Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 19, Рейтинг: 3.84)
 (19 голосов)
Поделиться статьей
Наталья Травкина

Д.полит.н., руководитель Центра внутриполитических исследований Института США и Канады РАН, эксперт РСМД

Драматичное утверждение Дж. Байдена и К. Харрис в качестве президента и вице-президента США на совместном заседании обеих палат Конгресса США 6 января 2021 г., сопровождавшееся вторжением сторонников Д. Трампа в «святая святых» институтов американской демократии — здание Капитолия, повлекшее за собой человеческие жертвы, возможно является грозным предвестником тех потрясений как внутри США, так и за их пределами, с которыми придется столкнуться новой демократической администрации во главе с самым пожилым на момент инаугурации американским президентом за все время более чем двухсотлетней политической истории Америки.

Впрочем, итоговый расклад сил, сложившийся в США после президентских выборов 3 ноября 2020 г., не может не внушать демократам определенных надежд на реализацию значительной части заявленных в ходе предвыборной кампании внутри-и внешнеполитических инициатив. Помимо главного приза президентских выборов — Белого дома, демократы получили полный контроль над обеими палатами США.

Практически невиданные по накалу страстей, эмоциям и даже пролитой крови президентские выборы 2020 г., по сути, поставили и оставили самый главный вопрос: явились ли они выбором народа, или все же финансово-политических элит США?

В целом можно сказать, что президентские выборы 2020 года явились не столько борьбой кандидатов от двух основных американских партий, сколько борьбой Д. Трампа против вашингтонского истэблишмента, которого 45-ый президент США презрительно называл «Вашингтонским болотом». Дж. Байден, наоборот, является плоть от плоти продуктом вашингтонского истэблишмента, и именно его избранием Вашингтон рельефно показал, какого рода политика он предпочитает видеть в Овальном кабинете Белого дома. В конечном итоге многочисленные обитатели «болота» оказались и сильнее, и зубастее! Д. Трамп мечтал «осушить вашингтонское болото», но в конечном итоге оно его и поглотило.

Однако в расчете на рядовых избирателей широко растиражированная в социальных сетях информация Белого дома о фальсификации президентских выборов 2020 г. возымела своё действие. Так, согласно социологическому опросу влиятельного издания «Вокс», 73% опрошенных республиканцев считают результаты президентских выборов сфальсифицированными, чем и объяснили победу Дж. Байдена.

Сравнительно вялая реакция Республиканской партии, направленная на удержание Белого дома и даже сохранение контроля над Сенатом США, возможно, имеет и рациональные основания, помимо психологически иррационального желания добиться любой ценой ухода Д. Трампа из вашингтонской политики. По сути, республиканцы дали возможность администрации Байдена-Харрис «порулить» Америкой в условиях нарастающих социально-экономических трудностей и неясных перспектив борьбы с коронавирусной пандемией.

Драматичное утверждение Дж. Байдена и К. Харрис в качестве президента и вице-президента США на совместном заседании обеих палат Конгресса США 6 января 2021 г., сопровождавшееся вторжением сторонников Д. Трампа в «святая святых» институтов американской демократии — здание Капитолия, повлекшее за собой человеческие жертвы, возможно является грозным предвестником тех потрясений как внутри США, так и за их пределами, с которыми придется столкнуться новой демократической администрации во главе с самым пожилым на момент инаугурации американским президентом за все время более чем двухсотлетней политической истории Америки.

Впрочем, итоговый расклад сил, сложившийся в США после президентских выборов 3 ноября 2020 г., не может не внушать демократам определенных надежд на реализацию значительной части заявленных в ходе предвыборной кампании внутри- и внешнеполитических инициатив. Помимо главного приза президентских выборов — Белого дома, демократы получили полный контроль над обеими палатами США: над Палатой представителей в соотношении голосов 222 против 212 при необходимых для контроля 218 голосов, и контроль над Сенатом США, где при равном распределении голосов сенаторов-демократов и республиканцев 50 на 50 главную скрипку будет играть председатель Сената вице-президент США К. Харрис, которая при сложившемся соотношении голосов сенаторов противоборствующих партий в соответствии с американской Конституцией получает право бросить свой голос на чашу весов законов, выходящих из стен Сената, а также при утверждении кандидатур на основные должности в администрации Дж. Байдена.

Хрупкое равновесие

Хрупкое равновесие в обеих палатах Конгресса США между демократами и республиканцами, даже несмотря на наличие положения о флибустьерстве в Сенате, не создает безоблачного фона ни для демократов, ни для республиканцев в Конгрессе 117 созыва, приступившего к выполнению своих обязанностей 3 января текущего года. В частности, в Палате представителей усилила свое влияние группа леворадикальных депутатов, таких как А. Прессли (от штата Мэриленд), И. Омар (Миннесота), Р. Тлаиб (Мичиган), Дж. Боуман (Нью-Йорк) и К. Буш (Миссури) — активистка движения «Черные жизни имеют значение», признанным лидером которых является Александра Окасио-Кортез (от штата Нью-Йорк). В Сенате США также сильны позиции левых сенаторов-демократов: Б. Сандерс (Вермонт), Э. Уоррен (Массачусетс), А. Кинг (Мэн), Р. Уорнок (вновь избранный сенатор от Джорджии). Однако, судя по всему, они пока не окажут большого влияния на кадровый состав администрации Дж. Байдена. Помимо них остаются достаточно влиятельными сенаторы-трамписты, такие как Т. Круз (Техас), Дж. Хоули (Монтана), Т. Тубервилль (Алабама), Р. Маршалл (Аляска), Дж. Кеннеди (Луизиана), Р. Пол (Кентукки). На протяжении своего пребывания в Сенате они также действовали достаточно независимо от руководства республиканской партии, и в принципе от них также следует ждать «сюрпризов» в ситуации, когда каждый голос и демократической, и республиканской фракции в Сенате на счету.

Помимо этого, принцип флибустьерства, согласно которому дебаты в Сенате могут продолжаться до бесконечности, для окончания этой процедуры требуется 60 голосов сенаторов, в то время как подавляющая часть законопроектов принимается простым большинством голосов. На практике это означает, что в Конгрессе 117 созыва, чтобы остановить флибустьерство, потребуется двухпартийное согласие [1]. Это правило пока остается единственной преградой на пути однопартийного правления демократов в Сенате США.

Президентские выборы 2020 г.: выбор народа или финансово-политических элит?

Практически невиданные по накалу страстей, эмоциям и даже пролитой крови президентские выборы 2020 г., по сути, поставили и оставили самый главный вопрос: явились ли они выбором народа, или все же финансово-политических элит США? Сразу же после их окончания президент Д. Трамп и его ближайшее окружение подняли вопрос о том, что их результаты были сфальсифицированы в большинстве «колеблющихся штатов» (в Пенсильвании, Мичигане, Висконсине, Аризоне, Джорджии и Неваде), отдавших голоса Дж. Байдену и К. Харрис. Итоговый результат голосования Коллегии выборщиков, состоявшегося 14 декабря, принес победу Дж. Байдену и К. Харрис над Д. Трампом и М. Пенсом в соотношении голосов 306 к 232. От 6 колеблющихся штатов команде «Байдена-Харрис» досталось 79 голосов. Согласно американской Конституции и законодательству США, чтобы стать президентом, необходимо набрать 270 голосов выборщиков. Таким образом, от итоговых результатов демократов достаточно было оспорить результаты голосования в Пенсильвании (20 голосов выборщиков), в Висконсине (10 голосов), в Джорджии (16 голосов) или в Аризоне (11 голосов выборщиков), и судьбу президентских выборов в соответствии с 12-ой поправкой Конституции должна была решить Палата Представителей, исходя из принципа один штат — один голос. Соответственно, для избрания президентом в Палате представителей требовались 26 голосов, которые определялись партийной ориентацией большинства делегатов от данного штата [2]. И это сулило Д. Трампу победу, поскольку большинство штатов в Палате были представлены республиканцами.

Юристам Д. Трампа во главе с бывшим мэром Нью-Йорка Р. Джулиани и ближайшему советнику Д. Трампа П. Наварро удалось собрать доказательства масштабных фальсификаций на выборах в этих штатах. Все они были обобщены в докладе, увидевшем свет 15 декабря 2020 г. В общей сложности, согласно отчету группы П. Новарро, различного рода манипуляции коснулись 1,4 млн бюллетеней, что обеспечило Дж. Байдену перевес в поданных голосах в этих штатах в общей сложности в размере 313 тыс. [3] Подробные данные о манипуляциях в ходе подсчета голосов в 6 колеблющихся штатах приведены в Таблице 1.

Таблица 1. Возможные манипуляции с голосами избирателей в 6 «колеблющихся штатах» в ходе президентских выборов 3 ноября 2021 г.

Штаты

Аризона Джорджия Мичиган Невада Пенсильвания Висконсин
1. Прямая подтасовка результатов выборов (взятки, вброс поддельных бюллетеней и уничтожение законных бюллетеней, незаконные избиратели и карусели, избиратели-покойники и фиктивные избиратели) V V * V * V
2. Манипуляции с поданными бюллетенями (отсутствие проверки личности избирателя, фальсификация подписей избирателей, бюллетени без конвертов, нарушение правил хранения неподсчитанных бюллетеней, учет бюллетеней без штемпеля почтовой службы) V V V V V
3. Неправильная обработка поданных бюллетеней для голосования (удаление наблюдателей с избирательных участков, выдача открепительных бюллетеней вопреки штатным законам, незаконная агитация на избирательных участках, исправления в бюллетенях работниками избирательных участков) V V V V V V
4. Грубые нарушения порядка проведения выборов (повышенные требования к удостоверению личности избирателей при очном голосовании, двойные стандарты при обработке и отклонении поданных бюллетеней, политическая предвзятость к составу наблюдателей на избирательных участках) V V V V V V
5. Перебои в работе счетных машин «Доминион» (многочисленные сбои в работе машин «Доминион», произвольное перепрограммирование числа поданных бюллетеней в пользу Дж. Байдена) V V V V V *
6. Необъяснимые статистические аномалии (различия в количестве отклоненных бюллетеней по сравнению с предыдущими выборами; неоправданно высокая степень явки избирателей (иногда даже превышающая 100%); статистически маловероятное количество бюллетеней, не соответствующее имеющимся данным о партийной регистрации избирателей; аномальные всплески в количестве поданных бюллетеней за короткий период времени) V V V V V
Победа Д. Байдена с преимуществом в: 10457 голосов 11779 голосов 154188 голосов 33569 голосов 81660 голосов 20686 голосов
Возможный объем вброшенных бюллетеней > 100 тыс. голосов > 400 тыс. голосов неизвестно > 100 тыс. голосов > 600 тыс. голосов > 200 тыс. голосов

Примечания. V - зафиксированные масштабные нарушения;

* - отдельные свидетельства нарушений.

Проблема с этими и другими свидетельствами грубейших нарушений в подведении итогов президентских выборов 3 ноября заключалась в том, что ни американские судебные инстанции, ни ведущие СМИ, ни члены коллегии выборщиков и большая часть членов Конгресса США, принявших участие в совместном заседании палат по сертификации итогов президентских выборов 6 января 2021 г., не потрудились даже ознакомиться с доводами Д. Трампа и его сторонников. Утверждалось, что прошедшие выборы «были одними из наиболее честных в американской истории». Возможно, основную тональность этих выступлений задал министр юстиции в администрации Дж. Трампа У. Барр, который четко и недвусмысленно заявил о том, что «Министерство юстиции США не обнаружило никаких доказательств широко распространенной фальсификации результатов голосования, которая могла бы изменить исход выборов 2020 года» [4]. Это заявление У. Барра задало рамки для всех последующих заявлений большей части американских официальных лиц и политических деятелей, что все разговоры и «доказательства» фальсификации выборов являются не более чем стремлением Д. Трампа и его ближайшего окружения оспорить «очевидную» победу Дж. Байдена и любой ценой остаться у власти.

При этом глубинная политическая логика сторонников победы Дж. Байдена на президентских выборах исходила из того, что он получил 81,3 млн голосов рядовых избирателей (51,3%), в то время как Д. Трамп — только 74,2 млн голосов, или 46,9% из общего числа (158,4 млн) подсчитанных голосов [5]. В ситуации постоянных нападок на институт Коллегии выборщиков и его дискредитации и широко распространенных требований перехода на прямое голосование главы государства [6], перевес в 7 млн голосов, поданных за кандидата от Демократической партии, который, кстати, не особенно оспаривали Д. Трамп и его ближайшее окружение, возможно, явился решающим аргументом в пользу того, что на выборах 2020 г. народ США сделал четкий и однозначный выбор в пользу кандидатов от Демократической партии.

Вместе с тем после 3 ноября 2020 г. США стали свидетелями своеобразного «момента истины», когда не только демократы, но и значительная часть верхушки прежнего руководства Республиканской партии, в том числе лидер сенатского большинства М. Макконелл, влиятельный сенатор М. Ромни и ряд других сенаторов, открыто выступили против Д. Трампа, словно исход выборов 3 ноября был для них спасительной «палочкой-выручалочкой» на пути второго срока пребывания в Белом доме Д. Трампа. Сложилось впечатление, что еще одного срока пребывания Д. Трампа в Белом доме руководство Республиканской партии боялось даже больше, нежели президентства престарелого Дж. Байдена и его малоопытного вице-президента К. Харрис.

С сентября 2019 г., то есть с момента активной стадии президентской кампании, как по команде началось мощное манипулирование опросами общественного мнения, результаты которых тиражировались всеми американскими СМИ. Дж. Байден уверенно опережал Д. Трампа с сентября 2019 г. по ноябрь 2020 г., что создавало впечатление его неизбежной и безальтернативной победы. Показательно, что в сентябре 2019 г. разрыв между Дж. Байденом и Д. Трампом составил максимальное значение: за кандидата демократов были готовы проголосовать 52,9% опрошенных, в то время как за Д. Трампа — только 41,1%. На момент президентских выборов вяло проведший президентскую гонку Дж. Байден так и остался на уровне 51% голосов, а вот Д. Трамп заметно прибавил почти 6%. И это на фоне острейшего экономического кризиса и коронавирусной пандемии, которой и в помине не было осенью 2019 года!

Ещё более заметным было манипулирование опросами общественного мнения в «колеблющихся штатах». По состоянию на осень 2019 г. разрыв между Дж. Байденом и Д. Трампом в них определялся на уровне 6,6% (50,2% у Дж. Байдена против 43,7% у Д. Трампа), а по состоянию на 3 ноября 2020 г. — на уровне 2,3% (48,9% у Дж. Байдена против 46,6% у Д. Трампа). Но в действительности этот разрыв составил всего 0,1% (49,4% у Дж. Байдена против 49,3% у Д. Трампа)! Едва ли эти ошибки являются свидетельством несовершенности работы социологических служб, выполнявших скорее политический заказ, спущенный сверху, но одновременно они косвенно подтверждают факты возможных подтасовок и фальсификаций при подсчете голосов в «колеблющихся штатах».

Помимо этого, важнейшим фактором, определяющим социальные группы, кровно заинтересованные в исходе выборов, является величина собранных денежных средств на ведение избирательной кампании. Дж. Байдену удалось собрать в свой избирательный фонд почти 1,7 млрд долл., в то время как Д. Трампу — около 1,1 млрд долл. Кампанию Дж. Байдена профинансировали финансовые центры Восточного и Западного побережья США — Нью-Йорк, Бостон, Сан-Франциско, Лос-Анжелес, Чикаго, Филадельфия, в то время как Д. Трампа — такие центры финансово-экономической мощи Центральной и Южной частей Америки, как Лас Вегас, Даллас, Атланта, Тампа, Хьюстон. Показательно и то, что большая часть пожертвований Дж. Байдену поступила в виде крупных пожертвований — 61% (пожертвования в сумме свыше 200 долл.), в то время как Д. Трампу соотношение крупных и мелких пожертвований составило примерно 51% (свыше 200 долл.) и 49% (меньше 200 долл.).

В целом можно сказать, что президентские выборы 2020 года явились не столько борьбой кандидатов от двух основных американских партий, сколько борьбой Д. Трампа против вашингтонского истэблишмента, которого 45-ый президент США презрительно называл «Вашингтонским болотом». Дж. Байден, наоборот, является плоть от плоти продуктом вашингтонского истэблишмента, и именно его избранием Вашингтон рельефно показал, какого рода политика он предпочитает видеть в Овальном кабинете Белого дома. В конечном итоге многочисленные обитатели «болота» оказались и сильнее, и зубастее! Д. Трамп мечтал «осушить вашингтонское болото», но в конечном итоге оно его и поглотило.

Однако в расчете на рядовых избирателей широко растиражированная в социальных сетях информация Белого дома о фальсификации президентских выборов 2020 г. возымела своё действие. Так, согласно социологическому опросу влиятельного издания «Вокс», 73% опрошенных республиканцев считают результаты президентских выборов сфальсифицированными, чем и объяснили победу Дж. Байдена. В расчете на всех опрошенных без указания политических различий 44% респондентов придерживались аналогичной точки зрения [7]. И даже 17% демократов считают результаты президентских выборов сфальсифицированными, из которых 7% твердо придерживаются этой позиции [8].

Рациональные основания «сдачи» власти республиканцами

Сравнительно вялая реакция Республиканской партии, направленная на удержание Белого дома и даже сохранение контроля над Сенатом США, возможно, имеет и рациональные основания, помимо психологически иррационального желания добиться любой ценой ухода Д. Трампа из вашингтонской политики. По сути, республиканцы дали возможность администрации Байдена-Харрис «порулить» Америкой в условиях нарастающих социально-экономических трудностей и неясных перспектив борьбы с коронавирусной пандемией. Скорее всего, экономика США будет пребывать в состоянии экономического спада. Самое главное требование для фискальной и монетарной политики администрации Дж. Байдена — не допустить сползания страны в экономический кризис с «двузначным падением ВВП» [9]. Существует также большая вероятность того, что проблемы растущих бюджетных дефицитов и долга федерального правительства могут выйти из-под контроля. В частности, бюджетный дефицит может составить в 2021 финансовом году 2,3 трлн долл., или 10,4% ВВП, что будет способствовать еще более ускоренным темпам роста государственного долга.

На момент инаугурации Дж. Байдена долг федерального правительства составит почти 28 трлн долл., или 130% ВВП — рекордный показатель за всю историю США. Прогрессирующее ухудшение состояния системы федеральных финансов уже в настоящее время создают ситуацию, при которой у экономистов администрации Дж. Байдена нет ответов для решения этой острейшей проблемы. Как указал в этой связи бизнес-консультант Г. Минз: «Дж. Байдену не хватает политического опыта Обамы для отражения возможных атак на экономическом фронте. Обама был прагматичным политиком, действовавшим согласно логике обстоятельств, Байден — явно временная, переходная фигура. “Медовый месяц” администрации Дж. Байдена закончится в тот же день, как она представит первый бюджет своей администрации. Посредственная в экономическом отношении команда Дж. Байдена мало чем поможет своему президенту, поскольку она и понятия не имеет о том, какие статьи бюджета надо сокращать в первую очередь» [10].

Случайные совпадения?

В новейшей истории США были две президентские кампании (1960 и 2000 гг.), которые оставили впечатление, что их победители — Дж. Кеннеди и Дж. Буш-мл. — стали президентами, победив «не вполне честно». В случае Дж. Кеннеди победа была достигнута за счет махинаций с голосами избирателей в штате Иллинойс, Техас и на Гавайях. Что касается Дж. Буша-мл., то он стал президентом по решению Верховного суда США, постановившего прекратить пересчет голосов в штате Флорида, что и сделало его президентом с разницей в 537 голосов флоридских избирателей.

В результате и Дж. Кеннеди, и Дж. Буш-мл. отправились в свои «президентские плавания» не вполне легитимным, по американским понятиям, способом. С момента прихода в Белый дом степень общественного доверия к Дж. Кеннеди продолжала неуклонно падать, и только острейший Кубинский кризис осенью 1962 г. позволил 35-му президенту США говорить о том, что он стал президентом «всех американцев». В еще более рельефной форме это повторилось в случае с Дж. Бушем-мл., который на момент вступления в президентскую должность имел степень общественной поддержки в 57%, которая упала до 51% к началу сентября 2001 г. (классический показатель президента только одной части американского общества), и только после событий 11 сентября 2001 г. взлетела до рекордных 90%, что и позволило Дж. Буш-мл. полностью легитимизировать себя в качестве президента.

История президентств Дж. Кеннеди и Дж. Буша-мл. убедительно показывает роль внешнеполитического фактора в цементировании образа президента в глазах американского общества, раскол которого, по сути, институционализировали прошедшие президентские выборы.

1. CRS Report. Introduction th the Legislative Process in the U.S.Congress. R42843. November 24, 2020, p. 8.

2. CRS Report. Contingent Election of the President and Vice President by Congress: Perspectives and Contemporary Analysis. October 6, 2020.R40504, p. 12-13.

3. The Immaculate Deception: Six Key Dimensions of Election Irregularities. The Navarro Report. 12-15-20. P.6.

4. Disputing Trump, Barr says no widespread election fraud. - “Associated Press”, Dec.01, 2020.

5. 2020 National Popular Vote Tracker. - “Cook Political report” // https://cookpolitical.com/2020-national-popular-vote-tracker.

6. См, в частности: A National Popular Vote for President. - “FairVote”// https://www.fairvote.org/national_popular_vote: 61% of Americans Support Abolishing Electoral College. - “Gallup”, September 24, 2020 // https://news.gallup.com/poll/320744/americans-support-abolishing-electoral-college.aspx.

7. Vox poll: 73 percent of Republican voters are questioning Biden’s victory. - “Vox”, Nov. 18, 2020.

8. Ted Cruz’s misleading statement on people who believe the election was ‘rigged’. - “Politifact”, January 6, 2021.

9. The U.S. economic recovery: a challenging short-term outlook as growth stalls. - “John Hancock Investment Management”, December 11, 2020.

10. Means G. Not to ruin the party, but the 2021 forecast is nightmarish. - “Hill”, 12/30/20. Весьма туманными остаются и перспективы преодоления США коронавирусной пандемии в 2021 г., к началу текущего года унесшей жизни почти 400 тыс. человек и которой заболело почти 22 млн человек.


Оценить статью
(Голосов: 19, Рейтинг: 3.84)
 (19 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся