Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 16, Рейтинг: 4.13)
 (16 голосов)
Поделиться статьей
Владислав Толстых

Д.ю.н., профессор кафедры международного права МГИМО МИД России, главный научный сотрудник Института востоковедения РАН

Джони Ааси

PhD, профессор публичного права и политологии Университета Ан-Наджах (Наблус, Палестина)

7 октября ХАМАС совершил нападение на «дивизию Газы» израильской армии (143-я территориальная дивизия «Шуалeй ха-Эш») и гражданских лиц в близлежащих кибуцах и мошавах, что привело к новой волне насилия. Эта атака нанесла ущерб репутации израильской армии как непобедимой силы и привела к призывам уничтожить ХАМАС, невзирая на возможные последствия для мирного палестинского населения.

Страшные картины расстрелянных жертв и захваченных заложников, свидетельствуют об одном из наиболее кровавых столкновений на Ближнем Востоке за последние годы. Они, однако, не раскрывают механику столкновения, а скорее скрывают ее, апеллируя к ужасу и гневу, но не к рациональной оценке. Важно понять местный и региональный контекст столкновения и рассмотреть его моральные и правовые аспекты.

Ситуация, сложившаяся в Газе, подрывает палестинскую повестку дня и устанавливает политические рамки, отвечающие интересам США и Израиля. К настоящему времени в результате массированных бомбардировок израильских войск почти полмиллиона человек, проживающих в северном регионе сектора Газа, стали вынужденными переселенцами. Риторика Израиля, направленная на дегуманизацию палестинцев как абсолютного зла, по сути, становится оправданием для совершения геноцида жителей Газы. Следует отметить, что эта риторика не нова и используется израильской доктриной для противопоставления Израиля как демократического и правового государства палестинским террористическим организациям. Основная проблема состоит в том, что предложения по урегулированию палестино-израильского конфликта (и в более общем плане — политико-правовой дискурс, определяющий отношение к данному конфликту) формулируются исключительно США и Израилем. Международное сообщество и представляющая его интересы Организация Объединенных Наций в связи с этим должны взять на себя большую ответственность за палестинский народ.

7 октября ХАМАС совершил нападение на «дивизию Газы» израильской армии (143-я территориальная дивизия «Шуалeй ха-Эш») и гражданских лиц в близлежащих кибуцах и мошавах, что привело к новой волне насилия. Эта атака нанесла ущерб репутации израильской армии как непобедимой силы и привела к призывам уничтожить ХАМАС, невзирая на возможные последствия для мирного палестинского населения. В ходе восьмидневного конфликта погибли более 2 200 палестинцев и 6 000 получили ранения, в то время как с израильской стороны, по данным израильских СМИ, погибли более 1 400 человек и более 3 000 получили ранения.

Страшные картины расстрелянных жертв и захваченных заложников, которые на этой неделе демонстрировали (и продолжают демонстрировать) СМИ, свидетельствуют об одном из наиболее кровавых столкновений на Ближнем Востоке за последние годы. Они, однако, не раскрывают механику столкновения, а скорее скрывают ее, апеллируя к ужасу и гневу, но не к рациональной оценке. Между тем дефицит рациональных причин и мотивов — это именно то, что характеризует данный конфликт, оставляя в недоумении любого внимательного наблюдателя. В этой связи очень важно понять местный и региональный контекст столкновения и рассмотреть его моральные и правовые аспекты.

Предыстория конфликта

Политика Израиля в отношении конфликта с палестинцами жестко определяется парадигмой управления конфликтом, используемой с момента оккупации Западного берега реки Иордан, Иерусалима и Сектора Газа (1967 г.). Соглашения «Осло» и вывод войск из сектора Газа в 2005 г. (одностороннее размежевание) частично отражают эту политику.

Соглашение «Осло», известное также как Декларация принципов, было одобрено на заседании правительства И. Рабина 30 августа 1993 г. Оно было подписано с Организацией освобождения Палестины в Вашингтоне 13 сентября того же года. Недавно опубликованные протоколы заседания свидетельствуют о том, что израильское правительство в первую очередь интересовали вопросы безопасности, а не политические устремления палестинцев к созданию независимого государства. Правительство гордилось своими успехами в сохранении поселений и контроля над оккупированными территориями, а ответственность за выполнение соглашения возлагалась на армию. На встрече обсуждалась тема палестинского «террора» с расчетом на то, что палестинцы откажутся от него.

Израильский журналист Игаль Леви считает, что Соглашения «Осло» были разработаны армией для обеспечения контроля Израиля над Западным берегом реки Иордан и Сектором Газа. Такой контроль создал проблемы для функционирования Палестинской автономии как государства, особенно в условиях расширения поселений и ограничения свободы передвижения палестинцев. По свидетельству министра Моше Шахала (члена правительства И. Рабина), сотрудники службы безопасности считали, что все должно остаться без изменений [1].

Что касается решения о выводе войск из Газы в 2005 г., то оно было принято Израилем в связи с участившимися нападениями на израильских солдат. Сектор Газа было сложно удерживать и контролировать, и вывод войск рассматривался как альтернативный способ управления им без непосредственного присутствия израильской армии.

Политика Израиля в отношении Сектора Газа при Б. Нетаньяху

В период 16-летнего правления сменявших друг друга правительств Биньямина Нетаньяху ХАМАС стал главным инструментом в управлении конфликтом. На заседании партии «Ликуд» в марте 2019 г. Б. Нетаньяху заявил, что поддержка и укрепление ХАМАС необходимы для предотвращения создания палестинского государства. Он также упомянул, что отделение палестинцев в Газе от палестинцев на Западном берегу является частью стратегии [2].

Данная политика свидетельствует о том, что израильтяне фактически признают движение ХАМАС суверенной властью в Газе. При этом важно отметить, что ХАМАС — это не только военная организация, но еще и политическое, а также общественное движение. Соответственно, он принимает на себя государственные функции. Израиль использует конфликт с ХАМАС как средство сохранения контроля над Западным берегом. Израильские лидеры часто заявляют, что уход с Западного берега приведет к ракетным обстрелам Тель-Авива и центральных районов Израиля подобно тому, как это произошло после ухода из Газы в 2005 г.

ХАМАС в свою очередь использует политику Израиля для укрепления своих позиций в палестинском сопротивлении. В ходе предыдущих циклов насилия против Газы (в 2008–2009, 2012, 2014 и 2018 гг.) ХАМАС продемонстрировал способность увеличить дальность ракетных обстрелов и мобилизовать другие фронты, включая Западный берег и внутренние районы Израиля. Особенно ярко это проявилось во время конфликта в мае 2021 г.

Причины «Наводнения Аль-Аксы» и последующие события

Что касается операции «Наводнение Аль-Аксы», которую ХАМАС провел 7 октября, то ее необходимо рассматривать в контексте целого ряда факторов. На местном уровне большую роль сыграла репрессивная политика Министерства национальной безопасности Израиля по отношению к палестинским заключенным. Речь, в частности, идет об отмене компромисса между заключенными и тюремной администрацией, ставшего результатом длительной борьбы узников, в том числе в форме голодовок. В течение последних месяцев тюремная администрация усилила давление на заключенных: им ограничивают прогулки, посещения родственников, лишают права использовать телевизор, душ, электричество и пр. Общее количество палестинских заключенных составляет 5 000 человек.

Кроме того, увеличились темпы строительства поселений на Западном берегу. В марте 2023 г. был отменен Закон о размежевании 2005 г. (уход Израиля из Газы и северной части Западного берега в 2005 г.). Вероятно, данная акция была предпринята с целью заселения северной части Западного берега, о чем свидетельствует возвращение поселенцев в Хомеш. По словам представителя партии «Еврейская сила» Цпика Фогеля (Tzpicka Vogel), следующей задачей является возвращение в Гуш-Катиф в Газе [3]. Еще одним фактором стали умножившиеся нападения поселенцев на палестинцев (price tag attack policy), в результате которых только в этом году (до событий 7 октября) погибли 200 палестинцев (в результате нападения палестинцев погибли 30 израильтян).

На региональном уровне большое значение имеет процесс нормализации отношений между Израилем и Саудовской Аравией; нормализацию планируется осуществить через присоединение Саудовской Аравии к Cоглашениям Авраама. Это важно не только с точки зрения экономических и инвестиционных последствий, но и в символическом плане, поскольку Саудовская Аравия считается лидером арабского и суннитского мира. Важно отметить, что данная нормализация стала условием реализации крупного проекта строительства транспортного коридора, который соединит Индию с Европой через Саудовскую Аравию и Израиль и конкурирует с китайским проектом «Один пояс и один путь» (официальное название – экономический коридор «Индия – Ближний Восток – Европа» (IMEC, 2023 г.)).

Распространение Соглашений Авраама на Саудовскую Аравию крайне невыгодно для палестинцев. В ходе переговоров между арабами, американцами и израильтянами последние предложили внести изменения в «Арабскую инициативу 2000», предложенную в свое время саудовцами. Правки фактически сводят на нет основные положения инициативы. Американцы и израильтяне, в частности, предложили создать конфедерацию между Иорданией и Западным берегом реки Иордан, сохранив при этом еврейские поселения под суверенитетом Израиля. Кроме того, они предложили создать конфедерацию между Сектором Газа и Египтом, распустив при этом вооруженные силы палестинских организаций. За безопасность будут отвечать Египет и Иордания, а Иерусалим останется единым под суверенитетом Израиля. Эти изменения фактически отменяют прогресс, достигнутый после войны 1967 г., и перекладывают ответственность за Газу и Западный берег на арабские государства, позволяя Израилю сохранить свои колонии и Иерусалим. Принятие этого предложения весьма проблематично для палестинцев, поскольку фактически речь идет о депалестинизации конфликта.

Необходимо отметить, что за последние несколько лет Палестина добилась определенных успехов в отстаивании своей позиции на универсальном уровне, то есть в международных организациях и судах. Прежде всего, вектор политических и правовых усилий Палестины был существенно скорректирован за счет апелляции к праву международной ответственности. Основной посыл здесь состоит в том, чтобы вместо документирования нарушений, совершенных Израилем на оккупированных территориях, и попыток достичь переговорного решения, однозначно определить Израиль как агрессора, нарушающего право наций на самоопределение. Это должно повлечь за собой применение к нему санкций и контрмер со стороны всех государств (в настоящее время западные страны не применяют таких санкций) [4]. Другое важное достижение — judicialisation конфликта, то есть его передача к рассмотрению в международные суды. В 2018 г. Палестина обратилась в Международный Суд ООН, обвинив США в том, что перенос их посольства в Иерусалим нарушает Венскую конвенцию о дипломатических сношениях 1961 г. Международный уголовный суд принял к рассмотрению ситуацию в Палестине и в 2021 г. вынес решение, подтвердившее его юрисдикцию. В начале 2023 г. Международный Суд ООН принял к рассмотрению запрос Генеральной Ассамблеи о правовых последствиях незаконных практик Израиля на оккупированных палестинских территориях.

Операция ХАМАС исключает перспективу переговорного решения и делает малоперспективными любые попытки добиться реализации права палестинцев на самоопределение в политических органах ООН или в международных судах, которые, конечно, не смогут избежать политического давления. Что касается санкций и контрмер, то о них отныне не может быть и речи; ответом на любое подобное предложение будет фотография девушки со сломанными ногами в пикапе боевиков ХАМАС.

***

Ситуация, сложившаяся в Газе, подрывает палестинскую повестку дня и устанавливает политические рамки, отвечающие интересам США и Израиля. К настоящему времени в результате массированных бомбардировок израильских войск почти полмиллиона человек, проживающих в северном регионе сектора Газа, стали вынужденными переселенцами. Риторика Израиля, направленная на дегуманизацию палестинцев как абсолютного зла, по сути, становится оправданием для совершения геноцида жителей Газы. Следует отметить, что эта риторика не нова и используется израильской доктриной для противопоставления Израиля как демократического и правового государства палестинским террористическим организациям [5]. Все это заставляет вспомнить высказывание бывшего министра иностранных дел Израиля Аба Эбена о международном праве, которое «плохие парни» не применяют, а «хорошие» — игнорируют.

Основная проблема состоит в том, что предложения по урегулированию палестино-израильского конфликта (и в более общем плане — политико-правовой дискурс, определяющий отношение к данному конфликту) формулируются исключительно США и Израилем. Международное сообщество и представляющая его интересы Организация Объединенных Наций в связи с этим должны взять на себя большую ответственность за палестинский народ.

1. Haaretz, 30 August 2023; 09 September 2023

2. Haaretz, 12 October 2023.

3. Yidiot Ahronot, 21 March 2023.

4. См.: Qandeel M. Violence and State Attribution: The Case of Occupied Palestine // Journal of Palestine Studies. 2023. Vol. 52 (2). P. 43–63; Al-Rayyes N. The Israeli Settlements from the Perspective of International Humanitarian Law. Al-Haq Institute. Ramallah, 2000. P. 132.

5. Netanyahu B. Terrorism: How the West Can Win. Farrar, Straus & Giroux, 1986. Bukay D. Facts and Fables in the Mythology of Islamic and Palestinian Terrorism. ACPR Policy Paper № 162. 2006; Jarden E. The Israeli-Palestinian conflict in international law // Israel and a Palestinian State; Zero Sum Game? / Ed. by A. Stav. Zmora-Bitan Publishers, 2001. P. 132–146.


Оценить статью
(Голосов: 16, Рейтинг: 4.13)
 (16 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся