Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 6, Рейтинг: 3.67)
 (6 голосов)
Поделиться статьей
Алексей Тарасов

Независимый военный аналитик

Тенденция к укреплению вооруженных сил ряда восточноевропейских государств обозначилась достаточно давно, еще в 2014–2015 гг. Впрочем, несмотря на давление со стороны руководства США и НАТО, планирование и реализация военных программ до последнего времени шли достаточно медленно.

Однако за относительно короткий период — со второй половины 2019 по середину 2021 гг. — ситуация кардинально изменилась. Пять стран Восточной Европы — Польша, Словакия, Венгрия, Румыния и Болгария — представили планы трансформации своих вооруженных сил, сроки их реализации намечены на начало 2030-х гг.

Национальные планы в значительной степени согласуются с общим стратегическим планом НАТО 2030, представленным в ноябре 2020 г. Рассматриваемые государства Восточной Европы подчеркивают важность укрепления сотрудничества с НАТО и ЕС. Их вооруженные силы продолжают встраиваться в систему региональной и коллективной безопасности НАТО на всех уровнях — от общего стратегического планирования до тактических и технических аспектов. Огромное значение в планировании отдано трансформации сухопутных сил и техническому перевооружению.

В целом, можно сказать о формировании «восточного фронта» НАТО. Причем благодаря «импульсу» со стороны наднациональных структур за последние два года темпы военного строительства значительно возросли.

Характерной чертой стратегических планов большинства восточноевропейских государств является их зависимость от экономической ситуации. Малейшая нестабильность может привести к отмене программ или сдвигам сроков. Наиболее стабильно в финансовом отношении выглядят Венгрия и Польша.

С другой стороны, структуры НАТО заинтересованы в успешной реализации общего плана. Поэтому можно ожидать, что недостаточное финансирование из бюджетов национальных государств будет частично компенсироваться наднациональными структурами — в первую очередь будут задействованы ресурсы США и НАТО.

Можно сказать, что вооруженные силы этих государств в значительной степени теряют самостоятельность в военном планировании и строительстве в обмен на финансовую помощь в переоснащении.

Тенденция к укреплению вооруженных сил ряда восточноевропейских государств обозначилась достаточно давно, еще в 2014–2015 гг. Впрочем, несмотря на давление со стороны руководства США и НАТО, планирование и реализация военных программ до последнего времени шли достаточно медленно.

Однако за относительно короткий период — со второй половины 2019 по середину 2021 гг. — ситуация кардинально изменилась. Пять стран Восточной Европы — Польша, Словакия, Венгрия, Румыния и Болгария — представили планы трансформации своих вооруженных сил, сроки их реализации намечены на начало 2030-х гг.

Национальные планы в значительной степени согласуются с общим стратегическим планом НАТО 2030, представленным в ноябре 2020 г. Рассматриваемые государства Восточной Европы подчеркивают важность укрепления сотрудничества с НАТО и ЕС. Их вооруженные силы продолжают встраиваться в систему региональной и коллективной безопасности НАТО на всех уровнях — от общего стратегического планирования до тактических и технических аспектов. Огромное значение в планировании отдано трансформации сухопутных сил и техническому перевооружению.

В целом, можно сказать о формировании «восточного фронта» НАТО. Причем благодаря «импульсу» со стороны наднациональных структур за последние два года темпы военного строительства значительно возросли.

Финансовый аспект

Несмотря на негативное влияние пандемии COVID-19, большинство государств — членов Североатлантического альянса продолжили увеличивать оборонные расходы в 2020 г. Данные об этом были обнародованы 16 марта в ходе презентации ежегодного отчета о деятельности НАТО.

В отчете подчеркивается, что 2020 год — это шестой подряд год роста военных расходов в странах ЕС и Канаде. При этом 11 из 30 стран уже достигли требуемого руководством Альянса порога расходов в 2% от ВВП.

Впрочем, как отметил в своей речи генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, часть стран достигли необходимого уровня, скорее, за счет снижения ВВП из-за влияния пандемии COVID-19, а не фактического увеличения военных бюджетов. Однако, подчеркнул он, «что стабильно и что мы видим ежегодно — это устойчивый рост военных расходов Альянса».

Действительно, данные, опубликованные Стокгольмским международным институтом исследования проблем мира (SIPRI), указывают на то, что после относительно долгого периода стабильности или снижения оборонные бюджеты стран НАТО вновь начали расти в 2014–2015 гг.

Из рассматриваемой группы стран Восточной Европы рекомендуемого показателя уже достигла Польша (2,31%), Румыния (2,07%) и Словакия (2,0%). От них незначительно отстает Венгрия с расходами равными 1,85% от ВВП, наибольшее снижение демонстрирует Болгария. После резкого роста в 2019 г. до уровня 3,22% к ВВП, в 2020 г. этот показатель также резко снизился вдвое и составил 1,6%.

Существует еще один, менее известный и потому реже упоминаемый показатель — процент расходов на закупки новых вооружений по отношению к общей сумме оборонных расходов. Руководство НАТО рекомендует тратить на эту цель не менее 20% военного бюджета.

Изменения оборонных бюджетов Польши, Румынии, Венгрии, Словакии и Болгарии по сравнению с 2010 и 2014 гг. Источник данных: SIPRI

Из 30 государств — членов Североатлантического альянса данному критерию уже соответствуют 18, а из пяти рассматриваемых восточноевропейских государств — четыре: Венгрия (34,7%), Словакия (31,8%), Польша (29,0%) и Румыния (23,1%). В числе аутсайдеров, опять же, Болгария с расходами в 19,2%. Впрочем, ее отставание от минимально достаточного уровня невелико.

Планы на десятилетку

В планах модернизации восточноевропейских государств есть много общих моментов.

Во-первых, оборонные ведомства всех пяти государств уделяют значительное внимание развитию сухопутных сил. Наиболее значительные инвестиции в их модернизацию демонстрируют, в первую очередь, Словакия, Венгрия и Польша.

Во-вторых, заметно стремление побыстрее заменить устаревшие вооружения и военную технику времен холодной войны. Главным образом это связано со значительным моральным устареванием ряда систем и стремлением добиться независимости от поставок запасных частей из стран за пределами НАТО, в первую очередь речь идет о России.

В-третьих, национальные оборонные ведомства ожидают, что модернизация позволит повысить уровень взаимодействия и интеграции с другими армиями НАТО, упростить обеспечение и поддержку, а также повысить боевые возможности. Это возможно сделать, например, за счет использования общих систем разведки, связи и обмена данными.

Все пять стран выступают за укрепление многостороннего сотрудничества в рамках НАТО, а также подчеркивают намерения соответствовать стандартам Альянса в части рекомендованных расходов на оборону (2% от ВВП и 20% на закупку вооружений).

Еще одной немаловажной частью, характерной для всех обнародованных планов, стало требование как можно шире задействовать национальные оборонные предприятия для лицензионного производства вооружений. Некоторые страны видят в этом как возможность поддержать «домашнюю» оборонную отрасль, так и перспективу дать толчок ее развитию.

Впрочем, приоритеты модернизации у рассматриваемой пятерки стран отличаются. Отчасти их диктует геостратегическое положение, отчасти — финансовые возможности и роль в натовских планах сдерживания возможной агрессии с Востока.

Для Румынии и Болгарии более актуальна модернизация элементов ПВО, ПРО и флота. Планы касаются и обновления сухопутных войск, хотя и в меньшей степени.

Министерство обороны Болгарии считает, что к 2032 г. численность армии должна составлять не менее 43 тыс. человек, включая 3 тыс. добровольцев-резервистов.

На данный момент план предусматривает закупку до 150 бронированных боевых машин, 90 из которых — БМП на колесной платформе 8х8. Таким образом, вооруженные силы рассчитывают увеличить огневую мощь и мобильность механизированных соединений и обеспечить высокий уровень совместимости для совместных миссий с другими членами Альянса.

По всей видимости, перевооружение сухопутных сил страны начнется с одной из двух механизированных бригад.

Министерство обороны Болгарии ставит целью полностью избавиться от бронетехники, разработанной в СССР. Намерение заменить парк БТР-60ПБ на новую платформу 8х8 было анонсировано еще в 2018 г. Среди претендентов, добравшихся до второго этапа конкурса, были Otokar ARMA, Patria AMV-XP и GDELS PIRANHA 5. В 2020 г. процесс приостановился из-за влияния пандемии.

В августе 2021 г. румынское оборонное ведомство представило концепцию трансформации вооруженных сил до 2026 г. Этот этап будет первым в более масштабной программе, которую планируется завершить к 2040 г.

Согласно планам, сухопутные войска страны будут иметь следующую структуру: генеральный штаб, два дивизионных штаба со структурами обеспечения и логистики, восемь маневренных бригад, две бригады боевого обеспечения, одна разведывательная бригада, три базы логистической поддержки, а также учебные центры и военные учебные заведения, работающие в интересах сухопутных сил страны.

План сильно акцентирован на развитии высоких технологий и важности развития высокоточных вооружений, кибербезопасности и развития роботизированных платформ. В документе также упоминается важность подготовки в рамках новой доктрины многосредных боевых действий (Multidomain Warfare).

Сухопутные войска продолжат получать новые колесные платформы MOWAG Piranha V 8х8, которые производятся на совместном предприятии «GDELS-Mowag, UMB». Контракт на поставку 227 бронетранспортеров Piranha V в шести разных конфигурациях был заключен в 2018 г., его общая сумма составила 868 млн евро. В планы включена также закупка многоцелевых транспортных платформ, легких тактических бронемашин ATBTU; а также оснащение для войск РХБЗ.

О планах по закупкам тяжелых и средних гусеничных платформ пока неизвестно. Впрочем, часть тяжелой и средней бронетехники относительно недавно прошла модернизацию под требования НАТО.

Из 303 танков 54 модернизированы до уровня TR-85M1 (всего: TR-580 — 23; TR-85 — 226; TR85-BIZON — 54). Кроме того, на вооружении имеются 101 БМП MLI-84 JDER — модернизация БМП-1, получившая новый боевой модуль с 25 мм автоматической пушкой Oerlikon и ракетами Spike.

У Словакии ключевым элементом плана является 1-я механизированная бригада. К 1 января 2026 г. на ее базе планируется полностью развернуть тяжелую механизированную бригадную боевую группу.

Для ее оснащения вооруженные силы Словакии планируют закупить примерно 200 новых средних гусеничных платформ. Предполагается, что на их закупку потребуется до 1,5 млрд евро. В настоящее время проводится конкурс, в котором принимают участие три платформы: ASCOD от General Dynamics Land Systems, CV90 от BAE Systems и KF41 Lynx от Rheinmetall.

Оборонное ведомство Словакии хочет полностью избавиться от значительной части вооружений, разработанных в СССР. В части бронетехники это подразумевает списание БМП-1, БМП-2 и BWP-M. Существуют планы полной замены парка колесной техники, ранее уже делались шаги в этом направлении. Словацкие военные вели переговоры с финской компанией «Patria» по закупке новой платформы AMV XP 8x8. Но в конце 2019 г. реализация этой программы была приостановлена.

В числе других шагов по обновлению вооруженных сил упоминается накопление и обновление резервов вооружений и боеприпасов, а также внедрение передовых технологий, таких как ИИ.

Приоритеты модернизации венгерской армии были сформулированы в документе «Zrínyi 2026 Defense and Force Development Programme», опубликованном еще в 2016 г. В данный момент развитие национальных вооруженных сил происходит согласно этому плану, однако 25 июня 2021 г. появилась новая редакция национальной оборонной стратегии. Документ отменяет предыдущую редакцию, принятую в 2012 г.

В качестве одного из главных приоритетов развития сухопутных войск заявлено полное техническое переоснащение. К 2028 г. страна планирует развернуть тяжелую механизированную бригаду, полностью оснащенную новейшим вооружением.

На данный момент уже подписаны контракты на поставку 44-х ОБТ Leopard 2A7+, 24-х САУ PzH 2000, девяти БРЭМ Bergepanzer 3 Buffel и 218 боевых машин на платформе KF41 Lynx. Сумма первого контракта составляет более 2 млрд евро.

Планируется второй контракт на поставку еще 172-х боевых машин на платформе KF41 Lynx. Выполняться он будет уже на совместном предприятии в Венгрии.

Дополнительно, в мае 2021 г. венгерское Министерство обороны разместило заказ на оснащение KF41 Lynx комплексами активной защиты StrikeShield от Rheinmetall. Сумма этого контракта составляет 140 млн евро.

Кроме того, в число приоритетов модернизации входит внедрение высокотехнологичных систем управления и командования, военное применение 3D-печати, а также усиление возможностей космической связи и разведки.

Ожидается, что улучшенные технологии связи, разведки и управления станут фактором повышения эффективности как для вооруженных сил в целом, так и для тяжелой бригады, оснащенной новейшей бронетехникой.

Из пяти рассматриваемых стран Польша начала разработку планов модернизации вооруженных сил раньше всех. Причина как в ключевой роли этой страны на восточном фланге НАТО, так и в наличии у нее самых крупных в Восточной Европе вооруженных сил.

Широкой публике «План технической модернизации вооруженных сил на 2021–2035 гг.», включающий и 2020 г., был представлен еще в октябре 2019 г. Проект предусматривает техническое переоснащение всех родов войск вооруженных сил Польши, на его реализацию требуется 524 млрд злотых (или примерно 133 млрд долл.).

Значительную часть этой суммы польское руководство намерено направить на модернизацию сухопутных сил.

С 2002 г. в вооруженные силы страны поставляются боевые машины Rosomac 8х8, польский лицензионный вариант финской платформы Patria AMV. Rosomac выпускается в восьми вариантах, только в варианте БМП их поставлено уже 836 единиц.

На той же базе производится 120-мм самоходные установки RAK. На данный момент в войска уже поставлено 122 установки M120K Rak и 60 командных машин.

В середине июня 2021 г. на учениях «Dragon-21» была представлена новая средняя гусеничная платформа Borsuk. Руководство акционерного общества «Huta Stalowa Wola» (HSW) ожидает, что армия закажет порядка 700–800 машин, которые заменят порядка тысячи устаревших БМП BWP-1, и дополнительно — 700–800 специализированных машин на той же платформе. Сумма контракта оценивается в 8 млрд долл. при примерной стоимости в 5 млн долл. за единицу. Примерный срок выполнения установлен на 2031 г.

Продолжаются поставки самоходной гаубицы Krab. Производство началось в 2016 г., в декабре 2020 г. был подписан дополнительный контракт. Всего ожидается поставка 122-х САУ к 2024 г.

Кроме того, Польша активно разрабатывает и закупает легкие платформы 4х4 — Oshkosh M-ATV, TUR и Zubr.

И, наконец, 14 июля 2021 г. премьер-министр Польши Ярослав Качиньский объявил о намерении страны закупить 250 основных боевых танков Abrams M1A2 SEPv3. По словам премьер-министра, закупка должна расцениваться как первый шаг в программе модернизации. В будущем можно ожидать, что Польша закупит больше танков Abrams M1A2 SEPv3.

Руководство вооруженных сил страны планирует оснастить новой техникой четыре батальона 18-й механизированной дивизии, расположенной на востоке страны. Каждый батальон получит 58 ОБТ, всего 232 танка. Еще примерно 15 машин будут использоваться для обучения экипажей.

Первая поставка намечена уже на 2022 г., сумма проекта оценивается в 6 млрд долл. В сумму входит логистическая поддержка, тренажеры для экипажей, танковые мостоукладчики и БРЭМ. Я. Качиньский отметил, что для этой закупки не будут использованы средства из государственного бюджета.

Закупка «Абрамсов» позволит полностью избавиться от всех танков Т-72, а именно — T-72M, T-72M1 и T-72M1R. Сейчас этими моделями оснащены четыре батальона вооруженных сил Польши.

Таким образом, после переоснащения в польских вооруженных силах будут четыре батальона на ОБТ Leopard 2 (250 единиц в вариантах A4/A5/PL), четыре — на новых M1A2 SEPv3 и еще четыре батальона на PT-91 Twardy (230 единиц).

При этом продолжится модернизация всех танков Leopard 2A4 до стандарта Leopard 2PL, а также программа «Wilk». По ее результатам будет выбран новый ОБТ для замены PT-91 и Leopard 2.

В результате полного перевооружения сухопутных сил Польша может стать одним из самых крупных операторов бронетанковой техники нового поколения в Европе — и это фактор, который нельзя не учитывать.

Стоит заметить, что в закупке Польшей первой (а, возможно, и дополнительных партий) танков Abrams M1A2 SEPv3 ничего принципиально невозможного нет.

В США текущая модернизация танков M1A2 SEP v3 происходит на танковом заводе в Лиме (Lima Army Tank Plant). Согласно действующему контракту, предприятие обязуется поставить до 786 улучшенных ОБТ в течение трех лет. При этом завод даже не задействовал все имеющиеся производственные линии. Модернизированные машины поступают на склады вооружения и военной техники в Европе. В случае необходимости американское руководство может воспользоваться этим запасом, чтобы быстро поставить требуемое количество заказчику.

На 2022 г. уже намечена модернизация Abrams M1A2 до стандарта SEPv4. Новыми машинами, вероятно, будут оснащаться американские части.

В случае конфликта польским войскам придется действовать бок о бок с американскими. Переход на общие системы вооружений, таким образом, более чем логичный шаг. В частности, для совместных учений много лет используется Дравско-Поморский военный полигон.

Кроме того, в р-не Повидзь находится американский склад с имуществом для одной бронетанковой бригадной боевой группы ABCT, а военный комплекс в Загань-Свентошув планируется расширить для складирования вооружения и военной техники еще одной ABCT и двух польских бронекавалерийских бригад.

Последствия

Характерной чертой стратегических планов большинства восточноевропейских государств является их зависимость от экономической ситуации. Малейшая нестабильность может привести к отмене программ или сдвигам сроков. Наиболее стабильно в финансовом отношении выглядят Венгрия и Польша.

С другой стороны, структуры НАТО заинтересованы в успешной реализации общего плана. Поэтому можно ожидать, что недостаточное финансирование из бюджетов национальных государств будет частично компенсироваться наднациональными структурами — в первую очередь будут задействованы ресурсы США и НАТО.

Можно сказать, что вооруженные силы этих государств в значительной степени теряют самостоятельность в военном планировании и строительстве в обмен на финансовую помощь в переоснащении.

Появлению текущих военных планов предшествовала подготовительная работа в политической сфере. Так, например, в 2017 г. словацкое правительство уже предпринимало попытку пересмотреть долгосрочные военные планы, но она провалилась из-за противодействия Национальной Партии Словакии (SNP), которая требовала исключить Россию из перечня угроз для Словацкой Республики.

Андрей Кортунов:
Как остановить НАТО

За счет перехода на общие стандарты и платформы даже относительно небогатые страны смогут себе позволить радикальное перевооружение с соответствующим усилением боевых возможностей.

Постепенно оформляется тенденция к быстрому насыщению национальных армий новыми, высокотехнологичными вооружениями. Этому способствует наличие достаточно эффективных механизмов финансовой помощи и военно-технического сотрудничества в рамках Североатлантического альянса. Более развитые страны и производители вооружений предлагают готовые, проверенные решения, часто используемые другими членами Альянса. При этом, наличие развитых «экосистем», сложившихся вокруг продукта, обеспечивает возможность подбора оптимального набора характеристик для конкретного пользователя. Этот подход позволяет сэкономить время и финансы на научно-исследовательских разработках, обучении и улучшениях вооружений в течение жизненного цикла.

К примеру, полный цикл приобретения наземной платформы нового поколения можно завершить за 3–5 лет. Для сравнения, при наличии развитой промышленности разработка современной гусеничной платформы своими силами заняла бы 16–22 лет (CV90 — 18 лет, Puma — 22, AJAX — 16).

На более высоком уровне это означает, что за относительно короткое время страна или направление могут быть усилены за счет внешних поставок. Этот фактор следует учитывать вместе с возможностями быстрой переброски сил НАТО на европейский ТВД и в его пределах, а также возможностью использования системы заблаговременного складирования вооружения и военной техники. В сумме эти факторы значительно повышают возможности НАТО в Европе быстро наращивать группировки сухопутных войск.

Переоснащению мобильных механизированных соединений придается особое значение. Они не только не потеряли свое значение, но, напротив, вошли в стадию активного развития. В обозримом будущем следует ожидать появления соединений нового облика, адаптированных под условия боевых действий XXI в. и с усиленными боевыми возможностями. Уровня ограниченной готовности они достигнут к 2025 г., а полной — к началу 2030-х гг.

Заметна тенденция к фокусу менее богатых стран на колесных платформах. Связано это главным образом с более низкой стоимостью обслуживания и эксплуатации. Более богатые армии могут позволить себе смешанные парки бронетехники. Вооружения, тактика и организационные структуры времен холодной войны уходят в прошлое и это глобальный тренд уже заметен даже в традиционно отстающих странах Восточной Европы.


(Голосов: 6, Рейтинг: 3.67)
 (6 голосов)

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся