Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 12, Рейтинг: 2.42)
 (12 голосов)
Поделиться статьей
Александр Королёв

К.полит.н, заместитель заведующего Евразийским сектором ЦКЕМИ НИУ ВШЭ, эксперт РСМД

Визит вице-президента США Камалы Харрис в две страны Юго-Восточной Азии — Сингапур и Вьетнам — ознаменовался немалым количеством подарков со стороны Вашингтона, комплиментов двум странам и всей АСЕАН, красочных газетных заголовков и дежурных обвинений в адрес Китая. На первый взгляд, репутационно и тактически необходимая командировка второго по значимости должностного лица США подогрела разговоры о начале нового этапа «возвращения» США в Юго-Восточную Азию. Однако на деле ситуация не столь однозначна.

Богатый на яркие заявления и символические жесты со стороны американской делегации визит вице-президента США Камалы Харрис создал больше поводов для озабоченности АСЕАН, чем для радости от полученных подарков и лестных слов в адрес отдельных ее участников. Предшествующие посещения американских официальных лиц стран ЮВА и непосредственно сам августовский визит К. Харрис отчетливо показал, что США при президенте Дж. Байдене не намерены отходить от заложенного его предшественником внешнеполитического курса, суть которого заключается в системном сдерживании КНР и избирательном подборе внешних партнеров для его реализации. Вне всяких сомнений, большая ориентация команды Дж. Байдена на невоенные аспекты безопасности и более открытый и предсказуемый диалог по экономическим вопросам, которые нашли отражение в заявлениях К. Харрис, устраивает АСЕАН. Однако подобные формулировки и конкретные шаги не затмевают главные поводы для беспокойства АСЕАН — сохранение политики жесткого сдерживания КНР, присущей Д. Трампу, фрагментация комплекса безопасности в регионе путем продвижения индо-тихоокеанской стратегии в американском звучании и взаимодействия с АСЕАН по остаточному принципу вместо позиционирования ЮВА в качестве отдельного и самодостаточного направления внешней политики США.

Визит вице-президента США Камалы Харрис в две страны Юго-Восточной Азии — Сингапур и Вьетнам — ознаменовался немалым количеством подарков со стороны Вашингтона, комплиментов двум странам и всей АСЕАН, красочных газетных заголовков и дежурных обвинений в адрес Китая. На первый взгляд, репутационно и тактически необходимая командировка второго по значимости должностного лица США подогрела разговоры о начале нового этапа «возвращения» США в Юго-Восточную Азию. Однако на деле ситуация не столь однозначна. Попробуем разобраться со всеми нюансами визита.

«Гаванский синдром» или задержка американской политики в Юго-Восточной Азии

Рабочее турне Камалы Харрис привлекло значительное внимание общественности и объективов камер сразу по нескольким причинам: начиная от нарядов вице-президента и заканчивая задержкой вылета американской делегации из Сингапура во Вьетнам на 3,5 часа в связи с подозрением на «аномальные инциденты, связанные со здоровьем» или, проще говоря, «гаванский синдром» у официальных лиц США в Ханое. Казалось бы, рядовое событие несет в себе много символизма. «Задержка» — именно так можно охарактеризовать американскую внешнюю политику под шефством Дж. Байдена в Юго-Восточной Азии. Придя к власти, президент выписал немалое количество комплиментов АСЕАН и отдельным странам ЮВА и неоднократно упоминал Ассоциацию в качестве одного из стратегических направлений внешней политики Вашингтона, а также заявлял о важности укрепления всеобъемлющего диалога с ней. Прошло уже больше полугода, но усилия по «развороту» или «возвращению» США в ЮВА оказались более чем скромными. До сих пор американский президент не нанес ни одного визита в одну из стран АСЕАН, при этом уже успел физически побывать в странах Индо-Тихоокеанского региона — Японии и Южной Корее, а бремя телефонных звонков и онлайн-переговоров постоянно перекладывается на его ближайшее окружение. Напротив, партнеры АСЕАН по региону (Китай, Япония, Корея), а также внерегиональные игроки (ЕС) заметно активизировали свою деятельность в Юго-Восточной Азии в 2021 г., и именно с ними АСЕАН связывает свои надежды на посткризисное восстановление.

Элиты стран Юго-Восточной Азии в этом контексте вспоминают предшественника Дж. Байдена на посту президента США. Они опасаются, что новый глава Белого дома продолжит систематически игнорировать регион, прячась за спинами своих азиатско-тихоокеанских советников, а Вашингтон окончательно сместит свое внимание на Китай и союзников в Азии.

Ключевые партнеры вне американского альянса

В содержательном плане первое, что бросается в глаза, — география визита, которая ограничивается двумя странами ЮВА, среди которых отсутствуют формальные военно-политические союзники США — Филиппины и Таиланд. Однако не следует торопиться с выводами о нежелании Вашингтона поддерживать союзнические отношения с Манилой и Бангкоком. Важно учесть, что официальный визит «второго» лица США Камалы Харрис состоялся вскоре после посещения заместителем госсекретаря Венди Шерман Индонезии, Камбоджи и Таиланда, а также поездок министра обороны США Ллойда Остина на Филиппины и Вьетнам. С Ханоем стороны обсудили возможность повышения уровня двусторонних отношений до стратегического партнерства.

Выбор Сингапура и Вьетнама выглядит вполне логичным продолжением расширенного турне по ЮВА официальных представителей США. Характерно, что среди стран АСЕАН именно Сингапур и Вьетнам вынесены в «Промежуточной стратегии США по национальной безопасности 2021 г.» (Interim National Security Strategic Guidance 2021) в категорию ключевых партнеров Вашингтона вне Альянса.

Что касается Сингапура, то он пребывает в статусе стратегического партнера США, являясь одним из ведущим военно-технических партнеров Вашингтона в Юго-Восточной Азии. Кроме того, Сингапур — мощный финансовый и интеллектуальный центр АСЕАН, что также учитывается Соединенными Штатами при расширении сети партнерств. Ставка на Вьетнам еще более очевидна — Ханой пытается по мере возможностей проводить более жесткую политику в отношении КНР, в особенности по проблеме Южно-Китайского моря. Вашингтон с большой охотой подпитывает антикитайские настроения Вьетнама и стремится более активно интегрировать страну в Индо-Тихоокеанский регион. Неслучайно Вьетнам — единственная страна АСЕАН, которая присоединилась к формату Четырехстороннего оборонного формата плюс (QUAD Plus); и представляется, что формирование полноценного стратегического партнерства между Вашингтоном и Ханоем уже не за горами.

«Миллионы алых доз»

Второй момент, на который стоит обратить внимание, — повестка, с которой приехала Камала Харрис, а точнее — расстановка акцентов. Ключевое место заняли именно социально-экономические вопросы, в частности — меры по борьбе с пандемией и стихийными бедствиями, восстановление нарушенных цепочек добавленной стоимости в регионе, более активное продвижение зеленых технологий. Проведенные встречи подтвердили намерение США вернуться к предоставлению международной помощи усилиям USAID, которая не пользовалась особой популярностью в качестве инструмента внешней политики во времена Д. Трампа применительно к АСЕАН. В частности, К. Харрис анонсировала, что США предоставят дополнительно миллион доз вакцин «Pfiser» Вьетнаму, доведя общее число пожертвований до 6 млн доз, а также предоставит дополнительные 24 млн долл. помощи Вьетнаму в борьбе с пандемией. Вишенкой на «пандемийном торте» стало участие К. Харрис в церемонии открытия регионального офиса Центра по контролю и профилактике заболеваний (CDC) в Ханое; он призван улучшить взаимодействие между Вьетнамом и США (и в более широком формате — с АСЕАН) в сфере общественного здравоохранения.

Подобная расстановка дипломатических акцентов понятна и правильна с точки зрения внешнеполитических интересов США. Во-первых, зачастую повестка двусторонних отношений с АСЕАН перегружена вопросами военно-стратегического характера, которые ставят «десятку» в неловкое положение и вызывают дополнительную головную боль (как, например, продвижение Индо-Тихоокеанского региона в ее американской версии). Во-вторых, страны АСЕАН объективно нуждаются в помощи в реагировании на нетрадиционные угрозы безопасности, к числу которых относятся противодействие пандемии, предотвращение последствий стихийных бедствий и т.д. Преимущество заключается в том, что взаимодействие по данным вопросам менее политизировано, выстраивается на конструктивной повестке, а источником представленных угроз как правило не является конкретная страна. Наконец, другие крупные игроки — Китай, Япония, Южная Корея и ЕС — заработали в глазах государств-членов АСЕАН дополнительные очки за помощь Ассоциации в борьбе с пандемией COVID-19, и США явно не хотят проиграть в этой гонке.

«Гуманитаризация» двусторонней повестки в рамках визита Камалы Харрис дополнилась дежурными ритуалами в виде признания Вашингтоном центральной роли АСЕАН в поддержании региональной архитектуры в сфере безопасности и экономики. На практике это довольно пустая, но столь сакральная для Ассоциации формулировка, которая является частью «входного билета» в Юго-Восточную Азию для любого внешнего партнера. Символично также, что именно в окружении стран АСЕАН США предложили провести саммит АТЭС в 2023 г. у себя, что подчеркивает нацеленность Вашингтона на работу в многостороннем формате.

Море снова волнуется

Визит вице-президента США не обошелся и без обсуждения наиболее тяжеловесных тем — пиара американской версии Индо-Тихоокеанского региона и ставшей уже традиционной демонизации Китая из-за его напористых действий в Южно-Китайском море. Камала Харрис обвинила Пекин в политике давления и запугивания стран Юго-Восточной Азии в ЮКМ и предложила совместно искать способы усиления ответного давления на Китай с целью принуждения к выполнению обязательств по Конвенции UNCLOS 1982 г. и балансирования его влияния в регионе. Любопытно, что официальный представитель США специально акцентировала внимание стран АСЕАН на том, что сотрудничество с «десяткой» в ИТР не направлено против какой-либо из стран, и Вашингтон не стремится поставить государства объединения перед выбором. Красивый пассаж, который кочует из одного официального выступления представителей Белого дома в другое, на деле слабо увязывается на уровне как риторики, так и конкретных действий.

В действительности последние годы, особенно со времен Д. Трампа, американская администрация завуалированно, а иногда и вовсе прямым текстом предлагает странам АСЕАН отказаться от китайских проектов и инициатив и сделать ставку на американоцентричные. Это отчетливо проявляется на примере попыток Вашингтона разубедить страны АСЕАН в участии в инициативе «Пояса и Пути» и вместо этого выбрать экономические треки Индо-Тихоокеанского региона, в том числе в рамках закона «О лучшем использовании инвестиций, ведущих к развитию» (BUILD Act). Более того, Д. Байден уже поднимал вопрос о необходимости создания полноценной альтернативы «Поясу и Пути» усилиями США, Великобритании и других американских союзников. В случае прогресса на этом направлении странам АСЕАН наверняка будет предложено участие. И это только частные сюжеты.

Трамп ушел, но остался

Отбросив всю лирику и протокольный пафос, можно констатировать, что, с одной стороны, сами страны АСЕАН заинтересованы в конкуренции и даже контролируемой конфронтации между США и КНР. На протяжении многих десятилетий государствам объединения удавалось капитализировать американо-китайские разногласия. Формула очень простая — «большие» игроки меряются мускулами в регионе и стремятся переманить на свою сторону младших партнеров, попутно задаривая их инвестициями, пакетами помощи и другими приятными бонусами. С другой стороны, опыт холодной войны учит нас, что по мере обострения противоречий между великими державами малые и средние страны оказываются в уязвимом положении, которое затрудняет, а зачастую и вовсе лишает их внешнеполитического маневра. Подобная ситуация с определенными оговорками применима и к треугольнику США — КНР — АСЕАН. Реализация такого сценария создает риски усиления односторонней зависимости отдельных стран АСЕАН от США или Китая, а на уровне объединения — ослабления субъектности Ассоциации и превращения ее в исключительно инструмент и продукт великодержавного соперничества.

В этом отношении визит Камалы Харрис лишь подтвердил опасения стран АСЕАН, что нынешняя политика США в отношении Юго-Восточной Азии сохранила больше преемственности политике Д. Трампа, чем Б. Обамы. Безусловно, при Б. Обаме Вашингтон также стремился использовать АСЕАН как многостороннюю площадку для трансляции основных идей и реализации ключевых внешнеполитических приоритетов США в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Однако отличия заключаются в инструментарии. Основная ставка Вашингтона в эпоху Б. Обамы была сделана на укрепление многостороннего диалога с АСЕАН за счет более активного вовлечения (engagement) США в асеаноцентричные структуры. Примером тому является подписание в 2009 г. Договора о дружбе и сотрудничестве в ЮВА, создание формата ежегодных встреч глав государств 10+1, а также подключение Вашингтона к работе Восточноазиатского саммита (ВАС) 19 ноября 2011 г. Представители администрации Д. Байдена также заявляют о необходимости продвижения политики вовлечения, однако на этот раз США стремятся уже вовлечь АСЕАН в американоцентричные структуры и сетевые форматы, главным из которых является Индо-Тихоокеанский регион, и заявления К. Харрис — яркое тому подтверждение.

Таким образом, можно прийти к выводу, что в этом аспекте демонтажа внешнеполитического наследия Д. Трампа не произошло, и страны АСЕАН и далее будут высказывать недовольство продолжением Вашингтоном курса на разрушение инклюзивности региона.

***

Богатый на яркие заявления и символические жесты со стороны американской делегации визит вице-президента США Камалы Харрис создал больше поводов для озабоченности АСЕАН, чем для радости от полученных подарков и лестных слов в адрес отдельных ее участников. Предшествующие посещения американских официальных лиц стран ЮВА и непосредственно сам августовский визит К. Харрис отчетливо показал, что США при президенте Дж. Байдене не намерены отходить от заложенного его предшественником внешнеполитического курса, суть которого заключается в системном сдерживании КНР и избирательном подборе внешних партнеров для его реализации. Вне всяких сомнений, большая ориентация команды Дж. Байдена на невоенные аспекты безопасности и более открытый и предсказуемый диалог по экономическим вопросам, которые нашли отражение в заявлениях К. Харрис, устраивает АСЕАН. Однако подобные формулировки и конкретные шаги не затмевают главные поводы для беспокойства АСЕАН — сохранение политики жесткого сдерживания КНР, присущей Д. Трампу, фрагментация комплекса безопасности в регионе путем продвижения индо-тихоокеанской стратегии в американском звучании и взаимодействия с АСЕАН по остаточному принципу вместо позиционирования ЮВА в качестве отдельного и самодостаточного направления внешней политики США.


Оценить статью
(Голосов: 12, Рейтинг: 2.42)
 (12 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся