Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 8, Рейтинг: 5)
 (8 голосов)
Поделиться статьей
Елена Ананьева

К.филос.н., руководитель Центра британских исследований Института Европы РАН, эксперт РСМД

2 мая 2024 г. в Британии прошли местные выборы — последняя пристрелка соперников перед всеобщими парламентскими выборами, которые должны состояться не позднее января 2025 года.

Считать итоги местных выборов показательными в смысле проекции на всеобщие выборы вряд ли возможно. К тому же на местных выборах стоят проблемы местного значения, и явка избирателей, как правило, низка (30%). Нередко правящая партия проигрывает на местных выборах, поскольку избиратели наказывают ее за провалы в политике, назидательно показывая, так сказать, «фигу в кармане», но решающего значения они не имеют. Бытует даже термин «midterm blues», обозначающий настроения сплина граждан в середине срока правления правительства. Однако на всеобщих выборах решаются судьбоносные для государства вопросы расстановки сил в парламенте, экономического курса, внешней политики и безопасности, а потому избиратели «возвращаются» к партиям, которым оказывают политическое предпочтение по этим проблемам.

Впрочем, в последние пару десятилетий партийная лояльность электората претерпела существенные метаморфозы: колеблющихся избирателей стало гораздо больше, волатильность голосования повысилась.

Тори местные выборы проиграли. Результат оказался худшим за последние 40 лет: мэром стал консерватор лишь в одном из 11 городов, консерваторы утратили почти половину своих представителей в местных органах власти — около 500 человек, серьезно уступив лейбористам (свыше 1000 депутатов) и скатившись на третью позицию после либеральных демократов.

Тем не менее у противников действующего премьера недостаточно сил, чтобы набрать требуемое количество голосов в парламентской фракции консерваторов для организации вотума доверия своему лидеру. Общий итог для консерваторов в преддверии парламентских выборов: тори больше не могут считать надежным ни один избирательный округ.

Партия под руководством К. Стармера вернула свои позиции на севере Англии, во многих округах «красной стены», которые в 2019 г. отобрали у них консерваторы, переманив сторонников лейбористов обещанием завершить Брекзит. Лейбористы добились успеха и в некоторых традиционных консервативных форпостах южной Англии. Лидер партии К. Стармер объявил итоги для партии «сейсмическим» успехом. Даже в избирательном округе Сунака выборы мэра выиграл лейборист, а мэром Лондона впервые на исторический третий срок избран лейборист Садик Хан.

Тем не менее, вопреки ожиданиям, успех Лейбористской партии оказался ниже ожиданий — если к 1997 г. (году обвальной победы партии Т. Блэра) 62% местных депутатов были членами этой партии, то на этот раз неприятным сюрпризом для них стала относительно высокая доля независимых и представителей партии «Зеленых».

Поддержка «зеленых» объясняется снижением первоначально обещанных Лейбористской партией крупных ассигнований на климатические проекты (Green Prosperity Plan). Защита окружающей среды импонирует сторонникам консерваторов в восточной Англии (а там консерваторы собирались вновь разрешить добычу сланцевого газа), левым — позиция в защиту палестинцев, рабочей косточке промышленного Бристоля и Бирмингема — требование решить социальные вопросы, охраны окружающей среды и перемирие в Секторе Газа.

Успех независимых — результат отторжения избирателями позиции партии по палестино-израильскому конфликту: лейбористы утратили голоса в некоторых городских и населенных мусульманами округах.

Итоги местных выборов свидетельствуют о том, что избиратели, не возлагая особых надежд на Лейбористскую партию, по принципу «любой, лишь бы не» (anybody but) обеспечат консерваторам серьезное поражение на предстоящих всеобщих парламентских выборах.

2 мая 2024 г. в Британии прошли местные выборы — последняя пристрелка соперников перед всеобщими парламентскими выборами, которые должны состояться не позднее января 2025 года.

Местные выборы в регионах Соединенного Королевства проходят в разное время. Собственно, выборы прошли только в Англии, поскольку в других частях страны они состоялись ранее (в Шотландии и Уэльсе — в 2022 г., в Северной Ирландии — в 2023 г.). На кону стояли 2600 мест советников (councillors) в 107 местных органах власти разных уровней и комиссаров полиции (ведут надзор за работой правоохранителей); предстояло также избрать мэров 11 городов — Лондона, Манчестера, Ливерпуля, Бирмингема, Бристоля и др. В тот же день состоялись и дополнительные выборы в Палату общин в избирательном округе Блэкпул-Саут.

Выборы прошли по введенной консерваторами при Джонсоне мажоритарной системе относительного большинства и при требовании предъявлять удостоверение личности с фотографией. Как рассчитывали тори, эти меры будут косвенно содействовать им.

Сплин середины срока правления?

Считать итоги местных выборов показательными в смысле проекции на всеобщие выборы вряд ли возможно. К тому же на местных выборах стоят проблемы местного значения, и явка избирателей, как правило, низка (30%). Нередко правящая партия проигрывает на местных выборах, поскольку избиратели наказывают ее за провалы в политике, назидательно показывая, так сказать, «фигу в кармане», но решающего значения они не имеют. Бытует даже термин «midterm blues» [1], обозначающий настроения сплина граждан в середине срока правления правительства. Однако на всеобщих выборах решаются судьбоносные для государства вопросы расстановки сил в парламенте, экономического курса, внешней политики и безопасности, а потому избиратели «возвращаются» к партиям, которым оказывают политическое предпочтение по этим проблемам.

Впрочем, в последние пару десятилетий партийная лояльность электората претерпела существенные метаморфозы: колеблющихся избирателей стало гораздо больше, волатильность голосования повысилась, что продемонстрировали, в том числе, парламентские выборы 2019 г. Триумфальной победой на них Консервативная партия обязана не только лозунгу Б. Джонсона «Get Brexit done!», но и нежеланию британцев допустить к управлению страной Лейбористскую партию под руководством «слишком левого» Дж. Корбина.

Консерваторы проиграли заслуженно

С тех пор британцы сильно разочаровались в консерваторах. Так, критике подвергались действия Кабинета Джонсона в период пандемии COVID-19 (под давлением общественности Б. Джонсон вынужден был объявить о независимом расследовании с весны 2022 г.). Крупный скандал вызвали вечеринки государственных чиновников во главе с премьер-министром во время локдауна, а главное — ложь главы правительства парламенту, будто не было ни вечеринок, ни нарушения правил. Расследование Комиссии по привилегиям Палаты общин установило, что Джонсон «вводил парламент в заблуждение» преднамеренно, побудив уже бывшего премьер-министра мгновенно сложить мандат, прежде чем с него снимут депутатские полномочия. Несколько кандидатур в списке Джонсона для включения в Палату лордов «за заслуги» перед государством (в том числе его отца) вызвали не просто скандал, а создание комиссии по реформе верхней палаты парламента (чтобы проводить более тщательный отбор кандидатур, установить срок полномочий членов палаты, ведь ныне он пожизненный).

Недолгое правление Л. Трасс также сопровождалось скандалами, а ее некомпетентность при составлении мини-бюджета страны серьезно пошатнула позиции фунта стерлингов, вызвав тревогу и осуждение Банка Англии, МВФ, даже президента Дж. Байдена и усугубив положение рядовых британцев, уже тяжелое после пандемии. Взметнувшаяся инфляция (до 11%), высокая учетная ставка (5%), снижение уровня жизни населения (cost-of-living crisis) стали истоками резкого недовольства в Соединенном Королевстве.

Консерваторы дискредитировали себя в глазах общественности и тем, как в спешном порядке меняли процедуру выборов лидера партии (и соответственно премьер-министра). Партийная верхушка ужесточала правила, изначально отнюдь не демократичные, и фактически решением парламентской фракции партии «короновала» Р. Сунака, к выборам которого рядовых консерваторов не допустили. Низшее звено рядовых тори, отделения партии на местах и сторонники Б. Джонсона в противовес руководству партии даже создали внутрипартийную Организацию консерваторов за демократию (Conservative Democratic Organisation). Эта группировка настроена против Р. Сунака и ждала итогов местных выборов, чтобы после провала на них попытаться сместить нынешнего лидера партии. Они жаждут и возвращения Б. Джонсона на вершину власти, несмотря на то, что Джонсон не уважает инициированные им же самим законы и даже на местные выборы не взял удостоверение личности с фотографией, хотя именно при его правительстве был принят закон, установивший данное правило. Главная заслуга Джонсона для его сторонников (и тем более депутатов-тори) заключается в том, что не мытьем, так катаньем он привел партию к победе в 2019 г., и терять свои депутатские места они не желают.

Тори местные выборы проиграли, причем выборы не «середины срока правления», а на пятом году правления, за несколько месяцев до завершения срока полномочий. Результат оказался худшим за последние 40 лет: мэром стал консерватор лишь в одном из 11 городов, консерваторы утратили почти половину своих представителей в местных органах власти — около 500 человек, серьезно уступив лейбористам (свыше 1000 депутатов) и скатившись на третью позицию после либеральных демократов.

Тем не менее у противников действующего премьера недостаточно сил, чтобы набрать требуемое количество голосов в парламентской фракции консерваторов для организации вотума доверия своему лидеру. Да и, по мнению многих, даже если Сунаку было бы выражено недоверие, новый, то есть шестой премьер-министр с 2015 года и четвертый с 2019 г. — за несколько оставшихся месяцев до всеобщих выборов, причем третий подряд без мандата избирателей [2] — лишь обозначил бы очередной кризис в партии и вызвал бы насмешки.

Сам же Сунак заявил, что намерен вести партию на всеобщие выборы, правда, не намекнул, когда они состоятся. Тем не менее лидер впервые признал, что его Консервативная партия может проиграть парламентские выборы. Однако премьер полагает, что будет избран «подвешенный парламент» — то есть лейбористы не смогут набрать большинство мест в Палате общин, а потому сформируют коалиционное правительство при поддержке Шотландской национальной партии, либеральных демократов и «Зеленых», что, по его мнению, «станет катастрофой для Британии». Однако опросы свидетельствуют о том, что лейбористы смогут набрать большинство мест, особенно учитывая снижение рейтингов ШНП в пользу ЛПВ (см. ниже). Конечно, многие сторонники консерваторов остались дома — голосовать за тори они не желали, за лейбористов тем более, несколько склоняясь к либерал-демократам и другим партиям. Однако на парламентских выборах их явка повысится.

Общий итог для консерваторов в преддверии парламентских выборов: тори больше не могут считать надежным ни один избирательный округ.

Победили ли лейбористы?

Партия под руководством К. Стармера вернула свои позиции на севере Англии, во многих округах «красной стены», которые в 2019 г. отобрали у них консерваторы, переманив сторонников лейбористов обещанием завершить Брекзит. Лейбористы добились успеха и в некоторых традиционных консервативных форпостах южной Англии. Лидер партии К. Стармер объявил итоги для партии «сейсмическим» успехом, учитывая и победу на дополнительных выборах в Блэкпул-Сауте с огромным перевесом над кандидатом-тори в 26%. Даже в избирательном округе Сунака выборы мэра выиграл лейборист, а мэром Лондона впервые на исторический третий срок избран лейборист Садик Хан (61,2% при высокой явке для выборов данного уровня в 40,5%).

Тем не менее, вопреки ожиданиям, успех Лейбористской партии оказался ниже ожиданий — если к 1997 г. (году обвальной победы партии Т. Блэра) 62% местных депутатов были членами этой партии, то на этот раз неприятным сюрпризом для них стала относительно высокая доля независимых и представителей партии «Зеленых».

Поддержка «зеленых» объясняется снижением первоначально обещанных Лейбористской партией крупных ассигнований на климатические проекты (Green Prosperity Plan) с 28 до 4,7 млрд ф.ст. ежегодно и не с первого года правления. К тому же, «зеленые» завоевали 74 дополнительных места (всего 181) благодаря тому, что, «подобно спорышу японскому они способны разрушить фундамент даже самых крепких домов», поскольку у них есть идеи, которые находят отклик у людей самых разных идейных воззрений. Защита окружающей среды импонирует сторонникам консерваторов в восточной Англии (а там консерваторы собирались вновь разрешить добычу сланцевого газа), левым — позиция в защиту палестинцев, рабочей косточке промышленного Бристоля и Бирмингема — требование решить социальные вопросы, охраны окружающей среды и перемирие в Секторе Газа.

Успех независимых (плюс 93 места, всего 228) — результат отторжения избирателями позиции партии по палестино-израильскому конфликту: лейбористы утратили голоса в некоторых городских и населенных мусульманами округах.

В Британии проходят многочисленные и многолюдные демонстрации — как про-палестинские, так и про-израильские. Эмоции накалены очень сильно.

К. Стармер первоначально следовал официальному курсу Лондона, безоговорочно поддержав Израиль. В октябре он заявил в интервью, что Израиль имеет право отказывать в воде и электроэнергии гражданским лицам в Газе, на что ему возразили в его же собственной партии о неприемлемости коллективного наказания, тем более мирного населения. Несколько позже он призвал Израиль придерживаться международного права, но не стал призывать к прекращению огня.

В ноябре 2023 г. произошел крупнейший бунт за время его руководства партией, поскольку мусульмане составляют довольно значительную часть избирателей ЛПВ. Тогда 56 депутатов-лейбористов проголосовали за поправку ШНП к законодательной программе правительства. Поправка недвусмысленно призывала к прекращению огня в Газе. Восемь человек из руководства ЛПВ сами подали в отставку или были уволены лидером, поскольку в данном вопросе К. Стармер требовал жесткой внутрипартийной дисциплины. «Бунт» нанес серьезный удар по попыткам лидера лейбористов сохранить единство партии в оценке войны между Израилем и ХАМАС. Таким образом, разногласия в ЛПВ серьезно обострились. Со временем К. Стармер начал выступать уже не за «гуманитарную паузу», как раньше, а за немедленное прекращение насилия и «долговременное прекращение огня». Смена мнения обусловлена как внешними, так и внутренними факторами.

Между тем коалиция правозащитных групп (палестинская «Аль-Хак» и Глобальная сеть юридических действий (GLAN)) подала иск в Высокий суд Лондона о приостановлении экспорта оружия в Израиль, но суд отказался рассматривать иск. Пропалестинские группировки возбудили несколько подобных исков на фоне роста количества жертв в Секторе Газа.

Протестуя против позиции Стармера, депутаты-лейбористы местных органов власти стали выходить из партии. Более того, лейбористов поразил крупный скандал на дополнительных выборах в округе Рочдейл (Манчестер) 29 февраля. Примечательно, что К. Стармер приостановил членство в партии и лишил поддержки кандидата Анзара Али за его слова о том, что Израиль «позволил» ХАМАС совершить нападение на Израиль, чтобы получить предлог для операции в Газе. Али извинился, но партия проиграла. Убедительную победу (40% голосов) в Рочдейле одержал эксцентричный Дж. Гэллоуэй, известный своими левыми взглядами, а также протестом против войны в Ираке, за что в 2003 г. Тони Блэр исключил его из Лейбористской партии. На этот раз Гэллоуэй выставил свою кандидатуру от основанной им Партии рабочих Британии (Worker’s Party of Britain). После оглашения результатов он обратился к лидеру лейбористов: «Кир Стармер, это за Газу». На местных выборах партия Гэллоуэя провела в органы власти 4 депутата.

Общественное мнение расколото по палестино-израильскому конфликту: на январь 2024 г. 19% опрошенных больше склонялись к поддержке Израиля, 27% респондентов больше симпатизировали палестинцам, 30% занимали нейтральную позицию. В марте 2024 г. лишь 14% респондентов (минус 4% по сравнению с октябрем) и 22% избирателей лейбористов (2019 г.) считали, что Стармер ведет верную политику в этом вопросе.

Поддержка Израиля снижается, составляя на февраль 24% (на 5 п.п. ниже с ноября 2023 г.), а 66% британцев считают, что Израиль должен быть готов начать мирные переговоры.

Каковы перспективы?

И все же палестино-израильский конфликт не повлияет на перспективы политических партий на предстоящих выборах. С осени 2021 г. лейбористы стабильно опережают консерваторов по популярности, причем разрыв колеблется вокруг цифры в 20 п.п. Однако никакие государственные или политические деятели, как и партии не пользуются безусловными симпатиями электората: их рейтинги в минусовой зоне. Самые негативные показатели у Сунака (минус 35%) и у его партии (минус 37%). По разным подсчетам, на предстоящих выборах лейбористы могут получить большинство в 100–200 мест в Вестминстере.

Аналитик из мозгового центра UK in a Changing Europe отмечает, что по сравнению с континентальными европейцами 30–40% британских избирателей апатичны, считают бессмысленным вмешиваться в политику, негативно оценивают политическую систему в целом. Около 32% избирателей полагают, что депутат плохо представляет их интересы в парламенте, а большинство респондентов уверено, что система нуждается в глубоких реформах.

Итоги местных выборов свидетельствуют о том, что избиратели, не возлагая особых надежд на Лейбористскую партию, по принципу «любой, лишь бы не» (anybody but) обеспечат консерваторам серьезное поражение на предстоящих всеобщих парламентских выборах.

1. Ананьева Е.В. “Midterm blues” или маятник пришел в движение // Международная жизнь. 2012. №5. https://interaffairs.ru/jauthor/material/661

2. Премьер-министру, пришедшему к власти между парламентскими выборами, ранее приличествовало провести досрочные всеобщие выборы. Однако этого не сделал ни Г. Браун, сменивший Т. Блэра в 2007 г., ни Тереза Мэй по получении руля государственного правления, ни тем более Л. Трасс и Р. Сунак, понимая, что правящая партия консерваторов крупно проиграет.


(Голосов: 8, Рейтинг: 5)
 (8 голосов)

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся