Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 12, Рейтинг: 4.33)
 (12 голосов)
Поделиться статьей
Андрей Губин

К.полит.н., доцент кафедры международных отношений ДВФУ, адъюнкт-профессор Исследовательского центра Северо-Восточной Азии Цзилиньского университета (КНР)

Саммит НАТО–2022, прошедший 29–30 июня в Мадриде, можно считать знаковым событием для безопасности и в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Впервые за всю 73-летнюю историю Североатлантического альянса во встрече приняли участие главы Японии и Республики Корея на правах «азиатско-тихоокеанских партнёров». Впервые в документах организации в качестве угрозы был обозначен Китай. Однако странам НАТО и партнёрам, подойдя к отметке hic sunt dracones (здесь обитают драконы), уже в ближайшем будущем придётся всерьёз задуматься о пределах и смысле расширения сферы деятельности организации.

Как предполагают в НАТО, комплексное сотрудничество с «азиатско-тихоокеанскими партнёрами» по вопросам безопасности должно способствовать повышению предсказуемости международной ситуации. Однако рассчитывать на положительный исход при вмешательстве Альянса в ситуацию на Корейском полуострове или в Тайваньском проливе с учётом всего исторического багажа организации не приходится.

Саммит НАТО–2022, прошедший 29–30 июня в Мадриде, можно считать знаковым событием для безопасности и в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Впервые за всю 73-летнюю историю Североатлантического альянса во встрече приняли участие главы Японии и Республики Корея на правах «азиатско-тихоокеанских партнёров». Впервые в документах организации в качестве угрозы был обозначен Китай. Однако странам НАТО и партнёрам, подойдя к отметке hic sunt dracones (здесь обитают драконы), уже в ближайшем будущем придётся всерьёз задуматься о пределах и смысле расширения сферы деятельности организации.

Разменная йена

Фумио Кисида стал первым премьер-министром Японии, посетившим саммит НАТО. Японский лидер призвал к повышению уровня отношений Токио с Североатлантическим альянсом на основе Программы индивидуального партнёрства и сотрудничества 2014 г. Однако он предложил также предусмотреть постоянное размещение представителей Сил самообороны в штаб-квартире организации, взаимный обмен наблюдателями за проведением военных учений и регулярное участие Японии, Австралии, Новой Зеландии и Республики Корея в работе структур НАТО.

Обращает на себя внимание довольно вольная трактовка японцами принципа неделимости безопасности. Например, Россия и Китай настаивают на том, что безопасность какого-либо государства не может быть укреплена за счёт ослабления других. Однако, по мнению Ф. Кисиды, безопасность Европы и Индо-Тихоокеанского региона неотделимы друг от друга, потому попытки изменить status quo силой в любом из регионов должны пресекаться совместными действиями.

В числе мер по содействию европейским партнёрам в контексте событий на Украине Токио ввёл дополнительные санкции в отношении 70 лиц и компаний из России, поскольку «не готов оказывать альянсу какую-либо военную поддержку». Взамен японцы надеются на полную лояльность со стороны НАТО к собственному курсу на милитаризацию. В частности, до конца 2022 г. ожидается публикация новой редакции «Стратегии национальной безопасности», которая заменит документ 2013 г. Центральным пунктом станет существенное повышение оборонительных возможностей страны восходящего солнца в течение пяти лет с помощью значительного увеличения расходов (до 2% ВВП), а также ещё более интенсивного взаимодействия с США. Не исключено, что в документе впервые в качестве прямой и явной угрозы будет обозначен Китай, который в Токио ранее избегали открыто называть соперником.

Посыл японского руководства о том, что обеспечение стабильности в Европе невозможно без устранения угроз в АТР, был услышан на Западе. В итоге в Стратегической концепции НАТО 2022 г., определяющей характер действий государств-членов на ближайшие 10 лет, было сказано, что «амбиции и наступательная политика Пекина представляют вызов интересам, безопасности и ценностям участников Североатлантического альянса». К главным угрозам относится непрозрачность деятельности КНР по наращиванию ядерных и обычных вооружений, злонамеренные гибридные и кибер-операции, конфронтационные риторика и дезинформация, попытки установления контроля над ключевыми технологическими и промышленными секторами, критической инфраструктурой, стратегическими материалами и производственно-бытовыми цепочками, а также формирование зависимостей, направленных на подрыв порядка, основанного на правилах в космосе, на море и киберпространстве. Конечно, список был бы неполным без тревожного упоминания углубления стратегического партнёрства между Москвой и Пекином. Декларация Мадридского саммита НАТО также содержит формулировку, констатирующую конкурентные отношения с КНР, и вызов со стороны Пекина интересам безопасности и развития членов организации.

На полях саммита Ф. Кисида принял участие в трёхсторонней встрече с президентом США Дж. Байденом и президентом Республики Корея Юн Сок Ёлем, а затем — и в четырёхсторонней, с корейским президентом и премьер-министрами Австралии Э. Альбанезе и Новой Зеландии Дж. Ардерн. Лидеры обсудили угрозы со стороны КНР и КНДР, а американский президент подтвердил гарантии оказания всем присутствовавшим военной помощи в случае нападения. Вместе с тем складывается впечатление, что инициатива включения Китая в повестку саммита НАТО и вообще в компетенцию организации исходила как раз от Вашингтона, у которого все меньше сил и желания для того, чтобы вызвать «дракона» на честный поединок.

Корейские танки в польских лесах

В дебютном выступлении на Мадридском саммите НАТО президент Республики Корея Юн Сок Ёль как и японский лидер отметил, что ситуация в области безопасности в каком-либо конкретном регионе имеет глобальные последствия, следовательно, и разрешение такого кризиса невозможно собственными усилиями регионального альянса или объединения. В этой связи корейский президент объявил о планах последовательного укрепления сотрудничества между Вашингтоном, Сеулом и Токио по вопросам безопасности, прежде всего, для противодействия угрозе от развития ракетно-ядерной программы КНДР. Более того, поскольку действия Пхеньяна, на взгляд Юн Сок Ёля, заключают в себе серьёзную угрозу миру и стабильности, а также режиму нераспространения, потребуется также содействие всех членов Североатлантического альянса для решения данной проблемы. Вопрос денуклеаризации КНДР поднимался южнокорейской стороной на всех мероприятиях Мадридского саммита, включая пленарное заседание, трёхстороннюю встречу лидеров США, Японии и РК, а также в ходе десятка двусторонних переговоров.

Для укрепления же европейской безопасности Сеул готов расширить экономическое взаимодействие со странами НАТО, в частности, обеспечить бесперебойные поставки полупроводников, оказать содействие в строительстве АЭС и модернизации энергетических объектов, а также активизировать военно-техническое сотрудничество. Среди уже достигнутых южнокорейцами успехов можно назвать соглашение о поставке в Польшу учебно-боевых самолётов FA-50, основных боевых танков K-2, самоходных гаубиц K-9 и БМП AS21, а также подачу заявок на участие в подрядах на строительство АЭС в Великобритании, Чехии, Польше, Франции, Румынии, Нидерландах.

Интересно, что, в отличие от японской стороны, Юн Сок Ёль всячески избегал прямого упоминания Пекина в контексте угроз глобальной и региональной безопасности. Более того, по мнению Сеула, взаимодействие Республики Корея с НАТО и в других форматах не должно быть направлено против какой-либо конкретной страны. Несмотря на то, что, по некоторым данным, только 26% южнокорейцев положительно относятся к КНР, руководство страны не готово противопоставлять себя Пекину и полностью подключаться к американским инициативам по сдерживанию. Кроме того, администрации Юна придётся уже в ближайшем будущем объяснить китайским соседям собственные планы по развёртыванию второй батареи комплекса ПРО THAAD и активное оснащение сил флота, авиации и армии современным ракетным ударным оружием.

Несмотря на одновременное присутствие на Саммите НАТО-2022 лидеров Японии и Республики Корея, процесс нормализации отношений между Токио и Сеулом всё ещё остаётся под вопросом. Стороны отметили наличие потенциала для улучшения этих отношений и необходимость комплексного обсуждения проблем прошлого и будущего. Вместе с тем внутренние силы в каждом из государств крайне неоднозначно относятся к перспективам налаживания практического взаимодействия по вопросам безопасности. В кабинете Ф. Кисиды озабочены ростом военных возможностей РК, выдвижением неприемлемых требований по компенсациям жертвам японской оккупации, а также категоричной позицией в отношении скал Лианкур (острова Токто/Такэсима). В частности, 30 июля 2022 г. японская сторона выразила решительный протест в связи с проведением корейскими военными учений в районе данных островов, хотя на этот раз масштабы манёвров были куда более скромными, чем раньше, и не включали в сценарий высадку на побережье. Одним из немногих совпадений в позициях Сеула и Токио является негативное отношение к ракетно-ядерной программе КНДР, хотя потенциал Японии в решении данного вопроса через переговоры сегодня невелик в силу практически полного разрыва контактов с Пхеньяном.

Пределы компетенции

По сообщению Le Monde, фокус НАТО на событиях на Украине не означает, что Альянс оставляет без внимания угрозы, исходящие из-за пределов традиционной компетенции организации, например, из Азиатско-Тихоокеанского региона. Постепенное расширение участия азиатско-тихоокеанских представителей «коллективного Запада» свидетельствует о процессе трансформации Альянса в некую глобальную структуру по вопросам безопасности, а также подходов Сеула и Токио к защите собственных интересов путём расширения сети партнёрства.

Япония уже является участником Четырёхстороннего диалога по вопросам безопасности (QUAD), главной и нескрываемой целью которого является формирование противовеса Китаю. По мнению Ф. Кисиды, озвученному 10 июня на диалоге Шангри-Ла в Сингапуре, действия России на Украине могут инициировать схожий сценарий и в АТР, в особенности в отношении острова Тайвань, с учётом возросшей в последнее время активности НОАК в регионе. Впрочем, это не помешало Японии отправить делегацию парламентариев, включая двух бывших министров обороны, в Тайбэй для «обсуждения вопросов региональной безопасности в контексте военного конфликта на Украине». Странно было в этом ключе ожидать от Пекина чего-то кроме протеста, подкреплённого патрулированием боевых самолётов воздушного пространства в районе острова.

Юн Сок Ёль, похоже, намеревается существенно повысить роль Республики Корея в региональных делах, используя для этого имидж либеральной демократии, борющейся с окружающими её авторитарными режимами. Правда, бороться в Сеуле собираются только с соседним режимом и то не вполне по-настоящему, без чёткого понимания результата. Добиться от КНДР отказа от ядерного оружия в условиях обострения кризиса в Восточной Азии и преимущественно методом запугивания совершенно невозможно. Особенно в свете озвученной Ким Чен Ыном готовности к любым военным действиям против США.

Как предполагают в НАТО, комплексное сотрудничество с «азиатско-тихоокеанскими партнёрами» по вопросам безопасности должно способствовать повышению предсказуемости международной ситуации. Однако рассчитывать на положительный исход при вмешательстве Альянса в ситуацию на Корейском полуострове или в Тайваньском проливе с учётом всего исторического багажа организации не приходится.

(Голосов: 12, Рейтинг: 4.33)
 (12 голосов)

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся