Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 21, Рейтинг: 4.71)
 (21 голос)
Поделиться статьей
Сергей Хенкин

Д.и.н., профессор, каф. сравнительной политологии МГИМО МИД России, в.н.с. ИНИОН РАН, эксперт РСМД

Внеочередные парламентские выборы в Испании 10 ноября прошли на фоне эскалации каталонского сепаратизма. Конфликт в этой испанской автономии превратился в хронический. То обостряясь, то относительно снижая накал, он вносит напряженность в политическую жизнь страны, глубоко разобщает региональное и испанское общество. Между тем пока Мадрид и Барселона далеки от нахождения взаимоприемлемой формулы существования региона в составе Испании. Дальнейший ход каталонского конфликта в немалой степени определяется новой расстановкой сил, сложившейся в Испании после выборов.

Развитие каталонского конфликта во многом зависит от того, каким будет по составу будущее правительство Испании. Сразу же после выборов шансы на его формирование резко возросли. Лидеры ИСРП Санчес и УП Иглесиас подписали предварительное соглашение и договорились о создании коалиционного правительства, в котором лидер УП получит пост вице-председателя, а его коллеги — несколько министерских портфелей.

Трудно сказать, будет ли утвержден Санчес председателем правительства. Представляется, что, если кабинет министров сформируется (первое в истории демократической Испании коалиционное правительство!), это приведет к противоречивым последствиям. Политическая жизнь Испании в еще большей степени, чем сейчас, поляризуется на левый и правый блоки (современная версия традиционного раскола страны на «две Испании»), заметно обострится политическая борьба. В развитии же каталонского конфликта может наступить время трудного диалога.

Безусловно, свою часть пути к решению нынешней ситуации должны пройти и сепаратистские силы, по крайней мере та их часть, которая понимает, что выход из Испании в одностороннем порядке практически нереален и необходимы поиски компромиссной договоренности с Мадридом. В сепаратистском лагере идет борьба за лидерство между коалицией «Вместе за Каталонию» Пучдемона и Левыми республиканцами Каталонии Жункераса. Важное значение для определения расстановки сил в регионе и развития будущих отношений с Мадридом приобретают внеочередные выборы в автономный парламент Каталонии, которые по широко распространенному мнению могут состояться в первые месяцы 2020 г.

Как бы то ни было, в настоящее время первоочередной задачей является формирование дееспособного правительства. Именно от этого во многом зависит, сменится ли нынешняя тупиковая фаза в отношениях между Барселоной и Мадридом более конструктивным этапом или ставший уже хроническим конфликт сохранится и будет только углубляться.


Внеочередные парламентские выборы в Испании 10 ноября прошли на фоне эскалации каталонского сепаратизма. Конфликт в этой испанской автономии превратился в хронический. То обостряясь, то относительно снижая накал, он вносит напряженность в политическую жизнь страны, глубоко разобщает региональное и испанское общество. Между тем пока Мадрид и Барселона далеки от нахождения взаимоприемлемой формулы существования региона в составе Испании. Дальнейший ход каталонского конфликта в немалой степени определяется новой расстановкой сил, сложившейся в Испании после выборов.

Потенциал сепаратизма

REUTERS/Rafael Marchante
Демонстранты перекрывают перекрывают шоссе на Жирону

В октябре 2019 г. Верховный суд Испании вынес приговор 12 лидерам сепаратистского движения, находившимся примерно 2 года в предварительном заключении после организации референдума о независимости 1 октября 2017 г., признанного Мадридом незаконным. 9 из 12 руководителей сепаратистов были приговорены к длительным срокам тюремного заключения — от 9 до 13 лет (остальные трое были признаны виновными в неподчинении закону и обязаны выплачивать штрафы). Обвинение было предъявлено по двум статьям — «мятеж и растрата госсредств». Третий пункт обвинения, на котором настаивала прокуратура, — «организация восстания», предъявлен не был. Если бы это произошло, то срок тюремного заключения увеличился бы до 25 лет.

Бывший глава женералитата Карлес Пучдемон, считающийся неформальным лидером сепаратистов, находится «в бегах», в Бельгии. С 2017 г. испанские власти неоднократно требовали у разных стран его ареста и экстрадиции, однако эти попытки из-за различий в национальных законодательствах успехом не увенчались. В октябре 2019 г. Верховный суд Испании выдал новый ордер на арест Пучдемона. Слушание дела об его экстрадиции состоится в Бельгии 16 декабря.

До вынесения приговора Верховного суда конфликт между Барселоной и Мадридом уже прошел ряд стадий, отчетливо показав, что ни одна из сторон не может добиться победы. Сепаратисты не в состоянии навязать свою волю испанскому государству, а унионисты не могут игнорировать то обстоятельство, что значительная часть каталонцев хочет обретения независимости. Между тем действующее в Испании законодательство создает ситуацию, когда конфликт остается без решения.

Приговор Верховного суда открыл новую фазу в развитии противостояния между Барселоной и Мадридом. Глава женералитата Жоаким Торра и глава парламента Рожер Торрент назвали приговор «актом не справедливости, а мести», антидемократическим и репрессивным, распространяющимся «не на 12, а на всех сторонников независимости». Каталония превратилась в бурлящий регион, ответивший на приговор массовыми акциями протеста. На улицы вышло множество людей. Были перекрыты сотни автомагистралей, блокированы десятки железных дорог, парализована работа аэропорта Барселоны и отменено множество вылетов. В Барселоне, столицах каталонских провинций (Таррагоне, Жироне и Льейде) и других городах происходили уличные беспорядки, сопровождающиеся проявлениями насилия и актами вандализма. Десятки людей задержаны полицией, сотни раненых с обеих сторон.

В организации массовых беспорядков большую роль играют Комитеты защиты республики, созданные в 2017 г. и применяющие стратегию гражданского неповиновения. Комитеты борются за претворение в жизнь результатов референдума 2017 г. и провозглашение каталонской республики. При этом они ориентируются не только на мирные формы неподчинения Мадриду. В сентябре были арестованы 7 членов «Команды тактического ответа», радикального крыла Комитетов защиты республики, цель которой достижение независимости любым путем, включая насильственные действия. Они были обвинены в хранении взрывчатых веществ и принадлежности к террористической организации. С Комитетами защиты республики контактирует виртуальная структура — радикальная ассоциация «Демократическое цунами», действующая исключительно через Интернет. В сфере ее охвата — сотни тысяч людей.

В массовых протестах активно и широко участвует молодежь. Нынешнее поколение молодых людей формировалось в атмосфере напряженного противостояния между Барселоной и Мадридом, в частности, было свидетелем референдума 1 октября 2017 г., сопровождавшегося насилием со стороны правоохранительных органов. Требуя независимости Каталонии и выступая за республиканский строй, молодежь одновременно протестует против последствий экономического кризиса (безработица, различные формы временной занятости). По выражению газеты «Ла Вангуардиа», издающейся в Каталонии, эти молодые люди «дети кризиса и процесса борьбы за независимость».

Новую волну протестов вызвал приезд в Каталонию в начале ноября короля Испании Филиппа YI и его семьи для вручения престижной премии молодым лауреатам. В то время как дочь короля 14-летняя наследная принцесса Леонор говорила о любви к Каталонии, в том числе на каталанском языке, толпа около дворца конгрессов скандировала антимонархические лозунги, сопровождая их свистом и стуком по кухонным горшкам. Демонстранты сжигали на кострах портреты Филиппа YI.

Практикуются разные формы протестов. Многие из них носят характер массовых манифестаций с участием десятков и сотен тысяч людей, например, так называемые «марши за свободу», когда в Барселону стекались колонны протестующих из разных частей Каталонии. Также организуются действия небольших групп (до 20 человек), парализующих движение на автомагистралях. А для блокирования железнодорожных путей организаторам протестов вообще достаточно двух человек, которые с помощью бензопилы валят дерево и бросают его на рельсы. Результат всех этих действий — застрявшие водители автомобилей и поездов, многие часы потерянного времени, опоздания на работу и т.д. Каталонцы, как симпатизирующие зачинщикам беспорядков, так и их противники, становятся заложниками сепаратистов. По официальным данным, на начало ноября потери от беспорядков составили более 7,5 млн евро.

Массовое протестное движение свидетельствует, что сепаратизм глубоко укоренился в Каталонии. Еще с 80-х гг. прошлого века националисты контролируют систему образования и многие СМИ. В настоящее время три сепаратистские партии имеют большинство в каталонском парламенте, в гражданском обществе есть несколько влиятельных организаций, требующих отделения от Испании. 787 муниципалитетов (из 947) возглавляют мэры, стоящие на сепаратистских позициях. Они представляют 44% населения автономии (3,3 из 7,5 млн человек).

В обстановке начавшихся массовых протестов правительство Каталонии оказалось дезориентированным, разобщенным, проявило беспомощность и неспособность управлять ситуаций. Глава женералитата, ярый националист Торра, несущий ответственность за общественный порядок в Каталонии, вел себя пассивно. Формально осудив насилие, он фактически солидаризировался с протестующими на улицах — в отличие от ряда членов женералитата, занявших более решительную позицию. Подразделения местной полиции, подчиненные женералитату, получили указания не препятствовать деятельности Комитетов защиты республики на улицах и автодорогах. Имеются свидетельства о контактах между Торрой и Комитетами защиты республики, в том числе их радикальным крылом.

Однако неверно представлять Каталонию как регион, в котором есть только сторонники сецессии. Примерно половина ее жителей не хочет рвать отношений с Испанией. Эти люди десятки лет подвергаются дискриминации со стороны националистов, контролирующих основные центры влияния. Шумные и напористые сепаратисты намного активнее молчаливых унионистов. Но голос последних в последние годы слышен все громче. Так, в октябре, в противовес сепаратистским манифестациям, состоялась многочисленная демонстрация унионистов под лозунгом «Хватит». Примечательно также, что ведущие профсоюзы Испании — Профсоюзная конфедерация рабочих комиссий и Всеобщий союз трудящихся — отказались присоединиться к акциям протеста сторонников независимости. Предпринимательские организации Барселоны потребовали от управленческих структур проявить волю и восстановить нормальное течение жизни, поскольку «чрезвычайная ситуация наносит серьезный ущерб имиджу и репутации города», а экономический ущерб может быть велик».

Каталонский конфликт как предмет партийно-политической борьбы

Приговор 12 лидерам сепаратистов, вынесенный в октябре, накладывает глубокий отпечаток на отношения между Барселоной и Мадридом, в частности, на политический дискурс и принимаемые решения. Если в последние два года на первом плане в конфликте были судьи и прокуроры, то теперь на авансцену выходят политики.

Между тем в политическом классе Испании отсутствует согласие в отношении разрешения каталонского конфликта. При том, что основные партии стоят на позициях защиты территориальной целостности страны, предлагаемые ими пути урегулирования конфликта, принципиально различаются. Правоцентристские Народная партия (НП) и «Сьюдаданос» однозначно ориентируются на строгое соблюдение Конституции (отказ Каталонии в праве на проведение референдума) и жесткие, запретительные меры в отношении тех, кто стремится «разрушить государство». По существу, каталонский конфликт рассматривается ими не столько как политико-правовая проблема, сколько как проблема общественного порядка. После массовых протестов, начавшихся в Каталонии в октябре, «Сьюдаданос» потребовала вновь активировать 155 статью конституции, предусматривающую резкое ограничение прав автономии и введение прямого управления из Мадрида. Эта статья уже вводилась в действие в октябре 2017 г., после того как каталонский парламент проголосовал за резолюцию о независимости и провозгласил Каталонию независимой суверенной республикой.

Народная партия требует ввести в действие положения Закона о национальной безопасности (он был принят в 2015 г. правительством НП при поддержке социалистов и никогда не применялся). В соответствии с ним правительство Испании должно посредством закона-декрета объявить об угрозе для национальной безопасности и поставить под свой контроль формирования каталонской полиции, подчиняющиеся местным властям. Мадрид может также создать орган власти, наделенный соответствующими компетенциями для руководства и координации действий. НП не возражает и против применения 155 статьи конституции.

Крайнюю позицию в правом лагере занимает праворадикальная партия «Вокс». Требованиям каталонских сепаратистов отделиться «Вокс» противопоставляет идею упразднения региональных автономий и превращения Испании в унитарное централизованное государство. Лидер «Вокс» Сантьяго Абаскаль назвал «мягкий» приговор Верховного суда лидерам сепаратистов «позором для Испании», утверждая, что «государство оказалось неспособным защитить конституционный порядок и национальный суверенитет». Когда начались массовые протесты и уличные беспорядки, лидер «Вокс» потребовал ввести в Каталонии режим чрезвычайного положения, предполагавший отмену в регионе основных демократических свобод (статья 116 конституции). На главу женералита Торру он предложил надеть наручники и предать суду.

Иной взгляд на территориально-политическую организацию Испании и Каталонии у левых партий. Испанская социалистическая рабочая партия (ИСРП) уже давно выступает за реформирование политико-территориальной организации Испании в направлении ее федерализации. В сентябре 2018 г. лидер ИСРП Педро Санчес высказался за принятие нового автономного статута Каталонии, расширяющего ее самоуправление в составе Испании. В обстановке нынешнего подъема сепаратизма в Каталонии Санчес заявил, что правительством рассматриваются все сценарии, включая Закон о национальной безопасности и 155 статья конституции. Однако активировать их он не стал. Вместе с тем Санчес заявил, что гарантируется четкое выполнение решения Верховного суда в отношении руководителей сепаратистов и никакого помилования им не будет (прежде некоторые руководители ИСРП говорили о такой возможности). Санчес заявил также о намерении внести в Уголовный кодекс поправку о наказании за созыв референдума об отделении от Испании.

Представляется, что позиция Санчеса в немалой степени была продиктована электоральными соображениями. В преддверии парламентских выборов он не хотел выглядеть слабым и потерять часть своих потенциальных сторонников. Тем не менее подход руководства ИСРП к каталонской проблеме не удовлетворяет правые партии, обвиняющие его в неспособности навести порядок и требующие более решительных действий.

Главным антиподом правых партий в каталонском, впрочем, как и во многих других вопросах, является коалиция «Подемос-Унидос» (УП). Она не отвергает принцип сохранения территориальной целостности Испании и одновременно, смыкаясь со сторонниками независимости, выступает за предоставление каталонцам «права решать», т.е. провести согласованный с центральным правительством референдум по вопросу о независимости. Такая позиция представляется многим в Испании двойственной и противоречивой. Ее считают покушением на территориальную организацию страны: нельзя требовать проведения референдума о независимости и одновременно выступать за единство Испании. Вместе с тем в самой Каталонии позиция «Подемос» встречает значительно большее понимание.

Во время массовых протестов в автономии лидер УП Пабло Иглесиас заявил, что считает «неоправданным применение любых чрезвычайных мер» и осудил применение силами безопасности резиновых пуль». Он сказал также о готовности поддерживать все инициативы правительства ИСРП в регионе, направленные «на разрядку напряженности и диалог».

Примечательно, что согласия нет не только между национальными партиями. До вынесения Верховным судом Испании приговора лидерам сепаратизма были отчетливо видны разногласия в позиции двух ведущих сепаратистских объединений Каталонии (при том, что их риторика и действия зачастую выглядят двойственно и противоречиво). Ассоциация Пучдемона «Вместе за Каталонию» демонстрировала боевой дух и готовность к открытой конфронтации с испанским государством. По существу, это объединение ориентировалось на ту же одностороннюю стратегию борьбы за независимость, которой придерживались сепаратисты, проведя референдум 1 октября 2017 г., завершившийся активацией Центром 155 статьи конституции. Напротив, Левые республиканцы Каталонии (ЛРК, их лидер, бывший заместитель главы женералитата Ориол Жункерас приговорен к 13-летнему заключению) занимали более гибкую позицию. Руководство ЛРК пришло к выводу, что необходимо расширить социальную базу сепаратизма, чтобы заставить государство встать на путь переговоров и добиться согласованного с ним проведения референдума о независимости, результаты которого признало бы международное сообщество.

После вынесения приговора позиции обеих организаций сблизились. Обе поддерживали массовые протесты в регионе и резко критиковали позицию, занятую правительством ИСРП. Таким образом, накануне ноябрьских выборов в парламент Барселона и Мадрид продемонстрировали полную недоговороспособность.

Каталонский кризис после парламентских выборов в Испании

Каталонский кризис — часть общего политического кризиса, который переживает Испания. Национальный и каталонский кризис переплетаются и влияют друг на друга. Каталонская проблема стала едва ли не центральной на выборах. Массовые антиправительственные протесты и беспорядки в автономии стимулируют рост испанского национализма, тягу немалой доли испанцев к усилению централизованных начал в государстве. Этот сдвиг в массовом сознании населения на руку правым партиям, выступающим с националистических позиций. Можно утверждать, что «каталонский фактор» прямо повлиял на успешные результаты на выборах Народной партии и особенно «Вокс». НП уверенно заняла второе место, получив 89 депутатских мандатов, что на 23 больше, чем в апреле 2019 г. (всего в нижней палате парламента 350 мест). Правда, если сравнить нынешний результат с тем, который имела НП во время последнего правительства М. Рахоя в 2018 г. (137 мест), снижение ее влияния налицо.

Выборы стали триумфом для праворадикальной партии «Вокс», совершившей мощный рывок вперед. Число ее депутатских мест возросло более чем вдвое — с 24 до 52. В апреле выход «Вокс» на политическую арену оказался далеко не таким впечатляющим, как многие ожидали. Однако обострение каталонского конфликта дало им вторую возможность для рывка. «Вокс» ее не упустил, поднявшись с пятого места на третье. Теперь возможности этой партии влиять на своих союзников в правом лагере и положение дел в стране заметно возросли.

Прирост голосов «Вокс» и НП обеспечила «Сьюдаданос», потерпевшая сокрушительное поражение на выборах. Из-за явных ошибок руководства от нее отвернулись очень многие избиратели. Партия, имевшая 57 депутатских мандатов, потеряла 47. С третьей позиции в списке ведущих партий она скатилась на шестое. На следующей день после выборов лидер «Сьюдаданос» Альберт Ривера ушел в отставку, возложив ответственность за поражение на себя.

Как и ожидалось, победу на выборах одержала ИСРП. Она завоевала 120 депутатских мандата, на три меньше, чем в апреле. За несколько месяцев до выборов руководство социалистов явно сдвинулось к центру, стремясь воспользоваться падением популярности «Сьюдаданос» и вовлечь ее сторонников в свою орбиту. Однако результаты голосования показали, что новая тактическая линия себя не оправдала.

Другая левая организация — коалиция «Подемос – Унидос» понесла еще большие потери, потеряв 7 депутатских мест (получила 35 против 42 в апреле). Примечательно, что избиратели «наказали» три партии — «Сьюдаданос», ИСРП и «Подемос – Унидос», на которые возлагается главная ответственность за то, что в Испании после апрельских выборов не было сформировано полноценное правительство. Третья левая организация, появившаяся на свет в сентябре, — «Мас Паис» («Больше страны»), выступавшая в коалиции с «Компромис», получила 3 депутатских мандата.

Довольно успешно выступили на выборах сепаратистские партии Каталонии. Левые республиканцы Каталонии завоевали 13 мандатов (в апреле 15), а «Вместе за Каталонию» — 8. Ультралевая антисистемная Кандидатура народного единства, впервые участвовавшая в национальных парламентских выборах, получила 2 места. Таким образом, в совокупности сепаратистские партии получили 23 места в парламенте, на одно больше, чем на прошлых выборах. Вместе с тем результаты выборов засвидетельствовали, что массовые акции протеста в Каталонии, предшествовавшие голосованию, не привели к значительному усилению позиций сепаратизма.

Развитие каталонского конфликта во многом зависит от того, каким будет по составу будущее правительство Испании. Сразу же после выборов шансы на его формирование резко возросли. Лидеры ИСРП Санчес и УП Иглесиас подписали предварительное соглашение и договорились о создании коалиционного правительства, в котором лидер УП получит пост вице-председателя, а его коллеги — несколько министерских портфелей. Таким образом, менее чем за 48 часов было сделано то, что не удалось достичь за пять месяцев, когда стороны не сумели достичь договоренности. Предварительное соглашение включает 10 пунктов-ответов на вызовы, стоящие перед Испанией. Один из этих пунктов касается Каталонии. Документ называет приоритетной задачей «гарантировать сосуществование и нормализацию политической жизни в Каталонии, стимулируя развитие диалога, нацеленного на поиск формулы понимания и встречных шагов, всегда в рамках конституции».

Однако 158 мандатов, которые есть у двух ведущих левых партий, а также поддерживающего их объединения «Больше Испании – Компромис» мало для обретения абсолютного большинства (176 голосов). Необходимы голоса поддержки других партий. Их приобретение вполне возможно, особенно если учесть, что резкий рост влияния праворадикальной «Вокс» (многие считают эту партию наследницей франкизма) оказывает мобилизующий эффект на ее противников. Прирост могут обеспечить Баскская националистическая партия (6 мандатов), Галисийский националистический блок (1), Регионалистская партия Кантабрии (1) и «Теруэль Эксисте» (1). Однако и этой прибавки Санчесу будет недостаточно, чтобы набрать в первом туре утверждения в должности абсолютное большинство голосов, как того требует конституция. Остаются надежды на второй тур, в котором для победы достаточно простого большинства. Вопрос состоит в том, какие партии могут воздержаться при голосовании, обеспечив Санчесу победу простым большинством. Накануне выборов некоторые аналитики полагали, что воздержаться может Народная партия. Однако громкий успех «Вокс» исключил такую возможность, поскольку праворадикалы используют подобную уступчивость НП сопернику из другого лагеря в своих интересах. О том, что скажет «нет» Санчесу во втором туре, заявило и временное (после ухода Риверы) руководство «Сьюдаданос», считающее союз двух левых партий «пагубным для Испании».

Таким образом, ключ для решения проблемы оказывается в руках двух сепаратистских партий — Левых республиканцев Каталонии (13 мандатов) и баскской Бильду (5), позиция которой многим кажется более сговорчивой. ЛРК же, резко критикующая Санчеса за ужесточение его позиции во время массовых протестов в Каталонии, теперь обусловливает свое воздержание при голосовании предварительными политическими переговорами «между равными — каталонскими институтами и государством». Санчес, ранее не хотевший связывать себя поддержкой сепаратистских партий, которые могут выдвинуть взамен неприемлемые условия, теперь оказывается в весьма сложной ситуации.

Через три дня после выборов, когда пишутся эти строки, трудно сказать, будет ли утвержден Санчес председателем правительства. Представляется, что, если кабинет министров сформируется (первое в истории демократической Испании коалиционное правительство!), это приведет к противоречивым последствиям. Политическая жизнь Испании в еще большей степени, чем сейчас, поляризуется на левый и правый блоки (современная версия традиционного раскола страны на «две Испании»), заметно обострится политическая борьба. В развитии же каталонского конфликта может наступить время трудного диалога.

Безусловно, свою часть пути к решению нынешней ситуации должны пройти и сепаратистские силы, по крайней мере та их часть, которая понимает, что выход из Испании в одностороннем порядке практически нереален и необходимы поиски компромиссной договоренности с Мадридом. В сепаратистском лагере идет борьба за лидерство между коалицией «Вместе за Каталонию» Пучдемона и Левыми республиканцами Каталонии Жункераса. Важное значение для определения расстановки сил в регионе и развития будущих отношений с Мадридом приобретают внеочередные выборы в автономный парламент Каталонии, которые по широко распространенному мнению могут состояться в первые месяцы 2020 г.

Как бы то ни было, в настоящее время первоочередной задачей является формирование дееспособного правительства. Именно от этого во многом зависит, сменится ли нынешняя тупиковая фаза в отношениях между Барселоной и Мадридом более конструктивным этапом или ставший уже хроническим конфликт сохранится и будет только углубляться.


Оценить статью
(Голосов: 21, Рейтинг: 4.71)
 (21 голос)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся