Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 14, Рейтинг: 4.07)
 (14 голосов)
Поделиться статьей
Андрей Губин

К.полит.н., доцент кафедры международных отношений ДВФУ, эксперт РСМД

Состоявшийся в конце августа 2021 г. визит вице-президента США Камалы Харрис в Сингапур и Вьетнам свидетельствует о чётком намерении демократической администрации Дж. Байдена продолжать взятый его предшественником курс на строительство «свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона». Согласно заявлению американского «политика №2», развитие партнёрства со странами ИТР, в том числе — Юго-Восточной Азии, является приоритетом внешней политики Вашингтона. К. Харрис подтвердила приверженность США идеям установления в регионе порядка, основанного на правилах (rules-based order), обеспечения свободы мореплавания, ведения беспрепятственной торговли и защиты прав человека. Хотя вице-президент США и отметила, что главной угрозой для реализации всех этих целей является Китай, вовлечение Вашингтона в дела Юго-Восточной Азии всё же не направлено против какого-либо государства, равно как и не побуждает государства — участников АСЕАН к выбору приоритетного партнёра. Вместе с тем практически все государства, уже входящие в организационную структуру ИТР в виде так называемой «Четвёрки» (Quad — США, Япония, Индия, Австралия) или желающие присоединиться к этой инициативе на менее обязывающих началах, уже столкнулись с невозможностью полностью дистанцироваться от стремительно ухудшающихся американо-китайских отношений.

Сегодня Пекин уже не собирается скрывать свои возможности и выжидать своего часа, а довольно уверенно проводит политику по реализации собственных интересов безопасности и развития. Действия КНР, даже не будучи направленными против кого-либо, воспринимаются США и их союзниками как экспансия и покушение на «либеральный миропорядок», который, вероятно, удобнее и привычнее всего защищать либеральной же военной силой.

Bon voyage

Состоявшийся в конце августа 2021 г. визит вице-президента США Камалы Харрис в Сингапур и Вьетнам свидетельствует о чётком намерении демократической администрации Дж. Байдена продолжать взятый его предшественником курс на строительство «свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона». Согласно заявлению американского «политика №2», развитие партнёрства со странами ИТР, в том числе — Юго-Восточной Азии, является приоритетом внешней политики Вашингтона. К. Харрис подтвердила приверженность США идеям установления в регионе порядка, основанного на правилах (rules-based order), обеспечения свободы мореплавания, ведения беспрепятственной торговли и защиты прав человека. Хотя вице-президент США и отметила, что главной угрозой для реализации всех этих целей является Китай, вовлечение Вашингтона в дела Юго-Восточной Азии всё же не направлено против какого-либо государства, равно как и не побуждает государства — участников АСЕАН к выбору приоритетного партнёра. Вместе с тем практически все государства, уже входящие в организационную структуру ИТР в виде так называемой «Четвёрки» (Quad — США, Япония, Индия, Австралия) или желающие присоединиться к этой инициативе на менее обязывающих началах, уже столкнулись с невозможностью полностью дистанцироваться от стремительно ухудшающихся американо-китайских отношений.

Top secret (но это не точно)

Обнародование в мае 2021 г. ранее засекреченных до 2042 г. «Контуров стратегии США для Индо-Тихоокеанского региона» (U.S. Strategic Framework for the Indo-Pacific) оценивается экспертами как своеобразная гарантия преемственности внешнеполитической линии Вашингтона на азиатском направлении независимо от партийной принадлежности руководства страны. Документ предусматривает ужесточение противостояния с Китаем в военной и экономической сферах, что может быть негативно воспринято некоторыми государствами ИТР и осложнит их отношения с США.

Обращает на себя внимание непоследовательность излагаемой в документе политики, что может вызвать непонимание со стороны союзников и партнеров, а также дискуссию по поводу реальных приоритетов и намерений США. Например, сложно объяснить различные трактовки роли Индии. В рассекреченном документе СНБ она приравнивается к ведущим партнерам Вашингтона в регионе, что предполагает выделение значительной помощи по линии Госдепартамента, военного ведомства и секретных служб США с целью наращивания «потенциала противодействия угрозам на континенте». Между тем в докладе Министерства обороны США о стратегии в ИТР (Indo-Pacific Strategy Report) от 2019 г. Индия поставлена в один ряд с малыми и средними государствами Азии, которые не являются американскими союзниками и, значит, не имеют права на получение существенной помощи.

ASEAN way

Австралийские эксперты отмечают, что намеренно рассекреченный документ указывает на необходимость закрепления главенствующей роли АСЕАН в архитектуре безопасности региона. Вместе с тем среди государств — участников Ассоциации нет единого мнения относительно содержания и степени приоритетности таких важных для США категорий, как свобода мореплавания, торговли и инвестиций, соблюдение прав человека и верховенство закона. Так называемые универсальные либеральные ценности для них имеют меньшее значение, чем практическая выгода от двусторонних отношений с КНР. По словам индонезийских специалистов, подобное расхождение во взглядах свидетельствует о непонимании вашингтонскими аналитиками специфики ЮВА и характера происходящих здесь процессов. Они считают, что США пока не могут убедить членов АСЕАН в необходимости формирования противовеса Пекину и не гарантируют их безопасность. В итоге регион оказывается разобщенным в подходе к американо-китайскому противоборству. Часть стран нацелена на развитие связей с Пекином в рамках инициативы «Пояс и путь» (Таиланд, Камбоджа, Мьянма), некоторые придерживаются линии на равноудалённость (Вьетнам, Сингапур) или занимают выжидательную позицию (Филиппины, Малайзия, Индонезия). При этом последняя категория стран всё более тяготеет к воссозданию связей с США для получения выгоды от американских партнёров и оказания давления на китайское руководство.

Пере-перебалансировка

Разработчики «Контуров стратегии США для ИТР» в числе задач по завоеванию превосходства над Китаем предусматривают недопущение доминирования НОАК на море и в воздухе в пределах первой цепи островов (Япония, Тайвань, северная часть Филиппин). Однако это фактически является продолжением линии на «перебалансировку» (rebalancing), которая проводилась без особого успеха администрацией Б. Обамы. Возврат к ней, по сути, предопределен тем, что планы бывшего президента Д. Трампа по массовому перевооружению и наращиванию численности американской военной группировки в ИТР так и не получили соответствующее финансовое подкрепление. Подобное отсутствие прогресса объясняется тем, что в команде Дж. Байдена скептически настроены по отношению к реализации масштабных военных планов в ИТР и осторожно оценивают способность Вооружённых cил США в одиночку сдерживать рост китайского влияния и обеспечивать защиту американских интересов в регионе.

Документ Совета национальной безопасности выстроен вокруг тезиса о «сохранении американского стратегического превосходства в Индо-Тихоокеанском регионе». Однако аналитики полагают, что фундаментальный интерес Вашингтона заключается не в сохранении там своей гегемонии, а в эффективном обеспечении доступа национальных производителей к рынкам и ресурсам региона. Для этого американским властям предлагается более четко обозначить, чем они могут помочь государствам Южной и Юго-Восточной Азии в противодействии давлению со стороны Китая. При этом эксперты уповают на применение опыта времен холодной войны, когда США успешно оправдывали свое военное и экономическое присутствие опасностью распространения коммунизма. Соответственно, тезисы о «диктаторском режиме КПК» и необходимости разрыва связей с «коммунистическим Китаем» набирают популярность в американском истеблишменте.

Время первого

Тихоокеанская инициатива по сдерживанию (Pacific Deterrence Initiative) и Промежуточные стратегические наставления по национальной безопасности (Interim National Security Strategic Guidance) предусматривают изменение структуры американского военного присутствия в ИТР с учетом его переориентации на решение задач эффективного сдерживания в условиях утраты безусловного превосходства над Народно-освободительной армией Китая (НОАК).

Ключевые элементы измененной стратегии по противостоянию Китаю представил в своих выступлениях в марте 2021 г. бывший тогда главой Индо-Тихоокеанского командования Вооружённых cил США (INDOPACOM) адмирал Ф. Дэвидсон. По его словам, в течение ближайших шести лет военные возможности КНР позволят ей изменить в свою пользу расстановку сил в большей части Восточной Азии, особенно в Тайваньском проливе, Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях. В связи с этим для предотвращения дальнейшей эрозии «порядка, основанного на правилах», следует модернизировать силы США в ИТР с целью повышения их способности проводить операции любой глубины, в различных сферах и на всех потенциальных театрах военных действий.

Планы Пентагона предусматривают выделение на цели реорганизации и усиления военной группировки 4,68 млрд долл. в 2022 г. и еще 22,69 млрд долл. в период с 2023 по 2027 гг. Одной из центральных идей является создание под эгидой INDOPACOM крупного оперативно-стратегического объединения, способного в кратчайшие сроки реагировать на угрозы на обширном пространстве.

Ранее один из авторов этой инициативы — бывший министр ВМС США К. Брэйтуэйт —заявлял о необходимости образования в структуре Вооружённых сил нового Первого флота [1] путем изменения границ сфер ответственности Третьего и Седьмого флотов (главные базы — Сан-Диего и Йокосука соответственно) и перераспределения сил между ними. По оценкам американских специалистов, в современных условиях Седьмой флот оказался перегружен боевой и учебной работой, испытывает сложности в снабжении и пополнении, так как фактически вынужден действовать в обширном районе западной части Тихого и восточной части Индийского океанов (от линии перемены дат до индо-пакистанской границы). Численность же Третьего флота, отвечающего за восток и север тихоокеанской зоны, чрезмерна для выполнения стоящих сейчас перед ним задач [2].

Беречь триариев

По замыслу американских военных, основой системы безопасности «свободного и открытого ИТР» должны стать союзники и партнеры США. Пристальное внимание при этом будет уделяться совместимости элементов вооружённых сил, взаимодействию частей и соединений, улучшению обмена информацией, а также «подтягиванию» технологического уровня государств региона до американского в сфере обороны.

В Министерстве обороны США считают оправданным сохранение упора на передовое развертывание на иностранных базах и ротацию оперативных соединений (главным образом авианосных и амфибийных ударных групп), исходя из конкретной обстановки. В связи с этим в Вашингтоне полагаются на содействие Индии и Сингапура в вопросе размещения американских частей и соединений, а также их материально-технического обеспечения. Не исключено развитие сотрудничества на этом направлении с Мальдивскими островами, с которыми в 2020 г. было подписано соглашение в сфере обороны. Довольно реалистично выглядит и перспектива частичного возобновления материальной стороны американо-филиппинского договора о взаимной обороне от 1951 г., фактически предусматривающего размещение элементов вооружённых сил США на территории островного государства. Ранее в феврале 2020 г. президент Филиппин Р. Дутерте заявлял о приостановке соглашения о размещении американского контингента (Visiting Force Agreement), однако его позиция в отношении американцев смягчилась, в том числе и ввиду сложностей в филиппино-китайских отношениях.

Скованные первой цепью

Согласно содержанию выступлений представителей американского военного руководства и опубликованных документов, Вашингтон должен постоянно демонстрировать «способность к сдерживанию» (deterability), основанную на недопущении действий Китая в важных для США районах и концентрации в них силы, достаточной для разгрома Народно-освободительной армии Китая. Как полагают в Пентагоне, это возможно путем создания сообразно требованиям обстановки «локальных зон превосходства» в пределах так называемой первой цепи, используя силы флота, ВВС, мобильные комплексы противоздушной обороны, а также высокоточные ракеты малой и средней дальности. Кроме того, предусмотрено создание в ИТР интегрированной системы противоракетной и противовоздушной обороны с акцентом на вторую цепь островов (от островов Бонин через Марианские острова до Новой Гвинеи). Согласно планам Министерства обороны США, будет выделено финансирование и на увеличение численности группировки космических систем обнаружения и слежения для своевременного реагирования на нежелательную активность НОАК. Эти действия призваны выполнить обозначенную Пентагоном задачу повышения поражающей мощи (lethality) объединенных сил (Integrated Joint Force) для недопущения доминирования любого противника на море, в воздухе, на суше, в космосе и в киберпространстве.

Забыли про овраги

Представленные Вашингтоном планы выстроены вокруг тезиса о бесперспективности военных действий против него в пределах ИТР и сопряженных с этим высоких потерях для любого потенциального противника. Вместе с тем представленная программа не предусматривает ответных мер со стороны КНР, которые неизбежно последуют. Спорно выглядит и опора на союзников и партнеров, в том числе для размещения дополнительных элементов Вооружённых cил США. Значительная часть азиатских государств не желает терять выгоду от развития сотрудничества с Пекином и опасается быть оставленными Вашингтоном в случае возникновения реальной опасности (в пример уже приводится ситуация в Афганистане).

По всей видимости, администрация Дж. Байдена даже в условиях заявленной экономии оборонного бюджета пойдёт на увеличение расходов на усиление военного присутствия в ИТР. С одной стороны, данный подход отражает стремление найти компромисс с республиканцами. С другой — он направлен на оказание давления на Китай и склонение его к переговорам по таким важным направлениям двустороннего взаимодействия, как торговля, контроль над вооружениями, свобода навигации в Южно-Китайском море. Данный курс уже показал себя на встречах американских и китайских представителей в Анкоридже в марте 2021 г., а также первого заместителя госсекретаря США У. Шерман с главой МИД КНР Ван И в июле 2021 г.

Скорее всего, США в обозримом будущем не откажутся от попытки сформировать на Индо-Тихоокеанском пространстве систему многосторонней безопасности на основе «Четвёрки». Постепенно к этому формату планируется подключить других участников, о чём свидетельствует активизация контактов с Сингапуром, Вьетнамом, Филиппинами, Индонезией. Стоит особо отметить развитие военно-технического, торгово-экономического сотрудничества и обмен разведывательной информацией с Тайбэем, которому отводится крайне важная роль в американских стратегических планах в ИТР.

Сегодня Пекин уже не собирается скрывать свои возможности и выжидать своего часа, а довольно уверенно проводит политику по реализации собственных интересов безопасности и развития. Действия КНР, даже не будучи направленными против кого-либо, воспринимаются США и их союзниками как экспансия и покушение на «либеральный миропорядок», который, вероятно, удобнее и привычнее всего защищать либеральной же военной силой.


1. Оперативное объединение с таким названием уже существовало в период с 1946 по 1973 гг. и отвечало за северо-западную часть Тихого океана.

2. Общее число боевых кораблей основных классов (авианосец, десантный корабль, крейсер, эсминец, фрегат, многоцелевая атомная подводная лодка) больше почти в пять раз.


Оценить статью
(Голосов: 14, Рейтинг: 4.07)
 (14 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся