Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Иван Андреев

Эксперт РСМД

Прошедшие недавно в Польше выборы выявили некоторые черты современной политической жизни, характерные для многих европейских стран. Несмотря на победу традиционных партий, о себе заявили новые силы, которые в перспективе могут повлиять на то, как будет выглядеть политический ландшафт государств Европы.

Прошедшие недавно в Польше выборы выявили некоторые черты современной политической жизни, характерные для многих европейских стран. Несмотря на победу традиционных партий, о себе заявили новые силы, которые в перспективе могут повлиять на то, как будет выглядеть политический ландшафт государств Европы.

Рассматривая выборы в парламент Польши, важно понять, какова расстановка сил на польской политической сцене и как политическая ситуация в этой стране соотносится с положением дел в других европейских странах

Победа партии Дональда Туска «Гражданская платформа» (ГП), набравшей на выборах в парламент Польши в октябре 2011 г. почти 40 % голосов, не стала неожиданностью. Очевидно, что свою роль в успехе партии сыграл тщательно выстроенный имидж лидера, который избегает резких шагов и высказываний, демонстрирует взвешенно-осторожный подход при подчеркнутой склонности к компромиссу. Важную роль сыграла и экономическая стабильность Польши, единственной страны ЕС, не испытавшей в годы кризиса снижения ВВП.

Стиль поведения Туска и ГП в целом значительно отличается от главных конкурентов — партии Ярослава Качиньского «Право и справедливость» (ПиС), набравшей на прошедших выборах около 30 % голосов. В годы пребывания партии у власти — с 2005 по 2007 гг. — польскую политическую сцену едва ли не каждый месяц сотрясали скандалы, чаще всего провоцировавшиеся лидерами ПиС.

Соперничество двух правых партий

До победы партии Туска на выборах осенью 2007 г. некоторые наблюдатели считали, что подчеркнуто осторожный политический стиль помешает ей набрать очки у избирателей. Однако оказалось, что такая манера стала в глазах поляков плюсом для партии, сумевшей противопоставить себя атмосфере скандальности, окружавшей деятельность Качиньских.

В то же время ПиС также показала неплохие результаты на прошедших выборах: Качиньскому удалось не растерять своих сторонников. Не стоит забывать, что на выборах президента 2010 г. Ярослав Качиньский не так уж сильно проиграл действующему главе государства Брониславу Коморовскому: разрыв составил всего 5 %.

Соперничество ГП и ПиС определяет политическую жизнь Польши уже в течение нескольких электоральных циклов, хотя на самом деле у обеих партий намного больше общих черт, чем различий. Обе партии вышли из одного политического лагеря — из объединений, образовавшихся на основе знаменитого профсоюза «Солидарность», — и представляют одну и ту же политическую традицию.

ГП и ПиС — из правой части политического спектра. У партии Туска более либеральный имидж, а Качиньский активно заигрывает с патерналистскими ожиданиями и заимствует пункты из повестки дня, более характерной для левых партий.

В годы правления Качиньских депутаты от партии Туска в парламенте поддерживали многие принципиальные инициативы ПиС. Придя к власти, Туск не стал проводить полноценные расследования скандалов вокруг ПиС, хотя для этого были все возможности. Туск также мог иначе прокомментировать роль президента Леха Качиньского в трагедии под Смоленском в апреле 2010 г., в которой погибло около 100 представителей польского истеблишмента, включая самого президента. Однако этого сделано не было. В этих условиях борьба двух партий в основном превратилась в соперничество двух лидеров.

Крах польских левых и «Движение Паликота»

Две правые партии задают тон политической жизни Польши после поражения левых — партии «Союз левых демократов» (СЛД) — в 2005 г. До сих пор партия не может обрести былой силы, более того, ее деградация продолжается. На октябрьских выборах 2011 г. польские левые получили унизительно низкий для них процент голосов — всего 8,25 %.

Можно предположить, что основная причина — утрата партией своего политического лица. СЛД в том, что касается тактических установок в текущей политике, по сути, мало отличается от ГП. Не случайно в СМИ обсуждалась возможность коалиции СЛД и ГП.

Лидеры СЛД не смогли предложить альтернативу правым партиям. Зато это получилось у «Движения Паликота» — главной сенсации октябрьских выборов. Объединение миллионера и бывшего члена ГП Януша Паликота выступило с лозунгами, многие из которых характерны для левых: антиклерикализм, защита прав сексуальных меньшинств, либерализация законодательства об абортах, гарантии равноправия полов.

Во время предвыборной кампании Паликот заявлял, что намерен изменить отношения между государственными институтами и гражданами, избавившись от «гигантской формально-бюрократической системы». Характерно, что в его движении нет опытных политиков, вместо этого он сделал ставку на достаточно известных в обществе людей, среди которых журналисты, защитники прав сексменьшинств, лидеры феминистского движения. Основными видами агитации во время предвыборной кампании были личные встречи с избирателями и общение через Интернет.

Успех Паликота, получившего более 10 % голосов, — тревожный сигнал для традиционных игроков польской политической сцены. Результаты его объединения на выборах демонстрируют, что многие избиратели разочарованы основными политическими силами, и в Польше есть запрос на новых акторов.

Набор базовых ценностей всех основных польских политических партий, за исключением практически революционного для католической Польши «Движения Паликота», как еще раз показали выборы, оказался практически идентичным. При этом есть мнение, что показательно примирительный подход партии Туска к ПиС связан с возможным намерением не сжигать все мосты для будущего коалиционного правительства.

В таком случае может повториться ситуация из недавней политической истории Германии, когда ХДС/ХСС и СДПГ создали так называемую «большую коалицию» в 2005–2009 гг. Тем самым они, по сути, подтвердили, что едва ли представляют реальную альтернативу друг другу, разделяя широкую базу общих политических ценностей. Характерную для многих европейских стран схему, когда политику страны определяют две основные партии, сменяющие друг друга у власти с определенной периодичностью, можно отнести в настоящее время и к Польше.

Политические партии превратились в избирательные машины, которые слепо идут за своими лидерами.

Отчасти такая ситуация является подтверждением теории Макса Вебера, отмечавшего, что политические партии превратились в избирательные машины, которые слепо идут за своими лидерами. По его мнению, в такой ситуации неизбежно повышалось значение харизматического партийного лидера. Можно добавить, что в подобных условиях также происходит снижение значения идеологической составляющей в программе, стратегии и тактике партии. Идеология остается частью партийного бренда, необходимого для успешного политического маркетинга.

«Пираты» и другие альтернативы

Можно предположить, что именно на этом фоне (нельзя сбрасывать со счетов и продолжающийся экономический кризис) растет привлекательность политических сил, которые заявляют о необходимости обновления политической жизни. С определенной натяжкой эти силы можно назвать несистемными. Рост их популярности отмечается в ряде стран ЕС.

Так, в Германии роль «Движения Паликота» выполнила Пиратская партия. На прошедших в середине сентября 2011 г. выборах в земельный парламент Берлина она набрала 9 % голосов. «Пираты» считают себя «любителями» в политике. Они выступают в защиту прямой демократии, за введение гарантированного государством минимального уровня дохода и ратуют, как и «Движение Паликота», за легализацию слабых наркотиков. «Пираты» также отстаивают свободу в Интернете, утверждая, что всемирная паутина должна помочь сделать политическую жизнь более прозрачной.

Привлекательность новых политических сил в глазах избирателей связана с тем, что, аккумулируя протестные настроения, они представляют собой альтернативу правящему партийному тандему.

При этом едва ли можно говорить, что несистемные движения попадают в какую-либо идеологическую нишу. Например, для «Движения Паликота» характерно причудливое смешение либеральных установок (введение плоской шкалы подоходного налога, снижение роли государства в экономике) с традиционно левыми лозунгами (борьба за права сексуальных меньшинств, равноправие полов и снижение роли церкви в жизни общества).

В этой связи стоит упомянуть и о росте популярности крайне правых во Франции. Рейтинг Марин Ле Пен, лидера Национального фронта, продолжает расти. Это явление вряд ли можно связывать только с актуальностью проблемы иммиграции. Важно то, что Национальный фронт в глазах избирателей может предложить альтернативу традиционным политическим силам.

Обращает на себя внимание и успех на выборах в Дании «красно-зеленых» — причудливого объединения бывших коммунистов, маоистов, троцкистов и зеленых. На состоявшихся в середине сентября 2011 г. выборах они получили почти 7 % голосов избирателей, в два раза превысив свой лучший результат.

Общее у новых политических игроков — лозунги о необходимости изменения подхода к организации политической жизни, поддержка со стороны молодежи, активное использование Интернет-технологий и требования, во многом характерные для левых движений (например, касающиеся предоставления равных прав меньшинствам и гарантий со стороны государства в отношении доходов граждан).

Учитывая, что новые силы поддерживает в основном молодежь, которая в последнее время активно заявляет о себе на улицах европейских городов, а экономические проблемы неизбежно ставят в повестку дня вопрос об адекватности современных политических механизмов управления, популярность новых политических объединений едва ли в скором времени сойдет на нет.


Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся