Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 4, Рейтинг: 5)
 (4 голоса)
Поделиться статьей
Андрей Кортунов

К.и.н., генеральный директор и член Президиума РСМД, член РСМД

Выступления на российско-китайских мероприятиях стало модным начинать с цитаты одного из великих китайских философов. Не хочу нарушать сложившуюся традицию и приведу одно из известных высказываний Конфуция: «Если хаос стучится в твой дом, впусти его. Может быть, именно он расставит все в доме по своим местам». Хаос уже постучался в наш общий дом — в современную систему мировой политики. И не только постучался, но и проник внутрь — через неплотно закрытые двери, через распахнутые настежь окна, через щели в ветшающих стенах и расходящихся перекрытиях.

Способен ли наступающий хаос расставить все по своим местам? По всей видимости, автоматически этого не произойдет. Но для меня очевидно, что и для России, и для Китая было бы крайне неразумным цепляться за прошлое, за уходящий навсегда мировой порядок.

Существует мнение, что Россия и Китай — две самых крупных ревизионистских державы современности. Но если отвлечься от расхожих политических стереотипов, то надо признать, что и Москва, и Пекин выступают с позиций сохранения статус-кво. Россия пытается сохранить статус-кво в системе глобальной безопасности, включая традиционный контроль над вооружениями и традиционное понимание стратегической стабильности. Пекин стремится сохранить статус-кво в мировой экономике, выступая в качестве защитника принципа свободной торговли и противника наступающего протекционизма. Мы, как и многие другие страны, часто фиксируемся на старых обидах, апеллируем к прошлым договоренностям, ориентируемся на уходящие из международной практики правила.

Однако старый мировой порядок сохранить уже невозможно. Политика, ориентированная на сохранение статус-кво, так или иначе запрограммирована на поражение. Даже если старые конструкции еще как-то держатся, выдержать давление проблем XXI века они не в состоянии. Перефразируя знаменитую фразу Нурсултана Назарбаева, можно сказать, что тот, кто не жалеет о распаде старого миропорядка, не имеет сердца, а тот, кто надеется на его восстановление, не имеет головы. Нельзя идти вперед, глядя назад. Хаос, проникший в наш дом, предъявляет новые требования к российско-китайскому сотрудничеству, в том числе и к взаимодействию наших экспертно-аналитических сообществ.

Ни в коей мере не преуменьшая значения уже проделанной работы и достигнутых результатов, выскажу, вероятно, спорное суждение о том, что нашему сотрудничеству пока недостает стратегической перспективы. Взаимодействие России и Китая за рамками двусторонних отношений часто сводится к реакции на возникающие кризисы — будь то в Сирии, на Корейском полуострове или в Венесуэле. Мы пытаемся противостоять попыткам США подрывать суверенитет независимых стран, использовать двойные стандарты в мировой политике, применять инструменты санкций и торговых войн. Мы проводим совместные военные учения и консультируемся друг с другом в рамках многосторонних организаций. Все это очень актуально и важно, но все это, в конечном счете — ситуативное и тактическое взаимодействие.

Выступление на V международной конференции «Россия и Китай: сотрудничество в новую эпоху»

Выступления на российско-китайских мероприятиях стало модным начинать с цитаты одного из великих китайских философов. Не хочу нарушать сложившуюся традицию и приведу одно из известных высказываний Конфуция: «Если хаос стучится в твой дом, впусти его. Может быть, именно он расставит все в доме по своим местам». Хаос уже постучался в наш общий дом — в современную систему мировой политики. И не только постучался, но и проник внутрь — через неплотно закрытые двери, через распахнутые настежь окна, через щели в ветшающих стенах и расходящихся перекрытиях.

Способен ли наступающий хаос расставить все по своим местам? По всей видимости, автоматически этого не произойдет. Но для меня очевидно, что и для России, и для Китая было бы крайне неразумным цепляться за прошлое, за уходящий навсегда мировой порядок.

Существует мнение, что Россия и Китай — две самых крупных ревизионистских державы современности. Но если отвлечься от расхожих политических стереотипов, то надо признать, что и Москва, и Пекин выступают с позиций сохранения статус-кво. Россия пытается сохранить статус-кво в системе глобальной безопасности, включая традиционный контроль над вооружениями и традиционное понимание стратегической стабильности. Пекин стремится сохранить статус-кво в мировой экономике, выступая в качестве защитника принципа свободной торговли и противника наступающего протекционизма. Мы, как и многие другие страны, часто фиксируемся на старых обидах, апеллируем к прошлым договоренностям, ориентируемся на уходящие из международной практики правила.

Однако старый мировой порядок сохранить уже невозможно. Политика, ориентированная на сохранение статус-кво, так или иначе запрограммирована на поражение. Даже если старые конструкции еще как-то держатся, выдержать давление проблем XXI века они не в состоянии. Перефразируя знаменитую фразу Нурсултана Назарбаева, можно сказать, что тот, кто не жалеет о распаде старого миропорядка, не имеет сердца, а тот, кто надеется на его восстановление, не имеет головы. Нельзя идти вперед, глядя назад. Хаос, проникший в наш дом, предъявляет новые требования к российско-китайскому сотрудничеству, в том числе и к взаимодействию наших экспертно-аналитических сообществ.

Ни в коей мере не преуменьшая значения уже проделанной работы и достигнутых результатов, выскажу, вероятно, спорное суждение о том, что нашему сотрудничеству пока недостает стратегической перспективы. Взаимодействие России и Китая за рамками двусторонних отношений часто сводится к реакции на возникающие кризисы — будь то в Сирии, на Корейском полуострове или в Венесуэле. Мы пытаемся противостоять попыткам США подрывать суверенитет независимых стран, использовать двойные стандарты в мировой политике, применять инструменты санкций и торговых войн. Мы проводим совместные военные учения и консультируемся друг с другом в рамках многосторонних организаций. Все это очень актуально и важно, но все это, в конечном счете — ситуативное и тактическое взаимодействие.

Стратегическая перспектива, на мой взгляд, предполагает нечто большее, чем солидарное голосование в Совете Безопасности ООН или даже усилия по сопряжению китайского проекта «Один пояс, один путь» и российских усилий по развитию Евразийского экономического союза. Стратегическая перспектива предполагает совмещение взглядов на желаемое будущее мирового порядка и координацию усилий по его формированию. Каким бы мы хотели видеть мир в перспективе пяти, десяти или двадцати лет? Какие угрозы мировой безопасности и развитию мы считаем наиболее опасными? Как дальше развивать систему международного права и систему международных институтов? Список этих стратегических вопросов, конечно, можно продолжить.

Дискуссия о будущем российско-китайских отношений у нас, да и на Западе тоже, часто сводится к одному вопросу — выйдут ли Москва и Пекин на уровень союзнических отношений? На мой взгляд, это неправильный вопрос. Вообще не вполне понятно, что союзнические отношения означают в мире XXI века. США и Турция входят в НАТО, но хотели бы мы, чтобы отношения между Москвой и Пекином напоминали отношения между Вашингтоном и Анкарой?

У России и Китая всегда были и всегда останутся расходящиеся и даже конфликтные интересы. Допускаю, что в чем-то конкуренция между двумя странами будет даже обостряться. Важнее другое — выработка общего представления о фундаментальных правилах игры в новой системе международных отношений. Именно наличие такого общего представления позволило великим державам в 1945 г. заложить основы нового мирового порядка, неплохо служившего всем нам на протяжении последних семи десятилетий.

Не уверен, что такое общее представление уже сложилось между Москвой и Пекином. Мы часто используем одну и ту же терминологию, описывая наше желательное будущее — «многополярность», «пост-западный мир», «верховенство права», «неделимость безопасности» и т.п. Но большинство из этих терминов, к сожалению, остаются преимущественно декларативными, не наполненными конкретным содержанием. Между тем, попробуйте подойти к любому из этих понятий с острым скальпелем деполитизированного анализа, и вы обнаружите множество скрытых противоречий, внутренних конфликтов и нестыковок. «Облегченный» поход к мировой политике по принципу «за все хорошее и против всего плохого» никогда не работал в прошлом и едва ли станет работать в будущем.

И тут я хочу обратиться к представителям интеллектуального сообщества двух стран, присутствующим в этом зале сегодня. Здесь собрались те люди, которые выполняют важнейшую функцию информационно-аналитического сопровождения двусторонних отношений. Выполнение этой функции — не только свидетельство наших совокупных заслуг, но еще и большая ответственность перед нашими странами. Руководители государств, дипломаты и чиновники так или иначе ограничены жесткими горизонтами во времени и в пространстве. Их волнует подготовка следующего визита на высшем уровне, саммита «Группы двадцати» или саммита АТЭС.

Эксперты, ученые, аналитики имеют преимущества перед политиками и чиновниками. Мы можем позволить себе думать не только о том, что будет завтра или через год, но и о том, что будет через десять лет или через четверть века. Как мы обеспечивать безопасность в мире в условиях новой технологической революции в военной сфере? Как наиболее эффективно управлять глобальными ресурсами — энергетическими, продовольственными, информационными и даже человеческими с учетом неизбежности грядущих дефицитов?

История учит нас, что ценность идей резко возрастает по мере приближения человечества к каждой новой точке глобальной бифуркации. А в самой этой точке набор идей, время которых пришло, вполне способен перевесить любые другие — экономические, политические, военные — факторы силы и влияния. Но такой набор идей не может сводиться к последовательной, пусть и справедливой, критике Запада, а тем более — к предложениям вернуться в старый, уже отошедший в прошлое мировой порядок. Если мы пойдем по этому пути, новое мироустройство будут строить за нас другие. А мы окажемся в положении рецензента, критически оценивающего написанную кем-то другим книгу.

Выступая на нашей конференции перед обедом, профессор Ли Юнцюань напомнил нам высказывание Дэн Сяопина — «Закрыть прошлое — открыть будущее!». Я не могу не согласиться с ним в том, что в российско-китайском взаимодействии последних лет мы еще не до конца справились с первой задачей — не до конца закрыли противоречия, разногласия и конфликты, накопившиеся за столетия нашего общего прошлого. Но вторая задача — открыть будущее — мне представляется еще более важной. И она еще ждет своего решения.            


Оценить статью
(Голосов: 4, Рейтинг: 5)
 (4 голоса)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся