Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Андрей Пятаков

К.полит.н., старший научный сотрудник Института Латинской Америки РАН

Университеты Латинской Америки по большей части остаются лакуной для российского читателя, уделом узких специалистов, главным образом латиноамериканских. Престижные глобальные университетские рейтинги тоже «не видят» вузы этого региона. Оправдано ли такое небрежение, отражает ли оно объективную реальность? Ответить на этот вопрос пытаются и сами латиноамериканцы.

Университеты Латинской Америки по большей части остаются лакуной для российского читателя, уделом узких специалистов, главным образом латиноамериканских. Престижные глобальные университетские рейтинги тоже «не видят» вузы этого региона. Оправдано ли такое небрежение, отражает ли оно объективную реальность? Ответить на этот вопрос пытаются и сами латиноамериканцы.

Латиноамериканские alma mater – аутсайдеры глобальных топов

Ведущие университетские рейтинги – своего рода биржевые котировки интеллектуального потенциала государства. Именно на них опираются инвесторы в оценке рисков капиталовложений в стартапы, научные исследования и т.п. Вместе с тем право составлять подобные топы, обладающие колоссальной экспертной ценностью, монополизировано. В мире четыре наиболее престижных и авторитетных рейтинга, продумывающих свою инвестиционную стратегию и использующих ранжирование как опору для принятия решений. Они разрабатываются Великобританией, Испанией и Китаем.

В число европейских рейтингов входят:

  • топ от транснациональной консалтинговой кампании «Quacquarelli Symonds» (QS) с головным офисом в Лондоне;
  • топ от газеты «The Times» (The Times Higher Education World University Rankings, THE), ежегодно публикуемый в соответствующем приложении;
  • рейтинг от испанского исследовательского центра «Grupo SCImago» (Scimago Institutions Rankings).

Четвертый рейтинг – Academic Ranking of World Universities – составляется Шанхайским университетом Цзяо Тун, одним из старейших и престижнейших высших учебных заведений Китая, осуществляющим мониторинг глобального университетского пространства с 2003 г.

Во всех рейтингах лидирующие позиции прочно закреплены за вузами США, Европы и Азии. Например, в топ-50 от QS за 2014 г. входят 21 североамериканский вуз (18 вузов США и 3 Канады), 15 европейских (из них 8 от Великобритании) и 9 азиатских. Остальные 5 университетов – австралийские. Схожая картина имеет место в топе от «The Times» за 2013–2014 гг. и в шанхайском рейтинге. Топ от «Grupo SCImago» интересен тем, что, во-первых, он самый обширный, во-вторых, приоритетный: в нем заложен параметр инновационности научных исследований, поэтому наряду с университетами в его списке фигурируют научно-исследовательские центры и институты. Оригинальность этого рейтинга заключается уже в том, что первое место в нем принадлежит Национальному центру научных исследований Франции (Centre National de la Recherche Scientifique). В топ-50 от «Grupo SCImago» 27 позиций занимают институты и университеты США, 15 – Европы, 7 – Азии. Казалось бы, картина почти аналогичная, однако «дьявол кроется в деталях»: 5-е место в рейтинге у Китайской академии наук, а 13-е – у Высшего совета научных исследований Испании. Нетрудно заметить, что во всех мировых рейтингах прослеживается корреляция с географической принадлежностью экспертного центра при явном общем доминировании университетов США и Европы.


www.panoramio.com / Erich G
Национальный автономный университет
Мексики

Латиноамериканские университеты оказываются «за бортом» как топ-50, так и топ-100, и попадают в лучшем случае только в топ-200 ведущих рейтингов. Так, в списке QS из 200 университетов латиноамериканский только один – бразильский Университет Сан-Паулу (132-е место). В шанхайском списке «одинокий» бразильский Университет штата Кампинас занимает 184-ю позицию. А по версии «The Times», ни один латиноамериканский вуз вообще не достоин быть в списке 200 лучших образовательных учреждений. Здесь Университет Сан-Паулу встречается на промежуточной позиции 226–250. Причем на протяжении ряда лет позиции вышеупомянутых бразильских вузов в мировых рейтингах остаются практически неизменными.

Можно было ожидать, что испанский рейтинг будет более благосклонен к своим партнерам по ибероамериканскому сообществу, однако в нем прослеживается аналогичная тенденция. На латиноамериканские учебные и исследовательские центры оригинальность испанского рейтинга не распространяется. Так, Университет Сан-Паулу находится на традиционно низкой позиции (179-е место).

В список 500 лучших университетов, по шанхайской версии, входят 10 вузов из 4 стран региона: 6 от Бразилии, 2 от Чили и по одному от Аргентины и Мексики. QS склонен более щедро оценивать достижения латиноамериканских вузов: в топ-500 вошли 17 университетов, в том числе 7 бразильских, 6 аргентинских, 2 колумбийских и по одному от Чили и Венесуэлы.

Латиноамериканский ответ на вызов

Существенный тормоз на пути выхода латиноамериканских вузов на более высокие позиции состоит в том, что система высшего образования региона в большей степени ориентирована на «внутреннее потребление».

По мнению латиноамериканских специалистов, престижные глобальные рейтинги носят крайне тенденциозный характер. Как отмечает видный аналитик Андрес Оппенгеймер в статье «Война против университетских рейтингов», последние в целом ориентированы на образовательные стандарты стран ОЭСР и явно создаются в пользу англоговорящих стран. Существенный тормоз на пути выхода латиноамериканских вузов на более высокие позиции состоит в том, что система высшего образования региона в большей степени ориентирована на «внутреннее потребление». Один из основных параметров глобальных рейтингов – степень интернационализации вуза. Латиноамериканские же университеты если и интернационализированы, то скорее регионально, нежели глобально, что явно недостаточно для попадания в мировые топы. Так, из общего числа иностранных студентов в мире (2,7 млн) в Латинской Америке предпочитают обучаться только 1,5%.

Придя к выводу о дискриминационном характере глобальных университетских топов, латиноамериканское научное сообщество «забило в набат». На практике это выразилось в проведении двух региональных встреч ректоров и специалистов ведущих вузов на тему «Позиции Латинской Америки и стран Карибского бассейна в международных рейтингах высшего образования». Первая встреча состоялась в мае 2011 г. в Буэнос-Айресе, вторая – в мае 2012 г. в Мехико. Инициатором форумов выступил Международный институт ЮНЕСКО по высшему образованию в Латинской Америке и Карибском бассейне. В итоговой декларации первой, наиболее насыщенной и эмоционально острой встречи ключевым стало следующее предложение: «Рекомендовать правительственным властям, ответственным за координацию университетских систем, ассоциациям и университетским сетям, ректорам и руководителям учреждений, а также в целом ЮНЕСКО разрабатывать альтернативы ведущим рейтингам для лучшего понимания и оценки реальности высшего образования в регионе».

www.timeshighereducation.co.uk
50 лучших университетов мира (THE)

Таким образом, Латинская Америка собиралась пойти по пути составления альтернативных глобальным региональных университетских рейтингов. Однако на сегодня перейти от слов к делу удалось лишь частично. В этой сфере по-прежнему доминируют рейтинги от ведущих экспертных сообществ, которые помимо глобальных топов составляют и региональные рейтинги университетов. Например, компания QS ежегодно составляет список лучших вузов Азии, Латинской Америки и даже БРИКС. По версии QS, уже на протяжении трех лет пальму первенства лучшего университета Латинской Америки оспаривают два вуза – бразильский Университет Сан-Паулу и Папский Католический университет Чили.

Самой заметной попыткой составления списка лучших университетов, по версии самих латиноамериканцев, стала инициатива довольно популярного информационно-аналитического портала Infolatam. В 2014 г. это агентство предприняло амбициозную попытку составления латиноамериканского университетского топа-20 с бросающим вызов названием – «рейтинг рейтингов». По оценке Infolatam, верхнюю позицию в нем занимает бразильский Университет Сан-Паулу. Бразилия вообще оказывается страной, предоставляющей лучшее высшее образование в регионе. 12 из 20 университетов списка портала принадлежат Бразилии. На втором месте – Аргентина с тремя вузами, на третьем – Мексика и Чили с двумя каждая и Колумбия с одним университетом.

Вместе с тем топ от Infolatam, несмотря на оригинальность названия, нельзя считать оригинальным. Методологически он основывается на оценках упомянутых рейтингов и является их производной. Фактически он выступает результатом усреднения и сведения к общему знаменателю оценок латиноамериканских вузов от ведущих игроков. Аутентичный латиноамериканский рейтинг, учитывающий специфику высшего образования в регионе, пока остается делом будущего.

«Портрет» латиноамериканского вуза

В государствах Латинской Америки и странах Карибского бассейна насчитывается 1210 университетов, причем явное лидерство принадлежит Бразилии (303 вуза). За ней следуют Мексика (143), Аргентина (103), Перу (91) и Колумбия (79). Единственная страна региона, где нет ни одного университета, – островное государство Сент-Люсия. Между государственными и частными вузами сохраняется зыбкое равновесие: доля частных университетов составляет 53,7% (наибольшее количество негосударственных университетов – 70% – в Бразилии и Чили). При этом в выборку рейтинговых исследований попадают 150 университетов, из которых треть – бразильские.

Латинская Америка собиралась пойти по пути составления альтернативных глобальным региональных университетских рейтингов.


world.yale.edu
Ректор Йельского Университета Питер
Саловей на Ежегодной встрече ректоров
университетов

По данным на 2009 г. , общее количество латиноамериканских студентов составляло 17 млн человек, из которых 4,8 млн обучались в бразильских вузах, 2,7 млн – в мексиканских, 2,1 млн – в аргентинских, 1,8 млн – в венесуэльских, 1,2 млн – в колумбийских. При этом высшим образованием было охвачено 38% студенческой молодежи. В этом плане Латинская Америка значительно отстает от развитых стран, где доля студенческой молодежи варьируется от 45% до 95% (например, США – 82%, Швеция – 47%, Финляндия – 94%). Региональные лидеры – Куба и Аргентина (88% и 68% молодежи соответственно).

Следует отметить, что большинство латиноамериканских студентов доверяют «домашнему» высшему образованию и не стремятся получить диплом за рубежом, хотя в целом в мире наблюдается обратная тенденция. Так, по данным ООН, общее количество студентов, стремящихся получить высшее образование в иностранном вузе, выросло по сравнению с 2000 г. на 75%. Из общего же числа иностранных студентов в мире доля латиноамериканцев составляет менее 10%. Основное направление студенческой иммиграции – вузы США. В них в совокупности обучаются почти 67 тыс. латиноамериканских студентов, при этом лидерство ввиду географической близости принадлежит Мексике (14,2 тыс.). У студентов, обучающихся в США, наибольшей популярностью пользуются такие специальности, как торговля и управление, инженерные науки, математика и информатика.

Российско-латиноамериканское университетское сотрудничество: упущенные возможности?

Несмотря на то, что в России функционируют примерно 750 университетов, лишь единицы открыты для международного сотрудничества с Латинской Америкой. В Москве только два вуза – МГУ им. М.В. Ломоносова и РУДН – систематически реализуют программы обучения для латиноамериканцев. За пределами столицы в этом плане выделяются Санкт-Петербургский государственный университет, Санкт-Петербургский государственный политехнический университет, Белгородский государственный университет и Самарский государственный аэрокосмический университет им. С.П. Королева. Ведущие специальности, на которые поступают студенты из Латинской Америки, – медицина, сельскохозяйственные дисциплины, нанотехнологии, информационные технологии, экономика, торговля и международные отношения. По данным на 2011 г. , в российских вузах обучались 1,1 тыс. студентов из Латинской Америки (из них 700 были стипендиатами).

Большинство латиноамериканских студентов доверяют «домашнему» высшему образованию и не стремятся получить диплом за рубежом, хотя в целом в мире наблюдается обратная тенденция.

Сотрудничество России со странами Латинской Америки в сфере образования осуществляется преимущественно в формате межвузовского взаимодействия. До недавнего времени его нормативной базой служило постановление правительства РФ «О сотрудничестве с зарубежными странами в области образования» от 25 августа 2008 г., однако в 2013 г. оно утратило силу. Вместо него было принято постановление «Об установлении квоты на образование иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации».

Пять лет назад была предпринята попытка институционализации межвузовского взаимодействия между Россией и Латинской Америкой. В 2009 г. в Мадриде и в 2011 г. в Москве состоялись две встречи ректоров университетов России, Испании и Латинской Америки. Однако дальнейшего развития эта инициатива пока не получила. Латинская Америка решила переключиться на университетское взаимодействие с Испанией.

wikipedia.org
Юридический факультет Университета
Сан-Паулу, Бразилия

В июле 2014 г. в Рио-де-Жанейро состоялся III Международный конгресс ректоров университетов сети «Универсиа» (предыдущая встреча прошла в Мексике в 2010 г.). Форум проходил под названием «Университет XXI века: взгляд из Ибероамерики», а его спонсором и инициатором выступил испанский банк «Сантандер». На нем присутствовали представители ведущих западных вузов – Йельского университета и Оксфорда. От России в мероприятии принимали участие представители Сибирского федерального университета (СФУ), подписавшие соглашение о присоединении СФУ к международной сети университетов Испании, Португалии, Андорры и Латинской Америки «Универсиа». Южный федеральный университет обсудил вопрос о координации совместных проектов с университетом Сантандер. Однако говорить о том, что российско-латиноамериканское университетское сотрудничество получило на форуме дальнейшее развитие, не приходится.

По итогам встречи стало известно, что банк «Сантандер» готов вложить 594 млн евро в развитие ибероамериканских университетов. Очевидно, что Испания, имеющая более прочные культурные и цивилизационные связи с Латинской Америкой, вполне может составить конкуренцию России в области университетского сотрудничества. Растущая активность этой страны может послужить препятствием в развитии российско-латиноамериканского взаимодействия в сфере высшего образования, которое только начало налаживаться.

* * *

Несмотря на то, что в России функционируют примерно 750 университетов, лишь единицы открыты для международного сотрудничества с Латинской Америкой.

Таким образом, можно констатировать, что латиноамериканский университетский потенциал явно недооценен, и глобальные рейтинги, в которых латиноамериканское присутствие минимально, не отражают объективной реальности. Латиноамериканцы сами стараются выбиться на международную арену «глобального университета» и полностью открыты к взаимодействию, о чем свидетельствуют вышеупомянутые международные форумы по проблемам высшего образования в Мексике и Рио-де-Жанейро. Эта открытость в свою очередь открывает перед российскими вузами возможности большей интернационализации и, соответственно, повышения их позиций в глобальных университетских рейтингах.

Университетское направление интеллектуального и культурного взаимодействия между Россией и Латинской Америкой имеет большой, но пока нереализованный потенциал. Большинство ведущих западных университетов закрыто для латиноамериканских студентов по экономическим причинам – стоимость проживания и обучения не по карману среднестатистическому латиноамериканцу. В связи с этим необходимо проявить политическую волю, чтобы оптимизировать и стимулировать латиноамериканские студенческие потоки в российские вузы за счет облегчения процедурных аспектов поступления и нивелирования бюрократических преград на этом пути.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся