Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 4, Рейтинг: 4.75)
 (4 голоса)
Поделиться статьей
Тони Кевин

Бывший посол Австралии в Польше и Камбодже, автор книги «Возвращение в Москву» (2017)

Новая Зеландия и Австралия — две англоязычные страны Содружества наций, тесно связанные общей культурой, географией и историей, были повергнуты в шок масштабным террористическим актом, произошедшим в пятницу 15 марта в новозеландском городе Крайстчерч.

49 мусульман, пришедших на пятничную молитву в две мечети Крайстчерча, расположенные в шести километрах друг от друга, были убиты в ходе стрельбы, устроенной террористами во главе с австралийским ультраправым экстремистом-националистом Брентоном Таррантом. Ранения, в том числе тяжелые, получили сорок человек.

До этой резни терроризм обходил Новую Зеландию стороной, поэтому мечети не охранялись. Таррант и четыре других неназванных лица — трое мужчин и одна женщина, предположительно все новозеландцы, — находятся под арестом. Суд над Таррантом назначен на апрель.

Это хорошо спланированное и политически мотивированное массовое убийство сравнивается с массовым убийством молодых норвежцев Андерсом Брейвиком в 2011 г. Его также сравнивают с недавними нападениями террористов на верующих в мечетях и синагогах США, а также других стран.

В этой связи неизбежно возникают вопросы о контексте теракта и совпадениях.

Как мог австралиец, известный своими связями с шовинистическими и экстремистскими организациями белых в Австралии, прилететь в Новую Зеландию и избежать должного контроля со стороны новозеландских служб безопасности? Как его группе удалось купить в Новой Зеландии оружие и боеприпасы и не привлечь тем самым к себе внимания? Неужели органы безопасности Австралии и Новой Зеландии так заняты отслеживанием предполагаемых угроз со стороны исламистских экстремистских групп, что не следят за куда более опасными ультраправыми националистическими группировками белых экстремистов?

По мнению некоторых критиков, которое я считаю вполне обоснованным, в последние годы политики правого толка, которые сейчас доминируют в правящей коалиции, и правые средства массовой информации способствовали созданию благоприятного климата для антииммигрантского экстремистского движения в Австралии. Они помогали ему завоевать популярность среди безработной белой австралийской молодежи, лишенной рычагов политического влияния. Такие чиновники и средства массовой информации причастны к формированию политического климата, благоприятствующего проведению столь ужасных акций, как убийство невинных людей в Крайстчерче.

Руководство австралийской полиции обратилось к политикам и СМИ с призывом задуматься над тем, к каким последствиям могут привести их высказывания. Я надеюсь, что этот призыв будет услышан.


Новая Зеландия и Австралия — две англоязычные страны Содружества наций, тесно связанные общей культурой, географией и историей, были повергнуты в шок масштабным террористическим актом, произошедшим в пятницу 15 марта в новозеландском городе Крайстчерч.

49 мусульман, пришедших на пятничную молитву в две мечети Крайстчерча, расположенные в шести километрах друг от друга, были убиты в ходе стрельбы, устроенной террористами во главе с австралийским ультраправым экстремистом-националистом Брентоном Таррантом. Таррант вел стрельбу по верующим беспорядочно из самозарядного оружия, и снимал все действия на видеокамеру, прикрепленную к голове. Ранения, в том числе тяжелые, получили сорок человек. Полиция обратилась к журналистам и социальным сетям с призывом не размещать в Интернете отснятые Таррантом жуткие видеоматериалы, но большая их часть успела попасть в сеть, на что он и рассчитывал.

До этой резни терроризм обходил Новую Зеландию стороной, поэтому мечети не охранялись. Таррант и четыре других неназванных лица — трое мужчин и одна женщина, предположительно все новозеландцы, — находятся под арестом. Суд над Таррантом назначен на апрель. Потрясенная случившимся премьер-министр Новой Зеландии Джасинда Ардерн заявила о намерении правительства незамедлительно ужесточить слишком либеральное законодательство об обороте оружия, усилить пограничный контроль и активизировать обмен информацией между спецслужбами Новой Зеландии и Австралии по экстремистским группировкам.

Соболезнования новозеландцам выразил премьер-министр Австралии Скотт Моррисон. В мае ему предстоят досрочные выборы, на которых, как ожидается, он потерпит сокрушительное поражение. В знак солидарности с австралийскими мусульманскими общинами он присоединился к траурным мероприятиям в главной мечети Сиднея. Однако многие австралийцы сомневаются в его искренности, поскольку он и министр внутренних дел и иммиграции его кабинета Питер Даттон известны как выразители антииммигрантских и антиисламских общественных настроений.

За несколько минут до начала теракта Таррант разместил в Интернете пронизанный расовой ненавистью манифест, призывающий положить конец миграции мусульман в Австралию и Новую Зеландию. Его взгляды разделяет небольшая, но активная группа белых экстремистов-националистов в Австралии, которая устраивает провокационные митинги и стремится привлечь внимание средств массовой информации. Проведение подобного митинга запланировано на 16 марта (комментарий подготовлен 15 марта 2019 г.— прим. ред.) в городе Мурабин, штат Мельбурн, в ходе которого сенатор Фрейзер Аннинг из штата Квинсленд собирается подвергнуть критике иммиграционную политику Австралии. Противники его идей намерены провести демонстрацию в знак протеста. Для поддержания порядка привлечены полицейские силы.

Этот теракт заставит Австралию и Новую Зеландию по-новому взглянуть на проводимую ими внешнюю политику.

На федеральном политическом уровне наиболее заметными выразителями исламофобских и антииммигрантских настроений являются миноритарная партия «Одна нация», возглавляемая сенатором Полин Хансон, и сенатор Фрейзер Аннинг, который был избран в Сенат штата Квинсленд по партийному списку «Одной нации», но впоследствии разорвал с ней связи. В штате Квинсленд с высоким уровнем безработицы среди молодежи и приходящей в упадок угольной промышленностью позиции ультраправого белого националистического экстремизма особенно сильны.

Фрейзер Аннинг, чьи перспективы переизбрания весьма призрачны, отчаянно старается привлечь к себе внимание. Спустя всего несколько часов после стрельбы в Крайстчерче он опубликовал крайне циничный пресс-релиз, в котором возложил вину за теракт на иммиграцию мусульман в Австралию и Новую Зеландию и обвинил правительство в создании атмосферы расовой напряженности. В его тексте многие положения перекликаются с тем, о чем заявлял в своем манифесте Таррант. Почти повсеместно в Австралии его высказывания были решительно осуждены.

Это хорошо спланированное и политически мотивированное массовое убийство сравнивается с массовым убийством молодых норвежцев Андерсом Брейвиком в 2011 г. Его также сравнивают с недавними нападениями террористов на верующих в мечетях и синагогах США, а также других стран.

В этой связи неизбежно возникают вопросы о контексте теракта и совпадениях.

Как мог австралиец, известный своими связями с шовинистическими и экстремистскими организациями белых в Австралии, прилететь в Новую Зеландию и избежать должного контроля со стороны новозеландских служб безопасности? Как его группе удалось купить в Новой Зеландии оружие и боеприпасы и не привлечь тем самым к себе внимания? Неужели органы безопасности Австралии и Новой Зеландии так заняты отслеживанием предполагаемых угроз со стороны исламистских экстремистских групп, что не следят за куда более опасными ультраправыми националистическими группировками белых экстремистов?

Кроме того, нападение совпало с днем массовых «школьных забастовок» и уличных демонстраций во всех крупных городах Австралии, участие в которых приняли тысячи молодых людей. Они протестовали против нежелания руководства страны и штатов присоединиться к борьбе с изменением климата и выступали за запрет открытия новых угольных шахт. Подобные демонстрации проходили и в Новой Зеландии, причем премьер-министр Джасинда Ардерн их поддержала. А премьер-министр Австралии Скотт Моррисон подверг демонстрации критике, посчитав их проведение в учебный день неуместным. Как бы то ни было, внимание всех средств массовой информации переключилось на трагедию в Новой Зеландии, а молодежные демонстрации по вопросу изменения климата и прочим проблемам отошли на задний план. Было ли так и задумано преступниками, и кто мог им это подсказать?

По мнению некоторых критиков, которое я считаю вполне обоснованным, в последние годы политики правого толка, которые сейчас доминируют в правящей коалиции, и правые средства массовой информации способствовали созданию благоприятного климата для антииммигрантского экстремистского движения в Австралии. Они помогали ему завоевать популярность среди безработной белой австралийской молодежи, лишенной рычагов политического влияния. Такие чиновники и причастны к формированию политического климата, благоприятствующего проведению столь ужасных акций, как убийство невинных людей в Крайстчерче.

Руководство австралийской полиции обратилось к политикам и СМИ с призывом задуматься над тем, к каким последствиям могут привести их высказывания. Я надеюсь, что этот призыв будет услышан.

Став настоящим шоком для широкой австралийской и новозеландской общественности, этот теракт может вывести вопросы расовых отношений и иммиграции на первый план в ходе предстоящих федеральных выборов в Австралии. При неуклюжем руководстве нынешнего премьера существует опасность поляризации общества: как и на прошлых австралийских выборах, Скотт Моррисон может попытаться разыграть карту расовых фобий в надежде поднять рейтинг своей партии.

Этот теракт заставит Австралию и Новую Зеландию по-новому взглянуть на проводимую ими внешнюю политику. Обе страны являются членами альянса спецслужб пяти англоязычных государств («Пять глаз»), в рамках которого осуществляется обмен разведданными. Их военные контингенты принимали и продолжают принимать активное участие в военных операциях, проводимых под руководством США в Афганистане, Ираке и Сирии. Совместное оборонное сооружение Пайн-Гэп в центре австралийского материка в настоящее время используется для оказания помощи американским военным в наведении ракет на цели в Сирии. Австралийская военная промышленность продает Саудовской Аравии оружейные технологии, которые та использует для нанесения бомбовых ударов по мирным жителям Йемена.

Опасность заключается в том, что, когда первый шок, вызванный терактом, пройдет, провалившееся правительство Моррисона может попытаться использовать его для формирования в стране антииммиграционного предвыборного климата под лозунгом «укрепления национальной безопасности». В ближайшие недели оппозиционной Лейбористской партии и ее лидеру Биллу Шортену необходимо очень внимательно отнестись к тому, что они будут говорить и какую политику отстаивать. То же самое относится и к ведущим средствам массовой информации, а также к социальным сетям Австралии.

Я считаю, что уроки, которые должны извлечь из трагедии все ответственные правительства и политики, заключаются в следующем: во-первых, необходимо отдавать себе отчет в том, какое воздействие их политика и высказывания могут оказать на недовольную молодежь, и не допускать межэтнических и межконфессиональных конфликтов; во-вторых, поручить органам национальной безопасности держать под наблюдением и контролем экстремистские группировки любого толка. Я считаю, что по обоим этим пунктам Российская Федерации является примером для подражания. Жаль, что я не могу сказать того же самого про Австралию.

Оценить статью
(Голосов: 4, Рейтинг: 4.75)
 (4 голоса)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся