Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 4.33)
 (9 голосов)
Поделиться статьей
Антон Цветов

Эксперт ЦСР, эксперт РСМД

Не следует ожидать, что ситуация во внутренней политике может дестабилизироваться после смерти Чан Дай Куанга, хотя, безусловно, такие перемены во вьетнамской политической системе нельзя назвать частыми — обычно события в стране развиваются более плавно. Слухи о болезни президента ходили давно, и поэтому странно, что его кончина стала неожиданностью.

Важно понимать, что политический курс Вьетнама определяется не столько конкретными людьми, стоящими у власти, сколько консенсусом внутри правящей элиты внутри Коммунистической партии. Роль личности лидера во Вьетнаме значительно ниже, чем, например, в Китае. Здесь редки крупные политические фигуры, приход или уход которых мог сопровождаться резкой сменой приоритетов страны. Какие-то сильные изменения курса не сопровождают смену политических лидеров. Какая бы фигура не оказалась на месте Чан Дай Куанга, есть уверенность в том, что общий политический курс сохранится.

Не следует ожидать, что ситуация во внутренней политике может дестабилизироваться после смерти Чан Дай Куанга, хотя, безусловно, такие перемены во вьетнамской политической системе нельзя назвать частыми — обычно события в стране развиваются более плавно. Слухи о болезни президента ходили давно, и поэтому странно, что его кончина стала неожиданностью.

Важно понимать, что политический курс Вьетнама определяется не столько конкретными людьми, стоящими у власти, сколько консенсусом внутри правящей элиты внутри Коммунистической партии. Этот консенсус достаточно стабилен, но имели место некоторые изменения в последние годы — в 2016 г. произошло перераспределение руководящих постов в пользу тех, кто держался за идею коллективного руководства. Тогда система коллективного руководства в чем-то сама себя спасла, что означало больше консерватизма в политической линии, но не то, что вьетнамцы консервативны в привычном смысле слова. Это подразумевает сохранение курса на поступательные рыночные реформы. Тогда существовала угроза консолидации власти в сторону распределения властных полномочий, похожего на существующую сейчас в Китае. Вьетнамская политическая элита предпочла избежать такого развития событий и остановилась на более консенсусном варианте. Генеральный секретарь компартии стал хранителем консенсуса, установленного в начале 2016 г.

За последние два года активной антикоррупционной кампании во Вьетнаме пытались избавиться от сращивания крупного бизнеса, партии и правительства, и именно этого пытается избежать генеральный секретарь, стараясь сохранить «политическую чистоту» кадров компартии. В связи с этим политическая жизнь как бы «замерла», хотя довольно часто можно было услышать, что Чан Дай Куанг, ушедший из жизни утром 21 сентября 2018 г., тоже имел виды на дальнейшее продвижение внутри вьетнамской системы «четырех опор». «Четыре опоры» — это система, включающая Генерального секретаря, президента, премьера и председателя Национального собрания. Так как существовала перспектива того, что Генсек в силу возраста может уйти на покой до окончания пятилетнего срока, то его позицию мог бы занять только кто-то из системы «четырех опор», и Чан Дай Куанг был одним из таких кандидатов. Сейчас вероятность раннего ухода генсека уменьшилась, хотя нельзя сказать наверняка.

Пока сложно сказать, кто станет следующим президентом страны. Чан Дай Куанг представлял в этой системе «четырех опор» силовой блок, он в течение всей своей карьеры занимал посты в министерстве общественной безопасности, и, может быть, преемником станет кто-то из условно «силовой» системы. Список претендентов на пост лидера страны не очень большой, очевидно, что это должен быть кто-то из политбюро. В ближайшее время мы станем свидетелями внутренних переговоров в политбюро и ЦК компартии.

Важно понимать, что политический курс Вьетнама определяется не столько конкретными людьми, стоящими у власти, сколько консенсусом внутри правящей элиты внутри Коммунистической партии.

Следуя вьетнамской логике, с одной стороны, они уделяют особое внимание переговорному процессу. Это занимает какое-то время. А с другой — понятно, что пустовать кресло президента не может, тем более что лидеру страны уготована большая роль в международной политике. Генсек компартии редко может представлять страну на международной арене будучи главой политической организации, а не главой государства.

Роль личности лидера во Вьетнаме значительно ниже, чем, например, в Китае. Здесь редки крупные политические фигуры, приход или уход которых мог сопровождаться резкой сменой приоритетов страны. Можно констатировать, что со времен эпохи обновления, то есть с 1986 г., приход конкретного политика к власти не повлек за собой внешнеполитический поворот в ту или иную сторону. Система коллективного руководства пока не подводила. Какие-то сильные изменения курса не сопровождают смену политических лидеров. Какая бы фигура не оказалась на месте Чан Дай Куанга, есть уверенность в том, что общий политический курс сохранится. Во-первых, большинство крупных решений принимаются Политбюро в полном составе, и обычно оно отражает тот консенсус, который существует среди 200 членов ЦК Компартии. Во-вторых, тот курс, который проводит Коммунистическая партия, отражает интересы всего вьетнамского общества. Пока серьезных проблем с легитимностью Компартии не было, потому что в стране наблюдаются стабильно высокие темпы роста экономики и уровня жизни населения. Однако крупные протесты 2018 г. показывают, что есть темы, по которым мнение части граждан может не совпадать с курсом, который проводят власти.

Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 4.33)
 (9 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся