Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 24, Рейтинг: 4.33)
 (24 голоса)
Поделиться статьей
Александр Воробьев

Научный сотрудник Института востоковедения РАН, директор Центра инвестиционного и интеграционного сотрудничества, эксперт РСМД

Отношения России и Пакистана исторически складывались весьма непросто. Однако в последние два десятилетия появились объективные предпосылки для укрепления отношений двух стран, обусловленные тем, что Исламабад начал всё больше тяготеть к евразийской политике как в сфере международной повестки, так и в торгово-инвестиционной сфере.

В отношениях Москвы и Исламабада сегодня можно выделить несколько перспективных направлений взаимодействия, ключевыми среди которых являются военно-политическое и торгово-экономическое сотрудничество, а также гуманитарное взаимодействие. Последнее пока что развивается не интенсивно, но имеет значительный потенциал для роста и в перспективе может послужить основой для укрепления «мягкой силы» России в Пакистане.

Сотрудничество двух стран в сфере противодействия угрозам безопасности является частью более широкой повестки — усилий по поддержанию региональной стабильности в рамках работы Шанхайской организации сотрудничества. Что касается другого важного аспекта военного взаимодействия — экспорта российского вооружения в Пакистан, то здесь прогресс пока не столь значителен. Перспективы увеличения экспорта — под вопросом. Основной причиной, по которой Россия воздерживается от интенсификации продаж вооружений и военной техники Пакистану является то, что российская сторона по-прежнему рассчитывает на серьезные поставки собственного вооружения и военной техники в Индию.

Торгово-экономические отношения России и Пакистана, несмотря на их достаточно скромные размеры, всё же имеют положительную динамику. По заявлению главы Минпромторга РФ Дениса Мантурова, Москва планирует взаимодействовать с Исламабадом в сфере энергетического машиностроения, авиапрома, фармацевтики и биотехнологий, а также поставлять автомобильную железнодорожную и сельскохозяйственную технику. Кроме того, российская сторона заинтересована в реализации крупных инфраструктурных проектов на пакистанской территории — модернизация металлургического завода Pakistan Steel Mills в Карачи, а также строительство магистрального газопровода «Север — Юг».

Торгово-экономическое сотрудничество России и Пакистана обладает неплохим потенциалом. Однако для успешной реализации крупных совместных проектов требуется политическая воля Москвы и Исламабада, а также кропотливая работа над улучшением нормативно-правовой базы экономического взаимодействия.

Наконец, еще одним весьма важным и перспективным направлением двустороннего сотрудничества двух стран является развитие контактов в гуманитарной сфере и образовании, расширение количества контактов между гражданами (people-to-people). Россия и Пакистан могли бы принять дополнительные меры по повышению спроса со стороны пакистанской молодежи на качественное и относительно недорогое образование.

В долгосрочной перспективе образовательные программы могли бы стать существенным подспорьем в развитии экономических контактов между Россией и Пакистаном и поспособствовать укреплению российской «мягкой силы» в этой стране. Сегодня отношение пакистанского общества к России двоякое. С одной стороны, в Пакистане, испытавшем на себе британский колониализм, позитивно воспринимают усилия Москвы по построению более справедливого многополярного мира. С другой стороны, присутствует определенное историческое недоверие по отношению к России. Стремление российской стороны наладить конструктивные и взаимовыгодные отношения с Пакистаном порой может восприниматься (в том числе и в экспертной среде) как тактический союз и стремление создать конкуренцию Вашингтону. Планомерная работа по укреплению политических, экономических и гуманитарных связей позволит со временем преодолеть проблемы прошлых десятилетий и даст понимание того, что Россия не выстраивает тактический союз с Пакистаном для своей сиюминутной выгоды, а создает систему долгосрочных партнерских взаимоотношений, формируя в Евразии пояс из друзей и партнеров.

Отношения Москвы и Исламабада исторически складывались весьма непросто. В первые десятилетия после провозглашения независимости от Британской Индии Пакистан сделал геополитический выбор, взяв курс на тесные военно-политические и экономические связи с США. Этот фактор в значительной степени и предопределил прохладные отношения двух стран в годы холодной войны. Наиболее сложные периоды двусторонних отношений пришлись на начало 1960-х гг., когда над Свердловском был сбит американский самолет-разведчик U-2, вылетевший с пакистанской территории, а также на годы присутствия советских войск в Афганистане, когда Пакистан являлся плацдармом для подготовки антисоветских сил.

Вместе с тем даже в годы холодной войны в отношениях двух стран наблюдалось конструктивное сотрудничество. Президент Пакистана Мухаммед Айюб Хан стремился наладить отношения с Москвой — в середине 1960-х гг. он дважды посетил с официальным визитом СССР, а советская сторона поставила Пакистану сотни танков Т-54/55. В 1970-е гг., когда у власти в Пакистане находился Зульфикар Али Бхутто, советские специалисты построили в пакистанском городе Карачи крупный металлургический комплекс, функционирующий по настоящее время. Торгово-экономические отношения не прекращались и в непростые 1980-е гг.

В последние два десятилетия сложились объективные предпосылки для укрепления отношений России и Пакистана, обусловленные тем, что Исламабад начал всё больше тяготеть к евразийской политике как в сфере международной повестки, так и в тогово-инвестиционной сфере. Индия же — традиционный партнер СССР и России в Южной Азии — начала всё больше дрейфовать в сторону сотрудничества с США. И причина тому не только и не столько в заинтересованности Нью-Дели в развитии отношений с Вашингтоном, но и в необходимости поддержания баланса в отношениях с Китаем. Пекин в последние годы существенно расширил свое влияние в Евразии, а отношения Индии и Китая, как известно, весьма конкурентные. В октябре текущего года США и Индия подписали соглашение BECA (Basic Exchange and Cooperation Agreement for Geo-Spatial Cooperation), которое вывело военно-политические отношения двух стран на новый уровень. По условиям соглашения, индийская сторона получила доступ к информации с военных спутников США, благодаря чему сможет следить за перемещениями китайских военных кораблей в Индийском океане и наносить более точные удары по военным целям в регионе.

Существенно изменилась и роль Пакистана. Если в годы холодной войны Исламабад воспринимался как проводник западной (американской) политики в регионе, то сегодня он является также и стратегическим партнером Пекина в Евразии. Совместной инициативой двух стран за последние годы стал масштабный инфраструктурный проект Китайско-пакистанский экономический коридор (КПЭК) — крупнейший проект в рамках китайской инициативы «Один пояс, один путь». Вместе с тем торгово-экономические связи Пакистана с США по-прежнему очень весомы. Соединенные Штаты являются крупнейшим рынком сбыта для пакистанских товаров: в 2018 г. на США приходилось 16% всего пакистанского экспорта, в то время как доля пакистанского экспорта в Китай составила чуть более 7%.

В отношениях Москвы и Исламабада сегодня можно выделить несколько перспективных направлений взаимодействия, ключевыми среди которых являются военно-политическое и торгово-экономическое сотрудничество, а также гуманитарное взаимодействие. Последнее пока что развивается не интенсивно, но имеет значительный потенциал для роста и в перспективе может послужить основой для укрепления «мягкой силы» РФ в Пакистане.

Знаковым событием в развитии военно-политических связей Москвы и Исламабада стало подписание в 2014 г. соглашения о сотрудничестве между военными ведомствами двух государств. Заключение договоренности произошло в ходе первого за более чем сорок лет визита главы отечественного оборонного ведомства в Пакистан в сопровождении внушительной делегации. Соглашение предусматривало обмен информацией, усиление сотрудничества в сфере контртеррористической деятельности и открыло возможности для интенсификации практического военного взаимодействия по другим направлениям.

В целом военное сотрудничество двух стран в области обмена опытом в сфере борьбы с терроризмом оказалось весьма насыщенным и плодотворным. Последние по счету совместные учения российских и пакистанских силовиков «Дружба-2020», которые регулярно проводятся с 2016 г., завершились в ноябре текущего года. Успех контртеррористического направления, очевидно, связан с тем, что обе страны перманентно сталкиваются с всплесками экстремистской активности и вследствие этого хорошо понимают друг друга. Кроме того, сотрудничество России и Пакистана в сфере противодействия угрозам безопасности является частью более широкой повестки — усилий по поддержанию региональной стабильности в рамках работы Шанхайской организации сотрудничества, полноправным членом которой Пакистан является с 2017 года.

Алексей Куприянов:
Деконструкция Пакистана

Что касается другого важного аспекта военного сотрудничества — экспорта российского вооружения в Пакистан, то здесь прогресс пока не столь значителен, а перспективы наращивания сотрудничества находятся под вопросом. Первые поставки российских вооружений в Пакистан осуществлялись в 1996–2004 гг.: тогда Москва отправила Исламабаду около 70 вертолетов Ми-17. Вскоре после этого продажи вооружений Пакистану приостановились, и были возобновлены в 2014 г. В 2017 г. Россия завершила поставку в Пакистан четырех ударных вертолетов Ми-35. В том же году Исламабад получил два транспортных вертолета Ми-171Е. Объективно Россия заинтересована в расширении экспорта собственных вооружений. Продажа оружия позволяет расширить возможности политического влияния на страну-покупателя и создать более благоприятные условия для продвижения собственных экономических интересов. Пакистану покупки российского вооружения выгодны в силу того, что традиционные поставщики оружия Исламабаду, такие как США, Франция и другие государства Запада проявляют подозрительность в отношении намерений Исламабада, опасаясь, что их оружие впоследствии тем или иным путем окажется в руках религиозных экстремистов в Кашмире или Афганистане.

Сворачивание поставок вооружений Исламабаду со стороны стран Запада может серьезно подорвать обороноспособность Пакистана, а также стать рычагом давления на власти этой страны, поэтому Исламабад всерьез заинтересован в диверсификации оборонных поставок. Потенциал спроса Пакистана на закупки военной техники и вооружений, произведенных в России, согласно оценке специалистов Центра анализа стратегий и технологий (ЦАСТ) составляет около 9 млрд долл. Однако платежеспособность Исламабада по-прежнему вызывает вопросы. Кроме того, Вашингтон способен оказать давление на власти Пакистана, а также задействовать режим санкционных ограничений против России, если вопрос о поставках российских вооружений в Пакистан начнет обретать видимые контуры.

Основной причиной, по которой Москва воздерживается от интенсификации продаж вооружений и военной техники Пакистану является то, что российская сторона по-прежнему рассчитывает на серьезные поставки собственного вооружения и военной техники в Индию. В Нью-Дели негативно относятся к перспективам широких поставок современного российского оружия в Пакистан. По итогам 2019 г. Индия вошла в тройку крупнейших покупателей российских вооружений. В июне текущего года Москва и Нью-Дели договорились ускорить выполнение оборонного контракта, согласно которому Россия должна поставить индийской стороне пять ЗРК С-400. Несмотря на эти позитивные моменты, российско-индийское военно-техническое сотрудничество сегодня находится в состоянии серьезной стагнации с перспективой дальнейшего упадка, и российским производителям вооружений так или иначе необходимо осваивать иные рынки, в том числе пакистанский. У России на этом поле имеются конкуренты в лице КНР и Турции. Разумеется, необходимо учитывать разумные требования Индии при поставках вооружений в Пакистан, а также заранее оговаривать с пакистанской стороной условия, при которых те или иные вооружения могут быть использованы. В перспективе, Пакистан может стать покупателем широкого перечня российских вооружений: систем ПВО, надводных кораблей, боевых танков, средних и тяжелых истребителей.

Торгово-экономические отношения России и Пакистана, несмотря на их достаточно скромные размеры, всё же имеют положительную динамику. В начале текущего года Исламабад погасил свою задолженность перед Москвой в размере 93,5 млн долл. Долг возник в 1980-е гг. в результате экспортно-импортных операций и тормозил интенсификацию торгово-экономического сотрудничества. Пакистанская сторона рассчитывает на то, что урегулирование данного вопроса поспособствует развитию экономических связей и притоку инвестиций из России.

По итогам 2019 г. российско-пакистанский товарооборот достиг свыше 500 млн долл., что составляет чуть менее одного процента от общего товарооборота России за прошлый год. При этом взаимный экспорт и импорт продукции просел по сравнению с 2018 годом почти на четверть вследствие карантинов и ограничений транспортного сообщения. Более половины российского экспорта в Пакистан по итогам 2019 года приходилось на продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье. Также значительную роль в поставках играли химическая продукция, древесина, металлы, минеральное сырье, а также машины и оборудование. Что касается экспорта Пакистана в Россию, то его большая часть приходится на текстильную продукцию и обувь. Кроме того, идут поставки продовольствия, химической продукции, машин и оборудования.

Однако такого уровня торгово-экономических отношений явно недостаточно. По заявлению главы Минпромторга РФ Дениса Мантурова на встрече с министром экономики Пакистана Мухаммадом Хаммади Азхаром в декабре прошлого года, Москва планирует взаимодействовать с Пакистаном в сфере энергетического машиностроения, авиапрома, фармацевтики и биотехнологий, а также поставлять автомобильную железнодорожную и сельскохозяйственную технику.

Российская сторона заинтересована в реализации крупных инфраструктурных проектов на пакистанской территории. Пакистан с растущим населением, численность которого превысила 233 млн человек, страдает от неразвитости энергетической и транспортной инфраструктуры. Российские специалисты имеют большой опыт реализации крупных энергетических и инфраструктурных проектов. Наибольший интерес у российской стороны сегодня вызывают два проекта. Первый связан с модернизацией металлургического завода Pakistan Steel Mills в Карачи, построенного советскими специалистами. Переговоры о его возможной модернизации ведутся уже несколько лет. Вопрос поднимался в декабре прошлого года на встрече главы Минпромторга РФ Дениса Мантурова и министра экономики Пакистана Мухаммада Хаммади Азхара. Официальный представитель МИД России Мария Захарова в июне текущего года вновь озвучивала готовность Москвы принять участие в этом масштабном проекте. Второй проект — строительство магистрального газопровода «Север-Юг», который должен протянуться от СПГ-терминалов портового города Карачи в Лахор, 10-миллионный мегаполис на северо-востоке страны. Для реализации проекта при участии российской стороны был создан консорциум строительства, однако его участники столкнулись с трудностями. В конце прошлого года пакистанская сторона попросила исключить из состава участников консорциума Ростех, поскольку российская госкорпорация находилась под риском санкций. В настоящее время с российской стороны к проекту присоединилась Трубная металлургическая компания (ТМК), участие которой в консорциуме пакистанская сторона признала правомерным. Тем не менее риски реализации проекта по-прежнему сохраняются. Также не стоит сбрасывать со счетов и фактор конкуренции — за подряды активно борются китайские компании, имеющие хорошее лобби в Пакистане.

Таким образом, торгово-экономическое сотрудничество России и Пакистана обладает неплохим потенциалом. Экономическая кооперация между Москвой и Исламабадом вряд ли вызовет в Индии такое беспокойство, как поставки вооружений и военной техники в Пакистан. Однако для успешной реализации крупных совместных проектов требуется политическая воля Москвы и Исламабада, а также кропотливая работа над улучшением нормативно-правовой базы экономического взаимодействия. В противном случае всё рискует остаться на уровне переговоров и согласований. В случае успеха одного или двух крупных совместных проектов можно будет говорить о том, что экономические связи России и Пакистана действительно начали выходить на новый уровень.

Наконец, еще одним весьма важным и перспективным направлением двустороннего сотрудничества Москвы и Исламабада является развитие контактов в гуманитарной сфере и образовании, расширение количества контактов между гражданами России и Пакистана (people-to-people). Средний возраст пакистанца сегодня составляет всего лишь 22 года, 55% населения Пакистана младше 24 лет. Это говорит о том, что в стране имеется колоссальный спрос на образование, который не может быть удовлетворен внутри страны. Кроме того, большая часть населения Пакистана, мягко говоря, небогата и не может позволить себе дорого образования в США или Великобритании. Российское образование имеет хорошую репутацию в Южной Азии и на Ближнем Востоке, считаясь относительно качественным и недорогим. Количество иностранных студентов в российских вузах за последние десять лет удвоилось, увеличившись со 153 до 279 тыс. человек.

Москва и Исламабад могли бы принять дополнительные меры по повышению спроса со стороны молодежи Пакистана на качественное и недорогое образование. В качестве базового образца с некоторыми поправками, а именно — с большей ролью английского языка в учебных процессах, можно было бы взять модель образовательного сотрудничества России со странами Центральной Азии, в частности, с Узбекистаном. В рамках развития контактов в сфере образования в Ташкенте и других городах Узбекистана были открыты новые филиалы российских вузов, запущены дополнительные программы профессиональной переподготовки и повышения квалификации.

В долгосрочной перспективе такой подход мог бы стать существенным подспорьем в развитии экономических контактов между Россией и Пакистаном и поспособствовать укреплению российской «мягкой силы» в этой стране. Сегодня отношение пакистанского общества к России двоякое. С одной стороны, в Пакистане, ранее испытавшем на себе британский колониализм, позитивно воспринимают усилия Москвы по построению более справедливого многополярного мира. С другой стороны, присутствует определенное историческое недоверие по отношению к России. Стремление российской стороны наладить конструктивные и взаимовыгодные отношения с Пакистаном порой может восприниматься (в том числе и в экспертной среде) как тактический союз и стремление создать конкуренцию Вашингтону. Планомерная работа по укреплению политических, экономических и гуманитарных связей позволит со временем преодолеть проблемы прошлых десятилетий и даст понимание того, что Россия не выстраивает тактический союз с Пакистаном для своей сиюминутной выгоды, а создает систему долгосрочных партнерских взаимоотношений, формируя в Евразии пояс из друзей и партнеров.


Оценить статью
(Голосов: 24, Рейтинг: 4.33)
 (24 голоса)
Поделиться статьей

Текущий опрос

Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся