Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 6, Рейтинг: 5)
 (6 голосов)
Поделиться статьей
Наталья Пискулова

Д.э.н., профессор каф. международных экономических отношений и внешних экономических связей МГИМО (У) МИД России, эксперт РСМД

В последние десятилетия вопросы окружающей среды выходят на первый план среди других глобальных проблем человечества. Всемирный экономический форум в последние годы выделяет связанные с ними экологические риски среди наиболее серьезных; в 2019 г. они фигурируют в качестве трех из пяти наиболее вероятных рисков в долгосрочной перспективе и четырех из пяти по возможному воздействию. Наиболее серьезные проблемы — загрязнение воздуха, воды и почвы, истощение ресурсов, нехватка чистой воды, утрата лесов и биоразнообразия. В настоящее время самой острой и сложной для решения признается проблема изменения климата, которое вызвано растущим загрязнением воздуха.

Осознание неотложности решения природоохранных проблем для выживания человечества привело мир к выработке экологически ориентированной стратегии развития. Факторами ее воплощения помимо быстрого ухудшения состояния окружающей среды становятся ресурсные ограничения, решение вопросов энергетической безопасности, нарастающие природоохранные издержки традиционной экономики, давление со стороны общества, а также становление экологического фактора как средства повышения конкурентных преимуществ стран и компаний. Реализация стратегии происходит на всех уровнях: международном, государственном, частном, неправительственном гражданском.

В результате мы наблюдаем процесс глубокой перестройки мировой экономики, расширение ее экологического сегмента под влиянием активизации природоохранной политики, трансформации деятельности бизнеса, роста инновационной, инвестиционной и информационной активности в этой сфере.

Под влиянием человеческой деятельности беспрецедентными и ускоряющимися темпами происходит сокращение биоразнообразия. Примерно 2/3 экосистемных услуг деградированы или используются неустойчивым образом, в то время как экономика базируется на их использовании, а общая стоимость ежегодных экосистемных услуг оценивается в 125 трлн долл. Около 1 млн видов животных и растений находятся на грани исчезновения, чего никогда не наблюдалось в истории человечества. Более 40% населения планеты затрагивает деградация земель, что влияет на продовольственную безопасность.

Для решения этой проблемы были заключены ряд международных соглашений — Конвенции о биоразнообразии, об охране мигрирующих видов, о международной торговле исчезающими видами и др. Принят Стратегический план действий по биоразнообразию на 2011–2020 гг. По реализации ряда целей Плана в мире достигнут существенный прогресс, в частности, в сфере идентификации инвазивных видов, расширения охраняемых территорий, разработки национальных стратегий и планов по сохранению биоразнообразия.

Для перехода к экологически ориентированному развитию требуется участие разных сторон, в частности, эффективным могут быть партнерства в этой сфере государства, бизнеса и общественных организаций, которые существуют уже несколько десятилетий на разных уровнях. В мире насчитывается около 4 тыс. государственно-частных партнерств, направленных на решение Целей устойчивого развития ООН. В новых типах партнерств применяется сочетание государственных и добровольных инструментов регулирования бизнеса.

В России также постепенно расширяется применение различных инструментов экологической политики. В последние несколько лет были приняты десятки законов, регулирующих проблемы окружающей среды. В 2019 г. прошел первое чтение законопроект, который разрешает частным владельцам солнечных панелей сдавать излишки полученной электроэнергии (в Германии аналогичный закон был принят 28 лет назад). Стартовал национальный проект «Экология». Ряд компаний внедряют ресурсоэффективные технологии, занимаются переработкой отходов, используют экологическую сертификацию и экомаркировку. Вместе с тем ситуация в природоохранной сфере продолжает ухудшаться, что требует использования более активных мер, в том числе применения инновационных методов на основе искусственного интеллекта, больших данных, интернета вещей и других технологий, которые получают широкое распространение в передовых в этом отношении странах.

В последние десятилетия вопросы окружающей среды выходят на первый план среди других глобальных проблем человечества. Всемирный экономический форум в последние годы выделяет связанные с ними экологические риски среди наиболее серьезных; в 2019 г. они фигурируют в качестве трех из пяти наиболее вероятных рисков в долгосрочной перспективе и четырех из пяти по возможному воздействию. Наиболее серьезные проблемы — загрязнение воздуха, воды и почвы, истощение ресурсов, нехватка чистой воды, утрата лесов и биоразнообразия. В настоящее время самой острой и сложной для решения признается проблема изменения климата, которое вызвано растущим загрязнением воздуха.

Осознание неотложности решения природоохранных проблем для выживания человечества привело мир к выработке экологически ориентированной стратегии развития [1]. Факторами ее воплощения помимо быстрого ухудшения состояния окружающей среды становятся ресурсные ограничения, решение вопросов энергетической безопасности, нарастающие природоохранные издержки традиционной экономики, давление со стороны общества, а также становление экологического фактора как средства повышения конкурентных преимуществ стран и компаний. Реализация стратегии происходит на всех уровнях: международном, государственном, частном, неправительственном гражданском.

В результате мы наблюдаем процесс глубокой перестройки мировой экономики, расширение ее экологического сегмента под влиянием активизации природоохранной политики, трансформации деятельности бизнеса, роста инновационной, инвестиционной и информационной активности в этой сфере. В решении проблем окружающей среды задействованы практически все науки. В настоящее время совокупная капитализация имеющихся зеленых рынков — возобновляемой энергетики и энергосбережения, подачи чистой воды, устойчивого лесного хозяйства и рыболовства, переработки пластика и твердых отходов, зеленой инфраструктуры и устойчивых городов — выше многих традиционных секторов.

Такая перестройка, по мнению ученых, может помимо улучшения качества окружающей среды способствовать росту экономики, созданию новых рабочих мест и повышению уровня жизни населения. Так, по оценке Международного агентства по возобновляемым источникам энергии, переход на их использование к 2050 г. будет способствовать росту ВВП и занятости на 2,5% и 0,2% соответственно, а кумулятивный эффект в 2019–2050 гг. составит до 99 трлн долл. [2]

Вместе с тем процессы экологизации идут намного медленнее скорости нарастания экологической деградации планеты. Это связано с беспрецедентными вызовами, на которые человечество должно ответить в обозримом будущем. Речь идет о трансформации не только всего хозяйственного уклада (или как минимум его ключевых отраслей — энергетики, промышленности, сельского хозяйства и транспорта), но и образа жизни людей. Для этого необходимы кардинальные изменения инновационной, инвестиционной и торговой деятельности. Среди главных проблем на пути реализации этих целей стоит отметить финансовую, технологическую, управленческую и психологическую.

Перестройка мировой экономики требует значительных средств в основном из-за высокой стоимости зеленых технологий. По разным оценкам, понадобится от 2% (оценка ЮНЕП инвестиций в десять ключевых отраслей экономики для стимулирования перехода к зеленой экономике) до 25% мирового ВВП и более. Всемирный экономический форум оценивает требуемые инвестиции только в глобальную инфраструктуру (в основном в развивающихся странах) в 5,7 трлн долл., а в докладе Департамента по экономическим и социальным вопросам ООН лишь глобальная замена энергетической инфраструктуры, основанной на ископаемом топливе и использовании атомной энергии, определяется в 15–20 трлн долл. [3] Международное агентство по возобновляемым источникам энергии оценивает вложения в безуглеродную энергетику в 110 трлн долл. к 2050 г., т.е. в среднем 2% мирового ВВП в год [4]. Усугубляет проблему тот факт, что преимущества от экологического инвестирования могут быть очевидны лишь в долгосрочном периоде.

Существует значительная степень неопределенности последствий внедрения новых технологий. Например, в выпуске большинства зеленых технологий используется большое количество пластика.

Серьезным вызовом экологизации является технологический аспект. В настоящее время необходимые для построения зеленой экономики технологии уже имеются и достаточно широко распространены: ветровая и солнечная энергетика, хранение и распределение энергии, улавливание двуокиси углерода, биоразлагаемые материалы и пр. Более того, постоянное их удешевление и повышение эффективности стимулирует их дальнейшее развитие. Так, издержки производства электричества на основе солнечной фотоэлектрики с 2010 г. снизились в среднем на 73%, а ветровой — на 22%, и ожидается дальнейшее их снижение. В США издержки производства ветровой и солнечной энергии приближаются к 2–3 центам на киловатт-час. В Европе офшорная ветроэнергетика конкурирует по ценам с традиционной. Реализация новых возможностей, например, в виде сочетания использования умных сетей, цифровых систем, интернета вещей, больших данных, искусственного интеллекта и других технологий, позволяющих существенно улучшить управление спросом и торговлей энергией, равно как и внедрение новых бизнес-моделей могут принципиально трансформировать сектор энергетики. В долгосрочной перспективе новое поколение биотоплива и водородной энергетики на основе возобновляемых источников позволит использовать их в таких сложно поддающихся для перестройки секторах как авиационный и морской транспорт, а также тяжелой индустрии.

В последнее десятилетие возобновляемая энергетика росла беспрецедентными темпами, опережая все другие источники энергии. По последним прогнозам, доля возобновляемой энергии в первичном предложении энергии может вырасти примерно с 1/6 в настоящее время почти до 2/3 в 2050 г., что вместе с повышением энергоэффективности позволит осуществить глобальную перестройку энергетического сектора.

Вместе с тем ускорение вытеснения традиционных технологий возобновляемыми требует их дальнейшего совершенствования и снижения стоимости (в частности, в сохранении энергии), распространения на ключевые сферы экономики, а также наличия дополнительных стимулов в виде сохранения достаточно высоких цен на традиционные источники энергии. Существенные преобразования в мировой энергетике требуют длительного времени в связи со сложностью трансформации энергетической инфраструктуры.

Существует значительная степень неопределенности последствий внедрения новых технологий. Например, в выпуске большинства зеленых технологий используется большое количество пластика. В его производстве потребляется нефть (невозобновляемый источник), происходят выбросы (равно как и при потреблении) диоксинов. При производстве солнечных панелей выделяется фтор, хлор, нитраты, углекислый газ, двуокись серы и другие опасные вещества [5]. Сложно прогнозировать и направление развития новых технологий. Опыт последних лет показал, что ситуация может меняться очень быстро. Примером быстрых изменений на рынках может служить стремительный рост производства сланцевых газа и нефти, повлиявшее на рынки энергоносителей и вызвавшее снижение мотивации для развития альтернативных источников.

Проблема необходимости создания и распространения зеленых технологий усугубляется достаточно жесткими временными рамками, учитывая серьезность экологической ситуации. Как показывают сценарии, зеленая технологическая революция должна совершиться в ближайшие два-три десятилетия. Ученые предупреждают о необходимости быстрой перестройки мировой энергетической системы для предотвращения климатической катастрофы. Это представляет собой чрезвычайно сложную задачу, учитывая время, необходимое для разработки, внедрения и распространения новых технологий. Предыдущие технологические революции совершались в значительно более длительные сроки — около семидесяти лет и более. Кроме того, повышение энергоэффективности «перекрывается» ростом населения и увеличением объема потребления.

Зеленая технологическая революция должна совершиться в ближайшие два-три десятилетия. Ученые предупреждают о необходимости быстрой перестройки мировой энергетической системы для предотвращения климатической катастрофы.

Вместе с тем проблемы, связанные с аккумулированием необходимых средств и технологий, решаемы. Согласно исследованиям международных организаций, в мире достаточно средств для покрытия потребности в зеленых инвестициях, а большинство необходимых для перехода к новой экономике технологий уже имеется. Т.е. не менее важны и другие необходимые компоненты для ускорения процесса перестройки экономики, которые заключаются в первую очередь в перестройке мышления и политики на всех уровнях.

Инерционность мышления, недостаточная информированность и ориентация на краткосрочные цели руководства стран, их граждан и компаний, приводит к промедлению в выработке и реализации экологических стратегий и политики. Вопреки заявлениям политиков, во многих странах стратегии явно недостаточно сориентированы на сохранение природного капитала. Государственная политика нередко отличается непоследовательностью: наряду со стимулированием экологически чистого производства сохраняется высокий уровень субсидирования ископаемых источников энергии и сельского хозяйства, что приводит к увеличению экологической нагрузки. В 2018 г. только субсидирование потребления ископаемых видов топлива превышало 400 млрд долл [6].

Сложности связаны и с другими причинами — значительной степенью неопределенности перспектив, в частности с неясностью скорости развития процессов деградации окружающей среды. Как показывают последние исследования, в ряде сфер они идут быстрее, чем предполагалось ранее, превышая скорость ответных действий со стороны государств; в перспективе, как предупреждают ученые, процессы деградации экосистем могут резко ускориться. Влияние оказывают и геополитические факторы.

Препятствием служит и противоречие между сущностью любого бизнеса, нацеленного на извлечение прибыли, и задачами построения зеленой экономики. Несмотря на появление новых возможностей, значительное число компаний (включая российские) все еще негативно относятся к «озеленению» своей деятельности, расценивая экологические мероприятия как дополнительные издержки. Зеленые инвестиции, как правило, не приносят немедленной отдачи, и выгоды далеко не всегда очевидны.

Процессы экологизации мировой экономики развиваются неравномерно в разных странах, и до сих пор экологический сектор сконцентрирован в относительно небольшом числе преимущественно развитых (ЕС, США, Япония) и быстроразвивающихся стран (Китай, Индия и Бразилия). Это связано в том числе с уровнем развития и структурой экономики государств, с тем, что экологизация может оказать длительное негативное влияние на страны, зависимые от экспорта энергоресурсов, а также компании, занятые в традиционной энергетике. Ресурсная зависимость большого числа стран Африки, Ближнего Востока и Латинской Америки может привести к потере ими рынков в результате ухудшения условий торговли.

Кроме того, значительная группа развивающихся стран считает однобокой идею экологизации экономики, опасаясь, что она отвлекает ресурсы и внимание от проблем неравенства и развития. Опасения связаны и с возможной коммерциализацией всех природных ресурсов и других аспектов жизни людей, что послужит преимущественно увеличению прибылей компаний и дальнейшему разрушению природной среды вопреки общественным интересам. Так, горнодобывающие компании продолжают наносить серьезный урон природной среде, «компенсируя» его финансовой поддержкой.

Экологически ориентированная стратегия может использоваться развитыми государствами для введения односторонних протекционистских мер, что приведет к дальнейшему усилению неравенства. Противодействие развивающихся стран связано и с возможным форсированием либерализации торговли экологическими товарами и услугами, конкурентные преимущества в которых имеют в основном развитые государства.

Существуют и другие препятствия на пути экологизации мировой экономики. Решение ряда проблем заключается в интеграции концепции экологически ориентированного роста в государственные стратегии, усиление роли государства в ее продвижении и инвестировании в зеленые инновации, расширение экономического инструментария государственной природоохранной политики, включая применение экономического стимулирования соответствующей хозяйственной деятельности, повышение внимания к культурной, информационной и образовательной компоненте экологической политики, активизации международного взаимодействия в этой сфере с учетом интересов стран, не получающих немедленных выгод от экологизации экономики, а также преодоление политического недоверия между государствами.

Решение проблемы на уровне правительств, бизнеса и гражданского общества

Несмотря на многочисленные проблемы, процессы экологизации мировой экономики развиваются по целому ряду направлений в результате проведения природоохранной политики. Помимо решения проблемы изменения климата ее важным направлением является урегулирование вопросов сохранения биоразнообразия и здоровья экосистем.

Под влиянием человеческой деятельности беспрецедентными и ускоряющимися темпами происходит сокращение биоразнообразия. Примерно 2/3 экосистемных услуг деградированы или используются неустойчивым образом, в то время как экономика базируется на их использовании, а общая стоимость ежегодных экосистемных услуг оценивается в 125 трлн долл. Около 1 млн видов животных и растений находятся на грани исчезновения, чего никогда не наблюдалось в истории человечества. Более 40% населения планеты затрагивает деградация земель, что влияет на продовольственную безопасность [7].

Для решения этой проблемы были заключены ряд международных соглашений — Конвенции о биоразнообразии, об охране мигрирующих видов, о международной торговле исчезающими видами и др. Принят Стратегический план действий по биоразнообразию на 2011–2020 гг. По реализации ряда целей Плана в мире достигнут существенный прогресс, в частности, в сфере идентификации инвазивных видов, расширения охраняемых территорий, разработки национальных стратегий и планов по сохранению биоразнообразия.

Ряд государств активизировали деятельность в этой области, включая информационную, образовательную и другие виды. В результате высокого уровня информированности населения (до 90%) об экосистемных услугах достигли, например, Франция, Мексика, Бразилия, Перу, Китай и Вьетнам. Расширяется туристическая деятельность в национальных парках и объектах всемирного наследия, что помогает повысить уровень осведомленности людей о ценностях биоразнообразия. Местные сообщества проходят обучение в целях участия в управлении парками, что способствует росту их активности в сохранении биоразнообразия. Во многих странах внедряются схемы развития сельского хозяйства в экологически чувствительных зонах, где фермеры получают платежи за внедрение методов, способствующих сохранению биоразнообразия. Ряд стран ввели налоги, стимулирующие биоразнообразие. Растет использование рыночных инструментов, таких как сертификация Морского попечительского совета. Государства и местные потребители применяют методы совместного управления в достижении более устойчивого рыболовства, например, устанавливают лимиты на вылов рыбы для сохранения ресурсов.

Расширяется применение таких экономических инструментов как налоги, сборы, торгуемые разрешения, платежи за использование экосистемных услуг, экологические субсидии и другие меры, стимулирующие производителей и потребителей к экологически ответственному поведению. Прямые платежи взимаются, например, за охрану водных бассейнов. Торгуемые разрешения позволяют компании покупать разрешения на эксплуатацию естественной среды у другой компании, которая восстановила естественную среду обитания в другом месте.

Растет понимание бизнеса необходимости грамотного управления экосистемами для сохранения их прибыльности. Продукция компаний, демонстрирующих заботу об окружающей среде, пользуется большим спросом. В этой связи они участвуют в деятельности по сохранению биоразнообразия, внедряют добровольные схемы экосертификации и экомаркировки, новые бизнес модели для получения экологических выгод, изучают возможности участия в экосистемных рынках и пр.

Согласно оценке, в отсутствии подобных действий ситуация могла быть значительно хуже [8]. Вместе с тем требуются более активные действия в этом направлении, т.к. несмотря на предпринимаемые усилия, темпы исчезновения животных и растений ускоряются и состояние природы продолжает ухудшаться.

Государственно-частное партнерство: переход к экологически ориентированному развитию

Для перехода к экологически ориентированному развитию требуется участие разных сторон, в частности, эффективным могут быть партнерства в этой сфере государства, бизнеса и общественных организаций, которые существуют уже несколько десятилетий на разных уровнях. В мире насчитывается около 4 тыс. государственно-частных партнерств, направленных на решение Целей устойчивого развития ООН. В новых типах партнерств применяется сочетание государственных и добровольных инструментов регулирования бизнеса.

Примером может служить государственно-частное партнерство Digital Impact Alliance, объединяющего ученых, инвесторов, представителей государства для обеспечения продовольственной безопасности в Африке с помощью использования больших данных в сельском хозяйстве. Например, фермеры в Малави получают доступ к информации о соответствующем местным условиям использовании удобрений.

Такие партнерства могут быть успешными при определенных условиях, включая совпадение целей участников и наличие профессионального управления. Примером может служить созданное в 2011 г. партнерство компании Маркс и Спенсер и Совета графства Сомерсет с целью увеличения переработки собранных по обочинам улиц отходов многоразового использования, включая пластиковые бутылки. Для компании выгода заключалась в снижении объема захоронения отходов и издержек.

Инновационные решения по сохранению экосистем

Быстрое развитие новых технологий и снижение стоимости их применения расширяет возможности сохранения биоразнообразия и экологизации развития в целом. Современные камеры на солнечных батареях дают возможность осуществлять удаленное наблюдение за живой природой, сохранять и передавать огромные массивы информации, что помогает поддерживать биоразнообразие. Например, использование дронов позволило изучить естественную природную среду в Карибском море. В США дроны применяются для мониторинга качества воды в ручьях и болотах. В Японии для снижения потребления ресурсов развивается «прецизионное» сельское хозяйство: с помощью комбинированных технологий, включая дроны, компьютеры и современные датчики, фермеры определяют необходимое количество воды, удобрений и других материалов для каждого квадратного метра. В рыболовстве на кораблях и в портах используются мобильные приложения для фиксации улова с целью получения информации о популяциях рыб и их вылове.

В России также постепенно расширяется применение различных инструментов экологической политики. В последние несколько лет были приняты десятки законов, регулирующих проблемы окружающей среды. В 2019 г. прошел первое чтение законопроект, который разрешает частным владельцам солнечных панелей сдавать излишки полученной электроэнергии (в Германии аналогичный закон был принят 28 лет назад). Стартовал национальный проект «Экология». Ряд компаний внедряют ресурсоэффективные технологии, занимаются переработкой отходов, используют экологическую сертификацию и экомаркировку. Вместе с тем ситуация в природоохранной сфере продолжает ухудшаться, что требует использования более активных мер, в том числе применения инновационных методов на основе искусственного интеллекта, больших данных, интернета вещей и других технологий, которые получают широкое распространение в передовых в этом отношении странах.

1. Это собирательный термин, элементы которого присутствуют в стратегии устойчивого развития, зеленой экономики, циркулярной экономики и др.

2. IRENA (2019), Global energy transformation: A roadmap to 2050 (2019 edition), International Renewable Energy Agency, Abu Dhabi.

3. World Economic and Social Survey 2011. Department of Economic and Social Affairs. United Nations. New York, 2011.

4. IRENA (2019), Global energy transformation: A roadmap to 2050 (2019 edition), International Renewable Energy Agency, Abu Dhabi.

5. Phylipsen GJM, Alsema EA. 2007 [cited December 21, 2008]. Summary ‘Environmental life-cycle assessment of multicrystalline silicon solar cell modules’ Report number 95057.

6. International Energy Agency. https://www.iea.org/weo/energysubsidies/

7. The IPBES Global Assessment Report on Biodiversity and Ecosystem Services. Draft. May 2019. https://wwэкосистемw.ipbes.net/global-assessment-biodiversity-ecosystem-services

8. The IPBES Global Assessment Report on Biodiversity and Ecosystem Services. Draft. May 2019. https://www.ipbes.net/global-assessment-biodiversity-ecosystem-services


Оценить статью
(Голосов: 6, Рейтинг: 5)
 (6 голосов)
Поделиться статьей

Текущий опрос

Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся