Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Сергей Веселовский

к.полит.н., доц. кафедры мировых политических процессов МГИМО МИД России, эксперт РСМД

Борьба с глобальной террористической угрозой стала одним из ключевых направлений международного сотрудничества в первом десятилетии XXI века. Однако, несмотря на очевидные достижения, терроризм все еще остается одной из главных угроз безопасности как для отдельных государств, так и для мировой системы в целом. Более того, в новом веке он может расширить масштаб своей деятельности и стать еще более смертоносным.

Борьба с глобальной террористической угрозой стала одним из ключевых направлений международного сотрудничества в первом десятилетии XXI века. Однако, несмотря на очевидные достижения, терроризм все еще остается одной из главных угроз безопасности как для отдельных государств, так и для мировой системы в целом. Более того, в новом веке он может расширить масштаб своей деятельности и стать еще более смертоносным.

Развитие террористической деятельности в XX веке: от национального уровня к международному

В последнее десятилетие проблема терроризма неизменно занимала первые строчки в повестке дня международной безопасности. Теракты 11 сентября 2001 г., самые масштабные за всю историю человечества [1], привели к невиданному ранее международному единению в борьбе с новой глобальной угрозой.

Исторически терроризм всегда являлся формой внесистемной политической оппозиции, а его цели, как правило, были двуедиными: во-первых, попытаться угрозами и шантажом изменить внутриполитическую ситуацию и, во-вторых, привлечь внимание, в том числе международного сообщества, к определенной проблеме.

При этом терроризм имеет четыре непременных атрибута: (1) он носит преднамеренный, а не импульсивный характер; (2) представляет собой политическое, а не криминальное явление, т.е. нацелен на достижение политических изменений, а не экономической выгоды; (3) направлен против гражданских, а не военных лиц; (4) используется субнациональными группами.

Для понимания феномена терроризма нового века необходимо обратиться к истории террористической деятельности в XX столетии, пик которой пришелся на 1960–1980-е годы. Тогда террористический метод использовался в основном националистическими и анархистскими группами, такими как «Красные бригады» в Италии, «Вооруженная исламская группа» в Алжире, Ирландская республиканская армия (ИРА), Организация освобождения Палестины, «Фракция Красной армии» в Германии, «Красная армия» в Японии, «Сияющий путь» в Перу и т.д. Основная цель этих организаций заключалась в том, чтобы добиться политических изменений в своих странах.

Фото: РИА Новости
Самые смертоносные террористические
атаки

В 1970–1980-е годы в рамках борьбы с антиимпериализмом активную поддержку различным террористическим организациям оказывала Ливия, в частности, предоставляя на своей территории убежище их членам. Это стало важным фактором в деле интернационализации террористической деятельности и положило начало феномену международного терроризма. Кроме того, ливийские власти и сами участвовали в террористической деятельности. Наиболее яркие примеры – взрывы на дискотеке в Берлине в 1986 г. и в самолете авиакомпании «Пан Американ» над шотландским городом Локерби в 1988 г. (тогда погибло 270 человек).

В 1990-е годы международный терроризм претерпел серьезные изменения, а сама угроза приобрела большую остроту в связи с созданием террористических сетей, основанных на религиозных и фундаменталистских доктринах. Новый тип терроризма впервые проявился в 1995 г., когда адепты религиозной секты «Аум Синреке» распылили нервно-паралитический газ зарин в токийском метро, в результате чего погибло 12 человек и еще 5000 получили травмы. В 1998 г. прогремели взрывы на территории посольств США в Кении и Танзании, унесшие жизни 257 человек. Эти атаки напрямую связывались с исламистской террористической организацией «Аль-Каида», которую возглавлял Усама бен Ладен. Однако лишь после 11 сентября 2001 г. мир в полной мере осознал масштаб угрозы, исходящей от фундаменталистских террористических групп.

Угроза терроризма в современных реалиях: меньше разнообразия, больше масштаба

Особенность современной террористической деятельности заключается в ее разнообразии. Помимо левого и правого терроризма, которые с распадом биполярной системы стали маргинальными явлениями, сегодня в мире существует два основных вида терроризма – этнонациональный/сепаратистский и религиозный/«священный».

Этнонациональный/сепаратистский терроризм представлен большим количеством организаций, которым после начала глобальной кампании по борьбе с террором в 2001 г. пришлось значительно снизить уровень активности. Это, например, «Эускади та аскатасуна» (ЭТА – «Отечество и свобода басков»), ИРА (во всех ее разновидностях), Фронт национального освобождения Корсики и т.д. Они продолжают выступать преимущественно на национальном уровне и требовать внутриполитических перемен. Более того, некоторым из них удается со временем встроиться в существующую политическую систему. Например, партия «Шинн Фейн», вторая по значимости политическая сила в Северной Ирландии, исторически ассоциировалась с ИРА и отчасти является ее политическим крылом. Удалось легитимизироваться и представителям Организации освобождения Палестины, создавшим партию ФАТХ, членом которой является и лидер Палестинской автономии Махмуд Аббас. Встраивание отдельных террористических организаций в политическую систему (в случае с ФАТХ даже в международную) снижает уровень их террористической активности.

Фото: Maplecroft
Индекс риска терроризма в странах, 2013

Однако наибольшая опасность сегодня исходит от религиозного/«священного» терроризма, который представлен организациями исламистского толка. Фактически они являются внесистемной оппозицией международно-политической системе. Основной объект их ненависти – США и продвигаемые ими в мировом масштабе идеалы и ценности.

За последнее десятилетие издано значительное количество работ, в которых объясняются причины возникновения этого нового террористического интернационала в мусульманском мире. Большинство исследователей сходятся во мнении, что этому способствовали два основных фактора. Первый – объективные политические, экономические и социальные трудности, которые переживают мусульманские страны, в результате чего они оказались на периферии международных процессов, в первую очередь, глобализации. Второй – недальновидная политика Соединенных Штатов, оказывающих поддержку режимам в мусульманском мире, которые, по сути, утратили связь со своим народом и уже не могут предложить эффективный путь дальнейшего развития.

Свою роль здесь играет и ислам. В отличие от других религий, он предлагает целостную систему общественных отношений, образ жизни. Для большинства мусульман ислам неотделим от политики, законодательства, образования, общественной жизни и экономики. Для многих следование писаниям священного Корана представляется единственным способом возрождения мусульманского величия, утраченного после распада Османской империи почти 100 лет назад. Исламизм («политический ислам») призывает к установлению исламского закона (шариата), возвращению к халифату, контролю над образованием со стороны властей и т.д.

Новые аспекты старой угрозы

С высокой долей вероятности можно утверждать, что в ближайшие 100 лет этнонациональный/сепаратистский терроризм принципиально не изменится. Это связано с тем, что он в целом уже устоялся и имеет достаточно ясные, пусть иногда и недостижимые, цели, известные тактики и стратегии.

Этнонациональный/сепаратистский терроризм останется объектом внимания, в первую очередь, служб внутренней безопасности отдельных государств, на территории которых и осуществляет свою деятельность. Международное сотрудничество если и потребуется, то только в рамках взаимодействия правоохранительных органов сопредельных государств (как, например, в случае с баскскими террористами). Можно также ожидать, что активность этих групп будет снижаться по мере углубления интеграционных процессов, стирающих разграничительные линии и настраивающих на сотрудничество, а не на конфронтацию, по мере расширения возможностей участия в политической жизни государства на разных уровнях. Кроме того, не исключено, что некоторые группы сами откажутся от террористической борьбы, а другие будут уничтожены, как это произошло, например, в 2009 г. с организацией «Тигры освобождения Тамил-Илама» на Шри-Ланке.

Фото: Rbcdaily.ru
Правый терроризм сегодня представлен
в основном террористами-одиночками, но
он может получить гораздо более широкое
распространение в случае усугубления
проблемы миграции, прежде всего в Европе

Возрождение правого и левого терроризма на внутригосударственном уровне также может представлять серьезную угрозу.

Правый терроризм сегодня представлен в основном террористами-одиночками (например, норвежец Андерс Брейвик), но он может получить гораздо более широкое распространение в случае усугубления проблемы миграции, прежде всего в Европе. Многие мигранты не желают приобщаться к традиционным европейским ценностям и формируют свои социокультурные анклавы, что, в свою очередь, создает напряженность в отношениях с гражданами европейских государств.

Левый терроризм также может стать более популярным в случае углубления кризиса капиталистической системы производства. Ведь именно в этой ситуации будут востребованы альтернативные идеи мирового социально-экономического устройства, например, марксистские. Безусловно, такие попытки будут вначале предприниматься на государственном уровне. Однако не исключено, что со временем может образоваться террористический интернационал уже под марксистскими флагами, объединенный ненавистью к капиталистической системе и, естественно, к США, олицетворяющим собой эту систему.

Гораздо более сложным представляется развитие транснационального исламистского движения, которое даже после устранения своего лидера Усамы бен Ладена в 2011 г. продолжает существовать и эволюционировать.

Основным фактором, который будет способствовать его дальнейшему укреплению, станет продолжающийся упадок национального государства. Слабые и несостоявшиеся государства будут идеальными укрытиями для террористов, а их отчаявшиеся граждане – легкой добычей искусных вербовщиков. Легкость, с которой отдельные государства теряют контроль над собственной территорией, обескураживает. В Мали, где за несколько месяцев племена туарегов захватили почти 2/3 территории, потребовалось вмешательство французских военных. Любое нестабильное государство на Ближнем Востоке и в Африке моментально становится объектом интереса террористических групп. Сегодня это в полной мере относится к Египту, Ливии, Сирии, сектору Газа и т.д.

Революции «арабской весны», которые были встречены западными странами как осознанное желание демократических перемен, в итоге сыграли на руку именно исламистам. В Египте они даже пришли к власти, что привело к глубокому расколу общества и новому революционному витку летом 2013 г. Более того, поощряемое Западом свержение светских режимов в мусульманском мире (Ирак, Ливия, Египет), выступающих последовательными противниками террористов, является колоссальной ошибкой. США и их союзники значительно усложнили ситуацию во многих арабских странах, где относительно спокойная обстановка сменилась гражданской войной. Возможно, это было сделано для того, чтобы исламисты сконцентрировали свои усилия на внутригосударственном уровне. Правда, это произошло бы в любом случае, так как исламистские террористические группы с середины 2000-х годов окончательно решили сосредоточиться на свержении собственных коррумпированных правительств (ближний враг), а уже затем, с занятых плацдармов, атаковать США (дальний враг).

Фото: westernjournalism.com
Еще одна тенденция – дальнейшее
обособление отдельных исламистских
террористических групп от «Аль-Каиды».
Сегодня «Аль-Каида» – больше бренд,
нежели террористическая структура

Еще одна тенденция, которая, по-видимому, получит развитие, – дальнейшее обособление отдельных исламистских террористических групп от «Аль-Каиды». Последняя всегда была лишь «вершиной айсберга», но усилия по ликвидации ее руководства дали ощутимые результаты. Сегодня «Аль-Каида» – больше бренд, нежели террористическая структура. Куда большую опасность представляют локальные террористические группы в мусульманских странах. Они значительно менее изучены, точное их количество никто подсчитать не берется, но именно они становятся основным оплотом исламистского терроризма в Ираке, Сирии, Йемене и т.д. Таким образом, вместо «Аль-Каиды» на арену выходят более мелкие исламистские террористические группировки, которые со временем и при должном уровне подготовки будут вполне способны нанести удар по США и западным странам.

Борьба с исламистской террористической угрозой останется многоуровневой и потребует расширенного международного сотрудничества.

На глобальном уровне ООН должна будет обеспечить решение политических вопросов борьбы с терроризмом и сохранения общего консенсуса относительно недопустимости использования и поддержки террористических движений. Под наибольшее давление попадает, в первую очередь, Иран, который был замечен в связях с Хезболлой. Кроме того, именно в рамках ООН, скорее всего, предстоит в полной мере освоить операции по постконфликтному миростроительству в несостоявшихся государствах.

На глобальном уровне также получат развитие различные добровольные коалиции (coalition of the willing). Они окончательно заменят международную антитеррористическую коалицию и будут формироваться ad hoc для решения конкретных задач.

На региональном уровне НАТО, ОДКБ, АНЗЮС и другие региональные организации в области безопасности будут, в случае необходимости, обеспечивать силовое воздействие на террористические организации во всем мире. При этом НАТО окончательно превратится в силовой инструмент западных стран с глобальным охватом.

На уровне государств будет востребовано двустороннее сотрудничество отдельных стран преимущественно с США и их союзниками в рамках заключенных соглашений или разовых договоренностей.

Россия была и остается активным участником антитеррористической борьбы, так как сама столкнулась с этой угрозой. Однако она будет больше сосредоточена на проблеме терроризма в республиках Северного Кавказа и в соседних государствах Центральной Азии – Афганистане, Казахстане, Узбекистане и т.д.

Терроризм – постоянная угроза международной безопасности?

Фото: Reuters / Saeed Ali Achakzai
Возможен ли перенос военных действий и
террористической активности из
Афганистана в Центральную Азию?
Дискуссионный клуб

Новый век начался с невиданных по размаху террористических актов, которые на какое-то время объединили мир перед глобальной угрозой исламистского терроризма. Однако особенность терроризма заключается в том, что особое внимание ему придают только в случае постоянных и систематических террористических актов, которые поддерживают у населения высокий уровень страха. Отсутствие терактов притупляет чувство опасности, создает иллюзию победы над врагом. Однако исламистские террористы уже доказали, что умеют ждать и наносить разовые, но сокрушительные удары. Именно поэтому в ближайшем столетии терроризм может стать еще более смертоносным, чем когда бы то ни было.

Усилия по уничтожению руководства «Аль-Каиды», которым уделялось первостепенное значение, дали свои результаты – Усама бен Ладен мертв, а сама организация в значительной степени лишена возможностей для совершения оперативных действий. Но теперь угроза исходит от локальных террористических групп, которые, как уже отмечалось, гораздо менее известны и возможности которых еще только предстоит оценить. С учетом необратимости процесса «демократизации технологий» они могут нанести серьезный ущерб еще до того, как их вычислят. Таким образом, угроза стала более дисперсной, что сильно затрудняет борьбу с ней.

Политику США в отношении мусульманского мира в последнее десятилетие нельзя назвать успешной. Ставка Вашингтона на демократические преобразования в мусульманских странах себя не оправдывает, так как к власти приходят силы, далекие от традиционных демократических идеалов. В результате происходят контрреволюции, которые будут служить дополнительным источником ненависти к США. Уже в ближайшее время американцы могут жестоко поплатиться за свою самонадеянность в вопросах распространения демократии в этих странах. Как это ни парадоксально, в последние несколько лет США, вероятно, сами того не желая, способствовали усилению влияния исламистских террористов.

Для того чтобы победить в международной антитеррористической борьбе, нужно пройти длинный и сложный путь и решить целый комплекс проблем, порождающих террористическую активность. В начале 2000-х годов казалось, что эта цель относительно легко достижима силовыми методами. Однако уже сегодня очевидно, что мир вступил в длительное стратегическое противостояние с сильным и изобретательным противником. И это противоборство может в значительной степени определить развитие международных процессов в XXI веке.

1. Всего 11 сентября 2001 г. в башнях-близнецах в Нью-Йорке, здании Пентагона в Вашингтоне и в захваченных террористами самолетах погибло 2977 человек.

2. Terrorism in Context / Ed. by M. Crenshaw. Penn.: The Pennsylvania State University Press, 1995.

3. Малашенко А. Исламская альтернатива и исламистский проект. М.: Весь мир, 2006.

4. Современные международные отношения: Учебник / Под ред. А.В. Торкунова, А.В. Мальгина. М.: Аспект Пресс, 2012.

5. Хоффман Б. Терроризм – взгляд изнутри. М.: Ультра. Культура, 2003.

Country Reports on Terrorism 2012. United States Department of State Publications. Bureau of Counterterrorism. May 2013: http://www.state.gov/j/ct/rls/crt/2012/

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся