Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 4, Рейтинг: 4.25)
 (4 голоса)
Поделиться статьей
Марк Энтин

Д.ю.н., профессор МГИМО МИД России, профессор-исследователь БФУ им. И. Канта, эксперт РСМД

Екатерина Энтина

Д.полит.н., доцент НИУ ВШЭ, старший научный сотрудник Института Европы РАН, эксперт РСМД

Если сопоставить весь объем материалов, распространявшихся европейскими СМИ в течении 2020 года, несомненными лидерами вполне ожидаемо окажутся всего две темы: пандемия коронавируса COVID-19 и вопросы национальной повестки. Единственное исключение европейские СМИ сделали для присутствия в своем информационном пространстве всего того, что прямо, косвенно или хотя бы как-то связано с президентской гонкой в Соединенных Штатах Америки. Поручив это бесчисленной армии корреспондентов, комментаторов, американистов, экономистов, социологов и политологов, они следили за каждым поворотом избирательной кампании.

Европейские СМИ и их аудиторию вполне можно понять. С учетом веса США в мировой политике итоги выборов будут иметь для ЕС и его государств-членов, впрочем, как и для очень многих других стран, судьбоносное значение. То, каким образом президентская кампания подавалась ими на протяжении всего этого времени, любопытно само по себе. Это говорит о европейцах, их психологии, надеждах и предпочтениях, вообще об отношении к жизни и политике и вынашиваемых планах больше, чем что-либо еще.

Откровенные просчеты, допущенные при оценке вероятных результатов предыдущей кампании по выборам президента США, победу в которой неожиданно для них одержал Дональд Трамп, научили европейцев осторожности. С одной стороны, государственные деятели и руководство ведущих политических партий воздерживаются от того, чтобы складывать все яйца в одну корзину и безальтернативно вставать на сторону того или другого кандидата в президенты США. С другой стороны, в оценке происходящего в США и перспектив американо-европейских отношений появилось больше реализма.

В том, как комментируют в Европе избирательную кампанию и ее возможные итоги, внимания заслуживают, прежде всего, следующие моменты: упрощение политического дискурса, утрирование разлада в американском обществе и истеблишменте.

В результате формируется однобокое, превратное и тенденциозное представление, будто голосование за того или иного кандидата будет означать выбор в пользу диаметрально противоположных политических платформ и различных сценариев развития страны (что, конечно же, весьма далеко от действительности).

Много европейскими исследователями говорится и пишется о протестной специфике или даже природе предстоящих выборов. Общим местом материалов, посвященных их возможному исходу, является констатация того, что американцы собираются голосовать не столько за того или иного кандидата, которого они поддерживают, не за ту программу или курс действий, которые они олицетворят, а конкретно против Дональда Трампа или Джо Байдена.

Исследователи, придерживающиеся парадигмы неоклассического реализма и возрождения геополитики, ставят вопрос в более общем ключе. Они приходят к выводу, что капиталистическая система в ее нынешнем виде исчерпала себя и требует серьезного обновления, которое бы вернуло ей прежние эффективность и легитимность. Как они считают, ни Дональд Трамп, ни Джо Байден не подходят для решения задач обновления. Соответственно оно откладывается на очередные четыре года со всеми вытекающими из этого негативными последствиями.

Европейскими политиками и исследователями всё более определенно прогнозируется, что Дональд Трамп будет более требовательно предъявлять претензии ЕС в двустороннем плане, в рамках НАТО и на других международных площадках. Кроме того, будут продолжаться призывы к единству действий по сдерживанию Китая, восстановлению санкций СБ ООН против Ирана и всей финансово-экономической повестки.

Джо Байден будет выступать внешне гораздо мягче и примирительнее, а также пользоваться традиционной для США риторикой. Но акценты в практической политике Соединенных Штатов останутся прежними. Менять их никто не станет.

Соответственно европейские политические элиты склоняются к выводу о том, что в любом случае, при любом исходе выборов, ЕС придется выходить на международной арене из тени США, решать вопросы суверенизации своей внешнеэкономической и внешнеполитической линии и вести дело к превращению из преимущественно экономического, финансово-экономического и валютного союза также и в военно-политический. Относительное ослабление Соединенных Штатов, очевидная утрата ими лидерства в ряде областей научно-технического прогресса и глобального развития, а также откровенная неприязнь и недоверие к Дональду Трампу, испытываемые европейскими политическими элитами, полагают в Брюсселе, дают для этого дополнительные стимулы.

Как считают очень многие в среде европейского истеблишмента, США хуже, нежели кто-либо еще в мире из значимых игроков, сумели противостоять коронавирусной пандемии. По таким параметрам, как падение ВВП и рост безработицы, они «просели» больше других. Их деструктивная линия в отношении ВОЗ и ВТО, климатической повестки, многосторонности, иранской сделки, вторичного действия односторонних санкций и т.д. позволяют ЕС переориентировать на себя многие лояльно настроенные в его отношении страны и перехватить лидерство. Европейский проект был выведен на принципиально иной уровень после «эпохального» решения Европейского Совета в июле этого года увеличить многолетние бюджетные возможности интеграционного объединения на 750 млрд евро и пойти на частичное обобществление долгов.

Вместе с тем в ЕС отдают себе отчет в том, что США будут оставаться единственным надежным партнером и союзником стран региона, что единства в ЕС нет, и его будет крайне сложно добиться, особенно в условиях ограниченности ресурсов, имеющихся в распоряжении объединения. В Брюсселе очень внимательно следят за биржевыми индикаторами США, которые, казалось бы, вопреки логике и временному разрушению национальной экономики, по-прежнему стремительно ползут в вверх. Объяснять всё биржевыми спекуляциями, триллионными вливаниями ликвидности, осуществляемыми Федеральной резервной системой, и переизбытком дешевых денег, было бы наивно и опрометчиво. Скорее всего, стремительный рост капитализации американских компаний свидетельствует о том, что перестройка мировой экономики в результате коронавирусной пандемии пойдет на пользу, прежде всего, США, их высокотехнологичному комплексу и транснациональным корпорациям.


Если сопоставить весь объем материалов, распространявшихся европейскими СМИ в течении текущего года, несомненными лидерами вполне ожидаемо окажутся всего две темы: пандемия коронавируса COVID-19 и вопросы национальной повестки. Отрыв от освещения любой другой проблематики колоссальный. Как если бы внешний мир, помимо распространения болезни и гонки за получение противовирусной вакцины, схлопнулся. Стал призрачным. Отступил на периферию интересов европейцев. Сделался пустым и ненужным, особенно в условиях, когда огромный парк пассажирских авиалайнеров был посажен на прикол.

Единственное исключение европейские СМИ сделали для присутствия в своем информационном пространстве всего того, что прямо, косвенно или хотя бы как-то связано с президентской гонкой в Соединенных Штатах Америки. Поручив это бесчисленной армии корреспондентов, комментаторов, американистов, экономистов, социологов и политологов, они следили за каждым поворотом избирательной кампании. Они не оставляли без внимания ни одну интригу, ни одно мало-мальски значимое высказывание, ни один жест, нюанс, смешной, нелепый или настораживающий эпизод, которые могли подсказать, чем грандиозное заокеанское шоу всё-таки закончится.

Европейские СМИ и их аудиторию вполне можно понять. С учетом веса США в мировой политике итоги выборов будут иметь для ЕС и его государств-членов, впрочем, как и для очень многих других стран, судьбоносное значение. То, каким образом президентская кампания подавалась ими на протяжении всего этого времени, любопытно само по себе. Это говорит о европейцах, их психологии, надеждах и предпочтениях, вообще об отношении к жизни и политике и вынашиваемых планах больше, чем что-либо еще. Поэтому попробуем взглянуть на перипетии избирательной кампании в США и на основных действующих лиц их глазами сейчас, когда ставки в игре так высоки, флажок в партии пока не упал и фигуры расставлены на шахматной доске, по их мнению, хаотичным образом.

Поучительные уроки прошлого

Откровенные просчеты, допущенные при оценке вероятных результатов предыдущей кампании по выборам президента США, победу в которой неожиданно для них одержал Дональд Трамп, научили европейцев осторожности.

Тогда ставка однозначно делалась на его конкурента — Хилари Клинтон. В результате:

  • Большинство европейских лидеров заведомо настроили нового президента США против себя, и он впоследствии посчитал правильным и справедливым занять в их отношении даже еще более жесткую и пренебрежительную позицию, нежели намеревался первоначально.
  • Политический истеблишмент ЕС, его государств-членов и ориентирующихся на них третьих стран, оказался совершенно не готов к тому внешнеполитическому и внешнеэкономическому курсу, который Дональд Трамп стал проводить на международной арене.
  • Европейцы неадекватно реагировали на первые его шаги в мировой политике и экономике, что сразу же сказалось на согласованности курса западных стран и отразилось на казавшейся столь крепкой и надежной сцепке США и ЕС.
  • Европейское экспертное сообщество было дискредитировано настолько сильно, что его способность к непредвзятому достоверному консалтингу было поставлено под сомнение, и в какой-то степени предопределило показное неприятие европейскими аналитиками, обозревателями и комментаторами фигуры Дональда Трампа и всего того, что с ним ассоциируется.

Поэтому сейчас в Европе предпочитают «дуть на воду». «Как бы вновь не ошибиться» — легко читаемый подтекст многих комментариев. С одной стороны, государственные деятели и руководство ведущих политических партий воздерживаются от того, чтобы складывать все яйца в одну корзину и безальтернативно вставать на сторону того или другого кандидата в президенты США. С другой стороны, в оценке происходящего в США и перспектив американо-европейских отношений появилось больше реализма.

Бросается в глаза, насколько представители европейского экспертного сообщества перестраховываются. Допуская, что большинство электората предпочло бы видеть следующим президентом США Джо Байдена, и оно резко негативно настроено в отношении Дональда Трампа, они предупреждают против неосторожных и преждевременных выводов. Так, в целой серии публикаций, вышедшей из-под их пера, подчеркивается, что Джо Байден и его команда, похоже, попали в «подготовленную для них западню». Они не отмежевались от насилия и очевидных правонарушений на расовой почве, погромов и мародерства. Тем самым сделались на порядок менее привлекательными для белой части среднего класса Америки, завоевать который на свою сторону демократам было столь необходимо.

К тому же Джо Байден заведомо несимпатичен ни левым, ни молодежи, ни многим другим сторонникам демократов, которые хотели бы выдвинуть в кандидаты от своей партии более динамичного политика. Убедить их принять участие в выборах (вживую) у него не получится. А Дональд Трамп своих сторонников наверняка мобилизует. Плюс у него в руках колоссальный административный ресурс, которым он пользуется без зазрения совести.

Точно также в ней отмечается, что, для поражения Дональда Трампа на выборах, одного лишь неприятия населением его личных качеств и негодования, вызванного тем, как неуклюже и непоследовательно Администрация боролась с пандемией и коронавирусной депрессией, недостаточно. Дональд Трамп — сильный политик. Он знает, как задеть нужные струнки в душах избирателей. Он неплохо ориентируется в том, что нужно, чтобы выиграть на выборах и первым прийти к финишу президентской гонки.

Показательно, что в ключевых штатах, нужных ему для победы, он посылал электорату именно тот месседж, который тот от него ждал. Во Флориде с его значительным антикубинским населением — о жестком курсе в отношении Гаваны. В Айове — что американские СМИ проигнорировали ущерб, нанесенный штату ураганом, и только его появление там изменило ситуацию. В Висконсине — о нуждах и проблемах фермеров, являющихся наиболее активной частью электората штата.

Так что вручать ему пальму первенства, может быть, и рано, но забывать о том, что он свое не упустит, никак нельзя. Такого мнения, кстати, придерживаются многие российские аналитики.

Соответственно в том, как комментируют в Европе избирательную кампанию и ее возможные итоги, внимания заслуживают, прежде всего, следующие моменты.

Упрощение политического дискурса

Всё, что предпринималось и предпринимается сейчас в США в плане борьбы с коронавирусной пандемией, выхода из коронавирусной депрессии, нападок на Китай, блокирования международных усилий по координации действий, рассматривается главным образом через призму избирательной кампании.

На нее списывают очевидную непоследовательность шагов по введению и снятию режима самоизоляции, разбалансированность действий разных уровней и ветвей власти, организацию и масштабы антикарантинных выступлений, проведение крупных политических мероприятий или их отмену.

Ею объясняют вынесение судебных постановлений о недопустимости ограничения личных свобод в условиях пандемии и предъявление исков о незаконности действий федеральных органов власти, в частности, по использованию федеральной полиции для наведения порядка в стране.

Так, вслед за американскими коллегами, европейские эксперты разъясняют, что Дональд Трамп идет на заведомо неконституционные меры для того, чтобы привлечь на свою сторону тех избирателей, которые готовы поддержать его усилия по защите правопорядка в стране, хотя его тактика гораздо циничнее. Ее смысл заключается в том, чтобы сначала породить хаос, а затем убедить всех, будто только он в состоянии с ним справиться.

В свете противоборства двух лагерей освещаются мощнейшие программы по финансовому оздоровлению национальной экономики и купированию тяжелейших последствий временного закрытия тысяч предприятий и организаций для американской промышленности и сферы услуг. В частности, обсуждение вариантов второго пакета финансовой помощи безработным в Штатах подавалось лишь как очередное столкновение между партийными фракциями Конгресса по вопросу о размерах пособий и условий, на которых они будут предоставляться. Демократы хотели бы сохранить выплаты в прежнем, неподъемном для экономики размере. Республиканцы же настаивали на их снижении, чтобы стимулировать обратившихся за пособием активнее искать работу. Расхождение в подходах было тем более существенным, что вместе с другими программами речь шла о пакете помощи в размере еще одного трлн долларов.

Стремлением завоевать дополнительные очки в президентской гонке объясняют и любые внешнеполитические инициативы Белого дома, направленные на то, чтобы продемонстрировать прочность позиций США и масштабы их влияния на Ближнем Востоке, в Азии и Латинской Америке и, конечно же, в Восточной и Юго-Восточной Европе, в частности на Балканах. Так, вслед за популярной газетой «Политико» европейцы охотно постарались минимизировать значение принципиально важных документов, подписанных лидерами Сербии и Косово в Вашингтоне 4 сентября, за пару месяцев до даты выборов. На страницах американского издания эксперты Европейского совета по международным отношениям разнесли встречи в Овальном кабинете, расхваленные Дональдом Трампом как очередной внешнеполитический прорыв, в пух и прах. Согласно европейским оценкам, цель посреднических усилий американской администрации «состояла в том, чтобы помочь не диалогу, а избирательной кампании Дональда Трампа». Результатом посреднических усилий США стало всего лишь «повторение того, о чем Косово и Сербия уже договорились». Ничего нового по сравнению с тем, что делается ЕС в двустороннем порядке, в рамках Берлинского процесса и других инициатив, спектакль, устроенный для продвижения интересов Дональда Трампа, не дал. Победы, о которых он поспешил объявить, «ни в чем не продвигают диалог между Косово и Сербией».

Утрирование разлада в американском обществе и истеблишменте

В европейских СМИ анализируются не столько программы кандидатов в президенты США, их предвыборные обещания и содержание заявлений, с которыми выступают они сами и их сторонники, сколько то, насколько глубоки различия между ними. Выделяются, более того, усиленно акцентируются моменты, свидетельствующие о том, что позиции Дональда Трампа и Джо Байдена противостоят друг другу. Что между Америкой Дональда Трампа и Америкой Джо Байдена пропасть, и им «нечего сказать друг другу». Августовские конвенты обеих партий продемонстрировали это более чем наглядно.

Причем это лишь отчасти обусловлено тем, что европейцы вообще хуже ориентируются в американской политике. Им чужды понятные для американцев реминисценции. Публикуемые в Европе материалы намного стерильнее, слабее и поверхностнее того, что выходит из-под пера американских журналистов и профессионалов политических исследований. Показательно то, как ведущие французские, немецкие и британские СМИ освещали августовские конвенты демократической и республиканской партий. Они концентрировались в основном на описании того, кто и как выступал на них, и перечислении всего того, что относится, скорее, к событийному ряду.

Американские этим не ограничивались, стремясь раскрыть также сущностные моменты. Последние, в частности, акцентировали, что республиканцы работали на позитив, а не унижение Джо Байдена, и старались показать, как много Дональду Трампу уже удалось и еще удастся сделать для простых американцев и американского бизнеса; демократы же, напротив, в основном шельмовали действующего президента; на вопросах программного характера они старались не останавливаться, боясь не столько привлечь, сколько оттолкнуть сторонников и вызвать еще большее расхождение между различными течениями внутри партии.

В результате формируется однобокое, превратное и тенденциозное представление, будто голосование за того или иного кандидата будет означать выбор в пользу диаметрально противоположных политических платформ и различных сценариев развития страны (что, конечно же, весьма далеко отстоит от действительности).

Ожидание худшего

Тем самым всячески усиливается лишь отчасти верное представление о непримиримом характере конфликта между демократами и республиканцами. Внедряется установка, будто бы политическая элита, бизнес и общество расколоты на две противостоящие друг другу группы, в США существуют две Америки — Дональда Трампа и Джо Байдена. Будто бы в стране идет чуть ли не гражданская война.

На самом деле, несмотря на всю глубину расхождений, в главном — обеспечение доминирования США в мире, всемерное ослабление всех реальных и вымышленных противников и конкурентов и продвижение национальных интересов за их счет — они вполне едины.

Расхождения касаются не целей внутренней и внешней политики, а набора методов их достижения, то есть даже не столько самих методов, сколько предлагаемой иерархии их использования. К тому же было бы очевидной натяжкой утверждать, будто бы американский бизнес вдруг забыл о золотом правиле финансировать одновременно и правящую партию, и оппозицию во избежание неприятностей, а американский избиратель заранее твердо определился со своим выбором.

С конца августа – начала сентября любимым сюжетом европейских СМИ стало гадание по поводу возможных подтасовок с заполнением и подсчетом бюллетеней для голосования, достоверности результатов выборов и возможных сценариев их оспаривания. В потоке публикаций и постов появились алармистские нотки, связанные с выпячиванием утверждений о том, что хаос во внутриполитической жизни США со всеми вытекающими отсюда последствиями для мировой политики и экономики по завершении избирательной кампании может и не закончиться.

Вслед за американскими аналитиками европейцы принялись разъяснять, почему Дональду Трампу столь невыгодно голосование по почте, почему он так резко выступил против этого способа, заранее обвинив демократов в подготовке массовых подтасовок, поставил под сомнение его правильность и достоверность и объявил о неизбежности подлогов, которые самым негативным образом повлияют на подсчет голосов. В частности, они подчеркивают, что, если верить регулярно проводимым опросам общественного мнения, прийти вживую на избирательные участки намерены до 56% избирателей, собирающихся проголосовать за республиканцев. В стане тех, кто планирует поддержать демократов, таких — не более 26%. Подсчет бюллетеней, брошенных в урны для голосования, даст одну картинку; присланных по почте — совсем другую.

По поводу возможности подлогов и подтасовок европейские комментаторы высказываются весьма скептически. Они отмечают, что в прошлом ничего такого замечено не было, и технология вполне отработанная. Вместе с тем они указывают на то, что такого массового голосования по почте никогда раньше не проводилось. Почтовое ведомство США может и не справиться со своевременной доставкой настолько большого количества конвертов. Каких-то из них действительно недосчитаются. Такое вполне вероятно. Проверить это не так просто. А ведь в каких-то штатах Дональд Трамп и Джо Байден, скорее всего, придут «голова к голове». Вот требования пересчета голосов для Соединенных Штатов вполне нормальное явление.

Но всё это еще цветочки. Ягодки касаются реакции республиканцев и демократов и тех, кто не приемлет противоположную сторону, на результаты выборов, предупреждают европейские аналитики, если враждующие лагеря объявят их сфабрикованными. Согласно всё тем же опросам общественного мнения, «каждый четвертый из опрашиваемых» (то есть около четверти избирателей) намерены согласиться с тем, что они «неправильные и недостоверные», если победа будет присуждена не тем, за кого они проголосовали.

Недоверие к прогнозам и социологическим исследованиям

На утрированность общей картины внутриполитических процессов в США и текущей избирательной кампании, которая рисуется в европейском информационном пространстве, указывает поэлементный анализ данных социологических опросов, настроений американских избирателей и тактических шагов Дональда Трампа и Джо Байдена, предлагаемый европейскими политиками, обозревателями и экспертами. Странно, если бы было иначе. Ведь они не могут не ориентироваться на мнения американских комментаторов. Последние же с удовольствием пишут о колоссальных расхождениях в данных, получаемых при проведении опросов общественного мнения различными СМИ и исследовательскими центрами, и их сомнительной достоверности.

В этом плане европейцы во многом лишь повторяют наблюдения американских аналитиков.

Как они полагали, резкое падение рейтинга Дональда Трампа из-за того, что администрации не удалось справиться с пандемией, что очень широко обсуждалось и старательно выносилось на первый план, еще не означает, что он проиграет, хотя его шансы на победу в какой-то момент резко снизились, и это не могло его не беспокоить. В дальнейшем вследствие изменения политической ситуации в США данный тренд сменился на противоположный. Однако в европейском информационном пространстве провальная реакция Администрации на пандемию еще долго продолжала подаваться в качестве фактора, который оказывает чуть ли не определяющее влияние на предпочтения избирателей.

Европейские аналитики справедливо отмечают, что все опросы общественного мнения указывают лишь на тенденцию, не больше. Кроме того, они сильно варьируются в зависимости от того, кто их заказывает. Правда сделать следующий шаг и признать, как сделали отдельные американские исследовательские центры, что в действительности рейтинг Дональда Трампа, не хуже, чем год назад, несмотря ни на что, они не решились.

Но самое важное, подчеркивают авторитетные специалисты континента, в преддверии выборов избиратели, не стесняясь, выражают свое недовольство действующей властью, однако в ходе выборов ведут себя намного ответственнее и голосуют только и исключительно за своих.

Вместе с тем они полагают, что Дональд Трамп и его избирательный штаб допустили очевидный просчет, делая ставку в основном на консолидацию той части электората, которая и так ему предана, и отказываясь от завоевания как неопределившейся части избирателей, так и тех, кто традиционно голосует за демократов. По их мнению, тем самым он ослабил свою электоральную поддержку и в какой-то степени стал лить воду на мельницу Джо Байдена и его промоутеров, которые получили возможность привлечь на сторону последнего протестный электорат.

В этом плане то, что костяк электората, голосующего за Дональда Трампа (белые и возрастные избиратели), разочарованы результатами его усилий по борьбе с пандемией, как свидетельствовали все социологические опросы, ничего не меняет.

Постановка вопроса о закате американской демократии

Много европейскими исследователями говорится и пишется о протестной специфике или даже природе предстоящих выборов. Общим местом материалов, посвященных их возможному исходу, является констатация того, что американцы собираются голосовать не столько за того или иного кандидата, которого они поддерживают, не за ту программу или курс действий, которые они олицетворят, а конкретно против Дональда Трампа или Джо Байдена.

Отталкиваясь от нее, европейские комментаторы с удовлетворением выпячивают контраст между ситуацией на континенте и в Америке. Большинство европейских лидеров — от глав государств и правительств Германии, Нидерландов и Австрии до их коллег из Италии и Франции — согласно опросам общественного мнения, проявив силу воли и взяв на себя руководство борьбой с пандемией, укрепили свои политические позиции. Население стало оценивать их деятельность намного более позитивно. Американская администрация, напротив, сильно потеряла в глазах общественного мнения.

То, что американцы будут голосовать не за Дональда Трампа и Джо Байдена, а против одного из них, очень по-разному обыгрывается в европейских СМИ различного политического спектра. Так, в СМИ левого и леволиберального толка высказываются сомнения по поводу того, что ротация власти, которая осуществляется на основе протестного голосования, может соответствовать классическим критериям демократического устройства общества, и делается вывод о том, что США утрачивают мировое лидерство и в этой сфере.

Исследователи, придерживающиеся парадигмы неоклассического реализма и возрождения геополитики, ставят вопрос в более общем ключе. Они приходят к выводу, что капиталистическая система в ее нынешнем виде исчерпала себя и требует серьезного обновления, которое бы вернуло ей прежние эффективность и легитимность. Как они считают, ни Дональд Трамп, ни Джо Байден не подходят для решения задач обновления. Соответственно оно откладывается на очередные четыре года со всеми вытекающими из этого негативными последствиями.

Мимикрия под непредвзятость и объективность освещения

Однако, в отличие от самих американцев, европейцы, как отмечалось выше, опасаются переходить на личности и комментировать будущий выбор избранника американцев в уничижительных тонах, хотя и не пропускают ни одной возможности, предоставляемой им Дональдом Трампом, для того, чтобы выставить его в невыгодном свете.

В то же время в европейских СМИ искусно используется такой прием, как перепечатка американских источников и тиражирование высказываний американских экспертов, в которых высмеиваются немощь и склеротические проявления в поведении Джо Байдена, с одной стороны, и аррогантность, промахи и ляпы Дональда Трампа — с другой.

Исключение делается, правда, тогда, когда, по мнению европейцев, Дональд Трамп совсем уж пренебрегает «красными линиями». Так, на него был обрушен поток критики в связи с намерением сугубо ковбойскими методами захватить для своих пост во главе Межамериканского банка развития. Тем самым он пошел против традиции, которой весь мир придерживался аж с 1946 г., когда руководство Всемирным банком, Международным валютным фондом и Межамериканским банком развития было поделено между США, Европой и Латинской Америкой.

Показательно, что в соцсетях на все лады перепевался комментарий о том, что лучший способ для Джо Байдена взять верх над Дональдом Трампом состоит в том, чтобы как можно реже высказываться о чем-либо и появляться на публике. Очень неплохая и вполне динамичная речь Джо Байдена на августовском конвенте демократической партии и последовавший за ним кратковременный рост числа тех, кто готов был бы голосовать за него, а не против действующего президента, должны были, казалось бы, дезавуировать это мнение.

Однако оно приобрело еще большую популярность после того, как Дональд Трамп публично выступил с предложением, чтобы обоих претендентов регулярно проверяли на использование наркотиков, намекнув на то, что «снулого» Джо Байдена элементарно «накачали» перед шоу на конвенте и собираются поступить также перед теледебатами. Хотя и экспертный комментарий о том, что конвент прошел настолько бледно, что не мог усилить поддержку демократов со стороны неопределившихся избирателей, а на одних лишь обвинениях оппонента в расизме не выплывешь, получил определенный резонанс.

Частичное осознание предопределенности внешней политики США

Такая сдержанность объясняется не только боязнью промахнуться и навлечь на себя гнев будущего президента США, но и растущим осознанием того, что нажимный курс США на международной арене, в том числе в отношении интеграционного объединения, сохранится вне зависимости от того, кто займет Белый дом на следующий срок.

Европейскими политиками и исследователями всё более определенно прогнозируется, что Дональд Трамп будет более требовательно предъявлять претензии ЕС в двустороннем плане, в рамках НАТО и на других международных площадках. Кроме того, будут продолжаться призывы к единству действий по сдерживанию Китая, восстановлению санкций СБ ООН против Ирана и всей финансово-экономической повестки.

Джо Байден будет выступать внешне гораздо мягче и примирительнее, а также пользоваться традиционной для США риторикой. Но акценты в практической политике Соединенных Штатов останутся прежними. Менять их никто не станет.

Поэтому можно, конечно, как Пекин и один из самых богатых людей Китая, 37-летний программист, основатель компании ByteDance и владелец созданного ей популярнейшего приложения TikTok Чжан Имин пассивно реагировать на угрозы Дональда Трампа запретить «игрушку» в США и его рескрипт продать TikTok американским покупателям. Можно делать ставку на изменение политического курса США после инаугурации нового президента. Ведь если она оправдается, удастся спасти десятки миллиардов долларов. Но можно и просчитаться, и тогда потерять всё.

Вряд ли в «русскую рулетку» стоит играть как бизнесу, так и даже самым влиятельным государствам планеты, считают финансовые аналитики. Хотя все они и совершенно уверены: «Чжан Имин продолжит зарабатывать миллиарды долларов, чтобы не случилось с Дональдом Трампом».

Соответственно европейские политические элиты склоняются к выводу о том, что в любом случае, при любом исходе выборов, ЕС придется выходить на международной арене из тени США, решать вопросы суверенизации своей внешнеэкономической и внешнеполитической линии и вести дело к превращению из преимущественно экономического, финансово-экономического и валютного союза также и в военно-политический.

Относительное ослабление Соединенных Штатов, очевидная утрата ими лидерства в ряде областей научно-технического прогресса и глобального развития, а также откровенная неприязнь и недоверие к Дональду Трампу, испытываемые европейскими политическими элитами, полагают в Брюсселе, дают для этого дополнительные стимулы. Как считают очень многие в среде европейского истеблишмента, США хуже, нежели кто-либо еще в мире из значимых игроков, сумели противостоять коронавирусной пандемии. По таким параметрам, как падение ВВП и рост безработицы, они «просели» больше других. Их деструктивная линия в отношении ВОЗ и ВТО, климатической повестки, многосторонности, иранской сделки, вторичного действия односторонних санкций и т.д. позволяют ЕС переориентировать на себя многие лояльно настроенные в его отношении страны и перехватить лидерство. Европейский проект был выведен на принципиально иной уровень после «эпохального» решения Европейского Совета в июле этого года увеличить многолетние бюджетные возможности интеграционного объединения на 750 млрд евро и пойти на частичное обобществление долгов.

Вместе с тем в ЕС отдают себе отчет в том, что США будут оставаться единственным надежным партнером и союзником стран региона, что единства в ЕС нет, и его будет крайне сложно добиться, особенно в условиях ограниченности ресурсов, имеющихся в распоряжении объединения. Поэтому европейские эксперты, работающие в авторитетном Французском институте международных отношений, вполне определенно указывают, что эволюция событий в направлении расстыковки стратегических интересов США и ЕС «может быть частично компенсирована усилением европейских вооруженных сил и более интенсивным сотрудничеством между ними, но это не идет ни в какое сравнение с утратой «высшего гаранта» европейской безопасности».

К тому же в Брюсселе очень внимательно следят за биржевыми индикаторами США, которые, казалось бы, вопреки логике и временному разрушению национальной экономики, по-прежнему стремительно ползут в вверх. Объяснять всё биржевыми спекуляциями, триллионными вливаниями ликвидности, осуществляемыми Федеральной резервной системой, и переизбытком дешевых денег, было бы наивно и опрометчиво. Скорее всего, стремительный рост капитализации американских компаний свидетельствует о том, что перестройка мировой экономики в результате коронавирусной пандемии пойдет на пользу, прежде всего, США, их высокотехнологичному комплексу и транснациональным корпорациям.


(Голосов: 4, Рейтинг: 4.25)
 (4 голоса)

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся