Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 17, Рейтинг: 4.29)
 (17 голосов)
Поделиться статьей
Андрей Кортунов

К.и.н., генеральный директор и член Президиума РСМД, член РСМД

Было бы преувеличением утверждать, что в США уже сформировался широкий политический консенсус относительно того, какая именно стратегия противодействия Пекину была бы оптимальной в нынешних условиях. Китайский вектор внешней политики администрации Трампа подвергаются острой критике как справа, так и слева; Белый дом обвиняют в ситуативности, односторонности, непоследовательности и во многих других грехах. В американских академических кругах и в ведущих аналитических центрах идет активный поиск альтернативных вариантов противодействия Пекину, которые позволили бы более эффективно использовать сравнительные преимущества США как государства и как общества, снизить потенциальные риски американо-китайской конфронтации и сократить издержки противостояния для американской стороны.

Среди многочисленных публикаций на эту тему особый интерес представляет вышедший в конце января 2020 г. доклад Центра новой американской безопасности (Center for a New American Security, далее — ЦНАБ) с характерным названием: «Отвечая на вызов Китая: обновление американской конкурентоспособности в Индо-Пацифике». ЦНАБ был создан в 2007 г. несколькими бывшими сотрудниками Центра стратегических и международных исследований (Center for Strategic and International Studies — CSIS) и быстро стал одним из главных источников идей и предложений для администрации Барака Обамы. В 2009–2016 гг. многие сотрудники ЦНАБ занимали высокие должности в Государственном департаменте, в Пентагоне и в Совете национальной безопасности США. Можно предположить, что в случае победы на президентских выборах в ноябре текущего года Джо Байдена влияние Центра на практическую внешнюю и оборонную политику США вновь возрастет.

Однако было бы не вполне точным охарактеризовать ЦНАБ как оплот Демократической партии; скорее, Центр объединяет сторонников либерального интервенционизма как из Демократической, так и из Республиканской партий. Понятно, что либералы-интервенционисты не слишком симпатизируют внешнеполитическим установкам нынешней администрации, совокупность которых допустимо обозначить как консервативный неоизоляционизм. Эта неприязнь характерна не только для бывших чиновников администрации Обамы, но и для многих членов Конгресса США. Примечательно, что доклад ЦНАБ подготовлен не по инициативе самого Центра, а по заказу Конгресса; запрос на подготовку доклада и выделение соответствующих средств содержатся в Законе о национальной обороне 2019 г. (National Defense Authorization Act for Fiscal Year 2019 — NDAA 2019). Таким образом, на Капитолийском холме существует артикулированный запрос на поиск новых подходов к противодействию Пекину, выходящих за рамки нынешнего курса исполнительной власти.

Целый ряд предложений доклада ЦНАБ выглядят оторванными от реальностей нашего времени и страдают догматизмом и манихейством. Ограничимся лишь тремя моментами, которые представляются наиболее очевидными.

Первое. Авторы справедливо указывают на важность двухпартийного консенсуса как предпосылки успешной стратегии США на китайском направлении. Преодоление межпартийных разногласий в Вашингтоне — дело непростое, но в принципе вполне посильное для политической элиты страны. Однако проблема в том, что политический раскол в современной Америке — куда более глубокое и фундаментальное явление, чем текущие разногласия между республиканцами и демократами. Ведь сегодня расколота не только и не столько элита, расколотым оказалось и американское общество в целом. Данный раскол не удастся быстро преодолеть, кто бы ни очутился в Белом доме в ноябре этого года. Следовательно, от Соединенных Штатов в силу объективных обстоятельств пока трудно ожидать долгосрочной, последовательной, непротиворечивой и сбалансированной внешней политики. В том числе и на китайском направлении.

Второе. Авторы доклада исходят из предпосылки о том, что политический либерализм как принцип организации общества в любом случае и при любых обстоятельствах эффективнее политического авторитаризма. Поэтому, если Америка где-то проигрывает Китаю, то только из-за досадных ошибок, длительной недооценки китайского вызова и прискорбного неумения лидеров США использовать неоспоримые преимущества своей страны. Стоит только раскрыть потенциал либеральной модели в его полном объеме, и китайский авторитаризм незамедлительно и неизбежно окажется на свалке истории. Но в нынешней ситуации такая предпосылка выглядит, как минимум, не вполне очевидной. Сошлемся хотя бы на разворачивающуюся на наших глазах пандемию коронавируса. Кто возьмется сегодня утверждать, что либеральный Запад сегодня справляется с пандемией лучше, чем авторитарный Китай? И если китайская модель нуждается в глубокой трансформации, то и политический либерализм Запада нуждается в ней никак не меньше. А уж кто трансформируется быстрее и успешнее — этот вопрос пока остается открытым.

Третье. Читая доклад ЦНАБ, невольно ловишь себя на мысли, что примерно такой же документ вполне мог бы быть подготовлен в начале 50-х гг. прошлого века как попытка сформулировать возможную американскую стратегию в отношении Советского Союза. В докладе очень много говорится об инструментах давления на Пекин, и очень мало — о возможностях сотрудничества, будь то в решении глобальных проблем, в контроле над вооружениями или в урегулировании региональных кризисов. Насколько можно судить, конечной целью предлагаемой стратегии является капитуляция Китая, а возможно — даже и смена политического режима в Пекине. Но гипотетическая капитуляция Китая, будь она реально достижима, все равно не решила бы долгосрочных внешнеполитических проблем США, связанных с международным терроризмом, с грядущими изменениями климата, с увеличением числа «несостоявшихся государств» и пр. Скорее, как раз наоборот — все эти проблемы стали бы еще более серьезными. Кроме того, принуждение великих держав к капитуляции — опасная и рискованная игра. Память о национальном унижении живет долго и на новом витке истории вполне способна породить массу серьезнейших неудобств для «победителей».

За последние несколько лет в американском политическом и экспертном сообществах уже успели свыкнуться с мыслью о том, что на протяжении обозримой исторической перспективы главный стратегический вызов Соединенным Штатам будет исходить от Китая. Широко распространенные ранее надежды на неизбежную трансформацию политической и экономической системы КНР в направлении либеральной демократии и рыночных моделей западного типа были признаны несостоятельными. Равно как и расчеты на неизбежность скорых острых системных кризисов в Китае, сопровождаемых масштабными социальными и политическими потрясениями. Администрация Дональда Трампа стала важным катализатором сдвигов в американских подходах к Китаю, хотя переоценка старых «оптимистических» подходов к американо-китайским отношениям началась задолго до нынешней администрации.

Тем не менее, было бы преувеличением утверждать, что в США уже сформировался широкий политический консенсус относительно того, какая именно стратегия противодействия Пекину была бы оптимальной в нынешних условиях. Китайский вектор внешней политики администрации Трампа подвергаются острой критике как справа, так и слева; Белый дом обвиняют в ситуативности, односторонности, непоследовательности и во многих других грехах. В американских академических кругах и в ведущих аналитических центрах идет активный поиск альтернативных вариантов противодействия Пекину, которые позволили бы более эффективно использовать сравнительные преимущества США как государства и как общества, снизить потенциальные риски американо-китайской конфронтации и сократить издержки противостояния для американской стороны.

Среди многочисленных публикаций на эту тему особый интерес представляет вышедший в конце января 2020 г. доклад Центра новой американской безопасности (Center for a New American Security, далее — ЦНАБ) с характерным названием: «Отвечая на вызов Китая: обновление американской конкурентоспособности в Индо-Пацифике». ЦНАБ был создан в 2007 г. несколькими бывшими сотрудниками Центра стратегических и международных исследований (Center for Strategic and International Studies — CSIS) и быстро стал одним из главных источников идей и предложений для администрации Барака Обамы. В 2009–2016 гг. многие сотрудники ЦНАБ занимали высокие должности в Государственном департаменте, в Пентагоне и в Совете национальной безопасности США. Можно предположить, что в случае победы на президентских выборах в ноябре текущего года Джо Байдена влияние Центра на практическую внешнюю и оборонную политику США вновь возрастет.

Однако было бы не вполне точным охарактеризовать ЦНАБ как оплот Демократической партии; скорее, Центр объединяет сторонников либерального интервенционизма как из Демократической, так и из Республиканской партий. Понятно, что либералы-интервенционисты не слишком симпатизируют внешнеполитическим установкам нынешней администрации, совокупность которых допустимо обозначить как консервативный неоизоляционизм. Эта неприязнь характерна не только для бывших чиновников администрации Обамы, но и для многих членов Конгресса США. Примечательно, что доклад ЦНАБ подготовлен не по инициативе самого Центра, а по заказу Конгресса; запрос на подготовку доклада и выделение соответствующих средств содержатся в Законе о национальной обороне 2019 г. (National Defense Authorization Act for Fiscal Year 2019 — NDAA 2019). Таким образом, на Капитолийском холме существует артикулированный запрос на поиск новых подходов к противодействию Пекину, выходящих за рамки нынешнего курса исполнительной власти.

Основополагающие принципы

Авторы доклада не обременяют себя критическим анализом целей США в Индо-Пацифике. Вашингтон, по их мнению, выступает за «свободный и открытый регион», за уважение к национальному суверенитету и независимости стран региона, за мирное урегулирование споров, за следование нормам международного права, за продвижение демократии и прав человека. Китай, разумеется, продвигает прямо противоположные взгляды, предполагающие закрытость и авторитаризм, подавление прав человека и гражданского общества, китайскую гегемонию и принуждение государств региона к подчинению, вытеснение Соединенных Штатов из Азии и пр. Однако, поддерживая общие установки внешней политики США в Индо-Пацифике, авторы доклада говорят о непоследовательности, об отсутствии координации, о недостаточном финансировании, о некомпетентности и о других проблемах текущей политики США, снижающих ее эффективность и ведущих к стратегическим ошибкам. В докладе содержится список принципов, применение которых, по мнению авторов, должно усилить позиции США в борьбе с Китаем.

1. США должны рассматривать стратегическое противостояние с КНР как безотлагательную задачу. «Китайский вызов» — это вопрос не будущего, а настоящего. Текущие сдвиги в американо-китайском соотношении сил (включая военное, экономическое и технологическое измерения) требуют немедленной реакции со стороны США, в то время как внимание Вашингтона по-прежнему сосредоточено на других регионах (в первую очередь, это Европа и Ближний Восток). Соединенным Штатам следует пересмотреть систему внешнеполитических приоритетов пользу китайского направления, даже если такой пересмотр повлечет за собой вынужденные уступки и тактические отступления на других, менее важных направлениях.

2. Американская стратегия должна быть комплексной и целостной. США противостоят Китаю на очень широком фронте (в отличие, например, от американо-советского противостояния, протекавшего преимущественно в военно-стратегической сфере). Поэтому важнейшей задачей американской стратегии будет использование максимально широкого набора внешнеполитических инструментов, включая экономику, дипломатию, технологии, идеологию и человеческий капитал. Причем успех США в немалой степени зависит от умелой координации разнообразных, часто лишь косвенно связанных друг с другом направлений международной деятельности. Одновременно, встает задача мобилизации новых групп «стейкхолдеров» внутри страны, обладающих необходимыми для реализации американской стратегии ресурсами.

3. Успех в противодействии Китаю зависит от усиления внутренней конкурентоспособности США. В конечном счете, исход американо-китайского противостояния определяется способностью или неспособностью Америки эффективно использовать свой внутренний потенциал, включая природные, демографические, энергетические, инновационные составляющие, а также политические институты, частный сектор, систему образования, наличие международных союзов и т. д. Объективные преимущества США необходимо не только сохранять, но и развивать; в противном случае, есть риск их потерять.

4. В противостоянии с Китаем США должны опираться на своих союзников и партнеров. Одним из преимуществ Вашингтона по сравнению с Пекином следует считать наличие у американской стороны союзников (Япония, Южная Корея, Австралия, Таиланд, а также НАТО) и партнеров (Индия, Индонезия, Малайзия, Сингапур, Тайвань, Вьетнам). Поддержка союзников и содействие партнерам, подтверждение американских обязательств в Индо-Пацифике, использование максимально гибких механизмов для сотрудничества — все это должно усилить позиции Вашингтона в борьбе с Пекином.

5. Вашингтон должен занять более активную позицию в строительстве новой архитектуры Индо-Пацифики. Стратегия США в регионе не должна быть сведена к противостоянию с Китаем, а целью американских действий не должно быть восстановление «старого порядка» в Индо-Пацифике, существовавшего там до нынешнего подъема Китая. Соответственно, Соединенным Штатам необходимо не просто реагировать на те или иные действия КНР, но также предлагать свои варианты модернизации существующих в регионе организаций и режимов, создания новых институтов, повышения эффективности многосторонних форматов, совершенствования норм международного права. Это особенно относится к новым измерениям международных отношений (технологии, информация, климат).

6. На «китайский вызов» у США нет легких ответов. Авторы доклада предупреждают, что отношения США и Китая будут неизбежно ухудшаться, а обратить вспять негативные для Америки сдвиги в балансе сил будет нелегко. Противодействие Пекину потребует жертв и отступлений от привычных принципов (например, от принципа экономической открытости). Американским политикам, экспертам и лидерам общественного мнения следует готовить общество США к долгосрочным напряженным усилиям во имя сохранения американского лидерства в мире. Необходимо также найти оптимальный баланс между жестким противодействием китайскому авторитаризму и экспансионизму с одной стороны, и готовностью к разумным компромиссам с другой.

Отталкиваясь от этих общих принципов, авторы доклада предлагают несколько приоритетных направлений противодействия Китаю. Суммируем положения каждого из них.

Укрепить сдерживание на конвенциональном уровне

Авторы доклада полагают, что при сохранении нынешних тенденций на протяжении ближайшего десятилетия Пекин способен добиться превосходства над США на региональном уровне по большинству параметров обычных вооружений и вооруженных сил. Помимо этого, Пекин будет создавать ассиметричные угрозы военному присутствию США в Азии, повышая уязвимость американских систем командования, управления, связи, компьютеров, наблюдения, сбора информации и разведки (C4ISR).

Эффективное противодействие Китаю потребует очень существенных сдвигов в американском стратегическом планировании, в приоритетах военных НИОКР, в программах подготовки американских военных, в проведении военных учений и во взаимодействии с союзниками. В докладе предлагаются меры по расширению и модернизации военной инфраструктуры США в акваториях Тихого и Индийского океанов, дополнительные инвестиции в создание и развертывание высокоточных систем, в увеличение мобильности и возможностей проецирования американской военной мощи в регионе. Авторы считают необходимым проведение глубоких административно-управленческих реформ в Министерстве обороны США, призванных облегчить взаимодействие Министерства с частным сектором в продвижении новых военных технологий.

Авторы обращают внимание на необходимость укрепления военного потенциала союзников и партнеров США в регионе, выделяя в качестве приоритетов Тайвань, Японию, Вьетнам и Филиппины. Это касается и поставок современных систем вооружений, и отработки механизмов двустороннего и многостороннего взаимодействия в кризисных ситуациях, и поощрения горизонтальных связей между странами, противостоящими экспансии КНР. Авторы предлагают также более активно вовлекать европейских союзников США в конвенциональное сдерживание Китая в Индо-Пацифике. Особое внимание в докладе уделяется Индии как главному стратегическому активу США в регионе; авторы излагают целую программу шагов, которые должны позволить существенно нарастить военный потенциал Индии, модернизировать индийскую военную доктрину и вывести американо-индийское сотрудничество в военной сфере на новый уровень.

Примечательно, что во имя противодействия Китаю авторы считают возможным пойти на некоторые тактические уступки России. По их мнению, применение американских санкций по линии CAATSA в отношении азиатских стран, покупающих российские вооружения (Индия, Индонезия, Вьетнам), часто противоречит стратегическим американским интересам, поскольку это оружие в большинстве случаев предназначено для сдерживания Китая. Кроме того, попытки изолировать Россию в Азии прямо или косвенно подталкивают Москву к еще более тесному союзу с Пекином. Поэтому следует продумать гибкую систему исключений из CAATSA применительно к этим странам — хотя бы до тех пор, пока американские оборонные предприятия не смогут заменить российских поставщиков на соответствующих рынках.

Сохранить критически важные технологические преимущества США

На данный момент США сохраняют существенные преимущества по отношению к Китаю в сфере высоких технологий: лучшие университеты и исследовательские центры, инновационные компании и венчурные фонды, общую экосистему, благоприятствующую ускоренному технологическому развитию. Однако соотношений сил между США и КНР в сфере технологий постепенно меняется в пользу Китая. В то время как в США доля НИОКР в ВНП практически не изменилась на протяжении последних десятилетий, в КНР эта доля быстро растет, что позволило Китаю практически догнать Америку по общим инвестициям в НИОКР. Более того, в ряде стратегических областей (искусственный интеллект, квантовые компьютеры, геномика) Китай уже выступает в роли глобального лидера, а США оказываются в положении догоняющего. Если нынешние тенденции сохранятся, то в недалеком будущем технологическое лидерство Китая окажет непосредственное воздействие как на экономическое, так и на военное соревнование двух держав.

Для того, чтобы обернуть вспять негативные для США сдвиги в гонке технологий, авторы доклада предлагают сосредоточиться на решении двух задач. Во-первых, необходимо создавать новые стимулы для развития высоких технологий в США. В частности, нужно резко увеличить федеральные расходы на НИОКР (эти расходы за последние сорок лет снизились с 1,2% до 0,7% ВНП). Не менее важно стимулировать частный сектор к более активным инвестициям в НИОКР и развивать различные форматы государственно-частных партнерств, ориентируясь на опыт таких стран как Израиль и Южная Корея. Разумеется, потребуется создание системы налоговых льгот, а также новые механизмы обмена технологиями между гражданским и оборонным секторами экономики.

Во-вторых, США должны снизить свою зависимость от Китая в критически важных для страны областях (например, в производстве компьютерных микросхем) и, более того, постараться не допускать переноса стратегически важных высокотехнологичных производств из США или из других западных стран на территорию КНР. В докладе обращается внимание на высокий уровень зависимости США от Китая в том, что касается редкоземельных элементов и подчеркивается необходимость диверсификации импорта.

Особое значение, по мнению авторов доклада, должны приобрести усилия по предотвращению систематических краж американских технологий со стороны КНР. Требуется дополнительное финансирование соответствующих подразделений ФБР, подготовка нового поколения экспертов по интеллектуальной собственности, более тесное взаимодействие государства и университетов, более жесткий контроль над американо-китайскими научно-исследовательскими проектами, и более жесткая система санкций в отношении китайских компаний, занимающихся незаконным трансфером американских технологий. Естественно, все эти меры будут эффективными только в том случае, если они будут осуществляться совместно с американскими союзниками и партнерами. Поэтому авторы считают целесообразным создание новой международной организации для координации стратегий западных стран в сфере новых технологий и для закрепления новых правил и режимов международных технологических обменов.

Возродить американскую экономическую мощь и лидерство

По мнению автором доклада, Пекин последовательно и целенаправленно подрывает экономические позиции США как в Азии, так и по всему миру. Заняв позицию основного экономического партнера многих американских союзников, Китай навязывает им свои правила игры, добивается преференций для своего бизнеса и продвигает амбициозные проекты, прямо или косвенно направленные против Соединенных Штатов (например, «Один пояс и один путь»). При этом китайские лидеры не демонстрируют готовности трансформировать экономическую систему своей страны в направлении истинно рыночной экономики, отказаться от государственной поддержки крупных компаний, открыть внутренний рынок для американского бизнеса и пр.

В докладе не содержится призывов полностью разорвать экономические отношения США с Китаем, но предлагается активизировать роль Америки в формировании нового глобального и регионального экономического и валютно-финансового порядка, включая работу по развитию и реформированию соответствующих многосторонних институтов, сдерживающих экономические амбиции Пекина. При том понимании, что исход американо-китайского противостояния в конечном счете зависит от состояния американской экономики, ее способности продемонстрировать конкурентные преимущества по отношению к китайской экономической системе.

Среди первоочередных практических шагов предлагаются меры по линии Государственного департамента, министерств торговли и финансов, стимулирующие прямые американские инвестиции в Азию и расширение программ технической помощи американским союзникам и партнерам в регионе. Отдельно говорится о необходимости наращивания экспорта американской нефти и сланцевого газа на азиатских рынках, что может в какой-то степени сбалансировать растущие объемы торговли стран Азии с Китаем. Авторы рекомендуют возвращение США к переговорам о создании Транс-тихоокеанского партнерства в новом формате, достижение компромиссов по остающимся спорным вопросам в двусторонних торговых отношениях с основными экономиками Азии, а также увеличение вклада США в Азиатский банк развития. Вашингтон должен восстановить свою лидирующую роль во Всемирной торговой организации.

Соединенные Штаты также должны предусмотреть возможность более активного использования своего уникального положения в мировой финансовой системе. Например, США могут прибегнуть к угрозе делистинга недобросовестных китайских компаний, проводивших IPO на Нью-йоркской фондовой бирже. Поэтому Вашингтон должен активно и последовательно бороться с любыми попытками Китая и других стран создавать альтернативные, не связанные с долларом платежные системы. Наиболее значительной угрозой в этом смысле может оказаться потенциальный альянс между Китаем и Евросоюзом, которого ни в коем случае нельзя допустить, даже если для этого придется пойти на какие-то частные уступки европейским партнерам США.

Усилить американскую дипломатию

Авторы доклада обращают внимание на то, что Китай придает больше значение повышению качества своей дипломатической службы и расширению дипломатического присутствия как в Азии, так и в мире в целом. В регионе Индо-Пацифики Китай имеет определенные преимущества по отношению к США, поскольку может опираться на длительную историю отношений с соседними странами, значительное культурное влияние, широкие гуманитарные контакты, наличие многочисленных и влиятельных диаспор и пр. С другой стороны, многие страны региона воспринимают Вашингтон как меньшую угрозу своему суверенитету, чем угрозу, исходящую из Пекина, и в целом приветствуют балансирующую роль США в Азии.

Для того, чтобы одержать дипломатическую победу над Пекином, Соединенные Штаты должны существенно повысить уровень своего дипломатического присутствия в таких странах как Индия, Индонезия и Вьетнам. Необходимо также инвестировать больше усилий в развитие сотрудничества в треугольнике «США — Япония — Австралия». Дополнительным инструментом в противодействии Пекину было бы расширение сотрудничества с Тайванем, включая дипломатические связи и подтверждение гарантий безопасности Тайваня (при этом не идя на риск прямой конфронтации с Пекином). Не меньшее значение имели бы усилия по расширению набора механизмов консультации с европейскими союзниками США на китайском направлении, особенно там, где интересы США и ЕС объективно совпадают (проблемы прав человека в Китае, опасения относительно «Одного пояса и одного пути» и т. п.). Американская дипломатия должна предпринимать усилия для того, чтобы более активно вовлекать в регион Индо-Пацифики своих союзников по НАТО.

Соединенным Штатам также следует содействовать урегулированию споров и конфликтов между своими союзниками в регионе. Например, сохранение напряженности между Токио и Сеулом препятствует формированию трехстороннего американо-японско-южнокорейского военно-политического альянса и создает дополнительные возможности для политики КНР. Точно так же территориальные конфликты между Брунеем, Малайзией, Филиппинами, Тайванем и Вьетнамом в Южно-Китайском море создают благоприятный фон для экспансионистских устремлений Пекина в этом регионе и за его пределами.

При этом следует учитывать, что противостояние с Китаем потребует серьезных компромиссов, касающихся традиционных установок США на поддержку демократии и прав человека. Например, после военного переворота в Таиланде (2014 г.) Вашингтон отказался от военного сотрудничества с этой страной, тем самым открыв путь для усиления позиций Китая и России. В Соединенных Штатах многие критикуют проявления политического авторитаризма во Вьетнаме и на Филиппинах, но эта критика не должна ограничивать возможности американской дипломатии опереться на авторитарные страны региона в противостоянии с Китаем.

В докладе содержится много конкретных предложений по развитию дипломатических связей со странами региона, включая создание системы тренингов для дипломатов из этих стран, увеличения числа дипломатических визитов на высоком уровне, расширения программ стажировок и стипендий для молодых ученых-международников из Азии и др. Предлагается также более глубокая вовлеченность Америки в работу многосторонних организаций и форумов региона как на политическом, так и на экспертном уровне.

Продвигать американскую идеологию и нарративы

В настоящее время Пекин уделяет большое внимание продвижению в регионе своего видения будущего Азии, развитию инструментов публичной дипломатии, повышению эффективности средств государственной пропаганды. В регионе формируется представление о «неизбежном» усилении Китая и столь же «неизбежном» ослаблении США и вероятном «уходе» Америки из Азии. В этих условиях Вашингтону следует принять китайский вызов и действовать в режиме полноформатной идеологической войны с Пекином, целенаправленно воздействуя на элиты и общественность азиатских стран. Внимание этих элит и общественности должно быть привлечено к репрессивным особенностям китайского политического режима, к проявлениям китайского экспансионизма в Азии и в мире в целом. Также немаловажно оперативно выявлять китайских «агентов влияния» в самих Соединенных Штатах — те американские организации, которые финансируются из Китая и обслуживают китайские интересы.

Противостояние с Китаем потребует модернизации существующих в США инструментов публичной дипломатии, более тесных связей между государственными и негосударственными игроками на этом поле, инновационного использования современных информационно-коммуникационных технологий (прежде всего, социальных сетей и мессенджеров). Инструменты публичной дипломатии должны использоваться как для подрыва китайских нарративов, так и для продвижения альтернативных американских взглядов на прошлое и будущее Индо-Пацифики, а также для пропаганды имеющегося разнообразного опыта позитивного взаимодействия США со странами региона.

Не следует также упускать из виду и внутреннюю американскую аудиторию. На протяжении долгого времени в США не воспринимали «китайский вызов» всерьез, а отношение к КНР было в целом позитивным. Поэтому сегодня весьма актуальной является задача мобилизации институтов гражданского общества, университетов и частного сектора на долгосрочное противостояние с Пекином. При этом, разумеется, идеологическая война должна вестись против руководства КНР и китайской политической системы, но не против китайского народа в целом или китайской культуры; усилия американской пропаганды не должны иметь своим следствием подъем ксенофобии или расизма в Соединенных Штатах.

Для усиления позиций США в идеологической войне с Пекином следует пересмотреть нынешнюю практику, когда многие материалы, относящиеся к внутренней или внешней политике КНР, получают в Вашингтоне статус «для служебного пользования». Следует более оперативно и решительно использовать подходящие «информационные поводы» для перехода в идеологическое контрнаступление против Китая — в качестве примера авторы ссылаются на возможность фокусированной работы в преимущественно исламских странах Юго-Восточной Азии по разоблачению китайской политики в отношении уйгурского населения в Синьцзяне.

Защищать цифровую свободу

Будущее Индо-Пацифики в значительной мере зависит от того, какие тенденции развития окажутся доминирующими в цифровой сфере. Соединенные Штаты, утверждают авторы доклада, выступают за открытый доступ к Интернету, за надежную защиту персональных и коммерческих данных и за единую телекоммуникационную инфраструктуру Индо-Пацифики. Китай, напротив, использует новые технологические возможности в интересах ужесточения политического контроля, усиления цензуры и слежки за населением, в целом — для повышения эффективности и устойчивости своего авторитарного режима. «Китайская модель» может оказаться привлекательной и для авторитарных стран в Азии и на других континентах. Более того, китайские практики манипулирования информационно-коммуникационной сферой могут повлиять на складывающийся международный режим управления информационными ресурсами.

До настоящего времени Соединенные Штаты не имеют комплексной стратегии противодействия Китаю в цифровой сфере, американская реакция касается лишь отдельных, наиболее заметных эпизодов глобального китайского цифрового наступления — например, активности Пекина в создании пятого поколения мобильной связи (5G). Однако, сегодня этого явно недостаточно. В докладе предлагается разработать и осуществить комплексную долгосрочную стратегию борьбы с Китаем в информационно-коммуникационных технологиях, включающую в себя три основных компонента.

Во-первых, следует резко усилить роль США в развитии информационно-коммуникационной инфраструктуры в Индо-Пацифике. Предлагается создание американского Фонда цифрового развития, предназначенного для реализации крупных инфраструктурных проектов с союзниками и партнерами США в регионе, а также использование целевым образом ресурсов Финансовой корпорации международного развития (International Development Finance Corporation США — USIDFC или IDFC) для создания конкурентных преимуществ американским компаниям, работающим на азиатских рынках.

Во-вторых, федеральная власть должна создать дополнительные стимулы для частного сектора в тех сферах информационно-коммуникационных технологий, где угроза отстать от Китая особенно велика. Авторы доклада не считают целесообразным копировать китайский опыт поддержки «национальных лидеров» на ключевых направлениях, но предлагают использовать широкий набор мер (субсидирование НИОКР, налоговые льготы, государственные закупки) для создания экосистемы, поощряющей конкуренцию и инновационные проекты. При этом давление на китайские компании, не соответствующие американским представлениям о «честной конкуренции» («Хуавей»), должно сохраняться и расширяться.

В-третьих, США должны решительно осудить китайскую концепцию «суверенного интернета», предусматривающую политические ограничения на распространение информации. Эта задача представляется особенно важной с учетом того, что концепция «суверенного интернета» становится все более популярной в авторитарных странах Азии и повсюду в мире. Следует поощрять развитие и продвижение технологий, способных преодолевать вводимые Пекином ограничения доступа китайских пользователей к сайтам, социальным сетям, базам данным и другим источникам информации. Необходимы инвестиции в интернет-ресурсы на китайском языке, представляющие альтернативные точки зрения на события как в самом Китае, так и вокруг него. Одновременно США должны вкладывать больше ресурсов в развитие демократии и гражданского общества, в продвижение свободы СМИ и защиту прав человека в странах региона в целом.

Павел Карасев:
Кибербои без правил

Инвестировать в человеческий капитал

Окончательный исход американо-китайского противостояния в значительной степени зависит от способности одной из сторон добиться преимущества над своим противником в том, что относится к качеству человеческого капитала. На протяжении долгого времени демократические ценности, конкурентная экономическая среда, этнический и культурный плюрализм, значительная иммиграция и другие факторы давали США очевидные преимущества перед Китаем на данном направлении. Однако, по мнению авторов доклада, в последние годы Пекин резко увеличил инвестиции в развитие своего человеческого капитала, включая модернизацию системы образования, привлечение китайских диаспор, устранение бюрократических барьеров между государственными структурами и частным сектором, поощрение профессиональной мобильности, вложения в систему социального обеспечения и др. Все эти меры уже сегодня сократили отставание Китая от США по качеству человеческого капитала, а в будущем создают реальную возможность утраты Соединенными Штатами своих сравнительных преимуществ.

В докладе предлагаются меры, призванные сохранить и упрочить лидерство Америки в этой сфере. Особый акцент делается на совершенствование профессиональной подготовки американских военных и гражданских лиц, задействованных в сфере национальной безопасности. Необходимо повысить привлекательность военной службы для нового поколения американцев, создать дополнительные возможности профессионального и карьерного роста, снять устаревшие ограничения. Должна быть перестроена существующая система повышения квалификации и переподготовки кадров с учетом быстро меняющихся требований, предъявляемых новыми технологиями и новыми тенденциями развития Индо-Пацифики.

В более широком плане, требуется создать новые карьерные лифты для чиновников, работающих в правительстве, омолодить многие федеральные ведомства – в первую очередь, за счет профессионалов-миллениалов, обладающих пониманием новых технологий и опытом работы в частном секторе. Необходимо создать условия для более интенсивного и свободного «перелива кадров» между отельными федеральными ведомствами.

Наконец, еще более масштабной задачей представляется повышение статуса и привлекательности инженерного, математического и естественно-научного образования для нового поколения американцев. Это поколение нередко предпочитает ориентироваться на менеджмент, право, экономику и финансы, что объективно снижает возможности США успешно конкурировать с Китаем в таких областях как искусственный интеллект. Другим направлением повышения качества человеческого капитала в США могла бы стать более энергичная и более фокусированная работа по привлечению в страну иностранцев, обладающих соответствующими квалификациями.

Обеспечить двухпартийный консенсус

Все перечисленные выше предложения и рекомендации могут быть осуществлены лишь при наличии сильного двухпартийного консенсуса в Вашингтоне. Определенный уровень политического плюрализма является естественным и даже благотворным для выработки подходов США к сдерживанию Пекина; он позволяет иметь набор различных вариантов американской стратегии и корректировать неизбежные ошибки или просчеты. Однако отсутствие консенсуса по основным вопросам способно оказаться роковым для решения крупных внешнеполитических задач, стоящих перед страной.

Это особенно важно, когда речь идет о противостоянии Соединенных Штатов Китаю. Данное противостояние неизбежно будет длительным и дорогостоящим, оно потребует четкого и эффективного взаимодействия исполнительной и законодательной власти, а также преемственности при смене президентских администраций. Любые попытки использовать «китайскую карту» для решения внутриполитических задач и для достижения тактических побед над своими внутренними оппонентами будут губительными для успеха американской политики на китайском направлении.

Комментарии на полях доклада

Было бы, наверное, неправильным просто отмахнуться от доклада ЦНАБ, посчитав его очередной иллюстрацией сохраняющихся «однополярных» инстинктов и беспочвенных гегемонистских притязаний американской политической элиты. Возможно, нынешние позиции США в мировой экономике и международных финансах, в глобальных технологических цепочках, в современном образовании и науке уже не столь бесспорны, какими они были еще двадцать-тридцать лет назад, но США по-прежнему остаются единственной «полноценной» сверхдержавой на планете. Американский военный потенциал по совокупности параметров намного превосходит китайский, а система двусторонних и многосторонних военно-политических союзов США, как показал опыт администрации Трампа, обладает значительным запасом прочности. Нельзя недооценивать и ресурсы американской «мягкой силы». Поэтому, в начавшемся противостоянии с Пекином Вашингтон имеет очевидные сравнительные преимущества.

Тем не менее способность Соединенных Штатов в полной мере воспользоваться данными преимуществами вызывает большие сомнения. Целый ряд предложений доклада ЦНАБ выглядят оторванными от реальностей нашего времени и страдают догматизмом и манихейством. Ограничимся лишь тремя моментами, которые представляются наиболее очевидными.

Первое. Авторы справедливо указывают на важность двухпартийного консенсуса как предпосылки успешной стратегии США на китайском направлении. Преодоление межпартийных разногласий в Вашингтоне — дело непростое, но в принципе вполне посильное для политической элиты страны. Однако проблема в том, что политический раскол в современной Америке — куда более глубокое и фундаментальное явление, чем текущие разногласия между республиканцами и демократами. Ведь сегодня расколота не только и не столько элита, расколотым оказалось и американское общество в целом. Данный раскол не удастся быстро преодолеть, кто бы ни очутился в Белом доме в ноябре этого года. Следовательно, от Соединенных Штатов в силу объективных обстоятельств пока трудно ожидать долгосрочной, последовательной, непротиворечивой и сбалансированной внешней политики. В том числе и на китайском направлении.

Второе. Авторы доклада исходят из предпосылки о том, что политический либерализм как принцип организации общества в любом случае и при любых обстоятельствах эффективнее политического авторитаризма. Поэтому, если Америка где-то проигрывает Китаю, то только из-за досадных ошибок, длительной недооценки китайского вызова и прискорбного неумения лидеров США использовать неоспоримые преимущества своей страны. Стоит только раскрыть потенциал либеральной модели в его полном объеме, и китайский авторитаризм незамедлительно и неизбежно окажется на свалке истории. Но в нынешней ситуации такая предпосылка выглядит, как минимум, не вполне очевидной. Сошлемся хотя бы на разворачивающуюся на наших глазах пандемию коронавируса. Кто возьмется сегодня утверждать, что либеральный Запад сегодня справляется с пандемией лучше, чем авторитарный Китай? И если китайская модель нуждается в глубокой трансформации, то и политический либерализм Запада нуждается в ней никак не меньше. А уж кто трансформируется быстрее и успешнее — этот вопрос пока остается открытым.

Третье. Читая доклад ЦНАБ, невольно ловишь себя на мысли, что примерно такой же документ вполне мог бы быть подготовлен в начале 50-х гг. прошлого века как попытка сформулировать возможную американскую стратегию в отношении Советского Союза. В докладе очень много говорится об инструментах давления на Пекин, и очень мало — о возможностях сотрудничества, будь то в решении глобальных проблем, в контроле над вооружениями или в урегулировании региональных кризисов. Насколько можно судить, конечной целью предлагаемой стратегии является капитуляция Китая, а возможно — даже и смена политического режима в Пекине. Но гипотетическая капитуляция Китая, будь она реально достижима, все равно не решила бы долгосрочных внешнеполитических проблем США, связанных с международным терроризмом, с грядущими изменениями климата, с увеличением числа «несостоявшихся государств» и пр. Скорее, как раз наоборот — все эти проблемы стали бы еще более серьезными. Кроме того, принуждение великих держав к капитуляции — опасная и рискованная игра. Память о национальном унижении живет долго и на новом витке истории вполне способна породить массу серьезнейших неудобств для «победителей».

(Голосов: 17, Рейтинг: 4.29)
 (17 голосов)

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся