Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 5)
 (9 голосов)
Поделиться статьей
Алексей Юрк

Политолог-международник, независимый эксперт, автор Telegram-канала "Соединённые Штаты Ближнего Востока"

План судебной реформы вывел раскол в израильском обществе на новый уровень. Ее сторонники утверждали, что судебная власть обладает чересчур широкими полномочиями и использует их в рамках «политического активизма», тогда как противники опасались чрезмерного ослабления судебной власти и видели в действиях правительства прямую угрозу израильской демократии. В стране начались массовые протесты.

В данной ситуации американское руководство не могло не занять сторону протестующих, в то же время поначалу пытаясь не терять связь с правительством Нетаньяху. Белый дом не мог допустить развала израильской армии, который на фоне обострения противоречий с палестинцами и сохранения иранской угрозы мог привести к самым роковым для страны последствиям. Все это привело к постепенному ужесточению американской позиции. Но несмотря на ряд предостережений из США, 24 июля 2023 г. законопроект, ограничивающий полномочия Верховного суда Израиля, был принят.

Формальная реакция Вашингтона на это событие была на удивление мягкой, однако куда более жесткой оказалась реакция со стороны американского гражданского общества. Более полутора тысяч ученых из США и Израиля подписались под коллективным письмом, где положение палестинцев в Израиле описывается как «режим апартеида» и утверждается, что до тех пор, пока это положение сохраняется, «в Израиле не может быть демократии». Два бывших посла США в Израиле призвали США сократить или сделать небезусловной военную помощь Израилю с тем, чтобы ее как минимум нельзя было использовать для расширения поселений за «зеленой линией». Политика Конгресса, известного еще более произраильской позицией, также подверглась острой критике.

Несмотря на это, общий рост оппозиции Израилю среди представителей мейнстрима американской политики несколько запоздал по сравнению с ростом антиизраильских настроений среди населения Соединенных Штатов. В последние пять лет поддержка израильтян со стороны американцев неуклонно снижается, в то время как поддержка палестинцев, напротив, растет. Примечательно, что наименьший уровень поддержки израильтян наблюдается у сторонников Демократической партии, а также представителей миллениалов и поколения Z, что ставит под вопрос будущее как двухпартийной поддержки Израиля, так и американо-израильских отношений в их нынешнем формате.

Вашингтон, очевидно, делает ставку на то, что после более чем полугода массовых протестов израильское общество одумается и передаст власть центристским и левоцентристским политикам, которые сумеют договориться с палестинцами, чем проторят путь к нормализации отношений с Саудовской Аравией, и не будут так активно возражать против заключения американо-иранских договоренностей. Тем не менее двусторонние отношения нельзя вести только с теми политическими силами страны, которые тебе больше нравятся. В этом контексте постепенное размывание двухпартийной поддержки Израиля, несовпадение электоральных циклов и общая поляризация политических сил в США и Израиле медленно, но верно ведут к разбалансировке «особых отношений». Относительно прагматичная и центристская политика президента Байдена пока позволяет удерживать американо-израильские отношения в пределах допустимых значений. Однако ситуация может в корне измениться, когда в Демократической партии на смену ветеранам придут сторонники левого, прогрессистского крыла, и Джо Байден действительно может стать «последним произраильским президентом-демократом».

В начале января 2023 г. израильский Институт исследований национальной безопасности (INSS) представил президенту Израиля Ицхаку Герцогу отчет, содержащий стратегический прогноз на грядущий год. Его авторы утверждали, что «особые отношения» с Соединенными Штатами находятся под угрозой из-за планов недавно вновь сформированного правительства Биньямина Нетаньяху провести одиозную судебную реформу, а также из-за утраты двухпартийной поддержки Израиля в самих США ввиду растущих симпатий Демократической партии к палестинцам. Директор INSS Тамир Хайман отметил, что «особые отношения» являются своего рода маркером восприятия Израилем своей безопасности, и любой ущерб, нанесенный им, напрямую повлияет на всю внешнюю политику Израиля. Стоит только позавидовать и поаплодировать израильским аналитикам — как показали последующие события, их прогноз был необыкновенно точен.

Премьер-министерская чехарда

Отношения между избранным в 2020 г. президентом США Джо Байденом и кажущимся непотопляемым премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху, несмотря на их 40-летнюю дружбу, не заладились с самого начала. После максимально произраильски настроенного Дональда Трампа в Вашингтоне к власти пришли те же люди, которые заключили кошмарную в восприятии Нетаньяху «ядерную сделку» с Ираном и неустанно критиковали Израиль за строительство поселений на Западном берегу реки Иордан (ЗБРИ). Байден продолжил данную политику, возобновив финансирование Ближневосточное агентство ООН для помощи палестинским беженцам и организации работ (БАПОР), а также открыто заявляя о поддержке принципа двух государств, при этом оставив в силе фундаментальные решения предыдущей администрации о признании всего Иерусалима столицей Израиля и о признании аннексии Голанских высот. Во время очередного обострения палестино-израильского конфликта в мае 2021 г. Вашингтон был подвергнут критике за недостаточную поддержку как Израиля, так и палестинцев, хотя некоторые аналитики считают, что закулисная дипломатия США, напротив, способствовала скорому установлению относительно прочного перемирия.

Впрочем, по всей вероятности, американское вмешательство было призвано помочь не Нетаньяху, а его политическим противникам. Набиравшая силу «коалиция перемен» под руководством лидера центристской партии «Еш Атид» Яира Лапида нуждалась в поддержке как от арабской партии «Раам», так и от блока «Ямина» Нафтали Беннета, который по ряду вопросов занимал более правые позиции, чем сам Нетаньяху. В итоге 13 июня 2021 г. к присяге было приведено правительство Беннета — Лапида, которое само занялось «тихой дипломатией», пытаясь наладить пошатнувшиеся отношения с США.

Однако несмотря на определенный прогресс в ходе переговоров вокруг иранской ядерной сделки, из-за обострения ситуации вокруг еврейских поселений за «зеленой линией», вызванного позицией выторговавшего себе пост премьер-министра Беннета, двусторонние отношения вновь начали ухудшаться. В каком-то смысле масла в огонь подлила и начавшаяся в феврале 2022 г. спецоперация России на Украине, в отношении которой Израиль далеко не везде следовал в русле политики Вашингтона, за что подвергался серьезной критике. Не спасло ситуацию и ближневосточное турне, предпринятое президентом Байденом в июле 2022 г., — договориться о расширении Соглашений Авраама не получилось, как и сформировать региональный антииранский альянс. В то же время благодаря этому на американского лидера обрушилась волна критики за продвижение интересов «Израиля и ближневосточных авторитарных лидеров».

Впрочем, еще в конце июня «коалиция перемен» распалась, и на 1 ноября были назначены очередные, пятые за последние три года выборы в Кнессет. Чтобы противостоять успешному политическому контрнаступлению со стороны Нетаньяху и его союзников, долгое время критиковавших действующее правительство за недостаточно активное противодействие переговорам с Ираном, в начале сентября Байден и ставший к тому времени премьер-министром Лапид договорились о том, что новая «ядерная сделка» не обсуждается и не будет подписана в обозримом будущем. Кроме того, за несколько дней до выборов, в конце октября, при посредничестве США между Ливаном и Израилем была заключена сделка об урегулировании морских границ, что позволяло продолжить добычу и разведку месторождений углеводородов в Восточном Средиземноморье. Нетаньяху подверг яростной критике саму сделку и правительство за передачу израильских газовых месторождений Хезболле, однако механизм сделки, заключавшийся в подписании Израилем и Ливаном отдельных соглашений с США, не позволял так просто покинуть ее.

Возвращение короля

Тем не менее победу на выборах вновь одержал «Ликуд», и Нетаньяху получил мандат на формирование правительства, которое было приведено к присяге в последние дни 2022 г. Сразу же после выборов у США возник ряд вопросов, в первую очередь — к составу будущего правительства, которое обещало стать самым «правым» в истории современного Израиля. Так, Вашингтон не собирался сотрудничать с крайне правыми и ультраортодоксальными политиками Бецалелем Смотричем и Итамаром Бен-Гвиром, выступавшими в том числе за введение ограничений в отношении представителей ЛГБТ и усиление дискриминации в отношении палестинцев. Особенно важно в данном случае отношение США к первому из них, который открыто выражал желание занять должность министра обороны. Нетаньяху пришлось пойти на уступки на обоих фронтах и назначить Смотрича министром финансов, при этом также выделив ему специально созданную должность «министра в министерстве обороны». Впрочем, даже члены куда более произраильски настроенного Конгресса США во время визита в Израиль отказались встречаться с представителями партий Смотрича и Бен-Гвира.

Напряженность между Тель-Авивом и Вашингтоном проявилась буквально с первых дней работы нового правительства. 3 января 2023 г. новый глава израильского МИД Эли Коэн провел телефонный разговор с госсекретарем Энтони Блинкеном. Несмотря на то, что оба подчеркнули взаимную значимость и стратегический характер американо-израильских отношений, при детальном рассмотрении позиции существенно различались. Если американская сторона делала акцент на важности «ценностей, которые десятилетиями лежали в основе двусторонних отношений», приверженности принципу двух государств и противодействии «политике, которая ставит под угрозу его жизнеспособность», израильская сторона упирала на обсуждение практических вопросов, таких как расширение Соглашений Авраама, борьба с ядерной программой Ирана, а также с международной активностью Палестины, в очередной раз стремившейся добиться осуждения «израильской оккупации». Кроме того, чуть ранее Эли Коэн во время церемонии вступления в должность пообещал, что Израиль будет «меньше говорить об Украине», а также сообщил о планах переговорить со своим российским коллегой Сергеем Лавровым, что вызвало резкую критику со стороны США.

Затем в Израиль в два приема высадился американский «внешнеполитический десант». Сперва 18 января страну посетил советник Байдена по национальной безопасности Джейк Салливан, который в ходе своего визита обозначил «красные линии» США, касающиеся аннексии ЗБРИ и массового расширения поселенческой политики. Затем, в разгар серии терактов в Иерусалиме, в Израиль прибыл и сам Энтони Блинкен. Совместная пресс-конференция с премьер-министром Нетаньяху по итогам визита представляла собой набор уже знакомых тезисов о нерушимости американских гарантий безопасности Израилю, необходимости деэскалации конфликта с палестинцами, продвижения нормализации отношений с арабским миром и недопущения дальнейшего развития иранской ядерной программы. Однако куда более интересным стал акцент американской стороны на важности сохранения демократии в Израиле, прозвучавший недвусмысленным намеком на необходимость свернуть крайне противоречивую судебную реформу.

Час суда

План судебной реформы, анонсированный 4 января 2023 г. министром юстиции Яривом Левиным, был направлен на перераспределение ряда полномочий от судебной к законодательной и исполнительной власти. В частности, предполагалось фактически передать контроль над процессом выборов членов Верховного суда в руки правительства, в свою очередь представляющего парламентское большинство, а также значительно сократить возможность Верховного суда влиять на решения правительства или принимаемые законы. Проект реформы вывел раскол в израильском обществе на новый уровень. Ее сторонники утверждали, что судебная власть обладает чересчур широкими полномочиями и использует их в рамках «политического активизма», тогда как противники опасались чрезмерного ослабления судебной власти и видели в действиях правительства прямую угрозу израильской демократии. В стране начались массовые протесты.

В данной ситуации американское руководство не могло не занять сторону протестующих, в то же время поначалу пытаясь не терять связь с правительством Нетаньяху. Посредником как между правительством и протестующими, так и между правительством и Вашингтоном выступил президент Израиля, левоцентрист Ицхак Герцог, ранее уже игравший эту роль во время охлаждения отношений между Белым домом и правительством Беннета — Лапида. Президент Байден вслед за своими подчиненными поначалу занял умеренную позицию, не осуждая реформу Нетаньяху прямо, в то же время рассуждая о «гениальности американской и израильской демократий», построенных на «системе сдержек и противовесов и независимой судебной системе».

Наряду с угрозой израильской демократии вашингтонских политиков волновала также угроза обороноспособности еврейского государства. Сотни резервистов отказывались являться на службу в знак протеста против судебной реформы, а группа отставных высокопоставленных офицеров ЦАХАЛ в середине марта направилась в Вашингтон с целью добиться усиления давления со стороны США на израильское правительство. Апофеозом же воинского неповиновения стал призыв соратника Нетаньяху по партии «Ликуд», министра обороны Йоава Галанта приостановить реформу, за что тот был немедленно уволен, что привело лишь к новому взрыву массовых протестов. Белый дом не мог допустить развала израильской армии, который на фоне обострения противоречий с палестинцами и сохранения иранской угрозы мог привести к самым роковым для страны последствиям.

Все это привело к постепенному ужесточению американской позиции. 20 марта 2023 г. президент Байден провел телефонный разговор с Нетаньяху, в ходе которого вновь поднял тему значимости демократии для американо-израильских отношений и уже прямо предложил поддержку в поиске компромисса по вопросу судебной реформы. Успехом разговор не увенчался: израильский премьер стоял на своем, утверждая, что израильская демократия «здорова» и «динамично развивается».

Однако финальный удар был нанесен 28 марта, на следующий день после того, как было объявлено о приостановке реформы. Во время разговора с журналистами Джо Байден заявил, что Израиль «больше не может следовать по этому пути» и выразил надежду, что израильский премьер откажется от своих планов. В довершение всего американский президент отметил, что не собирается приглашать Нетаньяху в Белый дом «в ближайшем будущем», что последний воспринял крайне остро. На следующий день он заявил, что «Израиль — это суверенная страна, которая принимает свои решения по воле своего народа, а не на основе давления из-за рубежа, в том числе со стороны лучших друзей», тогда как все тот же Итамар Бен-Гвир и вовсе напрямую обвинил США во вмешательстве во внутренние дела Израиля.

Любопытно, что как израильская, так и американская оппозиция заняла по данному вопросу противоположную своим оппонентам позицию. Так, Яир Лапид обвинил «самое экстремистское правительство в истории страны» в том, что оно разрушило союз с Америкой всего за три месяца. В то же время спикер Палаты представителей республиканец Кевин Маккарти встал на сторону Нетаньяху, назвав того патриотом и «большим другом США», а его коллега Крис Смит раскритиковал администрацию Байдена за публичное обсуждение подобных вопросов.

По всем фронтам

Андрей Кортунов:
Ключи от региона

Решение Биньямина Нетаньяху приостановить судебную реформу на некоторое время стабилизировало и американо-израильские отношения. Впрочем, стабилизация эта была неравномерной: на некоторых направлениях стороны пытались продвигаться вперед, однако общий негативный фон сводил на нет все возможные и реальные достижения.

Наихудшим образом ситуация развивалась на палестинском направлении. Еще в первые два месяца работы нового правительства произошло два инцидента, на которые США были вынуждены отреагировать. Первый, подъем Итамара Бен-Гвира, ставшего министром национальной безопасности, на Храмовую гору, произошел в начале января и был назван Госдепартаментом «неприемлемым». Другой же — предложение Бецалеля Смотрича в ответ на беспорядки в палестинском городке Хавара попросту стереть его с лица земли — был назван «безответственным» и «отвратительным».

Буквально в тот же день, когда в Хаваре начались беспорядки, в иорданской Акабе встретились представители Иордании, Египта, Израиля, Палестины и США. По итогам встречи было принято коммюнике, согласно которому Израиль и Палестина подтвердили «стремление к достижению долгого и прочного мира», а также договорились прекратить односторонние меры на срок до полугода. 19 марта стороны встретились в том же составе в египетском Шарм-эль-Шейхе. Ключевым отличием мартовского коммюнике от февральского стало зафиксированное стремление «улучшить экономические условия палестинского народа», однако видимых результатов ни первая, ни вторая встреча не принесли — число терактов, совершенных как евреями, так и палестинцами, только росло. Летом ситуация дополнительно накалилась, поскольку 18 июня израильское правительство решило упростить процедуру одобрения строительства поселений на Западном берегу, к тому же поручив контролировать этот процесс… Бецалелю Смотричу. Госдепартамент выразил обеспокоенность подобным поведением Израиля и призвал вернуться к соблюдению обязательств, принятых на себя в Акабе и Шарм-эль-Шейхе, но результата это не возымело. Более того, на следующий день началась операция в палестинском Дженине, которая затем повторилась 3–5 июля в большем масштабе. Израиль попытался выставить это как защиту от действий «иранских марионеток», в то время как реакция США в основном свелась к повторению старого тезиса «Израиль имеет право на самооборону». Ответом на это стало решение Палестины о прекращении всех контактов с Израилем, а также о сведении к нулю контактов с США.

Обострение палестино-израильского конфликта негативно сказалось на переговорах по расширению Соглашений Авраама за счет Саудовской Аравии. Саудо-израильская нормализация была бы выгодна США сразу по нескольким причинам — это и рост возможностей по привлечению к данному процессу других арабских стран, готовых последовать примеру родины ислама; и возможность существенно продвинуться вперед в деле образования антииранского регионального альянса; наконец, это крупный дипломатический успех, способный сыграть в пользу демократов на выборах 2024 г. Первые контуры потенциальной сделки стали проявляться еще в марте, когда стало известно, что за нормализацию отношений с Израилем Эр-Рияд требует формальных гарантий безопасности и помощь в развитии мирного атома. Чуть позже, в мае, стало известно, чего обе стороны требуют от самого Израиля: КСА просило о возобновлении мирных переговоров с палестинцами, а США — полного отказа от проведения судебной реформы. Однако ни первое, ни тем более второе условие не выглядело выполнимым.

В отношении конфликта на Украине правительство Нетаньяху заняло позицию еще более строгого нейтралитета. В январе 2023 г. Израиль отказался передать Украине системы ПВО MIM-23 Hawk, ссылаясь на их плохое техническое состояние. Когда же в июне США запросили разрешить передачу Украине двух батарей комплекса «Железный купол», Нетаньяху вновь ответил отказом, на сей раз сославшись на возможность попадания данных систем в руки Ирана. Стоит отметить, что данный вопрос волновал Израиль уже давно: в Тель-Авиве справедливо опасались, что оружейный рынок Ближнего Востока вскоре могут наводнить иранские копии «Джавелинов» и прочей западной техники.

Даже в вопросе взаимодействия по иранской ядерной программе между партнерами начали появляться трещины. Еще в марте администрация Байдена фактически дезавуировала слова посла США в Израиле Тома Найдеса, который заявил, что израильтяне могут делать «все что угодно, чтобы разобраться с иранской ядерной программой», а Вашингтон «их прикроет». Неудивительно, что после этого майское предложение Пентагона начать совместное военное планирование против Ирана было воспринято в Тель-Авиве с опасениями, что в случае согласия у Израиля будут связаны руки. Возобновление же переговоров между США и Ираном в июне, по всей видимости, вывело Нетаньяху из себя настолько, что тот организовал утечку информации об этом в израильские СМИ, что, в свою очередь, вызвало резко негативную реакцию в Вашингтоне.

Отдельной темой для разногласий между США и Израилем стал вышеупомянутый отказ Байдена пригласить Нетаньяху в Вашингтон. Дошло до того, что в марте израильский премьер предположительно запретил членам своего кабинета летать в США и вообще контактировать с американскими официальными лицами, пока его не пригласят в Белый дом. В то же время Вашингтон посетили сперва лидер оппозиции Яир Лапид, а затем, в июле, и президент Израиля Ицхак Герцог. Однако стоит отметить, что перед визитом Герцога Байден позвонил израильскому премьеру и наконец пригласил того в Белый дом.

Час суда 2.0

В ходе июльского разговора с Байденом Нетаньяху пообещал сформировать «широкий консенсус» по поводу судебной реформы, которую он все же намеревался провести в ближайшие дни. Однако, судя по всему, этим словам не поверил даже сам Байден. В беспрецедентном интервью журналисту Томасу Фридману президент предостерег своего друга от возможности «сломать в израильской демократии и в отношениях с американской демократией нечто, что починить, быть может, уже не удастся».

Несмотря на очередную волну предостережений из США, 24 июля 2023 г. законопроект, ограничивающий полномочия Верховного суда Израиля, был принят. Консенсуса достичь не удалось: в знак протеста израильская оппозиция покинула зал заседаний Кнессета и не участвовала в голосовании. Формальная реакция Вашингтона на это событие была на удивление мягкой. Пресс-секретарь Белого дома Карин Жан-Пьер лишь отметила, что, «к несчастью», голосование по вопросу реформы прошло с минимальным большинством, в то же время не забыв упомянуть нерушимость гарантий безопасности Израилю и демократические ценности как основу американо-израильских отношений. В схожих терминах описал происходящее и спикер Госдепартамента Мэтью Миллер.

Однако куда более жесткой оказалась реакция на действия израильского правительства со стороны американского гражданского общества, причем дело было далеко не только в судебной реформе: она стала лишь соломинкой, под которой спина «верблюда» двухпартийной поддержки Израиля начала не просто прогибаться, но уже угрожающе трещать. Более полутора тысяч ученых из США и Израиля подписались под коллективным письмом, где положение палестинцев в Израиле описывается как «режим апартеида» и утверждается, что до тех пор, пока это положение сохраняется, «в Израиле не может быть демократии», поскольку «еврейское превосходство росло в течение многих лет». Два бывших посла США в Израиле, Дэниел Курцер и Мартин Индик, призвали США сократить или сделать небезусловной военную помощь Израилю с тем, чтобы ее как минимум нельзя было использовать для расширения поселений за «зеленой линией». Политика Конгресса, известного еще более произраильской позицией, также подверглась острой критике.

Несмотря на это, общий рост оппозиции Израилю среди представителей мейнстрима американской политики несколько запоздал по сравнению с ростом антиизраильских настроений среди населения Соединенных Штатов. В последние пять лет поддержка израильтян со стороны американцев неуклонно снижается, в то время как поддержка палестинцев, напротив, растет. Сегодня израильтянам симпатизирует 54% американцев, что хоть и больше половины, но в то же время является самым низким показателем со времен Второй интифады. Примечательно, что наименьший уровень поддержки израильтян наблюдается у сторонников Демократической партии (49% против 32% у палестинцев), а также представителей миллениалов и поколения Z (42% против 40% у палестинцев), что ставит под вопрос будущее как двухпартийной поддержки Израиля, так и американо-израильских отношений в их нынешнем формате.

***

Перефразируя и несколько дополняя классика, можно сказать, что администрация Байдена действует по принципу «Нетаньяху приходят и уходят, а Государство Израиль должно остаться». Вашингтон, очевидно, делает ставку на то, что после более чем полугода массовых протестов израильское общество одумается и передаст власть центристским и левоцентристским политикам, таким как Яир Лапид и Ицхак Герцог, которые сумеют договориться с палестинцами, чем проторят путь к нормализации отношений с Саудовской Аравией, и не будут так активно возражать против заключения американо-иранских договоренностей. Тем не менее двусторонние отношения нельзя вести только с теми политическими силами страны, которые тебе больше нравятся. В этом контексте постепенное размывание двухпартийной поддержки Израиля, несовпадение электоральных циклов и общая поляризация политических сил в США и Израиле медленно, но верно ведут к разбалансировке «особых отношений». Относительно прагматичная и центристская политика президента Байдена пока позволяет удерживать американо-израильские отношения в пределах допустимых значений. Однако ситуация может в корне измениться, когда в Демократической партии на смену ветеранам придут сторонники левого, прогрессистского крыла, и Джо Байден действительно может стать «последним произраильским президентом-демократом».


(Голосов: 9, Рейтинг: 5)
 (9 голосов)

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся