Распечатать Read in English
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Александр Ермаков

Военный обозреватель, эксперт РСМД

8 июля было объявлено об окончательном и давно ожидаемом решении по вопросу размещения в Республике Корея американских мобильных комплексов ПРО — THAAD быть. Почему же размещение сугубо оборонительных систем, по идее идеально подходящих для корейского театра пока-не-военных действий, вызвало такую критику китайских и российских дипломатических ведомств и обвинения экспертов в раскрутке гонки вооружений на полуострове?

8 июля было объявлено об окончательном и давно ожидаемом решении по вопросу размещения в Республике Корея американских мобильных комплексов ПРО — THAAD быть. Почему же размещение сугубо оборонительных систем, по идее идеально подходящих для корейского театра пока-не-военных действий, вызвало такую критику китайских и российских дипломатических ведомств и обвинения экспертов в раскрутке гонки вооружений на полуострове?

Комплекс Армии США [1] THAAD (Terminal High Altitude Area Defense) создавался по итогам первой войны в Персидском заливе 1991 г., когда штатные комплексы ПВО Patriot продемонстрировали совершенно неудовлетворительные характеристики в задаче перехвата иракских баллистических ракет (БР) Al-Hussein, доработанных советских Р-17, увеличенной дальности. Одной из выявленных в ходе практического применения проблем оказалась малая эффективность осколочных боевых частей (БЧ) ракет Patriot против довольно крупных БР. Даже условное «попадание» (то есть разрыв БЧ на дистанции, обеспечивающей поражение самолета, — а именно такая задача стоит перед зенитными ракетами) не выводило ракету из строя гарантированно: благодаря скорости и размерам она продолжала полет, иногда даже сохраняя исправной БЧ, в лучшем случае отклоняясь от курса. Решением может служить повышение мощности боевой части, но это приведет к значительному росту массы и габаритов ракеты — так, на отечественном комплексе С-300ВМ (экспортное название «Антей-2500») гусеничная пусковая установка (ПУ) под «большие» противоракеты 9М82М, созданные для поражения баллистических ракет средней дальности (БРСД), несет только две ракеты. Это создает известные трудности при отражении массированного ракетного удара.

Инфографика Reuters

Другим решением является т.н. кинетический перехват (за рубежом популярен термин «hit-to-kill») — то есть обеспечение прямого попадания ракеты-перехватчика по баллистической ракете. В этом случае БЧ перехватчику вовсе не нужна, так как встречное столкновение на суммарной скорости порой более 5 км/c неизбежно приводит к уничтожению цели. Проблема, как нетрудно догадаться, заключается в обеспечении прямого попадания по относительно небольшой цели на практически космической скорости. Для этого ракета-перехватчик THAAD оснащена системой самонаведения из инфракрасных датчиков на конечном участке (большинство зенитных ракет имеют командное наведение, то есть управляются с земли) и маневровыми двигателями. Благодаря малым размерам ракеты одна колесная ПУ комплекса THAAD несет восемь ракет. Точные характеристики комплекса секретны, но существуют оценки, что он обеспечивает поражение баллистических ракет на расстоянии более 200 км. Считается, что дальность обнаружения радиолокатора, скоростные, высотные и маневренные характеристики ракет-перехватчиков обеспечивают борьбу с БР дальностью до 5500 км. Особенность THAAD — ориентация на перехват ракет еще за пределами атмосферы. Декларируется, что это максимально безопасно для защищаемых объектов, но дело, вероятно, в первую очередь в «закрытии» одного из сегментов эшелонированной ПРО — между Aegis BMD и Patriot.

Инфографика Reuters
Сравнение ракет земля-воздух систем ПРО

Сложность задачи обеспечения кинетического перехвата скоростных БРСД на большом расстоянии привела к проблемам при создании комплекса. При начале летных испытаний в 1995 г. только в 1999 г. корпорации Lockheed Martin, генеральному подрядчику, удалось добиться успешного перехвата мишени. И хотя дальнейшие испытания прошли успешнее — на сайте корпорации, можно увидеть гордое «100% успешные испытания с 2005 г, включая 11 успешных перехватов из 11 попыток» — ко второй Иракской войне комплекс был не готов. Первая батарея официально приняла комплексы THAAD в мае 2008 г. В общей сложности США закупили семь батарей, из которых шесть уже переданы заказчику. Каждая батарея включает в себя радар AN/TPY-2, три ПУ, командный пункт и 24 ракеты-перехватчика.

Корпорацией Lockheed Martin предложено развитие комплекса — THAAD ER (Extended Range) с увеличенной в диаметре разгонной ступенью. Считается, что THAAD ER не только будет обладать большей дальностью перехвата (а значит, и прикрывать большую территорию), а также будет способен бороться с активно маневрирующими целями, например, такими как боевые блоки ракет DF-21D или «Искандер». Ценой увеличенных габаритов станет снижение боекомплекта одной ПУ до пяти ракет. Несмотря на перспективность, на данный момент активное финансирование и, как следствие, разработка THAAD ER не ведется.

Нужное место в нужное время?

www.mda.mil
Пуск ракеты-перехватчика комплекса
THAAD

После падения режима С. Хуссейна основными оппонентами для THAAD автоматически стали активно развивавшие ракетные программы КНДР и Ирана. Иранская угроза привела к приобретению комплексов ОАЭ в 2011 г. и Оманом в 2013 г. (на данный момент еще не поставлены заказчикам). КНДР, разумеется, не осталась без внимания — первое оперативное развертывание батареи комплексов Армии США было осуществлено в апреле 2013 г. на острове Гуам, в западной части Тихого океана. Дежурство по прикрытию расположенного на острове аэродрома американской стратегической авиации они несут до сих пор. Потенциально остров в зоне поражения корейских БРСД Musudan и THAAD, наряду с кораблями с системой Aegis — единственное средство, имеющее шанс на перехват ракет. Республика Корея, разумеется, также проявляла интерес к приобретению американских комплексов. Вопрос покупки или размещения американских комплексов активно обсуждался в 2013–2014 гг., но вместо этого корейцы предпочли начать разработку отечественного комплекса L-SAM. По планам он будет готов в 2023–2024 гг.

pvo.guns.ru
Пусковая установка комплекса THAAD
на позиции

Возможности THAAD для южнокорейцев несколько избыточны (ввиду размеров страны им угрожают ракеты меньшей дальности), но, с другой стороны, возможности имеющихся у них на вооружении PAC-3 (созданная также по опыту войны 1991 г. модификация ЗРК Patriot) сильно ограничены. Компактная ракета [2] , также использующая принцип кинетического перехвата, принципиально непригодна для защиты большой территории, так как дальность перехвата баллистической цели у нее всего 15-20 км. Обострение отношений между США и Республикой Корея с одной стороны и КНДР с другой в начале 2016 г. предсказуемо возвратило к жизни разговоры о необходимости размещения на корейской территории американских THAAD. Закупка комплексов не оптимальна, так как, с одной стороны, это процесс на годы, а с другой — Южная Корея делает свой L-SAM конкретно под свои нужды, и с опорой на собственные силы, свой ВПК.

И вот, после полугодовой дискуссии и острых споров в первую очередь с китайской стороной, 8 июля было объявлено о принятии окончательного решения по вопросу размещения комплекса THAAD на корейской территории. Комплексы должны стать на дежурство в течение следующего года. Местом для их развертывания выбран Юго-Восток уезда Сонджу. Интересно, что Сонджу находится на юге страны, и критики указывают на то, что при таком расположении комплекс будет физически неспособен обеспечить перехват ракет, нацеленных на Сеул. С другой стороны, при таком размещении он защищает важные тыловые объекты, кроме того способствуя защите Окинавы. Таким образом, он ориентируется на прикрытие целей, наиболее важных для дальнобойных северокорейских ракет, а приграничный Сеул (мегаполису трудно, опять же, нанести катастрофический ущерб без ОМП) будут прикрывать по мере сил от «маленьких» ракет PAC-3, предназначенные для этой цели. Кроме того, выбрана относительно малонаселенная местность, что позволит меньше привлекать внимание местных противников размещения THAAD, говорящих о вредном излучении его радара или о том, что он — первоочередная цель.

Концепт-арт комплекса THAAD-ER

Куда ведут благие намерения

Так почему же этот, казалось бы, сугубо оборонительный и ответный шаг вызвал столь болезненную реакцию Китая и России? Потому что он не совсем оборонительный и, мягко говоря, не способствует повышению безопасности на полуострове.

В отношении взаимного ядерного сдерживания (а на корейском полуострове мы можем наблюдать в миниатюре эту концепцию, рожденную во времена холодной войны) многое действует противоположно обычному смыслу. Так, оборонительные системы, в частности, системы ПРО, защищая одну из сторон, уменьшают, таким образом, сдерживающий потенциал другой. При наличии достаточно качественной ПРО может появляться искушение нанесения первого удара, который уничтожит большую часть СЯС, а ответный удар можно попробовать отразить. Разумеется, размещения одной батареи THAAD недостаточно для нейтрализации угрозы от Войск Стратегического назначения КНДР [3] — в лучшем случае она сможет отразить локальный удар, например во время гипертрофированного «обмена обстрелами» между Севером и Югом, который там иногда происходит. В конце концов, у северян просто больше ракет, чем две дюжины.

Lockheed Martin
Радар AN/TPY-2

Однако наращивая средства обороны, американо-южнокорейская сторона автоматически подталкивает КНДР к развитию своего наступательного потенциала, ведь теперь при планировании северянам придется учитывать то, что часть их ракет будет сбита. Уже поступили сведения и о возможной подготовке к очередным ядерным испытаниям. Даже если они не произойдут (а спровоцированное ими обострение было бы крайне нежелательно), учащения агрессивной риторики и ракетных испытаний стоит ожидать точно. Вряд ли это поспособствует безопасности и спокойствию в регионе, не говоря уже о перспективах возобновления межкорейского диалога.

Китай особо подвергал критике размещение радаров AN/TPY-2, так как они потенциально могут использоваться для наблюдения территории Поднебесной и подрывают уже их безопасность. Американцы и южане заявляют, что радары будут развернуты в так называемом терминальном режиме (terminal mode), который обеспечивает целеуказание ракетам-перехватчикам THAAD и при котором дальность обнаружения составляет по ряду оценок 600–900 км. Однако беспокойство китайцев вызывает то, что они могут быть переоборудованы в режим передового базирования (forward-based mode), при котором дальность обнаружения возрастает до 2000 км, и в зону обзора попадает значительная часть китайской территории. Время, необходимое для «переключения режимов», неизвестно.

yashnews.com
Демонстрация противников размещения
комплексов

Однако эта проблема выглядит относительно надуманной. Во-первых, в Японии уже с конца 2014 г. находятся два таких радара, которые в отсутствие ракетных комплексов, наверняка работают в режиме передового базирования и наблюдают значительную территорию Китая. Во-вторых, для целей разведки американцы всегда смогут отправить к китайским берегам специализированные корабли и самолеты, а в случае конфликтной ситуации, грозящей перерасти в ядерную войну (которую представить непросто), — перебросить, куда необходимо те же радары, специально создававшиеся авиатраспортабельными. Кроме того, расположенный относительно далеко от границы Сонджу, возможно, выбран для размещения комплекса с целью минимизации недовольства Китая. Видится, что беспокойство Поднебесной вызывают в первую очередь законные опасения, что THAAD может стать только началом, а неизбежная реакция КНДР легитимизует любое расширение американской военной инфраструктуры на полуострове.

Сергей Кузнецов
Отечественный комплекс «Антей-2500»

Кроме того, Китаю, как соседу, само по себе обострение ситуации крайне невыгодно. С другой стороны, для США не проблема то, что северокорейский режим будет продолжать выставлять себя в мировых СМИ агрессивными милитаристическим режимом своими ракетными и ядерными испытаниями и будет тратить на оборону еще большие средства, которые он мог бы потратить на продолжение экономических реформ. Этими мерами он только оправдывает переориентацию фокуса военной мощи США на Тихоокеанский регион. С другой стороны и сама КНДР может попробовать извлечь из происходящего выгоду — размолвка США и Китая может подвигнуть последнего на саботаж недавно введенных жестких санкций, которые, как и любые другие экономические ограничения в адрес КНДР, держатся в первую очередь на его позиции.

military-informant.com
Противники THAAD - ракетные комплексы
КНДР Rodong-1

Для России ситуация неприятна в первую очередь потому, что очередной кризис Корейского полуострова вместо традиционного медленного затухания продолжает раздуваться, причем во многом внешними силами. Прогноз в очередной раз пессимистический: после официального объявления о преодолении китайского и внутреюжнокорейского сопротивления, идти на попятный — преступная слабость, так что можно быть уверенными в том, что комплексы THAAD в следующем году (а может и раньше, если Север даст повод для форсирования) будут в Республике Корея с помпой развернуты. Неясно, к каким это приведет последствиям, но вряд ли они будут позитивными.

Тревожным символическим сигналом в эти дни звучат сообщения о том, что демилитаризованная зона между двумя Кореями официально прекратила свое существование, и стороны насыщают границу ранее запрещенными тяжелыми вооружениями.

1. Подобные системы в США подчинены именно сухопутным войскам.

2. Используемая в PAC-3 противоракета ERINT имеет массу чуть более 300 кг. ПУ Patriot несут их 16 вместо изначальных 4. Однако низкая дальность действия вынуждает продолжать использовать для стрельбы по аэродинамическим целям ракеты прошлых модификаций.

3. Как и континентальная ПРО США, обладающая только четырьмя десятками, способными сбивать боевых блоки МБР, перехватчиков GBI, неспособна нейтрализовать потенциал контрудара СЯС Китая, не говоря уже о России.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Текущий опрос

Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся