Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 24, Рейтинг: 4.5)
 (24 голоса)
Поделиться статьей
Иван Зуенко

Старший научный сотрудник Центра евроазиатских исследований Института международных исследований МГИМО МИД России, эксперт РСМД

Традиционно съезды КПК воспринимаются как вехи, символизирующие новые этапы в развитии КНР. В рамках XX съезда, который прошел 16–22 октября 2022 г. в Пекине, коренных изменений не произошло. Напротив, был подтвержден курс на сохранение политики, проводившейся последние десять лет. Однако и при таком, изначально очевидном, раскладе нашлось место нескольким интригам.

Если переизбрание Си Цзиньпина на пост генерального секретаря ЦК КПК и председателя КНР было предсказуемо, то кто станет «вторым лицом» государства, оставалось загадкой. В обход устоявшихся негласных правил, что правительство должен возглавить кто-то из действующих вице-премьеров, партийным секретарем Госсовета КНР был назначен известный своей преданностью главе государства Ли Цян.

В Постоянный комитет Политбюро ЦК КПК, помимо Си Цзиньпина и Ли Цяна, вошли еще пять человек. Среди них особое внимание приковано к 60-летнему Дин Сюэсяну, самому младшему в Посткоме и, более того, единственному из своего поколения, кому выпала подобная честь. Если по итогам мартовских «двух сессий» Дин Сюэсян станет заместителем председателя КНР, то о нем можно будет смело говорить как о преемнике Си. Однако более вероятно, что Си Цзиньпин, пока не завершивший своей миссии во главе Китая, постарается не делать столь очевидных сигналов и продолжит держать «молодежь» на расстоянии.

О том, что же это за миссия, традиционно можно судить по содержанию доклада, с которым Си Цзиньпин выступил в первый день съезда. Одно из центральных понятий доклада — «человек», его благо и интересы. В связи с этим развитие должны получить те сферы социального обеспечения, которые в предыдущие десятилетия недооценивались: здравоохранения, пенсионной системы, страхования. При этом нужно понимать, что к этим мерам Китай перешел не от хорошей жизни. Из-за длительной политики ограничения рождаемости страна находится на пороге демографического кризиса, социальное неравенство достигло пугающих размеров, а упор на социальные аспекты решили сделать лишь тогда, когда экономика стала очевидным образом буксовать.

Другое центральное понятие — безопасность. То, что к третьему сроку Си Цзиньпина Китай подошел в состоянии серьезнейших геополитических вызовов, ощущают все. Главное — это, конечно, резко осложнившаяся «тайваньская проблема». В контексте безопасности была названа цель к 2027 г., столетнему юбилею образования НОАК, добиться «Спокойного Китая». Американские наблюдатели поспешили заявить, что к этому сроку Китай попытается установить контроль над Тайванем, однако ни из самого текста доклада, ни из сопутствующих документов и выступлений этот вывод не следует.

Скорее всего, Китай в ближайшие пять лет будет погружен в свои внутренние вопросы, связанные с перестройкой самой парадигмы социально-экономического развития: от ставки на экспорт и рост ВВП к переориентации на внутреннее потребление и социальные аспекты. При этом, очевидно, сохранится политика закрытости в связи с пандемией коронавируса, тренд на жесткое вмешательство государства в дела крупных корпораций и дальнейшее усиление партийного контроля во всех сферах жизни общества.

16–22 октября 2022 г. в Пекине прошел ХХ-й съезд правящей в КНР Коммунистической партии Китая (КПК). 23 октября состоялся 1-й пленум Центрального комитета КПК 20-го созыва, на котором были избраны генеральный секретарь ЦК КПК, Политбюро и его Постоянный комитет. Эти события ознаменовали завершение предыдущего пятилетнего цикла в политическом процессе КНР и начало нового, уже третьего пятилетнего цикла с Си Цзиньпином во главе Китая.

Традиционно съезды КПК воспринимаются как вехи, символизирующие новые этапы в развитии Китая. На этот раз коренных изменений не произошло — напротив, съезд подтвердил курс на сохранение той политики, которая проводилась последние десять лет. Однако и при таком, изначально очевидном, раскладе нашлось место нескольким интригам, которые занимали синологов перед съездом. Сейчас, несколько дней спустя после завершения этого мероприятия, можно подвести итоги и вычленить те моменты, на которые стоит обратить внимание при анализе китайской политики в последующие годы.

Интрига первая. Будет ли третий срок?

Казалось бы, с этим вопросом все понятно. Си Цзиньпин заранее сделал все возможное, чтобы вопрос о его преемнике на ХХ-м съезде не поднимался. Это было нужно для того, чтобы обеспечить уверенность в завтрашнем дне, стабильность системы, а не будоражить ее в преддверии запрограммированной смены власти. Неслучайно в Китае в последнее время так много говорят о пагубности коротких электоральных циклов в США, когда каждые несколько лет приходится «бороться капиталами» за власть.

На «третий срок» указывало несколько институциональных моментов. Во-первых, более не актуальны прикидки по возрасту, когда нужно обязательно уложить всю карьеру в промежуток до 68 лет. Пять лет назад Си Цзиньпин, которому в 2022 г. исполнилось уже 69 лет, специально создал прецедент, когда возрастные руководители продолжают получать новые должности, назначив пожилого Ван Цишаня на малозначимую, но все же почетную должность заместителя председателя КНР. Во-вторых, на прошлом съезде Си Цзиньпин специально не выделил никого из молодежи и не создал возле себя «преемника». Про вышеупомянутого же Ван Цишаня просто невозможно подумать, как о сменщике Си Цзиньпина. В-третьих, было отменено положение конституции, ограничивающее число сроков на посту председателя КНР (для партийных руководителей такого ограничения и так не было). Это означало, что Си Цзиньпин и дальше сможет совмещать два высших поста в партии и государстве — все из тех же соображений заботы о стабильности и предсказуемости режима.

Решения съездов КПК, как правило, готовятся заранее и на самом съезде происходит лишь их церемониальное оглашение. Так что можно быть уверенным, что и Си Цзиньпин, и все две тысячи делегатов съезжались в Пекин твердо зная, что «партийное ядро» остается у власти еще, как минимум, пять лет. Однако для внешних наблюдателей эта информация была недоступной, поэтому определенная интрига (пусть и во многом надуманная) до последнего сохранялась. Тем не менее в итоге в течение всего съезда главенствующее положение Си Цзиньпина ни разу не подвергалось сомнениям, а 23 октября было объявлено, что на 1-м пленуме ЦК КПК 20-го созыва Си Цзиньпин избран генеральным секретарем ЦК КПК на следующие пять лет.

Интрига вторая. Кто будет «вторым лицом»?

Если появление Си Цзиньпина во главе группы товарищей, вышедших днем 23 октября 2022 г. в зал для проведения пресс-конференции, посвященной итогам пленума, никого не удивило, то в того, кто шел за ним следом, вглядывались с особым напряжением. Все последние месяцы вопрос, кто будет «вторым лицом» в партийной иерархии — а значит, и будущим главой правительства — фактически стал главной кадровой интригой съезда.

Действующий глава правительства (премьер Госсовета КНР) Ли Кэцян не мог остаться в должности, потому что ограничения в два срока по пять лет на этом посту сохранялись в статье 87 Конституции КНР. К тому же все десять лет правления Си Цзиньпина не умолкали разговоры о том, что тандем «Си — Ли» стал результатом внутриэлитного компромисса, который очень быстро перестал устраивать самого Си Цзиньпина, и теперь он наконец-то может назначить «своего премьера».

Большинство аналитиков сходилось на том, что правительство должен возглавить кто-то из действующих вице-премьеров, как это всегда происходило в предыдущие годы. Либо первый вице-премьер Хань Чжэн (68 лет), либо отвечающий за вопросы сельского хозяйства и регионального развития Ху Чуньхуа (59 лет). Еще два вице-премьера, Лю Хэ (70 лет) и Сунь Чуньлань (72 года), не рассматривались из-за достаточно высокого для негласных правил ротации китайской элиты возраста.

Незадолго до съезда западные СМИ начали активно тиражировать информацию, что новым премьером Госсовета станет 67-летний Ван Ян, председатель Народно-политического консультативного совета Китая (специфический «совещательный орган», заседающий одновременно с парламентом). Верилось в это с трудом. По всем раскладам Ван Ян уже «едет с ярмарки», так как занимает почетную, но предпенсионную должность председателя, а, кроме того, известен своими условно либерально-рыночными взглядами, которые вряд ли близки самому Си Цзиньпину. Видимо, те аналитики, кто привык смотреть на мир исключительно сквозь призму неолиберального дискурса, были настолько уверены, что экономике может помочь только либерально-рыночный подход, что просто выдавали желаемое за действительное.

Однако Си Цзинпину взгляды гонконгских аналитиков не указ, и выбором «второго лица» в партии он действительно удивил. Им стал Ли Цян — 63-летний секретарь шанхайского парткома, известный личной преданностью Си. О Ли Цяне давно говорили как об одном из наиболее приближенных к Си лиц и ждали, что по итогам съезда он войдет в семерку членов Постоянного комитета Политбюро. При этом у него нет опыта работы в центральных ведомствах и, тем более, руководящей работы в Госсовете, и это считалось важным фактором.

Как выяснилось, сейчас важнее лояльность, чем опыт. В обход устоявшихся негласных правил Ли Цян был назначен «вторым лицом» и партийным секретарем Госсовета КНР. Это позволит ему уже сейчас контролировать все кадровые и процессуальные решения в правительстве, а спустя полгода, в марте 2023 г., рассчитывать на избрание в качестве нового премьера.

Говорить о его компетенциях и управленческом стиле пока не приходится — за пределами Китая Ли Цян практически неизвестен, хотя в самом Китае успел поработать во главе трех регионов устья Янцзы (Шанхае и провинциях Цзянсу и Чжэцзян). Некоторое представление о том, что это за руководитель, может дать тот факт, что весной 2022 г. именно Ли Цян был автором жесткого двухмесячного локдауна в Шанхае. Если продолжать аналогии, можно сказать, что курс на нулевую терпимость по отношению к коронавирусу будет сохранен в масштабах всей страны, а действовать в случае возникновения чрезвычайной ситуации правительство будет по принципу «цель оправдывает средства».

Интрига третья. Кто войдет в Постком Политбюро?

С начала эпохи «реформ и открытости», на рубеже 1970 – 1980-х гг., китайцы старательно позиционировали верхушку партии как «коллективное руководство», а оттого особое значение приобретала конфигурация власти в высшем партийном органе — Постоянном комитете Политбюро Центрального комитета, куда в последние годы входило семь человек.

И хотя в нынешних условиях усиления «партийного ядра» значение Посткома снизилось, вопрос, кто именно войдет в «великолепную семерку», одна из главных интриг съезда. К тому же распределение высших партийцев по иерархии, как правило, позволяет ответить на вопрос, кто какую должность займет в высших государственных органах.

Уже 22 октября 2022 г., когда был опубликован список избранных в новый Центральный комитет, стало понятно, что Постком обновится больше чем на половину — превысившие условный рубеж 68 лет Ли Чжаньшу и Хань Чжэн уходят на пенсию, туда же отправились Ли Кэцян и Ван Ян. Таким образом, оставались сам Си Цзиньпин и его чуть более молодые приближенные Чжао Лэцзи и Ван Хунин.

По итогам пленума ЦК КПК стало явно, что они в новом пятилетнем цикле займут высшие государственные должности. Си Цзиньпин с «первого места» станет еще и председателем КНР, Чжао Лэцзи (№ 3 в партийной иерархии) — возглавит парламент, а Ван Хунин (№ 4) — Народно-политический консультативный совет Китая (совещательный орган).

Помимо Ли Цяна (№ 2) в Постком также вошло еще три новых члена, занявшие строчки в партийной иерархии с пятой по седьмую. Это Цай Ци (ранее секретарь пекинского парткома), Дин Сюэсян (руководитель Канцелярии Центрального комитета) и Ли Си (ранее секретарь парткома провинции Гуандун). Все они — ставленники Си Цзиньпина, его ближайшие соратники, связанные с ним личной преданностью.

Уже объявлено, что Ли Си возглавит Центральную комиссию по проверке дисциплины КПК — ключевой орган в партийной структуре, который занимается антикоррупционной работой. А Цай Ци станет «первым секретарем» Секретариата ЦК — то есть займется организационной работой в центральном аппарате. По поводу Дин Сюэсяна таких объявлений пока нет, но, очевидно, что уже в ближайшее время он также пойдет на повышение.

К 60-летнему Дин Сюэсяну вообще приковано особое внимание. Он сейчас самый младший в Посткоме и, более того, единственный из своего поколения, кому выпала подобная честь. Его сверстники Ху Чуньхуа и Чэнь Миньэр, про которых долго говорили как о кандидатах на роль «наследника» Си Цзиньпина, в Постком не попали (а Ху Чуньхуа не попал и в Политбюро, хотя ранее находился там два срока, что может говорить о немилости и даже опале). Если по итогам мартовских «двух сессий» Дин Сюэсян станет заместителем председателя КНР, то о нем можно будет смело говорить как о преемнике Си. Однако более вероятно, что Си Цзиньпин, пока не завершивший своей миссии во главе Китая, постарается не делать столь очевидных сигналов и продолжит держать «молодежь» на расстоянии.

Интрига четвертая. О чем будет итоговый доклад Си Цзиньпина?

О том, что же это за миссия, традиционно можно судить по содержанию того доклада, с которым Си Цзиньпин выступил в первый день съезда. Ранее на четных съездах КПК подобный итоговый доклад превращался в подведение итогов десятилетнего правления и своего рода «завещание» потомкам. Теперь же, учитывая слом прежних правил ротации элиты, доклад следует воспринимать исключительно как фиксацию той политической философии, которой руководствуется лично Си Цзиньпин, а вместе с ним и вся партия.

Следует отметить, что название документа подчеркнуто выдержано в лучших традициях китайского революционного нарратива: «Высоко неся великое знамя социализма с китайской спецификой, сплоченно бороться за всестороннее строительство модернизированного социалистического государства». Строительство «модернизированного социалистического государства» — это текущая цель китайской Компартии, означающая, что к 2049 г. (году столетия КНР) нужно добиться такого состояния развития общества, что можно будет констатировать наступление социализма. «Великое знамя социализма с китайской спецификой» — средство достижения этой цели, заключающееся в том, что в Китае необходимо учитывать местные условия (огромное, до недавних пор бедное население), местные традиции (включая конфуцианство и революционную практику китайских коммунистов прежних поколений), и поэтому можно делать отступления от «классической модели построения социализма», а именно использовать рыночные механизмы.

Впрочем сам доклад показывает, что от прежней зацикленности на рынке и высоких темпах экономического роста нынешнее руководство отказывается в пользу фокуса на социальном развитии. Одно из центральных понятий доклада — «человек», его благо и интересы. Си Цзиньпин подчеркнул, что в концепции развития Китая именно человек занимает главное место, а, следовательно, особое значение имеет развитие тех сфер социального обеспечения, которые в предыдущие десятилетия недооценивались: здравоохранения, пенсионной системы, страхования.

Как показывает программная статья агентства «Синьхуа» по итогам съезда «Си Цзиньпин — человек, который ведет Китай в новом походе», в качестве заслуги нынешнему руководству ставится даже то, что «Китай выдвинул новую политику деторождения, согласно которой супружеская пара может иметь трех детей, принял меры по сокращению нагрузки на учащихся по выполнению домашних заданий и внеклассному обучению».

При этом нужно понимать, что к этим мерам Китай перешел не от хорошей жизни. Из-за длительной политики ограничения рождаемости страна находится на пороге демографического кризиса, социальное неравенство (одним из инструментов которого является «накачка» школьников дорогостоящими репетиторами) достигло пугающих размеров, а упор на социальные аспекты решили сделать лишь тогда, когда экономика стала очевидным образом буксовать.

Другое центральное понятие — безопасность. Новый доклад содержит довольно тревожные нотки: «В любое время может произойти эскалация давления и сдерживания извне. Китай вступает в период развития, когда одновременно существуют стратегические шансы, риски и вызовы, возрастают неопределенные и труднопредсказуемые факторы, в любое время могут произойти такие события, как «черный лебедь» и «серый носорог».

В использовании западных политологических понятий «черный лебедь» и «серый носорог» видна рука Ван Хунина, главного идеолога партии, бывшего декана факультета международных отношений Фуданьского университета. Однако то, что к третьему сроку Си Цзиньпина Китай подошел в состоянии серьезнейших геополитических вызовов, ощущают все. Главное — это, конечно, резко осложнившаяся «тайваньская проблема». В своем докладе генсек в очередной раз подтвердил приверженность принципу «единого Китая», предостерег от попыток провозгласить независимость Тайваня и вмешательства внешних сил (эти же тезисы были внесены в Устав КПК). Ни Запад, ни США, ни какая-либо другая страна не названы, но понятно, что под «давлением и сдерживанием извне» имеются в виду именно эти оппоненты Китая.

В контексте безопасности названа и еще одна цель — к 2027 г., столетнему юбилею образования Народно-освободительной армии Китая — добиться «Спокойного Китая», что подразумевает как отсутствие угроз внутри страны, так и достойное место на мировой арене, без которого стабильное суверенное развитие просто невозможно.

Американские наблюдатели поспешили заявить, что к 2027 г. Китай попытается установить контроль над Тайванем, однако ни из самого текста доклада, ни из сопутствующих документов и выступлений этот вывод не следует. На самом деле провокация в «тайваньском вопросе», по итогу которой Китай вынужден будет ответить военными средствами, сейчас уже может случиться в любой момент — и это и есть тот самый «черный лебедь», о котором говорит Си Цзиньпин.

Если же на берегах Потомака решат все-таки не запускать эту «птицу» в воды Тайваньского пролива, то, скорее всего, Китай в ближайшие пять лет будет погружен в свои внутренние вопросы, связанные с перестройкой самой парадигмы социально-экономического развития: от ставки на экспорт и рост ВВП к переориентации на внутреннее потребление и социальные аспекты. При этом, очевидно, сохранится политика закрытости в связи с пандемией коронавируса, тренд на жесткое вмешательство государства в дела крупных корпораций и дальнейшее усиление партийного контроля во всех сферах жизни общества.

Оценить статью
(Голосов: 24, Рейтинг: 4.5)
 (24 голоса)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся