого могут понадобиться еще несколько болезненных военных поражений.

Ожидания и реальность

К маю 2020 г. положение международно признанного правительства и его внешних спонсоров приблизилось к критическому. Не внушает оптимизма и динамика регионального соперничества между Саудовской Аравией и Ираном, от которой сильно зависит развитие событий в Йемене. Если у Эр-Рияда наблюдается «усталость» от затянувшейся войны, то Тегеран, несмотря на экономические трудности и вспышку коронавируса, демонстрирует готовность продолжать активную политику и поддерживать своих партнеров в регионе.

В сложившихся условиях пытаться делать прогнозы крайне сложно. Однако все перечисленные выше обстоятельства указывают на два вероятных сценария. В первом случае, если Эр-Рияд займет прагматичную позицию, можно ожидать начала субстантивного диалога с хуситами, итогом которого станет почетный мир или достаточно долгосрочное перемирие. Во втором случае, если саудовцы решат идти до конца, остаток года пройдет в ожесточенных боях, итогом которых может стать агония правительства Хади и окончательный развал Йемена.


Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 5)
 (9 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся