Распечатать Read in English
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Александр Ермаков

Военный обозреватель, эксперт РСМД

Российская военная операция в Сирии по праву находится в центре внимания мировых СМИ. Большинство аналитических статей ставят задачу либо определения скрытых целей России в сирийском конфликте, либо прогнозирования результатов силового вмешательства. Широкий интерес неудивителен ввиду крайней необычности подобной операции для нашей страны.

Российская военная операция в Сирии по праву находится в центре внимания мировых СМИ. Большинство аналитических статей ставят задачу либо определения скрытых целей России в сирийском конфликте, либо прогнозирования результатов силового вмешательства. Широкий интерес неудивителен ввиду крайней необычности подобной операции для нашей страны.

Разворачивание авиационного контингента за рубежом, причем в государстве, не граничащем непосредственно с Россией, удары с воздуха по противникам «своей» стороны во внутригосударственном конфликте, удары крылатыми ракетами, серьезное внимание к медийной составляющей — все это традиционно ассоциируется с США. К этому добавилась и российская специфика — публичный и показательный упор на соблюдение как внутрироссийского, так и международного права.

Так, президент предварительно получил одобрение Совета Федерации, хотя, согласно внесенным 16 декабря 2009 г. изменениям в Федеральный закон «Об обороне», для оперативного применения вооруженных сил по просьбе другого государства в этом не было необходимости. В то же время, например, операция США в Ливии проводилась Бараком Обамой без согласия Конгресса, проголосовавшего по окончании установленного законом 90-дневного срока против ее продолжения. С точки зрения международного права, Россия опирается на просьбу о военной помощи со стороны законного и международно признанного правительства Сирии. В этом она поступает аналогично американской коалиции в Ираке, действующей по просьбе Багдада. Однако удары коалиции по целям в Сирии находятся в «серой зоне» права, так как проводятся без официального одобрения Дамаска [1].

С точки зрения международного права, Россия опирается на просьбу о военной помощи со стороны законного и международно признанного правительства Сирии. Однако удары коалиции по целям в Сирии находятся в «серой зоне» права, так как проводятся без официального одобрения Дамаска.

Вероятно, эти меры «легитимизации» направлены во многом на внутрироссийскую аудиторию, которую много лет воспитывали на негативном отношении к подобным операциям, проводимым западными странами. По этим же причинам официальные лица подчеркивали и продолжают подчеркивать отличие российской операции в Сирии от «серой» коалиционной. При этом игнорируется тот факт, что коалиционная операция проводится в первую очередь в Ираке [2].

Однако прежде чем начать авиаудары, самолеты надо было перебросить на будущий театр военных действий (ТВД).

«Анадырь-2»

Stratfor
Спутниковые снимки аэродрома Хмеймим
перед операцией

Российские военные и специалисты находились в Сирии и до начала конфликта. Это не только персонал ставшего за последние годы знаменитым 720-го пункта материально-технического обеспечения ВМФ России в Тартусе, но и штат военного атташе при посольстве, инструкторы и консультанты, занимающиеся переучиванием сирийцев на новую, закупаемую в России военную технику. С началом войны активно заработал «Сирийский экспресс» — поставки грузов военного назначения кораблями ВМФ России, в первую очередь десантными. Рейсы из Новороссийска обеспечивают хороший грузопоток, а положения конвенции Монтре о статусе Черноморских проливов в совокупности с защитой Андреевского флага гарантируют, что груз дойдет до адресата. Как показала история с российским сухогрузом «Alaed» 2012 г., чтобы воспрепятствовать поставкам гражданскими судами, нет необходимости прибегать к силовым действиям, достаточно юридических мер, в частности отзыва страховки.

Воздушный путь в Сирию более сложен. Еще в 2012 г. власти Турции принудили к посадке пассажирский рейс Москва–Дамаск сирийской авиакомпании «Syrian Air», заявив, что на нем через турецкое воздушное пространство провозятся военные грузы. Вплоть до недавнего времени осуществлялись рейсы военно-транспортной авиации с гуманитарными грузами с облетом Турции с запада, через Болгарию и Грецию, но с начала сентября 2015 г. болгарские власти запретили и их. Решение было, вероятно, связано с желанием воспрепятствовать усилению грузопотока в интересах разворачивающегося российского контингента. С тех пор полеты осуществляются через Каспийское море, Иран и Ирак.

Первыми в Хмеймим прибыли многоцелевые истребители Су-30СМ. Через несколько дней к ним присоединились штурмовики Су-25СМ и бомбардировщики Су-24М, последними (на данный момент) появились новейшие бомбардировщики Су-34.

Трудно четко определить время начала скрытой переброски в Сирию сил, предназначенных для грядущей операции. Вероятнее всего, грузы и персонал стали накапливать посредством «Сирийского экспресса» в августе 2015 г. Начались активные инженерные работы на аэродроме Хмеймим, юго-восточнее города Латакия. Выбор был обусловлен как логистическими плюсами (Латакия — крупный порт), так и вопросами безопасности. Дело в том, что это один из немногих районов, уверенно контролируемых проправительственными силами. К недостаткам стоит отнести то, что небольшой гражданский аэропорт мало приспособлен для базирования боевой авиации, в частности самолеты приходится держать на одной из двух взлетно-посадочных полос ввиду отсутствия площадок для их обслуживания и развитой сети рулежных дорожек.

Stratfor
Спутниковые снимки аэродрома Хмеймим
перед операцией

Непосредственно на аэродроме самолеты начали появляться во второй половине сентября. В связи с этим интересно вспомнить информационный вброс турецких СМИ середины августа 2015 г. о передаче Сирии 6 МиГ-31. Самолеты якобы прибыли на авиабазу Мезе, в западном пригороде Дамаска. На сегодня можно уже совершенно определенно говорить о том, что это не соответствовало действительности, но интересны предпосылки появления данного вброса. Возможно, в Сирию еще в августе действительно прибыли несколько боевых самолетов Воздушно-космических сил России (ВКС), а турецкие журналисты, пытаясь по смутной информации от своих источников определить тип, наткнулись на якобы заключенный в 2007 г. контракт на поставку МиГ-31Э («Рособоронэкспорт» и представители производителя, Российской самолетостроительной корпорации «МиГ», неоднократно опровергали сам факт существования этого контракта. Впрочем, не стоит исключать и того, что поводом послужили слухи «на местах» о появлении российских самолетов в будущем. Возможно, это оказалось просто совпадением.

Если бы Россия вдруг решила вступить в американскую коалицию и базироваться вместе с остальными где-то в Персидском заливе, то ее контингент выглядел бы примерно так: 4–12 Су-30СМ, 1–2 Ил-78, Ил-20М.

Первыми в Хмеймим прибыли многоцелевые истребители Су-30СМ. Через несколько дней к ним присоединились штурмовики Су-25СМ и бомбардировщики Су-24М, последними (на данный момент) появились новейшие бомбардировщики Су-34. Через воздушное пространство Ирака боевые самолеты летели в качестве сопровождения военно-транспортных — для безопасности, так как полетом транспортных самолетов, оснащенных гражданскими транспондерами, иракские диспетчеры могли удобно управлять [3]. Начиная с этого момента западные страны уже наверняка были в курсе переброски. Даже если предположить, что перелет не согласовывался с Ираком, то он не мог пройти незамеченным для самолетов дальнего радиолокационного обнаружения и управления E-3 «Sentry» и E-7 «Wedgetail» [4], действующих в иракском небе. Однако представители Пентагона и Госдепартамента промолчали. Что это было — своя игра или договоренность с Россией? Мы вряд ли об этом узнаем, по крайней мере в ближайшее время. В масс-медиа российские самолеты «засветились» уже на фото из социальных сетей и снимках, выполненных коммерческими спутниками дистанционного зондирования земли по заказу таких агентств, как «Stratfor».

Так или иначе, но когда 28 сентября В. Путин летел в Нью-Йорк, его приказа в Сирии ожидала авиагруппа из более чем полусотни самолетов и вертолетов.

Ограниченный контингент

Министерство обороны РФ
Су-30СМ

Если сравнить российскую авиагруппу с типовыми экспедиционными контингентами стран коалиции, нетрудно заметить, что все они построены по общему принципу: одно или несколько звеньев многоцелевых истребителей, заточенных на применение высокоточного оружия, один или несколько самолетов-заправщиков, разведывательный самолет с большой продолжительностью полета [5]. Таким образом, если бы Россия вдруг решила вступить в американскую коалицию и базироваться вместе с остальными где-то в Персидском заливе, то ее контингент выглядел бы примерно так: 4–12 Су-30СМ, 1–2 Ил-78, Ил-20М.

Одно из главных отличий развертывания российского контингента — базирование в непосредственной близости от мест ударов. Большинство целей находится на расстоянии 100–300 км от Латакии, т.е. боевой вылет может длиться менее часа. Большая часть американской авиации располагается в ОАЭ и Катаре, т.е. на расстоянии более 1500 км от ТВД. Часть союзников по коалиции базируется в Кувейте (канадцы), Иордании (часть французских сил) и на Кипре (англичане действуют со своей авиабазы Акротири), но и им добираться до своих целей в разы дольше, чем российским летчикам [6]. Размещение близко к фронту позволяет совершать несколько самолето-вылетов за один день, тогда как самолеты коалиции совершают вылеты длительностью 8 часов и более — на пределе возможностей техники и экипажей. Кроме того, исчезает необходимость дозаправок в воздухе, все еще недостаточно привычной операции для отечественной тактической авиации. Ряд самолетов, в частности Су-25, и вовсе не оснащены системами дозаправки в воздухе.

Разумеется, при передовом базировании встает вопрос безопасности, но реальной альтернативой развертыванию в Сирии могли быть бы действия только из Ирана, вряд ли допустимые по дипломатическим причинам. Остается надеяться на бдительность российской и сирийской охраны авиабазы и на то, что Латакия — территория с максимально лояльным правящему режиму населением [7].

Министерство обороны РФ
Су-24М

Многоцелевые истребители могут служить основным ударным средством при оснащении их преимущественно высокоточным оружием и соответствующими прицельно-навигационными средствами. За рубежом эта проблема решается оснащением самолетов подвесными контейнерами с оптико-электронными системами, тепловизорами и лазерными дальномерами-целеуказателями и массовым переоборудованием неуправляемых авиабомб в корректируемые (КАБ) с помощью таких комплектов, как JDAM. Массовому их распространению способствуют простота в использовании и дешевизна: усредненная стоимость базового комплекта JDAM — 27 тыс. долл., что примерно соответствует цене летного часа истребителя F-16. Кроме того, авиабомба сохраняет намного более высокое, чем у управляемой ракеты, соотношение массы боевой части к общей массе боеприпаса, т.е. при том же весе имеет большую поражающую силу. Дешевые КАБ потеснили обычные неуправляемые авиабомбы, и именно благодаря им американская авиация смогла почти полностью перейти на высокоточное оружие (ВТО). Так, во время операции «Буря в пустыне», еще до появления JDAM, доля управляемых авиационных боеприпасов составляла всего 8%. При этом на них приходилось 84% общей стоимости боеприпасов.

Одно из главных отличий развертывания российского контингента — базирование в непосредственной близости от мест ударов.

К сожалению, в силу ряда объективных и субъективных факторов (в частности, отечественные авиабомбы зачастую обладают худшей аэродинамикой) в России нет подобной JDAM программы переоборудования неуправляемого вооружения в управляемое. Российские прицельно-навигационные контейнерные системы для тактических истребителей также все еще находятся на этапе разработки и испытаний. Ввиду этих отличий в ВКС России ударные задачи возложены в первую очередь на специализированные самолеты, бомбардировщики и штурмовики, оптимизированные для ударов по наземным целям. Благодаря современным встроенным прицельным комплексам модернизированные Су-24 и Су-25 способны с неуправляемыми авиабомбами демонстрировать точность, близкую к ВТО. Высокоточное оружие применяется для поражения особо важных и сложных целей.

Министерство обороны РФ
Су-25

Таким образом, основной ударной силой авиагруппы стали штурмовики и бомбардировщики Су-24М, Су-25СМ и Су-34. Кроме того, нужно было позаботиться о воздушном прикрытии. Для этого в Сирию было переброшено звено из 4 Су-30СМ, наиболее современных среди хорошо освоенных истребителей ВКС России. Разведывательное обеспечение операции осуществляют беспилотные летательные аппараты (БПЛА) и самолет электронной разведки Ил-20М.

В Сирии развернута также вертолетная группировка, представленная в первую очередь Ми-8АМТШ и Ми-24П. На вертолеты возлагаются поисково-спасательные задачи, обеспечение безопасности авиабазы и непосредственная поддержка войск.

По состоянию на середину октября 2015 г. российская авиагруппа имела следующий вид: 12 Су-24М, 12 Су-25СМ, 4 Су-30СМ, 6 Су-34, Ил-20М, неустановленное число легких БПЛА и вертолетов.

«Непоколебимая решимость» по-русски

Имеющаяся группировка действует на пределе возможностей. После пика 13 октября 2015 г. наступил спад в интенсивности ударов. В связи с этим стоит ожидать усиления контингента — в первую очередь за счет современных боевых вертолетов Ми-28Н, а также дополнительных самолетов, как ударных, так и истребителей.

Воздушная кампания ВКС России началась 30 сентября 2015 г., через несколько часов после официального объявления о начале операции. В течение первых дней российская авиация сосредоточилась на нанесении ударов по штабам, командным пунктам, складам вооружений и горюче-смазочных материалов противника. Данные действия преследовали цель дезорганизовать боевиков в преддверии масштабного наступления правительственной армии, которое началось 8 октября.

Удары наносились не только по ИГ, но и по другим группировкам, противостоящим правительственным войскам. Большая часть ударов наносилась неуправляемыми бомбами, бомбардировщиками Су-24М и штурмовиками Су-25СМ. Для поражения открытых и относительно крупноразмерных и неукрепленных целей их обычно бывает достаточно. Для наиболее сложных целей, малоразмерных и укрепленных, использовались управляемое оружие (бомбы со спутниковым наведением КАБ-500С, управляемые ракеты Х-25М и Х-29, кассеты с самонаводящимися противотанковыми элементами) и бомбардировщики Су-34.

Министерство обороны РФ
Предполетное обслуживание Су-34.
Подвешены авиабомбы КАБ-500С

Истребители Су-30СМ осуществляют воздушное прикрытие штурмовиков и бомбардировщиков во время авиаударов. Ударные самолеты особо нуждаются в сопровождении при нанесении ударов вблизи от турецкой границы. Ранее Турция при первой возможности, даже при коротком пересечении границы, атаковала сирийские вертолеты и самолеты.

Число авиаударов в день в течение первой недели находилось на уровне аналогичного показателя у западной коалиции в Ираке. В Сирии коалиция в течение последнего времени действует с низкой интенсивностью, нанося зачастую всего несколько ударов в день, обычно по технике и живой силе ИГ.

После начала наступательной операции сирийской армии интенсивность российских ударов резко возросла. Так, 13 октября только ударными самолетами были нанесены удары по 86 целям — впечатляющий результат, свидетельствующий о минимум трех усредненных самолето-вылетах в день. Причем в это число не входят вертолеты, судя по публикуемым видеоматериалам, которые также начали принимать активное участие в боевых действиях, оказывая непосредственную поддержку наступающим частям сирийской армии. Использование действующих с малых высот вертолетов вызывает известную обеспокоенность. За первые две с половиной недели выполнено только ударной авиацией 669 боевых вылетов.

Умение вести «войну в прямом эфире» было до недавнего времени эксклюзивом США. Сегодня по уровню информационного освещения российская кампания даже превосходит коалиционную.

Имеющаяся группировка действует на пределе возможностей. После пика 13 октября 2015 г. наступил спад в интенсивности ударов. В связи с этим стоит ожидать усиления контингента — в первую очередь за счет современных боевых вертолетов Ми-28Н, а также дополнительных самолетов, как ударных, так и истребителей. Возможно, встанет вопрос о поиске еще одной авиабазы. Нельзя исключать задействования дальней авиации непосредственно с аэродромов Северного Кавказа.

Посильную помощь в обеспечении ПВО оказывает с моря и флот, который также несет основное бремя по снабжению группировки. Однако ВМФ отличился и более заметной акцией. 7 октября 2015 г. был нанесен массированный удар крылатыми ракетами морского базирования из акватории Каспийского моря. Сторожевой корабль «Дагестан» и малые ракетные корабли «Град Свияжск», «Великий Устюг», «Углич» выпустили по 11 целям в общей сложности 26 крылатых ракет «Калибр». Удар крылатыми ракетами во многом стал демонстрацией возможностей России по нанесению высокоточных конвенционных ударов на стратегической дальности. Ранее подобное оружие использовали только Соединенные Штаты и Великобритания [8].

Министерство обороны РФ
Обстановка в Сирии по версии
Министерство обороны России. Карта
с брифинга
16 октября 2015 г.

Пуск крылатых ракет сопровождался эффектным видеороликом, который сам по себе был мощной демонстрацией. Умение вести «войну в прямом эфире» было до недавнего времени эксклюзивом США. Сегодня по уровню информационного освещения российская кампания даже превосходит коалиционную: регулярные брифинги, ежедневные, оперативно смонтированные видео поражения целей, фотогалереи на отдельной странице официального сайта, генералы, готовые и умеющие разговаривать с прессой, допуск журналистов к освещению событий на местах и т.д.

В 1991 г., перед операцией «Буря в пустыне», над США еще довлел призрак Вьетнама — подобные национальные травмы лечатся не годами, а победами. В 2015 г., при запуске сирийской операции, в России начало звучать уже, казалось, забытое слово «Афган». Если удастся решить поставленные задачи, независимо от их амбициозности (от стабилизации фронта до сокрушения террористического государства), Россия победит не только врагов из плоти и крови, но и довлеющий над ней четверть века призрак морального поражения. Выйдя из войны с победой, оставив за собой укрепившихся союзников и страну в лучшем состоянии, чем она была, Россия окажется в мире, где она не на словах, а на деле будет одним из главных глобальных игроков и центров силы. Бросая на стол крылатые козыри, партию нужно выигрывать.

1. Официального протеста и/или жалобы в ООН о военной агрессии от Дамаска не поступало.

2. По состоянию на 13 октября 2015 г. по целям в Ираке было нанесено 64,5% от общего числа ударов, при этом пик ударов по целям в Сирии пришелся на зиму.

3. Полеты гражданской авиации над Ираком продолжаются, несмотря на войну с исламистами и длящуюся более года воздушную операцию, хотя маршрут значительной части международных рейсов все же сместился восточнее, в Иран.

4. E-7A «Wedgetail» — самолет дальнего радиолокационного обнаружения и управления Королевских ВВС Австралии.

5. Американская авиагруппа, основанная на постоянно дислоцированных силах Центрального регионального командования, значительно превосходит остальные по численности, но в целом построена на тех же принципах.

6. Недавно Турция разрешила ВВС США использовать свои авиабазы, но, судя по всему, ограниченно, в первую очередь для размещения поисково-спасательных сил. По крайней мере, всплеска интенсивности ударов не наблюдается.

7. Латакия — крупнейший алавитский город, родина Б. Асада. После Первой мировой войны недолгое время была столицей независимого Алавитского государства.

8. В текущей кампании крылатые ракеты морского базирования США применяли единожды — при начале ударов по Сирии в сентябре 2014 г. ракетный крейсер и эсминец выпустили 47 крылатых ракет «Томагавк» (https://www.washingtonpost.com/news/checkpoint/wp/2014/09/23/tomahawk-missiles-the-latest-u-s-weapon-used-against-islamic-state/). Великобритания имеет относительно небольшое количество «Томагавков», которые используются с атомных подводных лодок. Королевские ВМС ограниченно применяли их в войнах в Югославии, Афганистане, Ираке (в 2003 г.) и Ливии.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Текущий опрос

Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся