Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 20, Рейтинг: 4.75)
 (20 голосов)
Поделиться статьей
Сергей Андреев

Редактор ТАСС-ДОСЬЕ, эксперт РСМД

13 сентября 2021 г. в Норвегии состоялись парламентские выборы, по итогам которых относительное большинство голосов получила возглавляемая Йонасом Гар Стёре оппозиционная Рабочая партия — 26,4%. Ее союзники — Партия Центра, Социалистическая левая партия и «Красные» — набрали 13,6%, 7,5% и 4,7% соответственно. Таким образом, оппозиционный левый фланг норвежского Стортинга (однопалатный парламент Королевства) получает 97 и 169 депутатских мандатов, обеспечивая себе необходимое большинство для формирования коалиции. Присоединиться к будущему блоку, несмотря на ряд разногласий, может Партия зелёных, набравшая 3,9% голосов (3 места). Воспользовались своим правом голоса 77,2% избирателей.

Главе Рабочей партии Й.Г. Стёре предстоит вести коалиционные переговоры. Камнем преткновения в них могут стать разногласия по поводу отношений с ЕС, климата, и особенно — будущего норвежской нефтедобывающей отрасли. За быстрый отказ от чёрного золота выступает ряд потенциальных партнёров по коалиции, включая Зелёных, в то время как Рабочая партия настаивает на необходимости плавного энергоперехода. В таком случае Норвегии предстоит пересмотр структуры экономики, чтобы остаться на плаву в рамках сбалансированного национального бюджета без увеличения потока «нефтяных» денег. Рабочая партия планирует создать коалицию с Социалистической левой партией и Партией Центра, однако эти силы отказываются сотрудничать друг с другом. Й.Г. Стёре также не исключает переговоры с Христианской народной партией, которая входила в предыдущую правую коалицию. Это представляет собой серьезную проблему для взвешенного подхода лидера Рабочей партии, которому необходимо поддерживать баланс в ходе переговоров. Этот путь, несомненно, будет тернистыми, поскольку переговоры будут проходить с двумя бескомпромиссными партнерами по коалиции, которые угрожают остановить Й.Г. Стёре в случае каких-либо задержек в ходе переговорного процесса. В случае успешного формирования коалиции впервые с 1959 г. все пять стран Северной Европы — Дания, Исландия, Норвегия, Финляндия и Швеция — как оплоты государства всеобщего состояния, социального равенства и баланса правых и левых сил будут управляться левоцентристскими правительствами.

13 сентября 2021 г. в Норвегии состоялись парламентские выборы, по итогам которых относительное большинство голосов получила возглавляемая Йонасом Гар Стёре оппозиционная Рабочая партия — 26,4%. Ее союзники — Партия Центра, Социалистическая левая партия и «Красные» — набрали 13,6%, 7,5% и 4,7% соответственно. Таким образом, оппозиционный левый фланг норвежского Стортинга (однопалатный парламент Королевства) получает 97 и 169 депутатских мандатов, обеспечивая себе необходимое большинство для формирования коалиции. Присоединиться к будущему блоку, несмотря на ряд разногласий, может Партия зелёных, набравшая 3,9% голосов (3 места). Воспользовались своим правом голоса 77,2% избирателей.

Правившая до недавнего времени правая коалиция, возглавляемая Консервативной партией, заручилась поддержкой 20,4% голосов, её партнёр по коалиции — Партия прогресса — 11,7%. Либеральная партия «Венстре» и Христианская народная партия, которые изначально не были в составе правительства, но поддерживали консервативную коалицию, набрали 4,6% и 3,8% соответственно. Однако либералы в 2018 г. и христианские демократы в 2019 г. заключили соглашения о присоединении к Кабинету Эрны Сульберг — главы консерваторов и премьер-министра страны с 2013 г. Это стало первым с 1985 г. случаем, когда в Норвегии было сформировано правительство большинства из правых партий. Премьер-министр Эрна Сульберг еще 13 сентября признала поражение на выборах, подведя итог восьми годам правоцентристского правления.

Социологические данные международных маркетинговых компаний «Norstat» и «Kantar TNS» за 2021 г., сделанные по заказам крупных норвежских СМИ (среди которых издания Aftenposten, Nettavisen, Bergens Tidende, Verdens Gang, телеканал «TV2»), демонстрировали рост популярности левых сил с начала года и их выход в лидеры в апреле-мае. В январе консерваторы с небольшим отрывом сохраняли первую строчку в рейтинге популярности у норвежских избирателей (24,2%), однако похожие рейтинги были у основных соперников — Рабочей партии (22,4%) и Партии Центра (21,7%). К середине мая окончательно оформился перелом — Рабочая партия окончательно вышла вперёд (25,3%), за «Центр» готовы были отдать голос 14,6% избирателей, за консерваторов — 22,6%. Несмотря на дальнейшие колебания рейтингов партнеров из «Центра» (от 11% до 15%), Рабочая партия прочно сохраняла лидерство в общественном мнении до самой даты выборов. Рейтинг консерваторов с середины весны продолжал плавное снижение до отметки в 20%, их союзников из «Партии прогресса» одобряли 9-11% опрошенных.

Помимо усиления правой коалиции либералами и правыми консерваторами, 20 января 2020 г. в правящей коалиции произошел раскол — о выходе из нее объявила правопопулистская Партия Прогресса. Это произошло из-за решения премьер-министра Э. Сульберг репатриировать связанную с Исламским государством (ИГ, организация признана террористической, ее деятельность запрещена на территории РФ) женщину и её детей в Норвегию. Как сообщалось ранее, уроженка Норвегии пакистанского происхождения отправилась в Сирию в 2013 г., где вышла замуж за боевика ИГ, который был позже убит в бою, а с марта 2019 г. она находилась в лагере, контролируемом курдами. Сославшись на болезнь детей, женщина уехала обратно в Норвегию. Несмотря на арест по прибытии, норвежские власти разрешили ей вернуться, мотивировав свой шаг «заботой о детях». В то же время ряд министров и депутатов от Партии Прогресса заявили, что данная ситуация была лишь «последней каплей» в накопившихся противоречиях в коалиции — стоя на националистических и антииммигранских позициях, сторонники «Прогресса» обвинили консерваторов в «повороте к центру» после присоединения христианских демократов и либералов. На тот момент глава партии и министр финансов Сив Йенсен заявила, что с «Прогрессом» не было проведено консультаций по вопросу возвращения женщины из Сирии, а также подчеркнула, что после расширения коалиции политика была «слишком основана на компромиссах» и «пропал прежний энтузиазм». Тем не менее Э. Сульберг сохранила свой пост и продолжила возглавлять правительство меньшинства, проведя ряд перестановок в Кабинете. За восемь лет работы она расширила разведку месторождений нефти, снизила налоги, стремилась повысить эффективность государственного управления и сократить госрасходы — стремление к большему либерализму в экономике в противовес государству всеобщего благосостояния, курс на которое часто критикуется правым флангом норвежской политики как «насквозь социалистический».

Основные вопросы на предвыборных дебатах и в ходе формирования коалиции касаются внутренней социальной политики Королевства. Изменения в жизни Норвегии могут произойти не столько из-за крупной политической партии, сколько из-за того, что перемены могут быть пролоббированы небольшими партиями, которые, как ожидается, присоединятся к Рабочей партии в правительстве. Лидер Рабочей партии Йонас Гар Стёре нацелился на сокращение неравенства в Норвегии, и, среди прочего, пообещал снизить налоги для людей со средним и низким доходом и поднять их для тех, кто зарабатывает более 750 000 крон в год. Здесь с ней солидарны и другие левые партии Королевства. Центристская партия, помимо прочего, пообещала снижение подоходного налога, сокращение трудовой иммиграции, если она представляет угрозу, и помощь новым предприятиям, стоя на позициях смешанной экономики, выравнивания доходов и «баланса между государственной и частной собственностью». Наиболее крайняя часть левого фланга — Социалистическая левая партия и «Красные» — призывает к еще большему налоговому «наступлению» на самые обеспеченные слои общества и «освобождению» наиболее бедных норвежцев и рабочего класса. Помимо этого все члены возможной будущей левой коалиции выступают за увеличения расходов на здравоохранение и налоговые послабления для туристической отрасли, пострадавшей от последствий пандемии COVID-19. Среди других негативных моментов, повлиявших на рост популярности левых настроений, — замедление роста ВВП с 2,3% (2017 г.) до -0,7% (2020 г.) и падение ВВП с 437 млрд долл. (2018 г.) до 362 млрд долл. (2020 г.).

В центре внимания предвыборной кампании также был статус Норвегии как крупного производителя нефти и газа. Это крупнейший в норвежской экономике сектор с точки зрения добавленной стоимости, государственных доходов, инвестиций и стоимости экспорта — 14% ВВП, 14% государственных доходов, 19% инвестиций, 41% экспорта, более 160 тыс. рабочих мест. Приток денег от продаж сырья позволил Норвегии накопить крупнейший в мире фонд национального благосостояния, активы которого оцениваются сегодня в 12 трлн крон (1,4 трлн долл.; около 1,5% всех акций в мире, доли в более чем 9,2 тыс. компаний из 74-х стран). В 2018 и 2019 гг., до пандемии COVID-19, чистый доход от продажи нефти составил по 265 млрд крон, в 2020 г. он упал до 106,8 млрд крон, по итогам 2021 г. планируется достичь значений в 154 млрд крон. Несмотря на общемировой тренд и прогресс по охране окружающей среды, Й.Г. Стёре придется убедить потенциальных левоцентристских партнеров пойти на компромисс в отношении нефтяной политики и смягчить темпы перехода к «зеленой экономике» — сократить выбросы на 55% в течение 10 лет. Й.Г. Стёре заявил, что его правительство сосредоточится на выполнении Парижского соглашения по климату, но отверг любой жесткий ультиматум по энергетической политике. Только «Зеленые» хотят иметь полностью «чистую» экономику, предлагают в ультимативной форме прекратить добычу нефти, поиск и освоение новых месторождений к 2035 г. и закрыть нефтяную отрасль в ближайшее десятилетие. Менее, но также «радикальную» энергетическую повестку дня выдвигает и Социалистическая левая партия. Центристы предлагают отложить наступление климатической нейтральности Норвегии до 2040 г. Среди других пунктов климатической повестки дня, по которым наблюдается общий консенсус, — расширение сети зарядных станций для электромобилей, полная электрификация железных дорог, переход на углеродно-нейтральный общественной транспорт, использование самолетов с низким уровнем выбросов.

По внешнеполитическим вопросам у основных политических сил не было серьезных разногласий. Большинство партий поддерживают членство страны в НАТО и увеличение оборонного бюджета. В вопросах иммиграции в оппозиции выступает Партия Прогресса призывая уменьшить прием беженцев и ужесточить требования к интеграции переезжающих в Норвегию (члены этой партии часто оказывались в эпицентре скандалов, связанных с неосторожными высказываниями в адрес мигрантов). Интерес к внешней политике в ходе дебатов был слаб, потому что курс предыдущего правительства рассматривался как неудачный, вследствие чего Рабочая партия акцентировала внимание на таких темах, как рынок труда, здравоохранение, налогообложение и климат.

В то же время следует отметить некоторые отличия в стратегиях Рабочей партии и консерваторов. Как заявил 11 августа 2021 г. в интервью норвежской газете «Verdens Gang» Йонаc Гар Стёре, он будет стремиться к более активным контактам и сотрудничеству с Россией — в первую очередь, в Арктике. По его словам, диалог с Москвой мог бы быть более интенсивным. Норвегия и Россия входят в ключевую арктическую организацию — Арктический совет, к целям которого относится немилитаризация Арктики, развитие северных регионов, участие в развитии северных народов. Однако антироссийская риторика Осло после 2014 г. заметно усилилась обвинениями в адрес Москвы в милитаризации Арктики. Еще один трудный вопрос — сотрудничество по архипелагу Шпицберген. Шпицбергенский трактат 1920 г. закрепил суверенитет Норвегии над архипелагом, при этом дав право другим подписантам документа (в их числе и России) вести там коммерческую и научно-исследовательскую деятельность. Москва настаивает на том, что договор дает ей равные с Осло права на освоение архипелага.

Учитывая некоторые заявления отдельных политиков о международной повестке и отношениях с РФ, которые звучали в период предвыборной кампании, внешнеполитический курс Норвегии как члена НАТО в нынешних реалиях международного противостояния трудно поддастся трансформации. В 2021 г. Норвегия дала США разрешение на строительство нескольких военных баз для противостояния России в Арктике, ранее Соединенные Штаты уже приступили к строительству радиолокационной станции у северных границ РФ. Что, соответственно, частично переносит центр принятия внешнеполитических решений из Осло в Вашингтон. Норвегия выстраивает свою политику как член НАТО и кардинального отличия от общего курса Альянса быть не может, несмотря на отсутствие острых проблем в двусторонних отношениях. Отдельно стоит упомянуть негативный образ России в норвежских СМИ и тягу масс-медиа Королевства к скандальным материалам, в которых РФ предстаёт в негативном свете. Как пример — «расследования» о якобы «секретных операциях» Кремля с применением десятков подводных лодок близ Норвегии.

***

Й.Г. Стёре предстоит вести коалиционные переговоры. Камнем преткновения в них могут стать разногласия по поводу отношений с ЕС, климата, и особенно — будущего норвежской нефтедобывающей отрасли. За быстрый отказ от чёрного золота выступает ряд потенциальных партнёров по коалиции, включая Зелёных, в то время как Рабочая партия настаивает на необходимости плавного энергоперехода. В таком случае Норвегии предстоит пересмотр структуры экономики, чтобы остаться на плаву в рамках сбалансированного национального бюджета без увеличения потока «нефтяных» денег. Рабочая партия планирует создать коалицию с Социалистической левой партией и Партией Центра, однако эти силы отказываются сотрудничать друг с другом. Й.Г. Стёре также не исключает переговоры с Христианской народной партией, которая входила в предыдущую правую коалицию. Это представляет собой серьезную проблему для взвешенного подхода лидера Рабочей партии, которому необходимо поддерживать баланс в ходе переговоров. Этот путь, несомненно, будет тернистыми, поскольку переговоры будут проходить с двумя бескомпромиссными партнерами по коалиции, которые угрожают остановить Й.Г. Стёре в случае каких-либо задержек в ходе переговорного процесса. В случае успешного формирования коалиции впервые с 1959 г. все пять стран Северной Европы — Дания, Исландия, Норвегия, Финляндия и Швеция — как оплоты государства всеобщего состояния, социального равенства и баланса правых и левых сил будут управляться левоцентристскими правительствами.

Оценить статью
(Голосов: 20, Рейтинг: 4.75)
 (20 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся