Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 5)
 (3 голоса)
Поделиться статьей
Александр Ермаков

Военный обозреватель, эксперт РСМД

В Великобритании 16 марта опубликован новый «Комплексный обзор» политики в области безопасности и международных отношений. Через неделю за ним последовала новая белая книга по обороне. Важнейшие публичные доктринальные документы задают новый курс британского корабля в штормовой обстановке пост-Brexit и пандемии.

Британия будущего видится премьеру Б. Джонсону, согласно его предисловию к обзору, страной, свободной от ограничений Евросоюза, открытой миру, гибкой и быстро реагирующей на изменения. Одним из важнейших вызовов он видит задачу доказать, что либеральная демократия и свободный рынок — это «лучшие способы политического и экономического устройства». Сама идея того, что это нужно доказывать, показалась бы 30 лет назад смехотворной глупостью, но мир изменился. Обстановка в нем также требует «крупнейших вложений в оборону со времен окончания холодной войны».

Важнейшим приоритетом провозглашены, естественно, «интересы британцев», а вот их порядок уже занятен: сначала суверенитет, потом безопасность и только на третьем месте финансовое благополучие.

Оставив политику и экономику политологам и экономистам, перейдем к изменениям в оборонной стратегии Великобритании, которые к тому же традиционно самым ярким образом отражают политические цели страны. В общей сложности тоннаж Королевского флота должен вырасти к 2030 г. по сравнению с 2015 г., по словам Первого лорда Адмиралтейства, в полтора раза. Количество фрегатов, рабочих лошадок заморского развертывания и базирования «к востоку от Суэца», возрасти с 13 до 24. По оценкам английских военно-морских экспертов, это реально ближе к середине следующего десятилетия.

Приоритет флота при декларировании глобальных политических планов неоспорим. Но за все приходится платить, и в данном случае банкет Адмиралтейства будет, похоже, оплачивать британская армия, которой в основном достались сокращения. Как и ранее, в модернизации сохраняется курс на создание небольшой, но мобильной и насыщенной разведывательными и ударными средствами армии. Однако во многом это попытка сделать хорошую мину при плохой игре: планы ее развития — это набор сокращений, отражающий меньшую реальную заинтересованность в «сдерживании» России непосредственно на континенте.

Авиация принесена в жертву, но, пожалуй, скорее, не флоту, а собственным амбициозным планам. В ближайшие годы это негативно скажется на возможностях, особое удивление вызывает «погром» учебной и военно-транспортной авиации. Впрочем, программа перспективного истребителя, или хотя бы место в многонациональной команде — это столь важный куш для военно-промышленного комплекса, что ради далекой перспективы решено создать себе проблемы сегодня.

Наибольший интерес общественности и экспертной среды приковало в военной части обзора одно-единственное число, затмившее все остальное — 260. 260 ядерных боеголовок. Впервые за десятилетия сокращений Великобритания заявила о планах наращивания ядерного арсенала, шокировав сторонников контроля над вооружениями и чуть ли не нарушив положения Договора о нераспространении ядерного оружия, требующего от «законной» ядерной пятерки двигаться по пути разоружения.

Текущая программа модернизации английских СЯС еще более плотно, чем раньше связана с американской: у ракетных субмарин новых типов будут собранные из общих блоков ракетные отсеки, а новый боезаряд W93 разрабатывается с английским финансовым участием.

Вне зависимости от целей английский шаг будет иметь далеко идущие мировые последствия. Открытый рост арсенала у «старой» ядерной державой развяжет руки другим и нанесет удар по ядерному нераспространению и контролю над вооружениями. Обзорная конференция ДНЯО, 10-я по счету, которая должна была показать единство «консерваторов» в борьбе с «нигилистами» из ДЗЯО, вместо этого пройдет в совершенно нездоровой атмосфере, так как радикалы только получают новые доводы для критики. У России, в свою очередь, появляется еще больше поводов настаивать, чтобы Великобритания была включена в будущие многосторонние договоренности об ограничении и сокращении стратегических вооружений. Говоря о многосторонке, Вашингтон почему-то постоянно имеет в виду только Китай, а не своего военного союзника.

Несмотря на конкретику многих предложений Обзора, вполне возможно, что они не будут реализованы — особенно те, которые касаются закупок, а не сокращений. Однако заданный курс развития, вероятно, останется, и он должен привести страну, по задумкам текущего руководства, обратно в моря к востоку от Суэца, где Британия постарается вновь стать хотя бы «Global», если «Great» больше не выходит.

Продолжение такой политики неизбежно приведет к росту конфронтации с Китаем, как бы его ни старались оттягивать. Для Москвы азиацентричный Лондон может быть менее агрессивным, хотя, конечно, глупо ожидать потепления отношений.

В Великобритании 16 марта опубликован новый «Комплексный обзор» [1] политики в области безопасности и международных отношений. Через неделю за ним последовала новая белая книга по обороне [2]. Важнейшие публичные доктринальные документы задают новый курс британского корабля в штормовой обстановке пост-Brexit и пандемии.

Традицией для британского правительства стала публикация каждую пятилетку обзорных документов по международной политике и обороне. Наряду с полагающимися для таких работ абстрактными декларациями, в них — и в этом отличие английских документов от «белых книг» многих других стран — содержатся и конкретные меры, иногда предпринимаемые сразу же.

Например, практически сразу же после публикации лейбористского обзора политики по обороне 2010 года (Strategic Defence and Security Review, SDSR) последовало списание флагмана Королевского флота, легкого авианосца HMS «Ark Royal» (на пять лет раньше планов) и снятие с вооружения самолетов вертикального взлета и посадки «Harrier II», которые должны были быть заменены на F-35B «Lightning II» только в конце десятилетия. Следующий SDSR 2015 разбирался на портале РСМД в свое время отдельно.

Текущий отчет планировался к публикации в начале прошлого года, но, по понятным причинам, весна 2020 г. была не лучшим временем для долгосрочных прогнозов. Правительство Бориса Джонсона придавало особое значение именно этому документу, он должен был стать подробной декларацией пост-Brexit политики новой «Глобальной Британии» [3]. Отчет должен был включить в свой состав ряд других и получил название «комплексный» (Integrated Review of Security, Defence, Development and Foreign Policy, IR). Публикация IR 2021 была подкреплена выпуском через неделю новой белой книги военного ведомства.

East of Suez

Британия будущего видится премьеру Б. Джонсону, согласно его предисловию к обзору, страной, свободной от ограничений Евросоюза, открытой миру, гибкой и быстро реагирующей на изменения. Одним из важнейших вызовов он видит задачу доказать, что либеральная демократия и свободный рынок — это «лучшие способы политического и экономического устройства». Сама идея того, что это нужно доказывать, показалась бы 30 лет назад смехотворной глупостью, но мир изменился. Обстановка в нем также требует «крупнейших вложений в оборону со времен окончания холодной войны».

Глобальная Британия планирует играть более активную роль на мировой арене. Несмотря на многочисленные «крепкие альянсы и широкое партнерство», в том числе с бывшими соседями по ЕС, отдельно отмечены как «более важные для британского народа, чем какие-либо другие» отношения с США. К концу десятилетия планируется стать наиболее важным европейским партнером для стран индопацифики, сохранить крепкие связи на Ближнем Востоке и развить их в Африке, особенно восточной. Примечательно, что в случае Африки отдельно назван пример одного из важнейших партнеров — Нигерии.

Интересное признание содержится в обзоре текущего положения дел. Так, по признанию авторов, последние десятилетия Великобритания была наряду с другими странами сосредоточена на «сохранении международного порядка, основанного на правилах» (тот самый пресловутый «rules-based international order/system»), но из-за нарастающего противостояния стран и блоков необходимо переходить от попыток поддержания статус-кво к динамичному участию в формировании «международного порядка будущего», например, увеличивая усилия по защите «свободных обществ и демократий», стремления народов «к лучшему правлению».

Важнейшим приоритетом провозглашены, естественно, «интересы британцев», а вот их порядок уже занятен: сначала суверенитет, потом безопасность и только на третьем месте финансовое благополучие. При желании тут можно как увидеть желание потакать националистам, так и признание того, что, по крайней мере на первое время, Brexit может сказаться на уровне жизни англичан (хотя сейчас, конечно, будет удобно все списывать на пандемию). Будущее улучшение экономики связывается в первую очередь с укреплением связей с Индопацификой, в качестве конкретных примеров работы в этом направлении приводится укрепление партнерства с ASEAN и подача 1 февраля заявления на вступление в CPTPP [4].

Широкое обсуждение и противоречивые заголовки в российских СМИ вызвал спор, какую страну — Россию или Китай — назвали в обзоре главной угрозой. При прочтении нетрудно заметить, что Россия названа «самой острой угрозой для безопасности», для противодействия которой нужно и НАТО, и сохранение в нем английских обязательств. Китай неоднократно фигурирует в качестве главного источника геополитических и геоэкономических изменений в мире и системного соперника. Хотя отмечается, что с ним необходимо сотрудничать в области экономики, не обошлось без напоминаний о нарушениях прав человека (естественно, англичан особенно задела ситуация в Гонконге) и его военной модернизации, представляющей все растущий риск для британских интересов. Получается, что оба варианта в каком-то смысле верны: Китай назван глобальной и стратегической угрозой в первую очередь в экономической и политической областях, а Россия — локальной и сугубо в области безопасности и обороны.

Rule the Waves

Оставив политику и экономику политологам и экономистам, перейдем к изменениям в оборонной стратегии Великобритании, которые к тому же традиционно самым ярким образом отражают политические цели страны.

Еще в ноябре 2020 г. Борис Джонсон анонсировал значительный рост оборонных расходов. Было объявлено, что в ближайшие четыре года в сумме будет дополнительно потрачено £24,1 млрд относительно текущего уровня. Главным бенефициаром должны были стать Королевский флот и судостроительная промышленность, создаваемое Космическое командование и различные исследовательские программы. IR и Белая книга вносят дополнительную конкретику. В отличие от прошлогоднего заявления в этот раз не обошлось и без негативных моментов.

Как и ожидалось, лучше всего дела обстоят у флота:

  • обещано в ближайшее время начать концептуальную проработку нового эсминца под условным индексом тип 83, для замены в конце 2030-х гг. нынешних кораблей типа 45 «Дэринг». Сами эсминцы типа 45 должны быть модернизированы, в первую очередь в усиление основных, противовоздушных, возможностей, но также обещана закупка новых противокорабельных ракет на смену списываемым «Гарпунам»;
  • в куда более близкие сроки, к 2024 г., обещано новое гидрографическое исследовательское судно (корабль, специализирующийся на подводных работах, в первую очередь, вероятно, беспилотными аппаратами) Multi Role Ocean Surveillance Ship (MROSS);
  • подтверждены планы строительства восьми фрегатов типа 26 (часть уже заложена) и пяти более простых и дешевых типа 31. За ними должны последовать фрегаты нового типа 32, находящиеся на стадии проработки концепции, возможно, ориентированные на использование подводных беспилотных аппаратов;
  • расплатой за обещанную активизацию строительства новых фрегатов станет более раннее, вероятно, в самое ближайшее время, списание двух из 13 имеющихся в строю фрегатов типа 23;
  • планируется трансформация десантных сил, уже давно в Великобритании представленных легкой пехотной бригадой, окончательно в относительно малочисленных (порядка 1,000 человек) «коммандос». В Европе с 2021 г., а в Индопацифике с 2023 г. планируется постоянное базирование неких «прибрежных групп быстрого реагирования» (Littoral Response Groups). Для поддержки этого концепта один из десантных кораблей-доков типа «Бей» будет модернизирован для обеспечения ударных возможностей, вероятно, за счет обеспечения базирования боевых вертолетов. К 2030-м гг. для обеспечения прибрежных операций, в том числе заброски групп «коммандос», планируется постройка неких «многоцелевых кораблей поддержки» (Multi-Role Support Ships, MRSS), судя по описанию — легких вертолетоносцев;
  • две авианосные группы будут играть большую роль в планах по демонстрации флага Британии. Большое информационно-пропагандистское значение придается первому походу «Королевы Елизаветы» в Азиатско-Тихоокеанский регион в 2021 г. Для должного обеспечения подобных дальних развертываний, которые должны стать регулярными, планируется постройка трех новых кораблей снабжения. Впрочем, в дополнение к восточным политическим планам авианосные ударные группы видятся значительным вкладом в общеНАТОвские силы в Атлантике, оборона северной части которой была исторической задачей Королевского флота в холодную войну;
  • подтверждены планы закончить серию в семь многоцелевых АПЛ типа «Астьют»;
  • подтверждены планы строительства четырех новых стратегических ракетных АПЛ типа «Дредноут», но это в большей степени вопрос не флота, а ядерных сил и о них ниже.

В общей сложности тоннаж Королевского флота должен вырасти к 2030 г. по сравнению с 2015 г., по словам Первого лорда Адмиралтейства, в полтора раза. Количество фрегатов, рабочих лошадок заморского развертывания и базирования «к востоку от Суэца», возрасти с 13 до 24. По оценкам английских военно-морских экспертов, это реально ближе к середине следующего десятилетия.

Приоритет флота при декларировании глобальных политических планов неоспорим. Но за все приходится платить, и в данном случае банкет Адмиралтейства будет, похоже, оплачивать британская армия, которой в основном достались сокращения:

  • численность сухопутных войск будет сокращена к 2025 г. примерно на 10 тыс. человек, до 72,5 тыс. Структура всей армии подвергнется реформе, основой ее станут семь бригад: по две легких и тяжелых механизированных, по одной разведывательно-ударной [5], авиаманевренной и авиационной (в последнюю будут сведены боевые вертолеты);
  • треть основных танков «Челленджер 2» будет списана, оставшиеся 148 будут модернизированы до облика «Челленджер 3»;
  • программа модернизации гусеничных БМП «Уорриор» будет закрыта, несмотря на то что на нее было уже потрачено £430 млн. Вместо этого будут приложены усилия по ускорению закупки немецких колесных бронемашин «Боксер» с достижением начальной боеготовности первыми подразделениями к 2025 г.;
  • ракетные системы M270 MLRS будут модернизированы с обеспечением возможности использования новых ракет увеличенной дальности, включая PrSM с дальностью в перспективе до 700-800 км;
  • до пятидесяти средних транспортных вертолетов различных типов будут списаны и заменены на новые, еще не выбранные;
  • Дмитрий Стефанович:
    Британский ядерный трезубец
  • обещаны закупки новых средств радиоэлектронной борьбы, радиотехнической разведки, противовоздушной обороны (особенно малой дальности/противодронной), новой самоходной артиллерийской установки (программа Mobile Fires Platform, MFP).

Как и ранее, в модернизации сохраняется курс на создание небольшой, но мобильной и насыщенной разведывательными и ударными средствами армии. Однако во многом это попытка сделать хорошую мину при плохой игре: планы ее развития — это набор сокращений, отражающий меньшую реальную заинтересованность в «сдерживании» России непосредственно на континенте.

Авиация Королевских ВВС, казалось бы, должна была также стать бенефициаром от глобализации военной стратегии, но пострадала лишь немногим меньше Армии. Основные усилия бюджета в ближайшие годы будут сосредоточены на финансировании начала разработки FCAS (Future Combat Air System), национального истребителя следующего поколения, также известного как «Темпест» [6]. Только в ближайшие четыре года на него планируется потратить более £2 млрд.

Хотя вместе с Великобританией в проекте участвуют Швеция и Италия, трудно представить, чтобы его удалось довести до серии, не объединившись либо со второй европейской «командой» — франко-немецко-испанской, разрабатывающей схожий проект под точно такой же аббревиатурой [7], либо с США, сейчас ведущими активные, но скрытые от публики работы в рамках темы NGAD (Next-Generation Air Dominance). Можно сказать, что текущие инвестиции — это вложения в наработку актива, который позволит претендовать на значительное место в будущем общем проекте. За эти инвестиции приходится платить значительными сокращениями современных ВВС:

  • к 2025 г. без конкретной замены и вместо модернизации будут сняты с вооружения 24 Еврофайтера ранних серий. Оставшийся парк планируется модернизировать. К этому же сроку и также без замены будет списана большая часть учебно-тренировочных «Хоуков»;
  • три оставшихся [8] самолета дальнего радиолокационного обнаружения E-3D будут сняты с вооружения уже в 2021 г., ранее, чем планировалось, и до того, как в 2023 г. вступит в строй замена в виде более дешевых в эксплуатации, но менее эффективных E-7A;
  • как достижение подается закупка 16 ударных БПЛА «Протектор», косметически модернизированных американских MQ-9 «Рипер», девять которых эксплуатируется сейчас и будут заменены «Протекторами»;
  • в военно-транспортной авиации значительно раньше срока будут списаны С-130J «Геркулес». Ранее их эксплуатация планировалась до середины 2030-х гг. С потерей 14 «Геркулесов» придется обходиться оставшимися 22 А-400М «Атлас» и восемью С-17 «Глобалмастер»;
  • важнейшим вопросом были планы относительно малозаметных истребителей F-35B «Лайтнинг II», закупаемых в равной степени для флота и ВВС [9]. Планы времен начала века подразумевали закупку 138 машин, но давно было очевидно, что им не суждено сбыться. На данный момент подтвержден заказ на 48 самолетов и не первый год сохраняется интрига, на каком количестве планируют остановиться англичане. Слухи о том, что в пользу FCAS только 48 и ограничатся, не сбылись. Впрочем, не было названо и большей компромиссной цифры, ограничились обещанием заказать более 48. Данное количество действительно недостаточно для формирования авиагрупп обоих авианосцев с резервом на берегу. Желаемой называется закупка 60–80 истребителей. На решение, судя по графику производства F-35, у англичан еще есть пара лет.

Таким образом, авиация принесена в жертву, но, пожалуй, скорее, не флоту, а собственным амбициозным планам. В ближайшие годы это негативно скажется на возможностях, особое удивление вызывает «погром» учебной и военно-транспортной авиации. Впрочем, программа перспективного истребителя, или хотя бы место в многонациональной команде — это столь важный куш для военно-промышленного комплекса, что ради далекой перспективы решено создать себе проблемы сегодня.

Не обойдена стороной, конечно, и модная среди современных политиков тема киберпространства. Тут есть чем похвастаться: в 2020 г. сформированы из персонала минобороны, MI6 и центра правительственной связи [10] «Национальные киберсилы» (National Cyber Force, NCF), задачей которых открыто называют наступательные кибероперации, но, разумеется, «ответственные» и преимущественно контртеррористические или даже для борьбы с интернет-аферистами. Все вместе это «контрастирует с деятельностью некоторых противников Великобритании», хотя от конкретных обвинений тут, как ни странно, удержались.

Яблоки раздора

Впрочем, наибольший интерес общественности и экспертной среды приковало в военной части обзора одно-единственное число, затмившее все остальное — 260. 260 ядерных боеголовок. Впервые за десятилетия сокращений Великобритания заявила о планах наращивания ядерного арсенала, шокировав сторонников контроля над вооружениями и чуть ли не нарушив положения Договора о нераспространении ядерного оружия, требующего от «законной» ядерной пятерки двигаться по пути разоружения.

C 1970 г. стратегические ядерные силы Великобритании представлены атомными ракетными подводными лодками, сначала типа «Резолюшн» с ракетами «Полярис», потом «Вэнгард» с «Трайдент II». С 1998 г., после окончательного списания тактических авиабомб семейства WE.177, они остаются одновременно и единственным ядерным оружием в английском арсенале. Хотя мы знаем мало подробностей об арсеналах непризнанных ядерных держав, с высокой степенью уверенности можно сказать, что Великобритания — единственная из стран с ядерным оружием, имеющая на вооружении только один тип носителя.

Впрочем, порой удивительно, что сохранилось и это: трудно найти другую ядерную державу, общественность которой относилась к этому статусу столь негативно. Причем это историческое явление, не сильным преувеличением будет сказать, что западное антиядерное движение вообще имеет английские корни. Примером его культурного влияния является, например то, что символ пацифизма — «Пацифик» — был придуман ими. С начала 1980-х гг. общее количество английских зарядов только уменьшалось, несмотря на то что замену в 1990-х гг. субмарин на новые с новыми ракетами можно считать качественным улучшением.

В угоду антиядерному лобби правительство налагало дополнительные ограничения на свой оставшийся небольшой парк носителей, представленный четырьмя лодками, одна из которых всегда на длительном ремонте, а одна — на боевом патрулировании. С 1998 г. число боеголовок на лодку ограничено 48 [11], а с 2010 [12] — 40 на не более чем 8 ракетах при вместимости лодки в 16.

Количество пригодных к развертыванию боеголовок также сначала было ограничено 160, а с 2010 г. — 120, что логично: три боекомплекта для трех не находящихся в ремонте подлодок. Общее число боеголовок взяли на себя обязательство снизить с «не более чем 225» в 2010 г. до «не более чем 180» к середине 2020-х гг. Успели сократить до порядка 195. Считается [13], что большая часть боеголовок имеет мощность около 80–100 килотонн, но небольшая часть легкие, мощностью около 5 килотонн (примечательно, что англичане сделали такие задолго до скандально известных low-yield Trident администрации Д. Трампа и без особого шума). Что касается ракет, то Великобритания приобрела «пул» в американском арсенале [14] в количестве 58 ракет, учитывая потраченные на испытаниях, сейчас доступны, вероятно, 48, из которых 40 считаются «строевыми», а остальные будут израсходованы на будущих тестах.

В 2015 г. эти планы оставили без изменений. И вот в обзоре 2021 г. совершенно неожиданно было объявлено о намерении увеличить арсенал до «не более 260» боеголовок, что примерно соответствует оценкам на 1992 г. Число оперативно развернутых зарядов, зарядов и ракет на лодку не было озвучено, что, судя по всему, стало новой политикой.

Рост арсенала вызван, согласно тексту обзора, «изменившимися техническими и доктринальными вызовами», а британский министр обороны в интервью BBC позднее заявил, что дело в развитии средств противоракетной обороны в России. Выглядит это как довольно прозрачный намек на коррекцию с учетом модернизации А-235 и постановки на вооружение С-500, потребного наряда сил для надежного выполнения так называемого «Московского критерия» — не озвучиваемой официально, но общепринято существующей с 1970-х гг. задачи для британских СЯС в ответ на советский ядерный удар по Альбиону иметь гарантированную возможность нанесения сокрушительного удара по Москве. Потребность надежно выполнять «Московский критерий» уже вынуждала в 1970-х гг. в ответ на постановку на дежурство ПРО Москвы развернуть дорогостоящую программу по оснащению ракет «Полярис» комплексом средств преодоления ПРО. В этот раз могли решить пойти экстенсивным методом.

С другой стороны, столь резкая мера вполне могла была быть вызвана сугубо политическими задачами. В конце концов, если увеличения арсенала на не более чем 40% достаточно для компенсации обновления ПРО Москвы, то критерий можно было продолжить выполнять, уменьшив количество целей.

Помог бы отказ от легких боеголовок, а это решение было бы даже положительно воспринято западным экспертным сообществом и обслуживаемой им американской демократической партией: столь велик негатив по отношению к трамповским low-yield Trident с боеголовками W76-2. Так что, вполне возможно, увеличение ядерного арсенала показалось кабинету Б. Джонсона способом продемонстрировать патриотичным кругам «великодержавность» новой Британии, кроме того, по инерции после общения с администрацией Д. Трампа таким образом могли пытаться получить их одобрение, поддержать их в декларировании роста ядерных рисков в мире. Текущая программа модернизации английских СЯС еще более плотно, чем раньше связана с американской: у ракетных субмарин новых типов будут собранные из общих блоков ракетные отсеки, а новый боезаряд W93 разрабатывается с английским финансовым участием.

Вне зависимости от целей английский шаг будет иметь далеко идущие мировые последствия. Открытый рост арсенала у «старой» ядерной державой развяжет руки другим и нанесет удар по ядерному нераспространению и контролю над вооружениями. Обзорная конференция ДНЯО, 10-я по счету, которая должна была показать единство «консерваторов» в борьбе с «нигилистами» из ДЗЯО [15], вместо этого пройдет в совершенно нездоровой атмосфере, так как радикалы только получают новые доводы для критики. У России, в свою очередь, появляется еще больше поводов настаивать, чтобы Великобритания была включена в будущие многосторонние договоренности об ограничении и сокращении стратегических вооружений. Говоря о многосторонке, Вашингтон почему-то постоянно имеет в виду только Китай, а не своего военного союзника.

Впрочем, при некоторой доли конспирологии, можно предположить, что увеличение англичане предприняли только на словах и чтобы потом от него с еще большим пафосом отказаться, присоединившись к контролю над вооружениями по просьбе старшего союзника, оказывающего таким образом моральное давление на Россию и Китай… но, к сожалению, вероятно, это «слишком сложно для нашего цирка».

***

Несмотря на конкретику многих предложений Обзора, вполне возможно, что они не будут реализованы — особенно те, которые касаются закупок, а не сокращений. Однако заданный курс развития, вероятно, останется, и он должен привести страну, по задумкам текущего руководства, обратно в моря к востоку от Суэца, где Британия постарается вновь стать хотя бы «Global», если «Great» больше не выходит.

Продолжение такой политики неизбежно приведет к росту конфронтации с Китаем, как бы его ни старались оттягивать. Для Москвы азиацентричный Лондон может быть менее агрессивным, хотя, конечно, глупо ожидать потепления отношений. С другой стороны, пример радикального смещения точки приложения политических и экономических усилий в другой регион земного шара может и должен быть для России крайне интересным образцом для изучения. В конце концов, у нас не столь различная история: в те годы, когда Ост-Индская компания строила Британскую империю, Михаил Ломоносов предрек, что «российское могущество прирастать будет Сибирью и Северным океаном» [16].

Благодарим Дарью Хаспекову, главного редактора Центра изучения перспектив интеграции, за помощь с подготовкой статьи к публикации.

1. Официальное название — «Global Britain in a Competitive Age: the Integrated Review of Security, Defence, Development and Foreign Policy». Документ доступен на сайте британского правительства.

2. Официальное название — «Defence Command Paper». Документ доступен на сайте британского правительства.

3. «Global Britain» как новая расшифровка GB

4. Сформированное в 2018 г. «Comprehensive and Progressive Agreement for Trans-Pacific Partnership», бывшее Транстихоокеанское партнёрство (Trans-Pacific Partnership, TPP), без вышедших из него на стадии формирования трамповских США. Великобритания становится первой сторонней страной, присоединяющейся к этому торговому соглашению и первой не-тихоокеанской.

5. Концепт бригады, сочетающей разведывательные бронемашины «Аякс» с высокой концентрацией ствольной и ракетной артиллерии.

6. Если несколько вдаваться в подробности, то FCAS — это комплексная программа, включающая разработку кроме истребителя еще и беспилотника-ведомого, вооружения и т.д. «Темпест» — это пока не совсем официальное имя собственное истребителя. БПЛА сопровождения, возможно, получит имя «Москито».

7. В франко-немецком FCAS истребитель без собственного имени, пока просто NGF (New Generation Fighter), но также присутствуют планы создать беспилотного ведомого и рои дронов в качестве оружия.

8. Из изначально закупленных семи один пустили на запчасти в 2009 г., еще три были сняты с вооружения в 2019–2020 гг.

9. Подчинение сухопутной или морской авиации для английских F-35 носит почти формальный характер. Было решено, что эскадрильи будут комплектоваться поочередно, тренировки по полетам с авианосца будут проходить все, как и участвовать в его развертывании.

10. Government Communications Headquarters (GCHQ), за невинным названием скрывается агентство, занимающееся радиоэлектронной разведкой, криптографией, прослушиванием и перехватом интернет-трафика и подобным.

11. «Strategic defence review white paper», 1998 [PDF].

12. «Securing Britain in an Age of Uncertainty: The Strategic Defence and Security Review», 2010 [PDF].

13. «THE UK TRIDENT MISSILE SYSTEM FACTSHEET», 2014 [PDF].

14. Важно отметить, что нет никаких отдельных английских «экспортных» ракет — английские лодки снаряжаются на американском атлантическом ракетном арсенале в Кингс-бей, где ракеты выбираются случайным образом.

15. Вступивший в силу 22 января 2021 г. Договор о запрещении ядерного оружия, созданный странами, недовольными буксующим разоружением. Носит, очевидно, популистский характер, естественно, не подписан ни ядерными державами, ни их ближайшими союзниками, но по задумке авторов должен постепенно создать атмосферу давления и нетерпимости вокруг ядерных держав. По мнению ядерной пятерки, вредит процессу контроля над вооружениями и разоружения, так как своими смехотворными лозунгами раскалывает сложившуюся систему, которая относительно работала.

16. В качестве крылатого выражения сохранилось переиначенное «Богатство России будет прирастать Сибирью».

Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 5)
 (3 голоса)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся