Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 5, Рейтинг: 4.2)
 (5 голосов)
Поделиться статьей
Александр Ермаков

Военный обозреватель, эксперт РСМД

В 2020 г. ИМЭМО РАН была выпущена коллективная монография по проблематике современного контроля над вооружениями. Свободно распространяемое издание представляет собой основательный ликбез для желающих погрузиться в тему.

Монография ведущего российского профильного института однозначно рекомендуется к прочтению всем интересующимся международной безопасностью, контролем над вооружениями и новыми трендами в развитии этих вооружений, она хорошо выполняет задачу ликвидации безграмотности в ряде областей. Однако для более полного понимания доводов авторов полезно хотя бы базово ознакомиться с взглядами их заочных оппонентов, так как книга не «висит в воздухе», а представляет собой залп в научном споре, весьма важном для безопасности России и мира в целом: продолжить ли проверенный, но буксующий курс времен холодной войны, или с головой окунуться в омут неизвестности с заманчивыми, но рискованными идеями.

В 2020 г. ИМЭМО РАН была выпущена коллективная монография по проблематике современного контроля над вооружениями. Свободно распространяемое издание представляет собой основательный ликбез для желающих погрузиться в тему.

Хотя издание вышло в прошлом году, оно совершенно не потеряло актуальности: авторы не поддались заманчивой конъюнктурности и не ударились в рассуждения о том, будет ли продлен ДСНВ или развалится ли ДОН. В целом при прочтении с трудом можно понять, что книга сдана не вчера — несмотря на обилие новостей в сфере безопасности в основном рассматриваются либо глобальные проблемы, либо дается обзорная информация, актуальная, по которой не предвидится изменений в обозримом будущем.

К первой категории — рассмотрению принципиальных вопросов — относится открывающая сборник глава редактора, академика РАН А. Арбатова. Несмотря на достаточно общее название «Новые технологические факторы и перспективы контроля над вооружениями» посвящена она в первую очередь предельно конкретной проблеме: не устарел ли классический контроль над вооружениями, сформировавшийся в годы холодной войны и основанный на строго формальных, тематических, двух-/много-сторонних договорах об ограничении, сокращении или ликвидации тех или иных вооружений. Параллельно ставится вопрос, актуально ли классическое определение стратегической стабильности как положения сторон, при котором отсутствуют стимулы для нанесения одной из стран первого ядерного удара.

Осуждение ревизионизма

Таким образом, продолжается заочная острая полемика с подготовленным еще в 2019 г. под руководством С. Караганова и вызвавшим широкое обсуждение в узкой экспертной среде докладом НИУ ВШЭ/СВОП «Новое понимание и пути укрепления многосторонней стратегической стабильности» [1]. Авторы доклада призывали «перестать пытаться преодолеть ядерное сдерживание посредством сокращения вооружений и разоружения», а вместо этого укреплять его, «согласованно и многосторонне», при этом перестав концентрироваться на заключении формальных международных договоров о контроле над вооружениями, перейдя к совокупности договоренностей, возможно, и неформальных, о правилах поведения во всех сферах с целью не допустить любое столкновение великих держав.

Последнее видится важным, потому что с развитием новых типов вооружений (от кибера до гиперзвука и милитаризации космоса), по мнению авторов работы НИУ ВШЭ/СВОП, растут возможности неядерных вооружений, их эффективность для поражения стратегических ядерных сил (СЯС), и старая формула стратегической стабильности устаревает. От количественного сокращения боезарядов и носителей и вовсе предлагается отказаться.

Полемизируя с утверждениями о том, что классический контроль над вооружениями остался в прошлом из-за изменений в военно-технической и политической сфере, академик А. Арбатов приводит убедительные примеры того, как в ходе холодной войны удавалось подстраиваться и реагировать на не меньшие технические революции, чем гиперзвук. Были созданы ракеты с разделяемыми головными частями (РГЧ ИН) или малогабаритные малозаметные крылатые ракеты большой дальности (КРБД).

Однако другие утверждения, призванные подчеркнуть, что технический прогресс не влияет на стратегическую стабильность, а обычные вооружения не угрожают устойчивости СЯС, уже не вызывают такого доверия. Особенно бросилась в глаза мысль, что подвижным ракетным комплексам (ПГРК) совершенно не угрожает космическая разведка, так как у США, якобы, на орбите «3-4» спутника, способные обнаружить ракетный комплекс, а «увеличение численности космической группировки стало бы для другой стороны сигналом предупреждения о готовящемся нападении».

Подобное утверждение было бы довольно сомнительно и в 1980-гг, не говоря уже о дне сегодняшнем, когда количество доступных для США спутников дистанционного зондирования — особенно считая коммерческие сервисы, которые в период угрозы явно будут «призваны на службу», пригодных для этой задачи хорошо если ограничивается многими десятками, а не сотнями [2].

Некоторые предложения по дальнейшему развитию контроля над вооружениями, например, включить на общих основаниях с ядерными любые авиационные крылатые ракеты с дальностью более 500–600 км выглядят нереалистично, так как подобные ракеты все чаще становятся совершенно обычным оружием даже тактической авиации. На фоне роста дальности и распространенности зенитно-ракетных комплексов тогда уж проще сразу полностью запретить военную авиацию.

Игорь Иванов:
Мир после СНВ

По крайней мере американская сторона, планирующая только ракет семейства JASSM закупить за общее время жизни системы вооружения «до 10 000 единиц» [3], скорее всего, будет огорошена предложением заводить выпускаемые по 300–500 ракет в год ракеты в условный «СНВ-4». Однако мысль, что при взаимной доброй воле многие новые системы можно будет «загнать» в классический договорной контроль над вооружениями, выработав новые, более масштабные формулы условного «стратегического уравнения», нельзя не приветствовать. С четкими договоренностями жить действительно и экономнее, и уютнее.

И ликвидация безграмотности

Этому аспекту — перспективам контроля новых вооружений — посвящена значительная часть монографии, в первую очередь главы III, IV, V, VIII, в которых рассматриваются вопросы соответственно высокоточного оружия, гиперзвука, «дронов» и космоса. Каждая глава разбирает основные вызовы в своих областях, в особенности применительно к вопросу угрозы стратегической стабильности, а также рассматривает подходы к купированию этих угроз и включению этих тем в строгий контроль над вооружениями.

Отдельно хотелось бы отметить главу IV, которая представляет собой обстоятельный ликбез по видам, особенностям и новым возможностям совокупности ракетных систем, которые принято называть «гиперзвуковым оружием». Вдумчивое прочтение подобных работ представителями СМИ и общественности могло бы избавить их высказывания от глупостей. Впрочем, это нереалистично, но каждый, хоть немного интересующийся темой, всегда может начать с себя.

С главой V о беспилотниках отчасти пересекается глава IX, посвященная влиянию кибера на стратегическую стабильность, хотя она могла бы быть полезнее, если бы в ней больше сосредоточились на том, что принято в первую очередь понимать под киберугрозами, а не на рассуждениях о необходимости ограничить развитие военного искусственного интеллекта.

Отчасти характер исторических экскурсов носят главы X и XI, в которых рассматриваются соответственно история безуспешных попыток построения эффективного контроля над обычными вооружениями в Европе и куда более успешные, хотя и не без нюансов, режимы, борющиеся с распространением ядерного оружия. Последняя тема весьма актуальна сегодня, после смены американской администрации ввиду выхода вопроса иранской ядерной сделки на передовицу международной политики.

Для любого интересующегося тематикой ядерных вооружений отдельный интерес представляет глава II, написанная генерал-майором в отставке В. Дворкиным, посвященная методологии процесса построения СЯС и оценке их эффективности в обеспечении стратегической стабильности. Поскольку автор с начала 1960-х гг. служил в 4 ЦНИИ МО СССР, а с 1993 по 2001 гг. возглавлял 4 ЦНИИ МО РФ, то о теме пишет человек, непосредственно причастный к ней с момента самого ее зарождения в нашей стране и до недавнего времени.

Дмитрий Стефанович, Александр Ермаков:
Возможно ли неядерное сдерживание?

Кроме общепросветительной задачи — разъяснить, как методологически формируется облик СЯС и пути их модернизации, вторая глава подкрепляет первую в критике «ревизионистов». Примерами как с реальными структурами СЯС России и США, так и с гипотетическими, с еще более сокращенными потолками зарядов и носителей, иллюстрируется мысль, что ответный удар гарантируется как сегодня, так и при дальнейшем сокращении ядерных арсеналов. Однако необходимо отметить, что, по честному признанию автора, в оценках количества уцелевших зарядов не учитывается участие в разоружающем ударе перспективных неядерных ракетных систем большой дальности и прочих потенциальных возмущающих факторов (в частности, ПРО). По их поводу лишь указано, что «отдельный анализ, оставшийся за пределами этой главы, продемонстрировал их недостаточную эффективность». Учитывая, что в значительной степени задачей должно было быть разобрать именно этот аспект — ведь именно на него упирают «ревизионисты» — глава выглядит неполной.

Подводя итоги, хотелось бы сказать, что монография ведущего российского профильного института однозначно рекомендуется к прочтению всем интересующимся международной безопасностью, контролем над вооружениями и новыми трендами в развитии этих вооружений, она хорошо выполняет задачу ликвидации безграмотности в ряде областей. Однако для более полного понимания доводов авторов полезно хотя бы базово ознакомиться с взглядами их заочных оппонентов (ссылки приведены в сносках), так как книга не «висит в воздухе», а представляет собой залп в научном споре, весьма важном для безопасности России и мира в целом: продолжить ли проверенный, но буксующий курс времен холодной войны, или с головой окунуться в омут неизвестности с заманчивыми, но рискованными идеями.

Благодарим Дарью Хаспекову, главного редактора Центра изучения перспектив интеграции, за помощь с подготовкой статьи к публикации.

1. Статья с основными идеями, сам доклад [PDF]

2. Примечательно, что далее, в главе VII этого же сборника США записали в зачет 353 спутника разведки и дистанционного зондирования земли, хотя, конечно, не все они подходят для задачи обнаружения и выдачи целеуказания по ПГРК.

3. Для сравнения, морских ракет семейства «Tomahawk» произведено более 4 000, что неудивительно, так как они представляют собой расходный материал. За время боевого применения в локальных войнах было выпущено более 2 300 ракет и еще порядка 550 использовано для испытаний.


Оценить статью
(Голосов: 5, Рейтинг: 4.2)
 (5 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся