Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 11, Рейтинг: 5)
 (11 голосов)
Поделиться статьей
Павел Шариков

К. полит. н., в.н.с. Института США и Канады РАН, доцент Факультета мировой политики МГУ им. М.В. Ломоносова, эксперт РСМД

В прошедшую пятницу завершилось одно из самых громких расследований в американской истории. Спецпредставитель Роберт Мюллер представил в Министерство Юстиции США отчет о вмешательстве России в президентские выборы 2016 г. и о вероятном сговоре Дональда Трампа с Москвой.

К вечеру воскресенья генеральный прокурор Уильям Барр опубликовал ключевые выводы доклада. Сенсации не случилось: доказательств сговора обнаружено не было, а итог расследования, судя по всему, наихудший для России. Расследование показало, что вмешательство России в выборы имело место, однако не вследствие сговора — а по собственной инициативе. Если все представители политической элиты в США согласятся с тем, что Трамп не вступал в сговор с Москвой, то обвинения России в атаке на американскую демократию сохраняются.

Завершение доклада знаменует собой определенный рубеж, связанный, прежде всего, с тем, что предполагаемый сговор президента США с Кремлем более не висит над Дональдом Трампом дамокловым мечем, и даёт ему определенную свободу. Неясным пока остаётся, как теперь будет действовать президент, и как именно изменится политика Вашингтона в отношении Москвы.

Самое важное сейчас — понять насколько тема сговора с Россией была внутриполитическим аспектом, т.е. насколько высок запрос американской политической элиты в Вашингтоне на продолжение и эскалацию конфликта с Москвой.

Вероятно, теперь открывается шанс для начала диалога. Было бы уместно вспомнить идею Трампа о создании рабочей группы по кибербезопасности.

Объективно, проблема кибербезопасности — серьезная угроза национальной и международной безопасности, и отсутствие конструктивного диалога по этому вопросу дестабилизирует как двусторонние российско-американские отношения, так и всю международную систему в целом. Возможно, без обвинений Трампа в сговоре с Россией, инициатива по началу конструктивного диалога по кибербезопасности уже не вызовет столь жесткого противодействия как после саммита в Хельсинки.

Если тема вмешательства России в выборы была не только рычагом давления на Трампа, но имела и другие мотивы — тогда очевидно, что нынешний кризис продолжится, и отношения либо не изменятся, либо ухудшатся. Это будет означать, что запрос на конфликт с Россией среди представителей американской элиты связан не только с давлением на президента, но имеет другие мотивы.

Тем не менее завершение расследования Мюллера — хороший повод, чтобы попытаться совершить хотя бы небольшую «перезагрузку» в российско-американских отношениях.

Судя по всему, для разрешения сложившегося кризиса необходим принцип «двойного ключа» (параллельные внутриполитические изменения в Вашингтоне и в Москве), потому что чем больше Москва стремится повлиять на американскую политику, тем больше получает обратный эффект. Завершение расследования Мюллера, вполне возможно, повлечет за собой небольшие изменения в Вашингтоне. Очевидно, что для разрешения кризиса необходим конструктивный диалог. Россия сейчас может выступить с предложением инициировать такой конструктивный диалог, возможно это единственный шанс, который было бы очень обидно упустить.

В прошедшую пятницу завершилось одно из самых громких расследований в американской истории. Спецпредставитель Роберт Мюллер представил в Министерство Юстиции США отчет о вмешательстве России в президентские выборы 2016 г. и о вероятном сговоре Дональда Трампа с Москвой.

К вечеру воскресенья генеральный прокурор Уильям Барр опубликовал ключевые выводы доклада. Сенсации не случилось: доказательств сговора обнаружено не было, а итог расследования, судя по всему, наихудший для России. Расследование показало, что вмешательство России в выборы имело место, однако не вследствие сговора, а по собственной инициативе. Если все представители политической элиты в США согласятся с тем, что Трамп не вступал в сговор с Москвой, то обвинения России в атаке на американскую демократию сохраняются.

Завершение доклада знаменует собой определенный рубеж, связанный, прежде всего, с тем, что предполагаемый сговор президента США с Кремлем более не висит над Дональдом Трампом дамокловым мечем, и даёт ему определенную свободу. Неясным пока остаётся, как теперь будет действовать президент, и как именно изменится политика Вашингтона в отношении Москвы.

В течение почти двух лет команда Роберта Мюллера вела расследование, в результате которого некоторые лица из окружения Трампа были приговорены к лишению свободы, но не за связи с Россией, а за другие преступления. В течение всего периода расследования происходило нагнетание обстановки. Сам президент Трамп неоднократно критиковал работу комиссии, несколько раз даже грозился прекратить расследование. Еще в начале своего президентского срока Трамп уволил Джеймса Коми, который начинал расследование возможного сговора американского президента с Кремлем, чем вызвал дополнительные подозрения и возможные обвинения в препятствовании правосудию. Стоит отметить, что спецпредставитель Мюллер оставил решение об обструкции правосудию на усмотрение Министерства юстиции, предоставив факты как подтверждающие, так и опровергающие нарушение закона некоторыми действиями президента. Частично из-за расследования Мюллера ушел в отставку генеральный прокурор Джефф Сешнз.

Учитывая широкие полномочия и предоставленные ресурсы, которые были в распоряжении Роберта Мюллера, комиссия должна была дать однозначный ответ на вопрос о предполагаемом сговоре — права на формулировку «highly likely» у него не было. Роберту Мюллеру предстояло проверить множество версий, вызвавших подозрения американских законодателей.

С окончанием расследования Мюллера современная американская политическая система стала чуть более стабильной. Стало понятно, что серьезных оснований для импичмента нет, а действующий президент получил определенный кредит доверия к выборам 2020 г. (к тому же, его рейтинг в последнее время и так достаточно высокий). Возможно прекратится или по крайней мере приостановится кадровая чехарда в Белом доме. Очевидно, что администрация Трампа останется еще как минимум на два года, и взаимодействовать придется именно с ней.

Сомнения относительно доклада уже высказали многие американские политики, в первую очередь представители демократической партии. Весьма вероятно, что в ближайшее время будет опубликован если не весь доклад (он может содержать конфиденциальную информацию), то хотя бы его большая часть. Запрос американской общественности и политической элиты на обнародование содержания доклада слишком высок.

К работе комиссии Мюллера было приковано пристальное внимание американской и мировой прессы. Каждый нюанс, каждая мельчайшая деталь расследования, которые проникли в информационное пространство, моментально становились предметом обсуждения на первых полосах газет и оказывали влияние на текущие российско-американские отношения. Особенно это проявилось, когда обвинения против 12 российских граждан были предъявлены буквально накануне намеченной в Хельсинки встречи президентов России и США летом прошлого года.

В то время, как выводы доклада расставляют все точки над i по самому насущному вопросу американской внутренней политики, тема вмешательства российской стороны актуальности не теряет. В докладе утверждается, что вмешательство России было обусловлено не сговором с Трампом, а собственной инициативой Кремля. Мюллер делает вывод о том, что было по крайней мере два эпизода вмешательства, по обоим из которых были установлены подозреваемые — российские граждане, которым Министерство Юстиции предъявило обвинения. Первое обвинение — взлом серверов Национального комитета Демократической партии, и последующая публикация архива электронной почты на сайте Wikileaks, а второе — деятельность так называемой фабрики троллей, которая направлена на формирование негативного общественного мнения в отношении Хиллари Клинтон.

В конце 2016 г. тема сговора активно использовалась американскими политиками для того, чтобы объявить результаты выборов нелегитимными, но после инаугурации, она стала мощным рычагом давления на президента и исполнительную власть. Если раньше основания для обвинения президента в связях с Россией были только у представителей демократической партии, то теперь и республиканцы имеют все основания обвинять Россию в атаках на американскую демократию без угрозы навредить имиджу президента.

Большой вопрос — как после публикации результатов доклада Мюллера изменятся российско-американские отношения. Примечательно, что пока с российской стороны реакция на результаты доклада весьма сдержанная. Глава комитета по международным делам Совета Федерации Константин Косачев выразил мнение, что теперь есть шанс «обнулить» по крайней мере некоторые вопросы двусторонних отношений.

В самом деле, с учетом итогов расследования Мюллера, в российско-американских отношениях есть небольшой повод для оптимизма, хотя, конечно, скорее всего перспективы неблагоприятные.

Самое важное сейчас — понять насколько тема сговора с Россией была внутриполитическим аспектом, т.е. насколько высок запрос американской политической элиты в Вашингтоне на продолжение и эскалацию конфликта с Москвой.

Вероятно, теперь открывается шанс для начала диалога. Было бы уместно вспомнить идею Трампа о создании рабочей группы по кибербезопасности.

В настоящее время крайне важно изучить какие доказательства о вмешательстве содержатся в итоговом докладе (если, разумеется, он всё-таки будет опубликован), и, вероятно, имеет смысл рассмотреть возможность предложить Вашингтону инициативу по налаживанию механизма двустороннего сотрудничества в сфере кибербезопасности. Такой сценарий, конечно, маловероятен, но тем не менее самый оптимистичный.

Если тема вмешательства России в выборы была не только рычагом давления на Трампа, но имела и другие мотивы — тогда очевидно, что нынешний кризис продолжится, и отношения либо не изменятся, либо ухудшатся. Это будет означать, что запрос на конфликт с Россией среди представителей американской элиты связан не только с давлением на президента, но имеет другие мотивы.

В таком случае тема русских хакеров перестанет увязываться с политикой президента Трампа и останется самостоятельной проблемой. Учитывая, что по вопросу отношений с Россией установился редкий для американской политики двухпартийный консенсус, очевидно, что сохранится мощная инерция. Кризис российско-американских отношений, начавшийся в 2014 г., уже далеко не ограничивается лишь Крымом и Донбассом. За последние 5 лет добавились многие другие проблемы — хакеры, выход из договоров по контролю над ядерными вооружениями, противоречия буквально по каждому пункту повестки дня. Объективно, проблема кибербезопасности — серьезная угроза национальной и международной безопасности, и отсутствие конструктивного диалога по этому вопросу дестабилизирует как двусторонние российско-американские отношения, так и всю международную систему в целом. Возможно, без обвинений Трампа в сговоре с Россией, инициатива по началу конструктивного диалога по кибербезопасности уже не вызовет столь жесткого противодействия как после саммита в Хельсинки.

Очевидно, что в ближайшие годы решать насущные проблемы российско-американских отношений предстоит с администрацией Трампа. Большую роль играет американский Конгресс, в середине марта уже состоялось несколько голосований по законодательным инициативам относительно России, каждое из которых предсказуемо завершилось одобрением соответствующих актов большинством голосов. Дальнейшая судьба каждого из этих законопроектов и резолюций станет своего рода лакмусовой бумажкой будущего российско-американских отношений.

Интересно, что законодательные инициативы содержат предписания различным государственным органам (в основном спецслужбам) провести расследования — в одном случае связанными с личным состоянием Владимира Путина, в другом — обстоятельств гибели Бориса Немцова, а в третьем — оценить наступательный военный киберпотенциал России.

В случае принятия этих законопроектов, будут созданы соответствующие прецеденты: по итогам расследований будет сформулировано официальное мнение США о признании (или непризнании) президента В.В. Путина коррупционером, о существовании (или отсутствии) связи Кремля с убийством Бориса Немцова. Ни в одном из законопроектов не уточняется с какой целью проводятся эти расследования, и какие действия последуют после получения результатов.

Примечательно и то, что в каждом из законопроектов акцентируется внимание на том, что любые действия Соединенных Штатов направлены против конкретных государственных деятелей в России, но ни в коем случае не против российского народа, которому американские законодатели выражают свою поддержку.

Тем не менее завершение расследования Мюллера — хороший повод, чтобы попытаться совершить хотя бы небольшую «перезагрузку» в российско-американских отношениях.

Судя по всему, для разрешения сложившегося кризиса необходим принцип «двойного ключа» (параллельные внутриполитические изменения в Вашингтоне и в Москве), потому что чем больше Москва стремится повлиять на американскую политику, тем больше получает обратный эффект. Завершение расследования Мюллера, вполне возможно, повлечет за собой небольшие изменения в Вашингтоне. Очевидно, что для разрешения кризиса необходим конструктивный диалог. Россия сейчас может выступить с предложением инициировать такой конструктивный диалог, возможно это единственный шанс, который было бы очень обидно упустить.

Оценить статью
(Голосов: 11, Рейтинг: 5)
 (11 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся