Распечатать Read in English
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

25 апреля 2016 г. РСМД совместно с Центром стратегических и международных исследований провел семинар «Сотрудничество России и США в построении региональных систем безопасности». Участники мероприятия обсудили вопросы, связанные с текущим мировым кризисом и борьбой с терроризмом. Кэтлин Хикс (Центр стратегических и международных исследований), Ким Крейджин (Национальный университет обороны) и Ольга Оликер (ЦСМИ) ответили на три коротких вопроса, касающихся вопросов безопасности.

25 апреля 2016 г. РСМД совместно с Центром стратегических и международных исследований провел семинар «Сотрудничество России и США в построении региональных систем безопасности». Участники мероприятия обсудили вопросы, связанные с текущим мировым кризисом и борьбой с терроризмом. Кэтлин Хикс (Центр стратегических и международных исследований), Ким Крейджин (Национальный университет обороны) и Ольга Оликер (ЦСМИ) ответили на три коротких вопроса, касающихся вопросов безопасности.

Социальные сети служат только катализатором терроризма, или их также можно использовать и для борьбы с ним?

Кэтлин Хикс: Думаю, верно и то, и другое. Принимая меры по обеспечению безопасности, мы стараемся в полной мере учитывать угрозу, исходящую от социальных сетей. Тем не менее они в то же время могут быть рупором и для тех, кто придерживается умеренных взглядов. Социальные сети зачастую значительно облегчают спецслужбам задачу отслеживания информации — особенно в таких регионах, как Сирия, где получение информации чрезвычайно затруднено. Таким образом, они представляют собой источник информации для спецслужб в лучшем смысле слова и могут служить площадкой для выражения умеренных взглядов.

Ким Крейджин: Что касается социальных сетей, они могут использоваться как для вербовки террористов, так и для их переубеждения. Через соцсети можно противодействовать пропагандистской деятельности вербовщиков, однако мы всегда можем делать это более эффективно. Одним словом, соцсети играют и позитивную, и негативную роль — так же, как и прочие виды средств массовой информации.

Ольга Оликер

Ольга Оликер: Думаю, вопрос заключается в том, в состоянии ли власти использовать социальные сети для противодействия терроризму. Повышенное внимание обычно привлекают люди, придерживающиеся антиправительственных взглядов в связи с различными идеологическими, религиозными и иными разногласиями. Все, что поддерживается властями, оказывается под подозрением, поэтому, с моей точки зрения, социальные сети могут быть инструментом противодействия. Возможности правительств весьма ограничены в связи с дефицитом доверия к власти. К социальным сетям имеют доступ все, и сторонники умеренных взглядов могут использовать это средство не менее активно и эффективно, чем радикально настроенные субъекты. Однако попытки правительств поддержать носителей умеренной идеологии могут лишь скомпрометировать последних.

Каким образом США и Россия могут сотрудничать в сфере противодействия терроризму?

Кэтлин Хикс: Диапазон возможных двусторонних совместных действий в этой сфере ограничен. Однако я уверена, что наиболее перспективно сотрудничество между правоохранительными органами, направленное на контроль потоков денежных средств, оружия и наемников, в первую очередь, в таких регионах, как Ирак и Сирия.

Ким Крейджин

Ким Крейджин: С моей точки зрения, имеется два перспективных направления сотрудничества между США и Россией. Первое — это многосторонние переговоры, которые проводятся в настоящее время, прежде всего по поводу условий прекращения огня в Сирии. На мой взгляд, можно совместными усилиями выработать какой-то формат работы с наемниками-«возвращенцами». Второе направление — это правоохранительная сфера: можно было бы расширить практику обмена опытом на уровне небольших подразделений.

Ольга Оликер: Терроризм — это тактика; мы используем этот термин для обозначения широкого круга явлений, мы много говорим о терроризме. Когда речь идет об отношениях между Россией и Соединенными Штатами, необходимо четко понимать, в чем наши интересы сходятся, а в чем нет: только так можно выявить те сферы, где наше сотрудничество будет максимально эффективным. Мы, безусловно, можем сотрудничать и предпринимать какие-то совместные шаги. К примеру, делиться разведданными, хотя это и непросто: разведывательные службы нередко с трудом идут на контакт даже с другими спецслужбами в собственной стране, не говоря уже о сотрудничестве с иностранной разведкой. Этот вопрос сейчас активно обсуждается. На мой взгляд, основное внимание следует уделить сотрудничеству в правоохранительной сфере и выявлению других перспективных областей для взаимодействия и обмена опытом, полученным в результате прошлой совместной работы. Задачи, стоящие перед нами, носят очень сложный характер.

Как повысить эффективность наших усилий? Требуется ли для этого тщательно продуманная долгосрочная стратегия, или достаточно сотрудничества ad hoc?

Кэтлин Хикс

Кэтлин Хикс: Наши усилия будут более эффективными, если мы будем действовать в международном формате: через ООН или в рамках многосторонних соглашений. Выбирая между особыми видами сотрудничества и долгосрочной стратегией совместных действий, на сегодняшний день я бы, наверное, отдала предпочтение первому варианту.

Ким Крейджин: В сегодняшней ситуации, при нынешнем состоянии отношений между нашими странами, сотрудничество в рамках Организации Объединенных Наций и текущих переговоров по прекращению огня в Сирии представляется мне достаточным. Однако на более низком уровне можно было бы начать со специализированного сотрудничества в надежде на то, что со временем оно вырастет в нечто большее.

Ольга Оликер: По моему мнению, оптимальным решением будет специализированная работа в особом формате. Отказываться от чего-то лишь на том основании, что нам это «что-то» пока неизвестно, было бы неправильным. С другой стороны, если мы видим проблему, то мы можем и должны сделать что-либо для ее решения, верно? Единственная доступная нам возможность — двигаться вперед небольшими шажками. Если мы увидим, что отношения налаживаются, можно будет немного повысить уровень институционализации. Пусть это и не ближайшая перспектива, обе возможности остаются открытыми. Так было всегда: хорошие времена сменялись плохими — и наоборот.

Подготовила Мария Смекалова, редактор сайта РСМД.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся