Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 7, Рейтинг: 4.86)
 (7 голосов)
Поделиться статьей
Александр Ермаков

Военный обозреватель, эксперт РСМД

Обострение отношений, взаимное давление и обвинения привели одну из основополагающих российско-американских договоренностей — Договор о ликвидации РСМД вплотную к грани разрыва. США обвинили Россию в разворачивании ракетных комплексов, грубо нарушающих Договор, и в Конгресс внесен законопроект, предусматривающий де-факто выход из него.

Обострение отношений, взаимное давление и обвинения привели одну из основополагающих российско-американских договоренностей — Договор о ликвидации РСМД вплотную к грани разрыва. США обвинили Россию в разворачивании ракетных комплексов, грубо нарушающих Договор, и в Конгресс внесен законопроект, предусматривающий де-факто выход из него.

Отправная точка

Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) подвел черту под одним из серьезнейших кризисов финального этапа холодной войны, десятилетним кризисом вокруг «Евроракет». Во второй половине 1976 г. СССР начал развертывание нового подвижного грунтового ракетного комплекса (ПГРК) РСД-10 «Пионер» с дальностью 4700 км и тремя боевыми блоками индивидуального наведения мощностью по 150 кТ. Кроме них в наличии было большое количество ракетных комплексов меньшей дальности, например ОТР-22 «Темп-С» (дальностью 900 км), которые могли быть оперативно переброшены на территорию стран ОВД. Все эти комплексы было практически невозможно превентивно уничтожить, если они были рассредоточены из мест базирования в угрожаемый период.

НАТО в Европе могла противопоставить им ракеты малой дальности, пригодные для поражения целей максимум в части стран Варшавского договора (наибольшая дальность была у MGM-31A «Pershing-1a» — 740 км). Для выравнивания дисбаланса в декабре 1979 г. на саммите НАТО было принято так называемое «Двойное решение» — разметить в Европе американские ракеты средней дальности и параллельно предложить СССР переговоры об ограничении/сокращении данного типа вооружений.

Таким образом, СССР в 1980-х гг. попал в ситуацию, в которой он, обладая более продвинутыми ракетными комплексами, оказался в невыигрышном положении стратегически.

СССР не пошел на то, что счел попыткой грубого давления. Были выдвинуты встречные предложения о полном выводе с континента американского ТЯО и сокращения БРМД/СД Великобритании и Франции, которые не были приняты. Не стоит забывать и то, что в значительной степени ракеты средней и меньшей дальности рассматривались СССР как важнейшее средство сдерживания Китая [1]. Обострилась и проблема ПРО — в ответ на заявления президента Р. Рейгана о планах создания глобальной ПРО («Стратегическая оборонная инициатива» — СОИ), СССР заявил, что будет вести переговоры о РСМД только в связке с вопросом о СОИ.

В 1983 г. в Европе началось развертывание американских ракетных комплексов — мобильных MGM-31C «Pershing-2» и BGM-109G «Gryphon» [2]. И тот, и другой были решениями на скорую руку — дальность «Pershing» удалось нарастить только до 1770 км, а «Gryphon» использовала дозвуковые крылатые ракеты (КР) семейства «Tomahawk». Тем не менее «Pershing-2» с территории Германии могли молниеносно поразить цели в западных регионах СССР, а при перебазировании в восточные регионы ФРГ — даже Москву. При этом за несколько минут полета военно-политическое руководство СССР не смогло бы не только эвакуироваться, но и отдать приказы по нанесению ответного удара. Таким образом, атака «Pershing-2» могла стать эффективным началом обезоруживающего ядерного удара.

Ракетный комплекс Армии США Pershing II
в ФРГ

Комплекс «Gryphon» обладал существенным недостатком — до цели его ракеты добирались за пару часов, однако был и ряд достоинств: дальность пуска значительно превосходила «Pershing-2» (до 2000-2500 км); запуск нельзя было обнаружить обычными средствами предупреждения о ракетном нападении; КР достаточно малозаметны и их непросто сбить; каждая пусковая установка несла четыре ракеты, способные поражать совершенно различные цели (боеголовки в ракетах с разделяемой головной частью способны «расходиться» на ограниченное расстояние). Дальности ракет «Tomahawk» при базировании в Великобритании, Бельгии, Нидерландах [3], ФРГ и Италии хватало, чтобы поражать цели практически на всей европейской территории СССР. «Gryphon» был эффективным средством нанесения ответного удара или, если инициатива в ядерной войне будет принадлежать западному блоку, была способна поддержать первый удар, позволив перенаправить баллистические ракеты на более приоритетные цели.

Таким образом, СССР в 1980-х гг. попал в ситуацию, в которой он, обладая более продвинутыми ракетными комплексами, оказался в невыигрышном положении стратегически: держа под прицелом союзников США, он в ответ получил угрозу столь же быстрого поражения расположенными в Европе американскими ракетами уже своих ключевых целей в западных регионах страны. Это выглядело особенно опасно на фоне обсуждавшихся в США концепций ограниченной ядерной войны, обезоруживающего превентивного удара и глобальной ПРО. Пытаясь увязать в один пакет переговоры по РСМД и ПРО, СССР загнал себя в тупиковую ситуацию, когда он фактически сыграл на руку американцам, легитимизовав размещение в Европе американских БРСД.

Впервые за время холодной войны стороны согласились ликвидировать целые классы ядерных вооружений, которые были развернуты в большом количестве и имели важное значение в военном планировании.

Это, а также взятый правительством М. Горбачева общий курс на разрядку привели к возобновлению переговоров и подписанию 8 декабря 1987 г. ДРСМД, предусматривавшего уничтожение ракетных комплексов как с крылатыми, так и с баллистическими ракетами дальностью от 500 до 5500 км. Стороны согласились уничтожить комплексы «Пионер», «Pershing-1a/2», «Gryphon», РК-55 «Рельеф» [4], «Темп-С», «Ока» [5] и Р-12/14 [6]. Американские ракеты покинули Европу уже в 1988 г., ликвидация запрещенных ракетных комплексов под контролем инспекторов заняла еще несколько лет.

Впервые за время холодной войны стороны согласились ликвидировать целые классы ядерных вооружений, которые были развернуты в большом количестве и имели важное значение в военном планировании. БРСД были особо опасны тем, что в кризисной ситуации у одной из сторон могли сдать нервы и она, боясь обезглавливающего удара, могла нанести упреждающий. ДРСМД стал предтечей СНВ (в частности, был отработан режим инспекций) и сыграл в свое время огромную роль в снижении международной напряженности.

Под откос

ДРСМД в текущем виде уже давно несправедлив, так как ограничения наложили на себя только США и Россия.

С началом века почти забытый ДРСМД вновь стал появляться в политической повестке. Если американскую сторону он в целом устраивал, так как не затрагивал крылатые ракеты морского и воздушного базирования, важнейший компонент американской ударной мощи, то Россия выражала все большее беспокойство. Отмечалось, что ДРСМД в текущем виде уже давно несправедлив, так как ограничения наложили на себя только США и Россия, а такие страны, как КНДР, Иран, Пакистан и Индия развивают эти типы вооружений. В частности, об этом говорил десять лет назад в ходе своего знаменитого выступления на Мюнхенской конференции В. Путин. При этом новые игроки находятся вблизи от российских границ.

Самым важным был и остается вопрос Китая. По ракетам запрещенных ДРСМД классов он, несомненно, мировой лидер — на вооружении состоят как БРСД, например, семейств DF-21 и DF-26, так и ПГРК с КР DF-10. При размещении комплексов DF-26 в западной части Китая в зоне досягаемости находится большая часть европейской территории России.

vpk-news.ru
Ракетный комплекс РСД-10 «Пионер»

В то же время выход США из договора по ПРО в 2002 г. [7], расширение НАТО на Восток с вольной трактовкой Основополагающего акта Россия–НАТО, длительная агония ДОВСЕ — это не полный список вопросов в области безопасности, которые заставили чувствовать Москву обманутой и пошатнули в ее глазах святость международных договоров.

Были претензии к США и касательно ДРСМД. Есть отчасти комичные требования рассматривать ударные БПЛА большой дальности как КР, так как они подходят под определение КР [8]. США отвечают, что БПЛА не полностью беспилотны, а управляются удаленно, многоразовые, не имеют пусковых установок и т.д. Впрочем, подобные претензии несут сугубо формальный характер и будут забыты, когда в более активную фазу перейдет разработка отечественных аналогов.

Более серьезные претензии связаны с ракетами-мишенями, используемыми в испытаниях ПРО США и самими развертываемыми в Европе ее компонентами. Так, Россия регулярно заявляет, что такие мишени, как, например, «Hera», представляют собой если не БРСД, то их прототипы. США в этом случае пользуются заложенными в ДРСМД «лазейками», позволяющими вести разработку ракет-мишеней [9]. Однако работы над ракетами-мишенями, а также исследовательские работы 2000-х гг. по теме твердотопливной БРСД морского базирования [10] обоснованно вызывают беспокойство Москвы, так как могут стать фундаментом для создания «нео-Pershing».

Работы над ракетами-мишенями, а также исследовательские работы 2000-х гг. по теме твердотопливной БРСД морского базирования обоснованно вызывают беспокойство Москвы, так как могут стать фундаментом для создания «нео-Pershing».

Но настоящим подарком для тех, кто ищет поводы для обвинений США в нарушении ДРСМД, стал переход Администрации Б. Обамы к так называемому «адаптивному подходу» в построении ЕвроПРО. Вместо пусковых установок ракет-перехватчиков GBI в Польше, которые, во-первых, обладали большим потенциалом, а во-вторых, не регулируются ДРСМД [11], там появились сухопутные версии корабельных комплексов «Aegis»Aegis Ashore») с легкими ракетами-перехватчиками RIM-161 SM-3. Дешевое и простое решение, но есть нюанс — для запуска SM-3 используются те же пусковые установки Mk. 41, что и для КР «Tomahawk». США оправдываются некими «электронными и программными отличиями», но это легко исправимо. Москва регулярно заявляет на высшем уровне, что рассматривает румынский (введенный в строй в мае 2016 г.) и польский комплексы (должен вступить в строй в 2018 г.) как грубое нарушение ДРСМД. Разумеется, военный смысл размещать «Tomahawk» не на корабле, а на сухопутном, уязвимом объекте с небольшим боекомплектом практически отсутствует, но тут дело в формальном нарушении. Даже американская сторона признает, что оправдаться трудно [12].

militaryrussia.ru
Возможный вид комплекса РС-26 «Ярс-М»

Однако сейчас обострение связано с претензиями США по отношению к России. Традиционно они были связанны с комплексами РС-26 «Ярс-М» и КР в составе модульной системы «Искандер-М». Первых критиковали и критикуют за то, что они якобы представляют собой «Пионер 2.0», однако, согласно ДРСМД [14], дальность ракеты высчитывается по максимальной достигнутой на испытаниях, а в мае 2012 г. ракета была запущена на дальность около 5800 км. [15]. Ряд последующих испытаний на меньшую дальность породили в США подозрения, что в том случае она испытывалась с минимальной нагрузкой, однако до того, как она начнет подвергаться инспекциям в рамках СНВ, предъявить внятных претензий они не смогут. Развертывание РС-26 неоднократно откладывалось, возможно, по чисто техническим причинам, но нельзя исключать и политические.

Настоящим возмутителем спокойствия стала другая ракета — 9М729.

Ситуация с КР системы «Искандер-М» [16] сложнее. Дальность ракет Р-500/9М728, поступающих в войска с 2013 г, заявлена в 500 км. Принято считать, что они разработаны на основе ракет комплекса «Рельеф», сокращенного по ДРСМД и имевшего дальность около 2600-2900 км. Впрочем, Р-500 оснащается неядерной (а, значит, значительно более тяжелой) БЧ и на полтора метра короче, что означает значительно меньший запас топлива и дальность. Конечно, вполне возможно, что она все равно превышает 500 км в наиболее экономичных режимах полета, в конце концов, создавать для комплекса КР с дальностью, не превосходящей входящую в него оперативно-тактическую, просто странно, однако вряд ли превышение значительно. По крайней мере оценить их дальность [17] столь точно США не имеют возможности и смирились с этим.

Принятие этого законопроекта будет означать полный провал ДРСМД, причем в отличие от 1980-х гг. США на этот раз планируют даже поставлять подобные комплексы в другие страны.

Настоящим возмутителем спокойствия стала другая ракета — 9М729 (западный индекс SSC-8). Достоверно про нее известно только то, что она существует. Принято считать, что 9М729 это сухопутная версия КР 3М-14 морского комплекса «Калибр». Она длиннее Р-500, следовательно, потребовалось удлинение ПГРК на метр-два. Учитывая, что 3М-14 имеют дальность до 2600 км (в боевых условиях в Сирии продемонстрировали определенно более 1000 км) — обеспокоенность США понятна. Тем не менее до недавнего времени комплекс находился на испытаниях и интересовал только узкий круг экспертов. Все изменилось 14 февраля, когда была опубликована статья в NYT. Ее содержание вкратце сводилось к тому, что Россия еще в конце 2016 г. развернула два ракетных дивизиона с КР 9М729 по четыре ПГРК в каждом: один учебный в Капустином Яру и еще один «в Центральной России».

i-korotchenko.livejournal.com
Пусковая установка КР 9М728 комплекса
«Искандер-М»

Реакция была необычайно острой, за прошедшее время с обличительными статьями выступили практически все западные СМИ. Повторное обострение интереса к теме вызвало выступление 8 марта на слушаньях профильного комитета Палаты Представителей США заместителя главы Объединенного комитета начальников штабов генерала П. Сельвы, который в ответ на вопрос конгрессмена подтвердил факт развертывания Россией комплекса с КР, «нарушающего дух и букву» ДРСМД. При этом до сих пор обвинения голословны, так как не представлено каких-либо доказательств.

Однако одно из наиболее тревожных действий в текущем обострении — внесенный 16 февраля (всего через два дня после статьи в NYT) группой республиканцев в обе палаты американского парламента проект «Закона по сохранению ДРСМД» («Intermediate-Range Nuclear Forces Treaty Preservation Act») , ставящего целью принудить Россию вернуться к выполнению договора, и предлагающего:

  • заявить, что США приостанавливают ДРСМД до момента, когда Россия вернется к его выполнению;
  • начать разработку собственного ПГРК с КР средней дальности, способными нести как ядерные, так и обычные БЧ (очевидно, некоего «Gryphon 2.0» с «Tomahawk») и приступить к летным испытаниям в течение года. Передать в дальнейшем разработанные комплексы союзникам;
  • активно искать пути усиления ПВО/ПРО в Европе;
  • подробнее проанализировать, подпадает ли РС-26 МБР под СНВ-3 или нарушает ДРСМД;
  • не продлевать действие СНВ-3 и отказать России в полетах над США в рамках Договора «Открытого Неба» до тех пор, пока она не вернется к выполнению ДРСМД.
Возможен размен отказа от развертывания отечественных ПГРК с КР на существенное ограничение ЕвроПРО.

Нет нужды пояснять, что принятие этого законопроекта будет означать полный провал ДРСМД, причем в отличие от 1980-х гг. США на этот раз планируют даже поставлять подобные комплексы в другие страны. На момент написания данной статьи законопроект находился на обсуждении в профильных комитетах обеих палат.

Конец или новое начало?

defence.ru
РЛС (а так же пункт управления) и пусковая
установка комплекса Aegis Ashore

Каковы могут быть дальнейшие перспективы ДРСМД? Вариантов множество, но их можно свести в три сценария — оптимистичный, нейтральный и пессимистичный.

В первую группу входят сценарии, в которых ДРСМД сохраняется в полном объеме. Такое возможно в случае взаимного отката назад после сближения позиций Москвы и новой Администрации США по вопросам безопасности. Например, возможен размен отказа от развертывания отечественных ПГРК с КР на существенное ограничение ЕвроПРО — нельзя исключать, что это и есть цель их создания и идеальный сценарий с точки зрения России.

От ударных ракетных комплексов также можно было бы отказаться при общем уменьшении военной инфраструктуры НАТО у российских границ, при возвращении к тенденции начала десятилетия, когда американские силы медленно покидали континент. Чем черт не шутит — использовать договоренность по этому вопросу как и в 1980-х гг., как стартёр для серьезного разговора по вопросам безопасности на континенте, перерождения того же ДОВСЕ.

Отношения России и Запада сейчас таковы, что на «откаты» сторон надеяться трудно, но на проведение новых, взаимоприемлемых «красных черт» — рассчитывать можно.

Вариант самый лучший: укрепится взаимная безопасность, удастся избежать трат на гонку ракетных вооружений, однако он и самый труднореализуемый. От Администрации Д. Трампа, которую и так внутри страны обвиняют в «пророссийскости», придется пойти на видимые уступки Москве, которая формально не сделает ничего — на словах Россия и так строго соблюдает договор. С другой стороны, и Россия не пойдет на односторонние уступки, тут даже давление, подобное «Двойному решению» 1979 г. будет малоэффективным — БРСД США взять неоткуда, разработка займет много лет, а сухопутные КР не изменят ситуацию кардинальным образом. Граница противостояния по сравнению с 1980-ми гг. сдвинулась на Восток, и итак поставляемые в ту же Польшу КР воздушного базирования JASSM-ER способны достичь многих целей в европейской части России. Не говоря о том, что флот США куда вольготнее чувствует себя у российских берегов, чем тогда.

Ко второй группе сценариев относятся те, которые подразумевают введение новых правил игры, некого ДРСМД 2.0, официально подписанного или, подобно «Президентским инициативам», декларированного явно или кулуарно и выполняемого как взаимовыгодное соглашение.


atimes.com
Китайские БРСД DF-26. На заднем плане
пусковые установки КР DF-10

Например, ограничения могут оставить только для баллистических ракет — как наиболее опасных ввиду возможности использования для обезглавливающего удара. По большому счету в 1980-х гг. сухопутные КР «попали под раздачу» — не будь «Пионеров» и «Pershing», проблема евроракет не стояла бы так остро. А ПГРК с КР — это дешевый и удобный вариант пусковой установки, пригодилась бы их легализация и США [18], а их контролируемое появление на безопасность в Европе кардинально не повлияет — в конце концов, стороны обладают большим количеством ПГРК с КР в вариантах морского базирования. Возможно, полезно было бы дополнительно обговорить отказ от оснащения их ядерными БЧ с созданием системы взаимных инспекций — так не будет провоцироваться гонка ТЯО, и в целом был бы снижен градус реакции СМИ и политических кругов. Отношения России и Запада сейчас таковы, что на «откаты» сторон надеяться трудно, но на проведение новых, взаимоприемлемых «красных черт» — рассчитывать можно.

Для России гонка вооружений особенно чувствительна еще и потому, что, как и в 1980-е гг. для нас по географическим причинам они куда более опасны, чем для США.

Третья группа сценариев наиболее негативна и подразумевает полный разрыв ДРСМД с взаимными претензиями. Стороны возлагают друг на друга ответственность и заявляют, что вынуждены в качестве ответных мер создавать системы, в полном объеме нарушающие старый договор, в том числе, хоть это займет и годы — БРСД. Этот вариант крайне опасен тем, что может стать драйвером новой гонки ядерных вооружений. Для России этот вариант особо чувствителенна еще и потому, что, как и в 1980-е гг. для нас по географическим причинам они куда более опасны, чем для США. Серьезное увеличение военных расходов или их переориентация с обычных вооружений на ядерные также неприемлемо, так как это ударит по требующей модернизации экономике или эффективности вооруженных сил в локальных конфликтах. Заинтересованным сторонам всеми силами стоит избегать этого сценария, так как он не выигрышен ни для кого.

Последние месяцы раскручивающиеся в мировых СМИ обвинения в адрес России вызывают опасения, что мы склоняемся к третьей группе, однако после начала диалога по вопросам безопасности с новой Администрацией США есть надежда на позитивный исход. В конце концов весьма вероятно, что вся эта история с развертыванием российских комплексов, мнимая или реальная, раскручивание вокруг нее шумихи, есть не что иное как подготовка сторонами почвы для жестких переговоров.

1. Около трети комплексов «Пионер» размещались восточнее Урала.

2. В ответ СССР выдвинул в ГДР ракетные комплексы малой дальности «Темп-С» и «Ока», что серьезно не изменило соотношение сил, но увеличило мощь условного советского «залпа» по целям в Западной Европе. В свою очередь США заявили, что развернут в Европе ракетные комплексы MGM-52 «Lance» с нейтронными боеголовками.

3. В Нидерландах ракеты развернуть не успели.

4. Советский аналог «Gryphon» с крылатыми ракетами, взятыми с морского комплекса «Гранат». Каждая пусковая установка несла по шесть ракет дальностью до 2600-2900 км (по различным данным). На момент подписания договора было выпущено небольшое количество комплексов, которые, возможно, успели принять в опытную эксплуатацию с базированием в Латвии.

5. Традиционно включение в ликвидационные списки комплексов «Ока» критикуется отечественными экспертами, так как те обладали чуть меньшей, чем 500 км дальностью. Однако в разработке находился комплекс «Ока-У» с дальностью до 700 км, и в качестве встречной меры США отказались от разворачивания в Европе нейтронного оружия.

6. Устаревшие советские БРСД шахтного базирования 1960-х гг., которые доживали свой век и попали под ликвидацию по формальным признакам.

7. Удивительным и неприятным совпадением видится то, что в 2002 г. Договору об ограничении ПРО тоже исполнялось 30 лет, как сегодня ДРСМД.

8. Ст. 2 п. 2 «Беспилотное летательное средство, оснащенное собственной двигательной установкой, полет которого на большей части траектории обеспечивается за счет использования аэродинамической подъемной силы».

9. В ст. 2 п. 1 ДРСМД запрещает ракеты, являющиеся средствами доставки оружия (мишень им не является); в ст. 7 п. 12 описаны требования к исследовательским ракетам, в частности, не использовать ступени подлежавших сокращению ракет (США формально это выполняют, используя ступени от МБР, а от «Pershing» блоки управления). Тем не менее Россия недовольна недостаточной открытостью Штатов по этим вопросам.

10. Программа SLIRBM. Кроме того, по программе «ArcLight» изучалась возможность создания легкой БРСД на базе ракеты-перехватчика SM-3.

11. Ст. 7 п. 3 выводит из-под ограничений ракеты «созданные исключительно для борьбы с объектами, не находящимися на поверхности Земли».

12. Отчет Конгрессу «Russian Compliance with the Intermediate Range Nuclear Forces (INF) Treaty: Background and Issues for Congress», стр. 21-22.

13. Также известен как «Рубеж», «Авангард», за рубежом SS-X-31.

14. Ст. 7 п. 4

15. Отчет Конгрессу «Russian Compliance with the Intermediate Range Nuclear Forces (INF) Treaty: Background and Issues for Congress», стр. 15-16.

16. Баллистическая ракета комплекса, 9М723, имеет дальность 400-480 км, по различным данным.

17. В отличие от БРСД дальность КР в ДРСМД определяется как «максимальное расстояние, которая она может пролететь в нормальном режиме до израсходования топлива». Учитывая, что инспекции по ДРСМД закончились еще в 2000 г., и всегда можно заявить, что нормальным режимом является весь полет до цели на сверхмалой высоте с большим расходом топлива, определенный «люфт» тут есть.

18. Причем скорее для размещения на западе Тихого океана и на Ближнем востоке, а не в Европе.


Оценить статью
(Голосов: 7, Рейтинг: 4.86)
 (7 голосов)
Поделиться статьей

Текущий опрос

Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся