Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 7, Рейтинг: 2.71)
 (7 голосов)
Поделиться статьей
Константин Асмолов

В.н.с. Центра корейских исследований Института Китая и Современной Азии (ИКСА) РАН

13 апреля 2016 г. в Республике Корея состоялись выборы в Национальное собрание. Окончательный результат даже в консервативной прессе вызвал заголовки, говорящие о полном провале — правящая партия не только уступила оппозиции в сумме мандатов, но и потеряла парламентское большинство. Это означает, что в последний год своего президентства Пак Кын Хе придется работать с менее дружественным парламентом, что ослабит ее политическое влияние.

13 апреля 2016 г. в Республике Корея состоялись выборы в Национальное собрание. По их результатам кандидаты от Демократической партии Тобуро избраны в 110 одномандатных округах, от правящей партии Сэнури — в 105, от Народной партии — в 25, от Партии Справедливости — в двух, независимые кандидаты в 11. Таким образом, 253 из 300 мест были распределены, исходя из результатов голосования по одномандатным округам. Остальные 47 депутатских кресел распределяются пропорционально между представителями победивших партий. В общей сложности Демократическая партия Тобуро получила 123 депутатских места, Сэнури — 122, Народная партия — 38, Партия Справедливости — 6, независимые кандидаты — 11.  

Выборам предшествовала определенная интрига. Большинство опросов предсказывало победу правящей партии, а власть довольно активно пыталась поддерживать напряженную борьбу, в том числе разыгрывая северокорейскую карту. Даже когда началась обработка бюллетеней, казалось, что правящая партия ведет в абсолютных числах, хотя вместе две основных оппозиционных партии набирают большее количество голосов. Однако окончательный результат даже в консервативной прессе вызвал заголовки, говорящие о полном провале — правящая партия не только уступила оппозиции в сумме  мандатов, но и потеряла парламентское большинство.

Правящая партия не только уступила оппозиции в сумме мандатов, но и потеряла парламентское большинство.

Явка составила 58% (на 3,7% больше, чем на предыдущих парламентских выборах в 2012 г.), что говорит об определенной политической активности масс и их желании использовать выборы как инструмент изменения расклада политических сил. При этом нельзя забывать, что Республика Корея — президентская республика, где полномочия главы государства весьма широки, и потому скорых изменений в политике страны ожидать не стоит. Тем не менее итог парламентских выборов позволяет несколько предугадать возможную ситуацию на президентских выборах следующего года, если в течение этого периода не произойдет тех или иных форс-мажоров.

Как левый, так и правый лагерь перед выборами переживал определенный раскол. С формальной точки зрения, у левых он был выражен конфликтом внутри главной оппозиционной партии, из рядов которой вышло несколько фракций, в первую очередь — Ан Чхоль Су, сформировавшая Народную партию. Несмотря на сложившуюся ситуацию, Демократическая партия «Тобуро» набрала достаточно большое количество голосов и довольно четко показала свое доминирование в Сеуле — Сеульская агломерация включает в себя минимум треть населения страны.

Позиции «евросоциалистов» из Партии справедливости слабы, но им удалось провести в парламент своих представителей, несмотря ликвидацию Объединенной прогрессивной партии, на обломках которой Партия справедливости и возникла. Важно, что по партийным спискам они набрали больше голосов, чем в окружном этапе.

Экономические трудности оказали на голосование большее влияние, чем муссирование северокорейской угрозы.

 Любопытная ситуация сложилась с Ан Чхоль Су. И его программа, и его маневры были нацелены на то, чтобы сыграть роль третьей силы и лавировать между консерваторами и демократами. Руководствуясь этой целью, он пошел на внутрипартийный раскол, но столкнулся с тем, что его электоральная база состоит из демократов, которые в большей степени хотят перемен и которых не устраивает застой внутри Демократической партии. С точки зрения электоральной географии, его победа имела четкую привязку к провинции Южная Чолла, где всегда располагалась наиболее решительная и непримиримая часть оппозиции. Сможет ли Ан как популист учесть, кто именно отдал ему свои голоса — интересный вопрос.

В правом лагере фракционная борьба привела не к расколу, но к тому, что ряд депутатов, которых в результате не включили в партийные списки, пошли на выборы в качестве независимых кандидатов. Также можно обратить внимание на то, что регионы, где победили самовыдвиженцы, располагаются в основном в традиционной «сфере ответственности» консерваторов.


www.koreaherald.com
Пак Кын Хе

Кроме того, экономические трудности, которые испытывает страна, и наступление консерваторов оказали на голосование большее влияние, чем муссирование северокорейской угрозы. Несмотря на то, что эта тема звучала постоянно, а ряд громких сенсаций специально «сберегли», чтобы выпустить под выборы, население, похоже, не очень волнует потенциальный межкорейский конфликт. Внутренние проблемы страны, связанные с не совсем удачными попытками Пак Кын Хе построить социальное государство, оказывают большее влияние на парламентское голосование. Яркий тому пример — голосование в Сеуле, где большинство голосов досталось демократам. Такого не было давно, и нынешний глава партии Ким Му Сон, который ранее воспринимался как наиболее влиятельный претендент на пост следующего президента, ушел в отставку. Не менее важно отметить провал правых организаций, занимающих маргинальную позицию тесно связанных с протестантскими сектами — им не удалось провести в парламент ни одного депутата.

Пак Кын Хе придется работать с менее дружественным парламентом, что ослабит ее политическое влияние.

Все это означает, что в последний год своего президентства Пак Кын Хе придется работать с менее дружественным парламентом, что ослабит ее политическое влияние даже без учета того, что при одном пятилетнем сроке правление без права на переизбрание последний год руководителя РК проходит под знаком «хромой утки».

Да, прошедшие выборы — это поражение правых, но неясно, можно ли их назвать победой левых, у которых пока не просматривается наличие действительно компетентного и влиятельного лидера. К тому же, способность трех партий к конструктивному взаимодействию невелика.

Таким образом, парламент с таким составом может быть обречен на политическую неконструктивность. Фракционная борьба и ранее вела к тому, что левые принципиально торпедировали инициативы Пак Кын Хе, даже если в них было конструктивное зерно. Поэтому вероятность эффективной работы парламента может снизиться, а влияние Народной партии и независимых депутатов — укрепиться. За их голоса, необходимые для формирования большинства, может начаться серьезная борьба.

Также итог парламентских выборов позволяет думать о том, что, если не случится сенсации (например, участия в президентской гонке нынешнего генсека ООН Пан Ги Муна) велика вероятность того, потенциальная победа консерваторов на выборах, произойдет благодаря расколу в стане левых, неспособных договориться о едином кандидате от своего блока даже при получении большего количества голосов.

 

Оценить статью
(Голосов: 7, Рейтинг: 2.71)
 (7 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся