Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 5, Рейтинг: 4.8)
 (5 голосов)
Поделиться статьей
Николай Сурков

К.полит.н., старший научный сотрудник ИМЭМО, доцент кафедры востоковедения МГИМО, эксперт РСМД

В августе 2019 г. кризис в Йемене вступил в новую фазу — он фактически стал трехсторонним. Против правительства президента Абд-Раббу Мансура Хади выступили силы Южного переходного совета (ЮПС), которые добиваются восстановления независимости Южного Йемена. К 10 августа отряды ЮПС взяли под контроль Аден, фактически выдворив оттуда представителей международно признанного правительства. Позднее, 15 августа, ЮПС объявил о планах создания на юге Йемена независимого федеративного государства. Это сопровождалось погромами и преследованием северян в Адене. Такое развитие событий чревато не только усилением кризиса в Йемене, но может привести к столкновениям между основными участниками антихуситской коалиции — Саудовской Аравии и ОАЭ. Эр-Рияд делает ставку на Хади как лидера единой страны, а Абу-Даби через своих прокси из ЮПС создает условия для раздела страны, ослабляя позиции просаудовского президента.

Йеменский кризис вступает в новую фазу. В стране продолжают конкурировать три проекта: хуситская «исламская республика»; раскол страны на Север и Юг; федеративное государство во главе с обновленным правительством. Последний сценарий представляется наиболее отвечающим интересам йеменцев, поскольку дает надежду на относительно быстрое урегулирование конфликта и сохранение единого государства. Если Эр-Рияд пойдет на конструктивный диалог с ЮПС и хуситами, то появится шанс на федерализацию. Однако пока высшее руководство КСА занимает жесткую позицию и отказывается идти на значимые уступки как хуситам из «Ансар Аллах», так и южанам из ЮПС. При сохранении такого тренда следует ожидать продолжения гражданской войны сразу на нескольких фронтах и постепенного развала Йемена.


В августе 2019 г. кризис в Йемене вступил в новую фазу — он фактически стал трехсторонним. Против правительства президента Абд-Раббу Мансура Хади выступили силы Южного переходного совета (ЮПС), которые добиваются восстановления независимости Южного Йемена. К 10 августа отряды ЮПС взяли под контроль Аден, фактически выдворив оттуда представителей международно признанного правительства. Позднее, 15 августа, ЮПС объявил о планах создания на юге Йемена независимого федеративного государства. Это сопровождалось погромами и преследованием северян в Адене. Такое развитие событий чревато не только усилением кризиса в Йемене, но может привести к столкновениям между основными участниками антихуситской коалиции — Саудовской Аравии и ОАЭ. Эр-Рияд делает ставку на Хади как лидера единой страны, а Абу-Даби через своих прокси из ЮПС создает условия для раздела страны, ослабляя позиции просаудовского президента.

Происходившие в августе на юге Йемена события можно рассматривать как локальную гражданскую войну. Овладев столицей, ЮПС попытался взять под контроль соседние с Аденом провинции – Абьян и Шабва. Его отрядам удалось быстро занять расположенные в Абьяне военные базы, однако в Шабве они столкнулись с сопротивлением лояльных Хади сил. В ходе боев 22–25 августа с силами 21-й механизированной бригады сепаратисты были разбиты и стали отступать. К концу августа правительственные силы подошли к Адену, но не смогли взять город. Во многом это произошло из-за вмешательства ОАЭ, чья авиация 29 августа бомбила позиции лояльных Хади войск в провинциях Аден и Абьян. После этого на новом фронте установилось относительное затишье.

Фактический раскол аравийской коалиции

Региональные наблюдатели полагают, что после провала наступления на Ходейду в 2018 г. ОАЭ отказались от планов разгрома хуситов и вместо этого стремятся установить контроль над побережьем на юге Йемена. При этом делается ставка на местных сепаратистов, среди которых заметную роль играют салафиты. Последние сравнительно хорошо организованы и имеют широкие связи с племенами Юга. Кроме того, у них с ОАЭ общий враг — исламистская партия «Ислах», на которую опирается Королевство Саудовская Аравия (КСА).

Летом 2019 г. ОАЭ начали демонстративно сворачивать свое военное присутствие в Йемене. При этом юг страны передавался под контроль проэмиратского ЮПС. Этот ход позволял решить сразу несколько задач. Во-первых, снизить напряженность в отношениях с Ираном, который покровительствует хуситам. Во-вторых, снять с ОАЭ ответственность за гибель мирного населения от авиаударов коалиции. Лидеры ОАЭ пытаются позиционировать все это как часть долгосрочного стратегического плана. Они настаивают, что их политика в Йемене изначально была направлена на формирование местных структур, способных противостоять хуситам. Такой структурой считается ЮПС, поэтому теперь признанное правительство Хади должно договариваться с Югом. Сам ЮПС заявляет, что преследует следующие цели: объединить юг страны и создать там светское, демократическое государство; не допустить активизации радикалов; вывести разномастные вооруженные формирования из городов и стабилизировать обстановку.

Проблема заключается в том, что активизация ЮПС нанесла серьезный удар по интересам КСА в Йемене. С одной стороны, стала еще более очевидна слабость антихуситской коалиции, в тылу у которой идет собственная гражданская война, а с другой — в ходе любых будущих переговоров хуситы будут требовать для себя таких же уступок, которых добьется (если добьется) ЮПС от правительства Хади. Пока же представители правительства Хади ожидаемо заявляют о недопустимости сецессии Юга и предлагают ЮПС договариваться о федерализации Йемена.

Эр-Рияд не спешит идти на какие-то уступки эмиратским прокси и демонстрирует силу. Так, на фоне столкновений в Адене в первой половине августа КСА удалось обеспечить неприкосновенность Центрального банка Йемена и предотвратить обвал национальной валюты. Саудовские военные и бронетехника взяли здание банка под охрану и не допустили туда силы ЮПС. Эр-Рияд также оказал правительству Хади финансовую помощь в размере 285 млн саудовских риалов, которые необходимы в первую очередь для импорта топлива.

Партнеры по коалиции пытаются как-то координировать действия, но недовольство копится. В ходе состоявшегося 12 августа в Мекке экстренного совещания, на котором с саудовской стороны присутствовали король Салман и наследный принц Мухаммед бин Салман, а с эмиратской — наследный принц шейх Мухаммед бан Зайед, участники призвали Хади и ЮПС к диалогу. Впрочем, саудовский монарх не преминул продемонстрировать свое «исключительно сильное раздражение» действиями союзников, что было расценено региональными наблюдателями как очень плохой знак.

Южные страсти

Усиление ЮПС началось в 2017 г., когда группировка стала постепенно брать под свой контроль временную столицу — Аден. В январе 2018 г. силы ЮПС уже ненадолго захватывали госучреждения и даже сажали под домашний арест членов правительства. Тогда ситуацию изменило вмешательство КСА, однако курс на сецессию стал очевидным; тем более что южане стали активно искать международную поддержку.

Быстрому триумфу ЮПС в августе 2019 г. помешало то обстоятельство, что юг Йемена на самом деле далек от единства. Истоки разногласий следует искать еще в тех временах, когда эта часть страны была независимой и социалистической. Еще в 1980 гг. за контроль над Народно-демократической республикой Йемен соперничали элиты провинций Лахдж и Абьян. Это противостояние привело к скоротечной мини-войне 1986 г. и резне в Адене, в которой выходцы из провинции Абьян потерпели поражение и частично бежали на Север, в Сану.

В настоящее время ЮПС опирается на выходцев из провинций Эль-Дали и Лахдж, а вот провинции Абьян и Шабва поддерживают правительство Хади. Абьян — родина нынешнего президента, поэтому лояльность местных племен не вызывает сомнений. Шабва же не заинтересована в отделении Юга, поскольку в экономическом плане больше ориентируется на «северную» провинцию Мариб, рассчитывая на дивиденды от транзита нефти и газа.

Провинции Хадрамаут и Эль-Махра заняли выжидательную позицию, но считается, что местные элиты недовольны претензиями на доминирование со стороны ОАЭ и их прокси. В Эль-Махре достаточно сильны просаудовские симпатии, поэтому в августе там открыто звучали призывы не допустить вторжения сил ЮПС.

Таким образом, военные возможности ЮПС ограничены и после провала августовского блицкрига Совету, вероятнее всего, придется договариваться с хадистами. КСА уже пытается организовать диалог между правительством Хади и ЮПС. Первые непрямые контакты, по данным СМИ, состоялись 4 сентября в Джидде.

«Игра в одни ворота» закончилась

Пока аравийская коалиция сталкивается с внутренними проблемами на Юге, ее оппоненты из движения «Ансар Аллах» (хуситы) использовали благоприятный момент, чтобы усилить давление на своего главное противника — Саудовскую Аравию. 14 сентября они с помощью беспилотников и крылатых ракет нанесли удар по двум крупным нефтеперерабатывающим предприятиям Королевства, что вынудило Эр-Рияд сократить добычу более чем вдвое — на 5,7 млн баррелей в сутки с обычной отметки примерно в 9,8 млн.

Несмотря на последовавшую за ударами волну обвинений в адрес Ирана, есть основания полагать, что хуситы вполне способны организовать подобную атаку своими силами, поскольку ранее они демонстрировали публике крылатые ракеты с требуемым радиусом действия. Впрочем, справедливости ради следует отметить, что эксперты опознали в них сильно упрощенные копии иранских крылатых ракет. Надо полагать, что споры о военных возможностях хуситов продолжатся, но некоторые выводы уже можно сделать. Война в Йемене оборачивается для КСА серьезными издержками — как экономическими, так и имиджевыми. При этом Королевство явно уязвимо для новых атак, несмотря на колоссальные военные расходы и помощь со стороны США. Масла в огонь подливают просачивающиеся в СМИ слухи о том, что на восстановление прежнего уровня добычи Эр-Рияду потребуется от нескольких месяцев до года.

В результате, если раньше КСА еще могло игнорировать периодически прилетавшие из Йемена ракеты и беспилотники и продолжать интенсивно бомбить позиции противника силами собственной авиации, то теперь вместо «игры в одни ворота» Королевство получает асимметричный конфликт с весьма неприятными последствиями. Впрочем, выход из сложившегося положения существует. Спустя неделю после удара по НПЗ хуситы предложили Эр-Рияду своеобразное перемирие — прекращение ракетных ударов в обмен на прекращение саудовских авианалетов.

Новые сценарии для йеменской драмы

С точки зрения общего хода йеменского кризиса, у коалиции КСА — ОАЭ есть три варианта действий. Первый — признать невозможность военного решения и начать переговоры с хуситами. Второй — отказаться от ставки на Хади, чье правительство неэффективно и не имеет широкой поддержки в Йемене, и найти новую силу, которая смогла бы разгромить хуситов и исламистов и объединить Йемен. Наконец, третий вариант — контролируемый хаос, то есть продолжение войны против движения «Ансар Аллах» и недопущение выхода нестабильности за пределы Йемена.

С 2015 г. и до последнего времени коалиция реализовывала именно третий сценарий — контролируемый хаос. Однако активизация сепаратистского движения на Юге (а также де-факто выход ОАЭ из войны) и неспособность коалиции одержать военную победу над хуситами, которая становится все более очевидной, могут сделать актуальными и другие сценарии.

Самым очевидным решением, как показано выше, является компромисс с движением «Ансар Аллах». В этом случае дальнейшее развитие ситуации в Йемене будет зависеть в первую очередь от того, будет ли диалог между хуситами и КСА продуктивным. Хуситы давно добиваются, чтобы Эр-Рияд пошел на прямые переговоры с ними, и для этого используют силовое давление — регулярные атаки против городов и объектов инфраструктуры на территории КСА. Однако Эр-Рияд настроен жестко — его не устраивают никакие варианты кроме фактической капитуляции оппонентов, которых считают иранскими марионетками. Если же саудовское руководство пойдет на принцип и решит продолжить вооруженную борьбу, то оно может пойти по пути формирования нового правительства на смену правительству Хади. Впрочем, тогда возникнут неизбежные заминки с поиском альтернативных лидеров и обеспечением их международного признания. Этот процесс займет много времени, а значит, война продолжится.

Так или иначе, йеменский кризис вступает в новую фазу. В стране продолжают конкурировать три проекта: хуситская «исламская республика»; раскол страны на Север и Юг; федеративное государство во главе с обновленным правительством. Последний сценарий представляется наиболее отвечающим интересам йеменцев, поскольку дает надежду на относительно быстрое урегулирование конфликта и сохранение единого государства. Если Эр-Рияд пойдет на конструктивный диалог с ЮПС и хуситами, то появится шанс на федерализацию. Однако пока высшее руководство КСА занимает жесткую позицию и отказывается идти на значимые уступки как хуситам из «Ансар Алла», так и южанам из ЮПС. При сохранении такого тренда следует ожидать продолжения гражданской войны сразу на нескольких фронтах и постепенного развала Йемена.


(Голосов: 5, Рейтинг: 4.8)
 (5 голосов)

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся