Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 27, Рейтинг: 4.67)
 (27 голосов)
Поделиться статьей
Лев Сокольщик

К.и.н., научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований (ЦКЕМИ), Факультет мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ, эксперт РСМД

Все более определенно вырисовывающиеся контуры новой американской администрации говорят о том, что приходящая на смену республиканцу Д. Трампу команда демократов намерена провести широкие внутриполитические преобразования. Завоевавшие Белый дом на волне укрепления левых настроений в обществе Д. Байден и его будущий вице-президент К. Харрис, опираясь на социальный запрос, выдвинули план весьма кардинальных реформ. Однако объективные эконмические, политические и эпидемиологические условия могут внести свои коррективы в намерения политиков. В то же время в исследованиях, посвященных возможным траекториям внутриполитического развития США, вопрос о том, насколько реальны перспективы социально-экономических трансформаций в Соединенных Штатах, создания «зеленой» экономики и более справедливого общества в складывающихся обстоятельствах, не получил подробного освещения.

Выдвинутый командой Д. Байдена план внутриполитической перестройки затрагивает многие аспекты социально-экономической жизни американского общества. Однако соотнесение размаха преобразований, объема необходимых ресурсов и поставленных сроков с объективными политико-экономическими условиями, которые серьезно ухудшилось в период пандемии, дает основания усомниться в возможности полноценного достижения заявленных целей, особенно в части создания экономики с нулевыми углеродными выбросами уже через три десятилетия.

В то же время частичная реализация социальных и экономических реформ, касающихся расширения доступности здравоохранения и образования, относительного улучшения положения «работающей Америки», налогов, а также модернизации транспортной и коммунальной инфраструктур, может быть по силам новой администрации. В этом плане многое будет зависеть от расклада сил в Конгрессе США. Если демократы сумеют на старте нового президентского цикла получить контроль над законодательной ветвью власти, то есть основания полагать, что часть изменений и контрреформ удастся осуществить в первые два года правления Д. Байдена. Следующим рубежным моментом для американского общества станут выборы в Палату представителей и Сенат США в 2022 г.

Идея построения «зеленой» экономики, вышедшая на первый план повестки демократической партии в период выборов, хотя и призвана разрешить глобальную проблему изменения климата в целом представляется во многом декларативной.

Все более определенно вырисовывающиеся контуры новой американской администрации говорят о том, что приходящая на смену республиканцу Д. Трампу команда демократов намерена провести широкие внутриполитические преобразования. Завоевавшие Белый дом на волне укрепления левых настроений в обществе Д. Байден и его будущий вице-президент К. Харрис, опираясь на социальный запрос, выдвинули план весьма кардинальных реформ. Однако объективные экономические, политические и эпидемиологические условия могут внести свои коррективы в намерения политиков. В то же время в исследованиях, посвященных возможным траекториям внутриполитического развития США, вопрос о том, насколько реальны перспективы социально-экономических трансформаций в Соединенных Штатах, создания «зеленой» экономики и более справедливого общества в складывающихся обстоятельствах, не получил подробного освещения.

Экономический контекст: каково положение в США и мире?

Несмотря на то, что негативные тенденции в мировой и американской экономиках фиксировались еще до начала разворачивающегося кризиса, все же основным триггером для ухудшения экономической конъюнктуры в 2020 г., очевидно, стала пандемия. Она послужила причиной для прерывания производственных цепочек и ограничения трансграничного движения товаров, услуг, рабочей силы.

Отличительная черта текущего кризиса заключается в том, что он пока не является системным, его источником служит внеэкономический фактор — противоэпидемиологические ограничения. В данном контексте мы можем предположить, что начало полноценного восстановления экономики и преодоление кризиса начнется после преодоления проблем в здравоохранении и внедрения вакцины. В то же время этот момент и является основным фактором неопределенности для экономических акторов.

По оценкам специалистов Высшей школы экономики, текущий кризис в мировом масштабе уже сопоставим с финансово-экономическим кризисом 2008–2009 гг., а по падению ряда отраслей — его существенно превосходит. Так, транспортная отрасль, туризм, топливно-энергетический комплекс, сфера услуг пострадали намного сильнее из-за локдаунов, чем из-за обвала рынков в предшествующий кризис. Как показывает анализ экономических процессов в США, основные особенности текущего кризиса заключаются в изменении структуры потребления. Число покупателей товаров долгосрочного пользования (за исключением автомобилей) сократилось не так существенно, но потребление всех так называемых контактных услуг испытало значительный спад.

В целом, кризис привел к дальнейшему росту социально-экономического неравенства как в общемировом масштабе, так и в рамках отдельных стран. В этом контексте встают важные социальные вопросы о преодолении резко возросшей безработицы, поддержке граждан низкоквалифицированных профессий и сотрудников, которые не могут быть переведены на удаленный режим работы. Многие развитые страны, в том числе США, пошли по пути фискальной поддержки экономики и населения, однако принятых мер оказалось недостаточно — новая волна коронакризиса явно требует дополнительных системных мер.

Политический контекст: какова обстановка в США?

Острые предвыборные баталии, серия уличных выступлений, крайне высокий уровень политической поляризации красноречиво свидетельствуют о том, что радикализм, к сожалению, становится своеобразной нормой американской внутренней политики. Тенденция означает, что общественно-политический спектр США все больше становится полярным, ослабевают позиции центристов и усиливается влияние крайне левых и крайне правых флангов.

Хотя Д. Байден стремится олицетворять центристские силы в демократической партии, за ним стоит К. Харрис, которая представляет левое крыло партии, особенно усилившееся в последнее время. Протесты леворадикальных сил, прокатившиеся по стране весной–летом 2020 г., ускорили смещение демократической партии все дальше от центра. Кроме того, высокий уровень поддержки избирателями основного соперника Д. Байдена на демократических праймериз — социалиста Б. Сандерса — не позволяет избранному президенту игнорировать крайне левую повестку в своей политике.

В то же время республиканская партия, которая уже не первое десятилетие эволюционирует в своей идеологии все дальше вправо, акцептирует правоконсервативные идеи. Более того, в период президентства Д. Трампа она во многом подпала под влияние правопопулистской идеологии, основывающейся на системе категорических бинарных оппозиций «свой — чужой» и моральном разделении американского общества на «благородный народ» и «коррумпированную элиту» [1]. Эта тенденция в конечном счете еще более усилила общественно-политическую поляризацию.

Таким образом, наблюдается «провал» центризма и рост радикализма. Эта тенденция существенно уменьшает возможности достижения компромиссов и реализации консенсусной политики.

Однако у демократов есть шансы на избежание непримиримого двухпартийного клинча по предлагаемой программе социально-экономических изменений. Этому может поспособствовать тот факт, что в руках демократов оказалась не только исполнительная ветвь федеральной власти, но и, что немаловажно, нижняя палата федерального парламента, и, возможно, при благоприятном стечении обстоятельств они смогу получить большинство в Сенате США.

В этом контексте важным фактором при реализации реформ станет исход второго тура выборов сенаторов в штате Джорджия, который состоится в январе 2021 г. Тогда будут разыграны два ключевых места в Верхней палате. Контроль над Конгрессом может дать карт-бланш Д. Байдену и К. Харрис на реализацию плана преобразований, что будет особенно важно на старте деятельности новой администрации.

Социальные изменения: что предлагают демократы?

Среди предложений в области здравоохранения на первом месте стоят меры по борьбе с пандемией и ее социально-экономическими последствиями. К слову, сегодня, по разным оценкам, почти у 30 млн человек в США нет медицинской страховки. В ходе избирательной кампании Д. Байден выступил с инициативами увеличения субсидирования медицинских страховок в рамках программы «Obamacare», расширения охвата медицинской помощи до 97% населения, снижения возраста для получения помощи по старости до 60 лет, а также введения государственного контроля цен на отпускаемые по рецептам лекарства.

В целом, демократы стремятся кардинально увеличить роль государства в социальной сфере. В своих предвыборных выступлениях К. Харрис настаивала на оказании широкой финансовой помощи гражданам, семьям и представителям расово-этнических меньшинств, испытывающим материальные сложности. В ее программе также значилось введение шестимесячного оплачиваемого семейного отпуска для всех категорий работающих, во время которого граждане могли бы ухаживать за больными родственниками или детьми, что отвечает интересам американцев с низкими доходами. Правда, для реализации инициативы было предложено создать специальное государственное управление. Кроме того, К. Харрис озвучила ряд мер по борьбе с безработицей и поддержке малого бизнеса. Для решения проблем расовой дискриминации и неравенства будущий вице-президент предложила внедрить принцип «репараций», который призван улучшить положение афроамериканцев и других этнических меньшинств.

В области образования демократы выступили за повышение оплаты труда учителей, расширение штата социальных работников и психологов в школах, усиление борьбы с дискриминацией и расизмом в учебных заведениях, обновление школьной инфраструктуры. Среди социальных инициатив Д. Байдена также значится облегчение долговой нагрузки по студенческим кредитам. В частности, он высказал идею о введении бесплатного образования в колледжах в течение двух лет для талантливых студентов.

Ряд мер социального характера, озвученный представителями демократической партии, направлен на поддержку «работающей Америки». В своей программе Д. Байден, указывая на проблему разрыва между ростом производительности труда и реальной заработной платой, предлагает расширить участие работников, занятых в первую очередь в сфере промышленности, в профсоюзах, которые должны отстаивать их права. Дополняет программу поддержки широких масс наемных работников инициатива по повышению минимальной заработной платы до 15 долл в час.

«Зеленая» экономика: в чем парадокс сланцевой революции?

Краеугольным камнем предвыборной программы тандема демократов стала борьба с изменением климата и загрязнением окружающей среды. Инструментально разрешить проблемы предлагается через создание экологически чистой экономики, основанной на возобновляемых источниках энергии, современных технологиях и модернизированном производстве товаров и услуг.

Климатическая повестка демократов включает возвращение США к участию в Парижском соглашение по климату (президент Д. Трамп объявил о выходе из него в июне 2017 г.); переход транспортной и автомобильной инфраструктуры на нулевые выбросы углерода к 2030 г. за счет широкого внедрения электромобилей и создания сети из полумиллиона зарядных станций; перевод энергетической промышленности на чистые технологии к середине третьего десятилетия XXI в.; к этому же времени планируется сократить вдвое от текущих показателей углеродный след в строительной отрасли и кардинально повысить энергоэффективность коммунальной системы; декларируется также снижение карбоновых выбросов в сельском хозяйстве. Примечательно, что К. Харрис еще в 2019 г. разработала законопроект, призванный стимулировать транзит к безуглеродной экономике уже к 2045 г. и преимущественно возобновляемым источникам энергии — к 2030 г.

При этом складывается впечатление, что новая американская администрация в ближайшие десятилетия намерена полностью отказаться от углеводородного сырья, по крайней мере, в качестве основного вида топлива. И это вызывает закономерный вопрос о будущем сланцевой революции, в результате которой США стали одним из крупнейших в мире поставщиков природного газа. Однако, как ни парадоксально, развитие сланцевой отрасли — это один из основных источников успеха США на климатическом поприще, поскольку природный газ начал вытеснять каменный уголь в производстве и энергетике, что существенно повлияло на карбоновые выбросы. Это послужило подспорьем для интенций еще президента-демократа Б. Обамы по активному вовлечению США в климатическую повестку.

Противоречивость эффекта сланцевой революции в области динамики выбросов парниковых газов в том, что газ — менее углеродоемкий энергоноситель, чем каменный уголь, который был широко представлен в энергетическом балансе США еще в 2000-х гг. С точки зрения проблемы изменения климата, большее зло постепенно было заменено на меньшее. Развитие сланцевой отрасли привело к тому, что газ на внутреннем американском рынке стал дешевле, при этом каменный уголь США в 2010-х гг. начали поставлять в Европу. Хотя, конечно, нельзя не согласиться с тем фактом, что сланцевая отрасль наносит вред окружающей среде из-за методов добычи полезных ископаемых (гидроразрыв пласта, закачивание химикатов в грунтовые воды), но масштаб негативных последствий для окружающей среды от развития сланцевой добычи до сих пор остается спорным вопросом в экспертной среде.

В целом, на развитие «зеленой» экономики в США Д. Байден намерен выделить 2 трлн долл. в течение предстоящих четырех лет, а за 10-летний период траты на реализацию заявленных социально-экономических проектов, по приблизительным оценкам, могут составить около 7,3 трлн долл.

Ресурсы: есть ли деньги на новые программы?

На уровне предвыборных деклараций социально-экономические изменения оказались привлекательными для значительной части избирателей, однако, чтобы стать реальностью, заявленные проекты должны опираться на достаточную экономическую базу. В этом плане новая администрация планирует действовать по свойственному демократической партии сценарию — основным источником финансирования предлагаемых программ должны стать дополнительные поступления в бюджет за счет увеличения налоговой нагрузки.

В 2017 г. по инициативе президента Д. Трампа в США была реализована налоговая реформа, снизившая ставку корпоративного налога с 35% до 21%, она также предусматривала введение новой шкалы налогообложения для физических лиц и семей — от 10% до 37%. Это во многом способствовало возвращению капитала и производств в страну, росту экономической активности, снижению уровня безработицы до минимальных значений за последнее время к началу 2020 г. По некоторым оценкам, проведенная налоговая реформа позволила к концу 2019 г. привлечь в экономику США инвестиции на сумму до триллиона долларов.

Представители демократической партии предложили провести контрреформу, увеличив налоги для крупного бизнеса и обеспеченных слоев населения. Д. Байден высказывался за повышение корпоративного налога до 28%, в то время как К. Харрис настаивала на увеличении ставки до 35%. Демократы также выступили с инициативой повысить налоги на доходы самых богатых американцев с 37% до 39,6%. К. Харрис также предложила расширить налоги на недвижимость и прирост капитала при инвестировании в акции и облигации. Кроме того, финансирование широких расходов в социально-экономической сфере демократическая администрация намерена покрыть за счет дальнейшего увеличения дефицита федерального бюджета.

Что касается возможности перераспределения ресурсов за счет сокращения оборонных трат, то этот вопрос во многом зависит от условий двухпартийного консенсуса, поэтому здесь важную роль будет играть расклад сил в Сенате США. Однако, учитывая намерения избранного президента восстановить пошатнувшийся либеральный мировой порядок, вернуть страну к активной внешней политике и продолжить стратегическое соперничество с Китаем, Соединенным Штатам будет сложно обойтись без силового подкрепления международных амбиций. В этом контексте вряд ли стоит ожидать существенного сокращения военных бюджетов в пользу социальных трансфертов.

***

Выдвинутый командой Д. Байдена план внутриполитической перестройки затрагивает многие аспекты социально-экономической жизни американского общества. Однако соотнесение размаха преобразований, объема необходимых ресурсов и поставленных сроков с объективными политико-экономическими условиями, которые серьезно ухудшилось в период пандемии, дает основания усомниться в возможности полноценного достижения заявленных целей, особенно в части создания экономики с нулевыми углеродными выбросами уже через три десятилетия.

В то же время частичная реализация социальных и экономических реформ, касающихся расширения доступности здравоохранения и образования, относительного улучшения положения «работающей Америки», налогов, а также модернизации транспортной и коммунальной инфраструктур, может быть по силам новой администрации. В этом плане многое будет зависеть от расклада сил в Конгрессе США. Если демократы сумеют на старте нового президентского цикла получить контроль над законодательной ветвью власти, то есть основания полагать, что часть изменений и контрреформ удастся осуществить в первые два года правления Д. Байдена. Следующим рубежным моментом для американского общества станут выборы в Палату представителей и Сенат США в 2022 г.

Идея построения «зеленой» экономики, вышедшая на первый план повестки демократической партии в период выборов, хотя и призвана разрешить глобальную проблему изменения климата в целом представляется во многом декларативной. Она напоминает скорее набор привлекательных лозунгов, которые обрамляют меры по восстановлению экономки, корректировке социальных дисбалансов, повышения конкурентоспособности производства. При этом проблема выбросов парниковых газов в программе находит лишь частичное решение, поскольку вопрос импорта сырья, товаров и услуг в США с высоким углеродным следом не берется в расчет, что, по сути, лишь ведет к перераспределению грязных производств в сторону развивающихся стран.

Кроме того, курс на создание экологически чистой экономики на основе возобновляемых источников энергии не учитывает в достаточной мере важную роль традиционных видов энергетики, таких как газовая отрасль. Бурное развитие сланцевой революции во многом способствовало улучшению ситуации с углеродными выбросами в США в предшествующий период и создало условия для подключения страны к международной экологической повестке. Более того, фокус экономической программы демократов фактически игнорирует интересы углеводородной отрасли при том, что она входит в число крупнейших сегментов экономики США и имеет серьезные перспективы для дальнейшего развития.


1. Сокольщик Л.М. 2020. Внешнеполитические аспекты правого популизма: кейс президентства Д. Трампа / Правый популизм: глобальный тренд и региональные особенности. М.: МГИМО-Университет. С. 311-336.


Оценить статью
(Голосов: 27, Рейтинг: 4.67)
 (27 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся