Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 4, Рейтинг: 5)
 (4 голоса)
Поделиться статьей
Фарит Мухаметшин

Чрезвычайный и Полномочный Посол России, заместитель председателя Комитета Совета Федерации по международным делам, д. полит. н., член РСМД

Опубликованная 18 марта 2020 г. в НГ Религии статья «Существует ли единый "континент ислама"» Алексея Малашенко, известного в России и за рубежом востоковеда, исламоведа и политолога, одного из ведущих российских специалистов по проблемам ислама, подтолкнула меня к написанию материала по итогам Куала-Лумпурского Саммита, состоявшегося в декабре 2019 г. в Малайзии. Ряд идей участников форума созвучны с некоторыми положениями, изложенными автором в указанной статье, и раскрывают причины упадка исламской цивилизации и отсутствия единства в исламском мире.

18–21 декабря 2019 г. в столице Малайзии состоялся «Куала-Лумпурский Саммит 2019». На форум съехались делегации из 56 стран (более 450 делегатов). Среди высоких гостей — президент Турции Реджеп Эрдоган, президент Ирана Хасан Рухани, Эмир Катара Тамим бин Хамад Аль Тани и делегации других стран. Я принял участие в нем в качестве специального представителя Российской Федерации и отдельно был принят председателем Оргкомитета Саммита, премьер-министром Малайзии Махатхиром Бин Мохамадом.

В ходе саммита руководители и члены правительств стран, политики, представители мусульманских неправительственных структур обменялись мнениями по семи основным темам форума: «Развитие и суверенитет», «Целостность и надлежащее управление», «Культура и идентичность», «Правосудие и свобода», «Мир, безопасность и оборона», «Торговля и инвестиции», «Технологии и управление Интернетом».

Среди важных международных вопросов рассматривались также актуальные для исламского мира ряд региональных проблем, такие как положение в Палестине, Сирии, Аркане, Кашмире и Восточном Туркестане и др.


О семи целях для дальнейшего развития и прогресса в исламском мире

Опубликованная 18 марта 2020 г. в НГ Религии статья «Существует ли единый "континент ислама"» Алексея Малашенко, известного в России и за рубежом востоковеда, исламоведа и политолога, одного из ведущих российских специалистов по проблемам ислама, подтолкнула меня к написанию материала по итогам Куала-Лумпурского Саммита, состоявшегося в декабре 2019 г. в Малайзии. Ряд идей участников форума созвучны с некоторыми положениями, изложенными автором в указанной статье, и раскрывают причины упадка исламской цивилизации и отсутствия единства в исламском мире.

18–21 декабря 2019 г. в столице Малайзии состоялся «Куала-Лумпурский Саммит 2019». На форум съехались делегации из 56 стран (более 450 делегатов). Среди высоких гостей — президент Турции Реджеп Эрдоган, президент Ирана Хасан Рухани, Эмир Катара Тамим бин Хамад Аль Тани и делегации других стран. Я принял участие в нем в качестве специального представителя Российской Федерации и отдельно был принят председателем Оргкомитета Саммита, премьер-министром Малайзии Махатхиром Бин Мохамадом.

В ходе саммита руководители и члены правительств стран, политики, представители мусульманских неправительственных структур обменялись мнениями по семи основным темам форума: «Развитие и суверенитет», «Целостность и надлежащее управление», «Культура и идентичность», «Правосудие и свобода», «Мир, безопасность и оборона», «Торговля и инвестиции», «Технологии и управление Интернетом».

Среди важных международных вопросов рассматривались также актуальные для исламского мира ряд региональных проблем, такие как положение в Палестине, Сирии, Аркане, Кашмире и Восточном Туркестане и др.

Король Малайзии Султан Абдулла Риаятуддин Мустафа Биллах Шах, открывая Саммит, заявил, что «Пришло время нарастить усилия для развития мусульманского мира. Мы должны поднять исламский мир и культуру до прежнего уровня». Он, сравнивая современное состояние исламского мира с прошлым, ссылался на период правления османского султана Сулеймана I, когда Стамбул являлся «общепризнанным центром богословия, культуры и торговли».

Для решения существующих в мусульманском мире проблем, как считает Король Малайзии, «очень важно придерживаться двух принципов ислама — это единство и развитие исламского мира». В этой связи он считает, что «Если мы сможем этого достичь, то сможем внести вклад в формирование поколения умных, храбрых и справедливых граждан. Позитивные ценности, доступ к информации и технологии помогут разнообразить и воссоздать исламскую культуру, что станет золотым веком ислама», подчеркнул Султан Абдулла.

Выступление на форуме премьер-министра Малайзии, председателя Оргкомитета форума Махатхира Бин Мохамада отличалось концептуальностью — целью Саммита, как он заявил, является внесение вклада в развитие исламского мира, и в этой он связи призвал мусульманские страны приложить все необходимые усилия для разъяснения истинной сути ислама и искоренения исламофобии в мире.

«Мы проводим этот Саммит, заявил М. Мохамад, потому что считаем, что должны что-то сделать для улучшения жизни мусульман во всем мире». Премьер-министр особо подчеркнул, что Саммит является инициативой неправительственной организации (НПО), поддерживаемой правительством Малайзии. Идея форума была поддержана НПО ряда стран с надеждой, что по его итогам появится ряд мер по урегулированию ситуации с мусульманскими делами, в том числе на примере Малайзии. В этой связи М. Мохаммад заявил, что «Мы не претендуем на роль идеальных мусульман или образцовой мусульманской страны, но мы можем доказать, что смогли жить с не мусульманами в мире и согласии на протяжении десятилетий».

Лидеры Турции, Ирака, Катара и Малайзии говорили о положении мусульманской уммы в ряде стран, заявляя, что некоторые исламские государства «находятся в упадке», они «беспомощны и недостойны своей великой религии», нуждаются в помощи, высказывались о путях прекращения конфликтов и войн в ряде регионов планеты, о существующим кризисе беженцев-мусульман, об экономическом и гендерном неравенстве и др.

Эмоциональным было выступление президента Турции Р. Эрдогана. Он заявил, что «Система, созданная по итогам Второй мировой войны, уже не действует. Необходимо реформировать структуру СБ ООН. Важным условием обеспечения справедливости в мире является укрепление международных организаций, в которых представлены мусульманские страны». Президент Турции упрекнул международные организации в бездействии (все поняли, что речь идет об Организации исламского сотрудничества — ОИС, хотя название организации названо не было.

Турецкий президент указал на наличие 200-кратной разницы в доходах между самой богатой и самой бедной мусульманской страны. «И это при том, что в исламских странах сконцентрировано 59% мировых запасов нефти и 58% подтвержденных запасов газа. Несмотря на это, 350 млн мусульман живут в условиях крайней бедности».

Р. Эродоган призвал поддерживать усилия мусульманских стран в вопросах экономического развития, безопасности и обороны, расширять торговые связи, наращивать взаимные инвестиции, а также бороться с проявлениями исламофобии, внутренними противоречиями и межконфессиональной рознью.

С интересом было выслушано участниками форума и выступление президента Ирана Х. Рухани, который в достаточно острой форме критиковал политику США. Иранский президент заявил, что «долларизация экономик многих стран и в целом глобальной экономики позволила США обеспечить гегемонию посредством санкций и экономического террора». Экономические санкции в отношении мусульманских государств используются «в качестве инструментов для господства гегемонии и издевательств». Х. Рухани призвал «мир ислама» найти решения для освобождения от американской финансовой системы и доминирования доллара. Одним из путей достижения этого, как считает лидер ИРИ, является «повышение эффективности сотрудничества и взаимодействия, в том числе путем подписания взаимных соглашений, основанных на использовании национальной валюты каждого государства, создав при этом действенный механизм между банковскими и финансовыми структурами мусульманских стран». Все эти принципы и реализация других идей, изложенные лидерами — участниками Саммита, должны позволить превратить «мир ислама» в мощный блок на международной арене, чтобы представить мировой общественности существующие и вновь возникшие проблемы в мусульманском сообществе.

Президент Х. Рухани среди наиболее острых проблем недостаточного развития ряда мусульманских государств указал на снижение уровня управления, бедность, безработицу, коррупцию и рост насилия и экстремизма, которые угрожают национальному суверенитету. В этой связи, как он считает, разработка в настоящее время «идеалистической, но реалистичной политики в области развития является неизбежной необходимостью», а возврат мусульманских стран к национальному и исламскому потенциалу и опоре на собственную внутреннюю силу может позволить превратить проблемы мусульманского мира в возможность роста.

Лидер Ирана заявил, что в этой многокомплексной работе неизменным принципом между мусульманскими народами является сотрудничество, взаимодействие и консолидация политических и экономических возможностей и превращение мусульманского мира в мощный блок в международных отношениях.

Х. Рухани также сформулировал несколько принципов для «мира ислама»:

  • ислам является центральным компонентом идентичности мусульман, который остается и источником, и пунктом назначения, и самим путем. Существует опасность отступления молодого поколения от своей идентичности и доминирования иностранной культуры, культуры потребления и западного образа жизни, угрозы терроризма и поведенческого радикализма в некоторых мусульманских обществах, что создает почву для иностранного вмешательства;
  • распространение социальной справедливости, политической и культурной безопасности, права на достойную жизнь и благое управление, которые являются основополагающими принципами исламского учения, а также основными причинами объединения и вклада людей. Поскольку люди являются основными источниками власти, демократия в сочетании с религией приведет к мобилизации и мусульманской Уммы;
  • приоритетом мусульманского мира сегодня и в будущем является движение в сфере образования, исследований и инноваций. А в настоящее время у мусульманских стран нет другой альтернативы, кроме как прибегнуть к помощи других для удовлетворения своих научных и технологических потребностей. Только накопление научного и технологического потенциала мусульманских стран может компенсировать многие недостатки и устранить основания для навязывания гегемонии другими [*].

Х. Рухани, как бы в поддержку слов Р. Эрдогана также заявил, что постоянные механизмы и институты мусульманского мира, которые были разработаны для этих целей, к сожалению, не смогли достичь своих благородных целей и задач (подразумевались ОИС и другие уставные международные организации).

Участники ждали от организаторов Саммита официального объяснения, по какой причине на встрече отсутствуют делегации Саудовской Аравии, лидеры Индонезии и Пакистана, а также представители Организации исламского сотрудничества (ОИС). Первоначально, как известно, их участие ожидалось. Отсутствие на Саммите руководства этих стран и делегации ОИС породило домыслы об альтернативности Саммита по отношению к ОИС. Тем более, что стало известно и о заявлении генерального секретаря ОИС Юсуфа бин Ахмада Усаймина по поводу проведения Куала-Лумпурской встречи. В заявлении ОИС, в частности, говорилось об осуждении попыток созыва подобных встреч за рамками этого крупнейшего международного объединения мусульман. «Любое ослабление платформы ОИС означает ослабление ислама и мусульман», указывается в заявлении [**].

Председатель Оргкомитета Мохатхир Бин Мохамад еще в начале Саммита, предвидя эти вопросы, опроверг обвинения в том, что Саммит в Куала-Лумпуре якобы должен был стать платформой для замены ОИС, как заявляли перед началом форума некоторые критики.

Саммит, который проходил уже в пятый раз, не был направлен на создание нового блока, тем более он не являлся платформой для обсуждения ни состояния самого ислама, ни религиозных дел, а вся дискуссия была направлена на рассмотрение положения дел в самой мусульманской Умме. К тому же в повестке дня Саммита не значилось обсуждение каких-либо задач или целей взять на себя в какой-то форме руководящую роль в процессе возрождения исламской цивилизации.

М. Мохамад подчеркнул, говоря об отсутствии на Саммите премьер-министра Пакистана, что Имран Хан выразил сожаление по поводу своего неучастия на форуме, где он должен был выступить и поделиться своими мыслями о состоянии дел в исламском мире.

А министр иностранных дел Индонезии Ретно Марсуди, представляющая Индонезию на Саммите, заявила, что ее государство с самого начала поддержало идею Саммита исламских стран. «Мы знаем много проблем, с которыми сталкиваются мусульмане. Итак, давайте работать вместе, чтобы справиться с этими проблемами», заявила министр. Она выразила надежду, что Саммит может принести послание мира всем людям исламских стран.

Махатхир Бин Мохамад в своем выступлении на закрытии Саммита еще раз вернулся к вопросу об истинных целях форума и почему было принято решение о его проведении и что же организаторы надеялись достичь по итогам трехдневных дискуссий. Он подчеркнул, что «мы находимся здесь не для того, чтобы заменить другие мусульманские платформы и форумы, равно как и не собираемся создавать различные категории или классы мусульманских стран или занижать статус других… К данному моменту я уверен, что негативные мнения были развеяны и не нашли никакого подтверждения».

Председатель Саммита акцентировал внимание на заранее объявленных для дискуссии семи целях и отметил, что «мы ставим задачу оценить наши возможности, слабости, а также наши активы. В дальнейшем мы используем возможности каждого для преодоления наших слабостей. Если один из нас имеет опыт в определенной сфере, то мы предлагаем помощь другому, как всем странам для установления сотрудничества».

М. Мохамад еще рез подчеркнул, что «итоги Саммита и выступления его участников, возможно, и не устраняют ряд подозрений, однако форум был сфокусирован на поиске решения ряда проблем и реализации программ, которые могут помочь спасти Умму от нынешнего тяжелого положения». Основной причиной такого положения, констатировали выступающие, является отсутствие единства мусульманского мира и отстаивания общемусульманских интересов, общих для мусульманской Уммы, что «мир ислама» характеризуется сегодня разрозненностью и защитой только своих национальных интересов, присущих к той или иной стране.

Лидеры стран и другие выступающие на Саммите говорили о том, «в каком печальном состоянии находятся дела мусульманских стран», и несмотря на то, что мусульмане составляют почти четверть населения всего мира, они испытывают недостаток в пропорциональном представительстве во всех международных структурах. Выражали озабоченность в связи с вынужденной ассимиляцией, прозвучали достаточно жесткие высказывания о неприемлемости в отказе мусульманам от исламской религии.

Во многих выступлениях анализировались проблемы, связанные с экономикой, наукой и созданием новых технологий, обеспечением безопасности. Как заявил Махатхир Бин Мохамад, «пока мы зависим от технологий, создаваемых врагами ислама, они всегда будут способны обмануть нас, диктовать свои условия и контролировать наши действия по совершенствованию технологий и оборонных систем, в частности».

В ходе Саммита было подписано 19 соглашений в различных областях, предусматривающих сотрудничество в сферах передовых технологий, подготовке кадров, продовольственной безопасности, молодежных обменах и др.

На Саммите многими были затронуты вопросы, неприемлемые для мусульманских стран, когда отдельные государства принимают односторонние решения о введении ограничительных мер по отношению к ним — санкции, эмбарго и др. В этой связи председатель Правительства заявил, что «…Малайзия и другие страны всегда должны помнить, что эти ограничения могут быть применены и по отношению к любому из нас. Это является существенной причиной для нас быть самодостаточными и работать с другими мусульманскими странами над тем, чтобы удостовериться в том, что если подобные ограничительные меры введены в отношении нас, то мы способны противодействовать этому». Подчеркнул, что если мусульманские страны независимы и способны стоять на ногах, то мы не можем быть объектами такого обращения.

Махатхир Бин Мохамад также заявил, что в ходе дискуссий с лидерами Турции, Ирана и Катара они пришли к выводу, что для достижения семи целей, стоящих перед странами — участниками Саммита, следует сохранить эту небольшую группу, чтобы «приступить к решению данных задач незамедлительно, не отвлекаясь на слишком большой разброс мнений и различные обстоятельства». Было заявлено, что участники встречи ежегодно вместе будут координировать свои действия на правительственном уровне для достижения заявленных целей Саммита. Выразил уверенность, что если мусульманскими странами будет укреплена решительность, то «это станет новым началом, одним из них, которые содержатся в Коране: Аллах не изменит положение людей, пока они сами не изменят свое состояние». Подчеркнул, что для участников Саммита очень важно убедиться в том, что фундамент, который мы собираемся заложить будет прочным и устойчивым.

М. Мохамад завершил свое выступление на заключительном пленарном заседании Саммита словами: «Наша единственная надежда остановить Умму от продолжающихся издевательств и жесткого обращения со стороны наших врагов. Для этого мы вновь подтверждаем нашу веру в то, что все мусульмане — братья и что это маленький шаг, предпринятый нами, станет началом длинного плодотворного взаимодействия с остальной частью Уммы».

С заключительной речью на саммите выступил Его королевское высочество султан Назрин Муиззуддин Шах на тему: «Достижение национального суверенитета: тяжелое положение народа, не имеющего Родины». Проводимые саммиты с 2014 года созывались, заявил он, «в качестве форума для обсуждения и поиска решений основных проблем, стоящих перед мусульманским миром. Надежда была на то, что дискуссии форума послужат стимулом для возрождения исламской цивилизации, что и по сей день остается целью саммита… Куала-Лумпурский саммит 2019 г., несомненно, внесет вклад в наведение мостов и поспособствует прогрессу исламского сообщества во всем мире».

Его Королевское Высочество подчеркнул, что все представленные на саммите мировые лидеры и ученые объединены исламской верой, хотя их страны отличаются друг от друга по размеру, демографии и политической структуре. Это разнообразие может только обогатить дискуссию, предложить новые взгляды на проблемы, общие для исламского мира, и улучшить понимание национальных и региональных трудностей друг друга. Он привел изречение, которое было известно еще в раннем Исламе: Рахматуль-Умма фи ихтиляфиль-Умма (Милость Уммы заключается именно в разнообразии ее лидеров».

Султан Назрин Шах остановился в своем выступлении на вопросе процветания и укрепления национального суверенитета, т.е. увеличении благосостояния и искоренении бедности. Подчеркнул, что это тема должна быть более приоритетной в инициативах в области развития, поскольку неустойчивое развитие наносит ущерб климату, природе и людям. Цели ООН в области устойчивого развития обеспечивают отличную дорожную карту в данной области. При этом он сослался на невероятное этическое совпадение этих Целей с учением Священного Корана.

Обратил внимание участников Саммита на нарастающий кризис в ряде стран, связанный с большим количеством беженцев из-за войн, преследований, социальных трудностей и в целом бедностью (Палестина, Сирия, Афганистан, Ирак и из других разрушенных войной стран). Заявил, что в «настоящее время суровая реальность такова, что исламские народы делают недостаточно для решения этой проблемы. На нас лежит жизненно важная ответственность перед нашими мусульманскими братьями и сестрами, которых лишили Родины. Мы должны добиться большего, предлагая им кров и надежду». Султан Назрин Шах считает, что для мусульман всего мира непреходящим посланием должно быть: «мусульмане, лишенные Родины, не должны подвергаться опасности, когда добираются до Европы, чтобы оказаться в безопасности и комфорте. Для них должно быть безопасное убежище ближе к дому». И призвал присутствующих принять необходимые меры для урегулирования крупнейшего гуманитарного кризиса, с которым столкнулся мир.

Его Королевское Высочество объявил, что следующий саммит в Куала-Лумпуре будет называться «Perdana Dialogue» [***], который подчеркнет приверженность и ответственность исламского мира к сотрудничеству и диалогу, возрождению исламской цивилизации для нынешнего и будущего поколения Уммы.

* Подр. см.: Выступление президента Ирана Х .Рухани на Куала-Лумпур Саммите 2019 (19-21 декабря 2019 г.)

** Организация исламского сотрудничества существует с 1969 г, объединяет лидеров 57 государств со штаб-квартирой в Саудовской Аравии в Джидде. При ее учреждении и до 2011 г. она называлась «Организация исламская конференция» (ОИК) и декларировалась, что создается с целью политического, экономического и социального объединения всего исламского мира, объявила борьбу против колониализма и поддержала независимость Палестины. Российская Федерация является наблюдателем при ОИС с 2005 г.

*** С января 2020 г. «Куала-Лумпур саммит» будет известен под названием «Фонд Пердана в поддержку диалога цивилизации» (Диалог Пердана).


Оценить статью
(Голосов: 4, Рейтинг: 5)
 (4 голоса)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся