Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 11, Рейтинг: 2.73)
 (11 голосов)
Поделиться статьей
Эллина Шавлай

Научный сотрудник Отдела науки и инноваций

Иван Данилин

К.полит.н., заведующий Отделом науки и инноваций ИМЭМО имени Е.М. Примакова РАН, эксперт РСМД

В последние два десятилетия космос вновь стал пространством соперничества различных стран и конкуренции коммерческих компаний. Здесь помимо традиционных игроков на свою долю космического рынка претендуют целая группа космических «астропренерских» стартапов и иные инновационные компании, которые объединяются в понятие «Нового космоса».

Безусловными лидерами развития этого нового сегмента являются США, которые Китай спешит догнать. Европа и Япония остаются в положении отстающих, но стремятся нарастить свой «новый» космический потенциал.

В последние годы активизировалась и Индия. Многое в усилиях Нью-Дели по развитию коммерческого космического сегмента напоминает опыт ведущих акторов, однако индийский «Новый космос» несет на себе видимый отпечаток специфической национальной культуры инновационного развития.

Индийская космическая программа родилась ещё в 1960-х гг., а ее ключевой структурой стала государственная Индийская организация космических исследований (Indian Space Research Organisation, ISRO). На первых этапах развитие отрасли шло за счет сотрудничества с США, СССР и Францией, но после ядерных испытаний 1974 г. Индия оказалась едва ли не в технологической изоляции. Как и в ряде иных отраслей, в космосе страна была вынуждена добиваться максимальных результатов при скромных финансовых и (на тот момент) технических ресурсах. Этот подход, известный по иным индийским технологиям как «бережливые» (frugal) инновации, постепенно превратился в одно из конкурентных преимуществ индийских космических предприятий. Тогда же руководство страны осознало, что для эффективного развития отрасли необходим частный сектор. Стали появляться первые индийские космические компании. Но они специализировались на производстве отдельных узлов, компонентов, подсистем — разработка же и выпуск конечных решений (спутников, ракет и долгое время космических услуг) по соображениям национальной безопасности (и не только) оставались за ISRO.

Однако в 1990-х гг. стало ясно, что для развития страны необходимо выходить на глобальный рынок. Со временем ISRO стала расширять участие малых и средних предприятий (МСП) в космических госзаказах. Этот процесс ускорился в 2000-х гг. В итоге у ISRO сформировалась мощная система бизнес-партнеров — около 500 компаний, в основном МСП. По этому показателю Индия уступает лишь США, Великобритании и находится на уровне Канады и Германии.

В идеологии «бережливых» инноваций развивались ракетостроение и услуги по выводу космических аппаратов на околоземную орбиту. К концу 2010-х гг. Индия могла быстрее и дешевле всех организовывать запуск небольших космических аппаратов. Так, в 2017 г. на индийском ракета-носителе PSLV-C37 было запущено 104 спутника — на тот момент абсолютный мировой рекорд.

Вместе с тем до второй половины 2010-х гг. коммерциализация космоса в Индии происходила однобоко, оставаясь государствоцентричной. Частным компаниям отводилась роль поставщиков ISRO или же операторов отдельных услуг, а «Новый космос» оставался уделом мечтателей, нежели реальным сектором национальной космической индустрии. Ситуация стала меняться на волне успехов «Нового космоса» в 2010-х гг. в США, а с середины десятилетия и в КНР.

Пожалуй, наиболее активно идет превращение малых и средних предпринятий (МСП) и крупных субподрядчиков ISRO в полноценные технологические компании, способные оказывать полный спектр услуг и работ по космическим решениям, в то числе самой ISRO. В частности, ISRO расширяет спектр заказов, активно предоставляет свою технологическую экспертизу и производственные мощности.

Астропренерство пока находится на низком уровне, но развивается динамично. Еще в 2018–2019 гг. в Индии было менее 20 астропренерских стартапов. Однако по состоянию на конец 2020-го – начало 2021 гг. их число увеличилось вдвое. Связано это было в том числе с пандемией, придавшей мощный импульс развитию цифровой экономики в целом и ее космическому сегменту в частности.

Несмотря на серьезные вызовы, условия для развития индийского «Нового космоса» начинают улучшаться. «Бережливый» характер индийских космических инноваций и их нацеленность на глобальные вызовы (включая экологию и бедность) при растущей господдержке остаются важным конкурентным фактором. Однако главное, что следует подчеркнуть, — меняется международный контекст эволюции сектора. Новым императивом развития «Нового космоса» для Нью-Дели становится международная политика.

В последние два десятилетия космос вновь стал пространством соперничества различных стран и конкуренции коммерческих компаний. Здесь помимо традиционных игроков на свою долю космического рынка претендуют целая группа космических «астропренерских» стартапов и иные инновационные компании, которые объединяются в понятие «Нового космоса».

Безусловными лидерами развития этого нового сегмента являются США, которые Китай спешит догнать. Европа и Япония остаются в положении отстающих, но стремятся нарастить свой «новый» космический потенциал.

В последние годы активизировалась и Индия. Многое в усилиях Нью-Дели по развитию коммерческого космического сегмента напоминает опыт ведущих акторов, однако индийский «Новый космос» несет на себе видимый отпечаток специфической национальной культуры инновационного развития.

Первые шаги: сильный бизнес на вторых ролях

Индийская космическая программа родилась ещё в 1960-х гг., а ее ключевой структурой стала государственная Индийская организация космических исследований (Indian Space Research Organisation, ISRO). На первых этапах развитие отрасли шло за счет сотрудничества с США, СССР и Францией, но после ядерных испытаний 1974 г. Индия оказалась едва ли не в технологической изоляции. Как и в ряде иных отраслей, в космосе страна была вынуждена добиваться максимальных результатов при скромных финансовых и (на тот момент) технических ресурсах. Этот подход, известный по иным индийским технологиям как «бережливые» (frugal) инновации, постепенно превратился в одно из конкурентных преимуществ индийских космических предприятий. Тогда же руководство страны осознало, что для эффективного развития отрасли необходим частный сектор. Стали появляться первые индийские космические компании. Но они специализировались на производстве отдельных узлов, компонентов, подсистем — разработка же и выпуск конечных решений (спутников, ракет и долгое время космических услуг) по соображениям национальной безопасности (и не только) оставались за ISRO.

Однако в 1990-х гг. стало ясно, что для развития страны необходимо выходить на глобальный рынок. Опять же, несмотря на политику экономической либерализации, первично ставка была сделана на госструктуры. В 1992 г. была создана госкорпорация с ограниченной ответственностью Antrix (от санскритского «антариш» — космос), находившаяся под управлением ISRO. Целью Antrix было развитие коммерческого сегмента национальной космической программы за счет продвижения на мировых рынках технологий, разработанных ISRO. С учетом бурного развития телекоммуникационной индустрии, усовершенствования навигационных систем и привлекательной цены индийских космических услуг интерес к возможностям ISRO со стороны как развитых, так и развивающихся стран стал постепенно расти. Однако собственный технологический потенциал Индии был еще достаточно слаб, особенно явно это наблюдалось в сфере спутникостроения. Требовались и меры по развитию спроса и предложения на рынке космических услуг в самой Индии.

Со временем ISRO стала расширять участие малых и средних предприятий (МСП) в космических госзаказах. Этот процесс ускорился в 2000-х гг. В итоге у ISRO сформировалась мощная система бизнес-партнеров — около 500 компаний, в основном МСП. По этому показателю Индия уступает лишь США, Великобритании и находится на уровне Канады и Германии.

Приватизация космоса: второй раунд

Новый этап развития коммерческой космической индустрии Индии пришелся на конец 1990-х – начало 2000-х гг. В 1997 г. Департамент (министерство) космических исследований, курирующий ISRO, утвердил Политику в области спутниковой связи (Satellite Communication Policy, SATCOM). Ее целью, помимо расширения доступа индийских субъектов к космическим услугам, было привлечение частных отечественных и зарубежных инвестиций в развитие спутниковых технологий, ракет-носителей и наземного оборудования. В частности, была установлена доля иностранцев в капитале владельца и оператора спутниковых систем на уровне до 74%. В 2000 г. индийское правительство разработало нормы для имплементации SATCOM, были предусмотрены различные стимулирующие меры.

В 2001 г. была обнародована Политика обращения с данными по дистанционному зондированию Земли (Remote Sensing Data PolicyRSDP), которая была обновлена в 2011 г. В частности, был либерализован и упрощен доступ к данным с разрешением от 1 м и прописаны четкие и более простые процедуры для данных с более высоким разрешением.

Существенные усилия были связаны с развитием ракет-носителей (РН): в частности, именно в 1990-х гг. было разработано перспективное семейство РН PSLV.

И все же развитие космической индустрии шло неравномерно. В отличие от КНР, Индии не удалось серьезно усилить свой потенциал в сфере спутникостроения. Локальный рынок оставался непривлекательным для крупных игроков, а делиться перспективными технологиями в условиях значительных регуляторных барьеров и институциональных «провалов», характерных для индийской экономики (включая монопольное положение госструктур на космическом рынке), западные страны ни тогда, ни позже намерены не были. Рынки космических данных также развивались достаточно ограниченно из-за общего невысокого уровня развития экономики и высокой конкуренции со стороны развитых стран.

Однако усилия не прошли даром. Прежде всего в идеологии «бережливых» инноваций развивались ракетостроение и услуги по выводу космических аппаратов на околоземную орбиту. К концу 2010-х гг. Индия могла быстрее и дешевле всех организовывать запуск небольших космических аппаратов. Так, в 2017 г. на индийском ракета-носителе PSLV-C37 было запущено 104 спутника — на тот момент абсолютный мировой рекорд. Характерно, что только три из них принадлежали индийским структурам, остальные же — США, Израилю, ОАЭ, Нидерландам, Швейцарии и даже Казахстану — партнеру РФ в космической сфере.

Затем постепенно рос спрос на космические данные (геопозиционирование, климатические данные и пр.) и телекоммуникационные услуги, в том числе на базе национальной системы INSAT/GSAT.

Наконец, сформировались новые центры, связанные с развитием спутниковых технологий и обработкой данных, в том числе на основе уже развитого потенциала страны в цифровой сфере.

Вместе с тем до второй половины 2010-х гг. коммерциализация космоса в Индии происходила однобоко, оставаясь государствоцентричной. Частным компаниям отводилась роль поставщиков ISRO или же операторов отдельных услуг, а «Новый космос» оставался уделом мечтателей, нежели реальным сектором национальной космической индустрии. Ситуация стала меняться на волне успехов «Нового космоса» в 2010-х гг. в США, а с середины десятилетия и в КНР.

Моди на «астропренерство»

Стремительное развитие новых рынков и феномена «астропренерства» поставили перед индийскими властями весьма непростую задачу поиска новых подходов к усилению национального космического потенциала на принципиально новой рыночной и организационной основе. Начались дискуссии относительно обновления имеющихся структур и формирования новой политики.

Ко второй половине десятилетия правительство Нарендры Моди сформировало комплекс реформ, обозначивших начало эпохи индийского астропренерства. Строго говоря, ее зарёй можно считать первую половину 2010-х гг., когда появились первые стартапы в сегменте разработки и создания малых спутниковых систем — Dhruva Space (2012 г.) и Bellatrix Aerospace (2015 г.). Но только после утверждения новой политики явление стало если не массовым, то по крайней мере серийным.

Для расширения сотрудничества с частным сектором были учреждены две дополнительные госструктуры. В 2019 г. появилось новое госпредприятие New Space India Limited (NSIL), которое в отличие от продолжающей функционировать Antrix нацелено на поддержку проектов частного сектора. Ключевыми сферами её деятельности должны стать трансфер технологий ISRO, организация промышленного производства ракет-носителей и спутников индийскими компаниями, а также предоставление целого спектра прочих космических услуг — от консалтинга до аренды оборудования. А в 2020 г. было объявлено о планах правительства учредить Индийский национальный центр содействия освоению космического пространства (Indian National Space Promotion and Authorisation Centre, IN-SPACe), который станет де-факто регулятором астропренерской космической деятельности и посредником в диалоге стартапов и ISRO. В его задачи также будет входить оценка рынка космических услуг, согласование возможностей предоставления инфраструктуры и оборудования ISRO частным игрокам с целью проведения ими исследований, экспериментальных работ и стендовых испытаний, разработка механизмов взаимодействия частных и государственных структур.

В 2020 г. были приняты важные решения об открытии индийского космического рынка для иностранных инвесторов: теперь индийские владельцы/операторы спутниковых систем компании могут на 100% принадлежать иностранным собственникам, рассматривается либерализация системы выдачи разрешительных документов и пр. Помимо поощрения инвестиций западных технологических компаний речь шла о привлечении талантливых индийских предпринимателей из США, часто работающих «на две страны». Были сняты и негласные требования, принуждавшие стартапы и иные МСП пользоваться только индийскими услугами по выводу космических аппаратов на орбиту.

Не менее важно то, что новая политика вписана в такие национальные мегапроекты, как «Make in India» (развитие индийского промышленного Hi-Tech), «Startup India» (формирование экосистемы стартапов, особенно в сфере социально-ориентированных и экологичных технологий) и «Digital India» (цифровизация экономики и госуслуг).

Завершающим аккордом новой политики должен стать Закон о космической деятельности, работа над которым идет с 2017 г. Но несмотря на прогресс (особенно в 2020 г.) документ все еще не принят, что оставляет важные лакуны в государственной политике, сдерживая инвестиции в «Новый космос».

Индийский «Новый космос»: большие планы, маленький рынок

Пожалуй, наиболее активно идет превращение МСП и крупных субподрядчиков ISRO в полноценные технологические компании, способные оказывать полный спектр услуг и работ по космическим решениям, в то числе самой ISRO. В частности, ISRO расширяет спектр заказов, активно предоставляет свою технологическую экспертизу и производственные мощности. Кроме того, эта организация сформировала консорциум для сборки, интеграции и тестирования 30–35 спутников, создала крупный промышленный объект в Бангалоре для использования промышленными предприятиями и пр. Иллюстративен тот факт, что до 90% всех ракет PSLV производится частными структурами, идут работы над новой РН PSLV в рамках консорциума частных компаний.

Астропренерство пока находится на низком уровне, но развивается динамично.

Еще в 2018–2019 гг. в Индии было менее 20 астропренерских стартапов. Однако по состоянию на конец 2020-го – начало 2021 гг. их число увеличилось вдвое — до более чем 40-ка. Связано это было в том числе с пандемией, придавшей мощный импульс развитию цифровой экономики в целом и ее космическому сегменту в частности. Лидерами являются «ветераны» Dhruva Space и Bellatrix Aerospace, разработчики новых малых ракет и услуг по выводу в будущем малых и микро-спутников AgniKul Cosmos (создана в 2017 г.) и Skyroot Aerospace (2018 г.), а также разработчик малых спутников для многоспектральной съемки поверхности Земли и анализа данных Pixxel (2019 г.).

В Индии представлен практически весь спектр направлений современных астропренерских проектов. Большое значение имеют «инклюзивные» (в том числе для сельского хозяйства) и экологические проекты, причем последние реализуются как глобальные (стартап Blue Sky Analytics по созданию каталогов экологических данных и их анализа с использованием искусственного интеллекта и облачных технологий).

Многие проекты уже имеют международное признание. В частности, в 2019 г. Orbit Beyond (ее возглавляет индиец Сиба Падхи) стала одной из победительниц в конкурсе НАСА на разработку лунного грузового посадочного модуля по программе Artemis. Представленная технология была разработана бангалорской Axiom Research Labs, известная как TeamIndus (под этим названием участвовала в конкурсе Google на создание лунохода — Lunar X PRIZE). Axiom в рамках партнерского соглашения передала свой проект Orbit Beyond, так как, будучи индийской компанией, напрямую в конкурсе НАСА участвовать не могла. Правда, Axiom в итоге решила купить Ornit Beyond — и как следствие НАСА остановило работы по проекту, т.к. стартап более не считался американским. И все же ситуация стала важным подтверждением качества индийских разработок.»

География проектов также различна. Немалая их часть сосредоточена в Бангалоре, но многие астропренеры работают в Хайдарабаде и других крупных городах Индии, а также в крупных американских инновационных кластерах (например, Кремниевой долине) с присутствием в Индии.

Весьма пестрым до 2019 г. был и инвестиционный ландшафт «Нового космоса» в этой стране. Среди инвесторов есть и серийные венчурные предприниматели, и болливудские звезды, и бизнесмены-энтузиасты, связанные со сторонними промышленными активами (например, производство мотоциклов), и фонды, поддерживающие цифровые и социально-ориентированные инновации (например, в сфере агротеха). Отдельные небольшие вложения делали второстепенные индийские и реже американские венчурные фонды (в основном в рамках акселерации, посевного и первой стадии венчурного финансирования).

Активная госполитика и пандемия скорректировали отношение инвесторов, среди которых появились более узнаваемые имена. Но все же по-настоящему большие и известные фонды по-прежнему воздерживаются от участия, предпочитая наблюдать за развитием ситуации в ожидании первых по-настоящему значимых историй успеха, которых, конечно же, пока нет в силу того, что индийский рынок только формируется, а регулирование еще окончательно не сформировалось.

Важным аспектом оказывается небольшой объем инвестиций. На сегодня «чемпионами» по объему привлеченных ресурсов за раунд являются AgniKul и Skyroot, которые в раунде серии «А» (первый значительный раунд венчурного финансирования) в 2020 г. получили от группы инвесторов 11 млн долл. В среднем же инвестиции составляют 3–7 млн долл. Вместе с тем индийские стартапы пока что не вышли за пределы ранних раундов инвестирования. Иными словами, привлеченные средства накопленным итогом на данный момент можно достаточно грубо оценить в 150–200 млн долл., что не так много на фоне США, Китая, да и Европы.

Сложившаяся ситуация объясняется несколькими группами факторов. Во-первых, действуют естественные рыночные ограничения. Индийский «Новый космос» и особенно астропренерство находятся на начальной стадии своего роста. При этом условия не идеальны. На внутреннем рынке недостаточное развитие индийского сектора «хай-тек» и экономики в целом ограничивает спрос. Глобальная же экспансия сдерживается в том числе чисто технологическими ограничениями на фоне острой конкуренции со стороны более мощных соперников. Как следствие, индийский сегмент глобальной космической экономики (свыше 360 млрд долл. с учетом услуг) составляет менее 2% (по ряду оценок — 0,01%), а на рынке коммерческих космических услуг доля Индии, не владеющей передовыми спутниковыми технологиями и решениями в сфере космических данных, еще скромнее. Во-вторых, налицо провалы государственной политики. До сих пор не до конца решены регуляторные вопросы. Уровень финансовой господдержки сектора (госзаказы, открытые и скрытые субсидии и пр. как в Китае и США) остается сравнительно невелик, хотя в целом космическая отрасль была и остается одним из приоритетов Н. Моди. Поддержка через национальные мегапроекты и формирование у ISRO функций своего рода центра коллективного пользования и технологического консалтера не компенсируют прочие проблемы.

Безусловно, следует учитывать и «бережливый» характер индийских космических инноваций, особенно с учетом различий при пересчете по паритету покупательной способности. Однако даже с этой точки зрения общие объемы инвестиций, как и число компаний, явно невелики. Таким образом, взрывного роста в нормальной ситуации ожидать было бы нельзя. Вместе с тем современная ситуация далека от нормальной.

Космическая геополитика как возможность и риск

Несмотря на серьезные вызовы, условия для развития индийского «Нового космоса» начинают улучшаться. «Бережливый» характер индийских космических инноваций и их нацеленность на глобальные вызовы (включая экологию и бедность) при растущей господдержке остаются важным конкурентным фактором. Однако главное, что следует подчеркнуть, — меняется международный контекст эволюции сектора. Новым императивом развития «Нового космоса» для Нью-Дели становится международная политика.

В 1970-х гг. политический характер космической программы Индии был очевиден. Но в постбиполярный период по мере повышения её значения для экономического развития страны фактор «статусности», казалось, отошел на второй план. В 2010-е гг. ситуация была возвращена к исходному состоянию. Индия видит себя полноценной великой державой, которой пока не достает лишь одного — признания в качестве таковой на международной арене. И космическая мощь может стать одним из видимых атрибутов индийских претензий на глобальные позиции. В этом отношении акцент на астропренерстве также не случаен, так как «Новый космос» становится все более значимым фактором развития национального космического потенциала и лидерства на рынках будущего.

Одновременно с этим Нью-Дели ревниво следит за развитием космических стартапов Китая (который, в свою очередь, в той же самой логике пытается «догнать и перегнать» США).

В контексте зарождающейся конкуренции по исследованию Солнечной системы, а также военно-космической программе и пр., астропренерство оказывается еще одной сферой соперничества между двумя азиатскими гигантами.

В условиях индийско-китайского противостояния особую роль играет и укрепление отношений Нью-Дели с Вашингтоном. С одной стороны, оно создает возможности для привлечения американского капитала и технологических партнерств. С другой, с учётом обостряющегося противостояния США и КНР и пока довольно слабой конкуренции со стороны Индии (которая воспринимается как поставщик дешевых и удобных услуг) Белый дом явно с большими симпатиями относится к идее развития некоторых технологических сегментов индийского «Нового космоса» в рамках стратегической «сделки» с Нью-Дели. Это подтверждается, в частности, лояльностью к коллаборациям индийских и американских компаний и «американской пропиской» части индийских стартапов, на что американцы никогда не шли в случае с китайскими партнёрами. США как минимум благожелательно смотрят и на масштабирование индийских дешевых космических услуг на рынках развивающихся стран вместо «опасных» инициатив Пекина, включая «Цифровой Шелковый путь».

Но геополитика — опасная игра, где рост конкуренции на грани «гонки», если не конфронтации, может иметь далеко идущие и необязательно позитивные последствия. Тем более, что все еще не решенные социально-экономические, институциональные и регуляторные проблемы Индии могут оказать существенное негативное влияние на наметившийся прогресс и отбросить космическую отрасль на годы назад.

Оценить статью
(Голосов: 11, Рейтинг: 2.73)
 (11 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся