Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 8, Рейтинг: 5)
 (8 голосов)
Поделиться статьей
Андрей Губин

К.полит.н., доцент кафедры международных отношений ДВФУ, адъюнкт-профессор Исследовательского центра Северо-Восточной Азии Цзилиньского университета (КНР), эксперт РСМД

Бангладеш на протяжении последних 10 лет демонстрирует наиболее высокие темпы экономического роста среди всех государств Южной Азии. Уровень валового внутреннего продукта на душу населения достиг 2 500 долл. в год, что выше, чем в соседних Индии и Пакистане. Дакка заинтересована одновременно в развитии отношений с Пекином, Нью-Дели и Вашингтоном. Однако в нынешних условиях тектонических сдвигов в мировой политической системе и глобальной экономике излишняя диверсификация связей, вероятно, пойдёт только во вред эффективности.

Сегодня Пекин практически безальтернативный партнёр Дакки в развитии социально и экономически значимой инфраструктуры, хотя правительство страны и пытается всячески разнообразить географию партнёров. На Китай также приходится порядка 40% от общего объёма всей импортируемой продукции и не менее 25% фондового рынка страны. Обе главные партии Бангладеш единогласно выступают за развитие двустороннего партнёрства с КНР, тогда как в отношении соседней Индии между политиками существуют разногласия.

Тем не менее говорить об однозначном вхождении Бангладеш в орбиту китайского влияния преждевременно — выбор единственного стратегического партнёра Дакка пока может себе позволить не делать. Однако, как представляется, мечта о «сонар Бангла» («золотая Бангладеш») способна воплотиться в жизнь только в условиях внутриполитической стабильности. От Запада, делающего упор на развитие либеральных ценностей вне зависимости от культурных особенностей и исторического опыта, сложно ожидать невмешательства во внутренние дела страны в случае занятия правительством излишне независимого курса. Стоит отметить и то, что Дакка воздержалась от осуждения России и возлагает надежды на развитие двусторонних связей в сфере ВТС, энергетики и сельского хозяйства. В связи с этим внимание к Бангладеш со стороны Вашингтона и союзников в ближайшее время гарантировано.

Бангладеш на протяжении последних 10 лет демонстрирует наиболее высокие темпы экономического роста среди всех государств Южной Азии. Уровень валового внутреннего продукта на душу населения достиг 2 500 долл. в год, что выше, чем в соседних Индии и Пакистане. Дакка заинтересована одновременно в развитии отношений с Пекином, Нью-Дели и Вашингтоном. Однако в нынешних условиях тектонических сдвигов в мировой политической системе и глобальной экономике излишняя диверсификация связей, вероятно, пойдёт только во вред эффективности.

Порты, открытые для всех

Внутриполитические кризисы в Пакистане и Мьянме несколько затормозили реализацию КНР совместных с данными странами инициатив, включая совершенствование транспортной инфраструктуры — автомобильных и железных дорог, морских портов в зоне стратегически важного Бенгальского залива. В силу географического положения, многочисленного населения и многообещающих экономических показателей Бангладеш привлекла внимание Пекина как перспективное направление реализации инициативы «Пояс и путь». В октябре 2016 г. страну посетил председатель КНР Си Цзиньпин, что фактически послужило сигналом для развёртывания китайским бизнесом и государственными корпорациями полномасштабной деятельности здесь. В июле 2019 г. в Пекине побывала премьер-министр Бангладеш Шейх Хасина, которая подтвердила намерение углублять партнёрство в сфере торговли, инвестиций, обороны и инфраструктуры.

По данным на 2022 г., в Бангладеш работали более 500 китайских компаний, занятых в строительстве дорог, мостов, тоннелей, электростанций, модернизации морских портов. По данным посла КНР в Бангладеш Ли Цзимина, объём китайских инвестиций в экономику страны в 2021 г. более чем в три раза превысил показатель 2020 г. и достиг 1,26 млрд долл. Это стало возможным во многом благодаря существенному улучшению инвестиционного климата и широкому внедрению практики государственно-частного партнёрства. Всего в списке инвестпроектов более 60 позиций, а общая сумма возможных вложений превышает 40 млрд долл.

Флагманским проектом можно назвать магистраль Падма (Padma Bridge Rail Link Project) с одноимённым многоцелевым мостом, соединяющую юго-запад с северными и восточными регионами. В перспективе планируется установить регулярное скоростное движение между Даккой и индийской Колькатой. Повышение связанности разных районов позволит более полно использовать экономический потенциал и повысит уровень жизни населения в местности, отдалённой от столицы. Сам мост (его длина составляет более 6 км, он установлен на 42-х подводных опорах для движения железнодорожного и автомобильного транспорта, а его стоимость достигает 3,6 млрд долл.) является на данный момент самым сложным инженерным сооружением в стране. Церемония открытия состоялась в июне 2022 г.

Еще одним приоритетом считается проведение на всей территории Бангладеш сетей с высокоскоростным доступом в Интернет в соответствии с правительственной концепцией «Цифровая Бангладеш» и при содействии Китайской международной железнодорожной группы (CRIG) и компании «Huawei».

Важным направлением международного сотрудничества является проект строительства порта Пайра на юге страны. Однако судьба проекта пока не решена окончательно. Стоимость строительства, согласно первоначальному плану, составляла от 11 до 15 млрд долл., что побудило правительство в 2021 г. объявить об отказе от статуса глубоководного порта для ускорения сдачи объекта и снижения затрат. В изменённой версии сохранился мост через реку, автомобильная дорога и подъездные железнодорожные пути, а также 75-километровый канал. Тем не менее строительство жилых кварталов, рекреационной зоны, социальной инфраструктуры, аэропорта, контейнерного терминала и комплекса хранения сжиженного природного газа пока отменено. Прокладка железной дороги от Пайры до Дакки возможна только к 2030 г. Согласно корректировке, корабли с осадкой до 18 м предполагается принимать в порту Матарбари, где строительство ведётся на средства японских инвесторов, а далее груз планируется доставлять лихтерами к портам Пайра, Монгла и Чаттограм (Читтагонг). Однако никаких гарантий реализации и этой инициативы нет.

Пока, до прояснения ситуации китайский бизнес предпочёл перевести значительную часть грузооборота в Читтагонг. Слышны предположения о том, что правительство Шейх Хасины решилось на такой шаг, чтобы снизить влияние Китая и успокоить индийских партнёров.

Тем не менее проект «большой Пайры» рано сбрасывать со счетов — Дакка изучает возможность создания на базе порта зоны экономического развития, где разместились бы швейные, обувные и фармацевтические фабрики, цементные и нефтеперерабатывающие заводы, угольная ТЭС, предприятия рыбообработки и производства удобрений, мощности для судоремонта. В таком виде Пайра способна оказать значительное положительное влияние на социально-экономическое развитие страны, однако всё вновь упирается в источник финансирования.

Разнообразие планов

Во время визита в Бангладеш на тот момент министр иностранных дел Китая Ван И в августе 2022 г. обсуждал с руководством страны вопросы развития торгово-экономического сотрудничества, поддержки создания инфраструктуры, а также репатриации беженцев рохинджа. Глава китайской дипломатии назвал Дакку «стратегическим партнёром по развитию» и пообещал поддерживать интересы страны на различных международных площадках. В качестве меры содействия была достигнута договорённость поместить под беспошлинный режим 98% бангладешских товаров и услуг, предлагаемых на китайский рынок. Стороны подписали соглашения о сотрудничестве и меморандумы о взаимопонимании в сфере культурных и гуманитарных обменов, строительства инфраструктуры, а также ликвидации последствий стихийных бедствий и техногенных катастроф.

По заявлению МИД Бангладеш, Китай окажет максимальное содействие для разрешения кризиса, вызванного массовым притоком беженцев рохинджа. Только с начала 2021 г., после прихода к власти военных в Мьянме с приграничных районов на территорию Бангладеш перебрались около 700 тыс. человек. Не исключено, что Пекин рассчитывает достичь договорённостей с Нейпьидо о гарантиях безопасности для части беженцев, не связанных с повстанцами и террористами, и последующего их размещения в специально выделенных военными властями районах Мьянмы.

Примечательно, что на фоне углубляющегося кризиса в Тайваньском проливе бангладешские власти подтвердили приверженность принципу «одного Китая». Представительство же острова в Дакке было закрыто ещё раньше — в 2008 г.; это было главным условием расширения партнёрства с КНР.

Три четверти всего объёма вооружений, приобретённых Бангладеш за рубежом в 2010–2021 гг., приходится на Китай. Сумма сделок приблизилась к 3 млрд долл. (с Россией — 1 млрд долл.); сюда входит соглашение о покупке двух подводных лодок, фрегатов, противокорабельных и зенитных ракет, истребителей. Все боевые системы относятся к морально устаревшим, однако личный состав бангладешских вооружённых сил пока не обладает необходимой квалификацией для эксплуатации даже такой техники. В итоге расходы на обучение, освоение, содержание и ремонт превышают стоимость приобретения, однако любая другая импортная техника ещё сложнее и дороже. Предложение американцев поставить в Бангладеш вертолёты «Апач» и управляемое ракетное оружие различных классов вряд ли реализуемо в обозримом будущем.

Кто же попал в ловушку?

Инициативы Пекина по развитию сотрудничества с Даккой вызывают тревогу в некоторых странах, а прежде всего — в Индии, где допускают возможность появления на базе одного из портов китайской военно-морской базы. Официальные представители КНР, однако, уверяют, что Бангладеш не станет «жемчужиной в ожерелье» из возможных военных баз за рубежом, и никаких планов по созданию оборонительной инфраструктуры и размещения частей НОАК сегодня нет. Японское издание «Nikkei» также сообщало о скором создании в стране предприятия по обслуживанию и модернизации ранее приобретённой в Китае ракетной техники (missile maintenance facility). Однако это вряд ли можно назвать значимым военным объектом и признаком экспансии.

Следующий популярный тезис для критики бангладешско-китайского сотрудничества — формирование «долговой ловушки» и потеря части суверенитета. Действительно, существенным ограничителем экономического роста Бангладеш является неразвитость инфраструктуры, включая транспорт и энергетику. В настоящее время страна испытывает сложности, связанные со значительным подорожанием топлива и сокращением генерации электроэнергии в несколько раз. Валютные резервы за 2022 г. истощились на 11%. Основные доходы бюджета связаны с экспортом текстиля, одежды, обуви и другой продукции лёгкой промышленности, однако в современных условиях всеобщей экономии существенно уменьшился объём потребления подобных товаров в мире, наблюдается и нестабильность логистических маршрутов.

Размер международных долговых обязательств Дакки уже превысил 62 млрд долл. По словам министра финансов Бангладеш Мустафы Камала, правительству следует принять во внимание опыт Шри-Ланки и Пакистана и как следует подумать о целесообразности дополнительных займов. В целях реструктуризации обязательств и оздоровления бангладешской экономики предполагается взять как минимум 4,5 млрд долл. у Международного валютного фонда, Всемирного банка, Азиатского банка развития, Японского агентства по международному сотрудничеству. Важно, что Япония как раз и является основным держателем внешнего долга Бангладеш — более 10 млрд долл. (2,5% ВВП). Обязательства перед китайскими кредиторами составляют всего 4 млрд долл. или 1% от ВВП, что явно маловато для «долговой ловушки». Министерство финансов Бангладеш даже было вынуждено дать разъяснения относительно отчёта Financial Times о якобы катастрофическом увеличении размера долга перед КНР. Ведомство отметило, что любой зарубежный проект предварительно проходит тщательную экспертизу на предмет реализуемости, полезности для страны и приемлемости финансовых условий, потому неравноценное сотрудничество попросту невозможно.

Интересно, что ещё в 2015–2016 гг. четверть всего объема прямых зарубежных инвестиций в экономику Бангладеш составляли американские капиталовложения, а ещё порядка 15% приходилось на Великобританию. Объём помощи и субсидий Запада существенно сократился в связи с развитием китайско-бангладешских связей в рамках инициативы «Пояс и путь», а также обострением кризиса с рохинджа. Тем не менее и сегодня в США (равно как и в Германию) отправляется порядка 14,5% экспорта произведённой в стране продукции.

В апреле 2022 г. министр иностранных дел страны Абдул Момен посетил Вашингтон, где встретился с госсекретарём Э. Блинкеном. Внимание было уделено вопросам поддержки демократии и гражданского общества в Бангладеш. В январе 2023 г. в ВМБ Чаттограм с визитом прибыл патрульный корабль Королевских ВМС Великобритании «Тамар» — в знак дружбы и сотрудничества в сфере морской безопасности в Бенгальском заливе.

С учётом важной стратегической роли Бангладеш можно вновь ожидать повышения внимания к стране США и союзников, в том числе в рамках реализации инициативы построения «свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона». При этом Запад вполне логично будет использовать желание Дакки снизить долговую нагрузку и разнообразить источники поступления средств.

***

Сегодня Пекин практически безальтернативный партнёр Дакки в развитии социально и экономически значимой инфраструктуры, хотя правительство страны и пытается всячески разнообразить географию партнёров. На Китай также приходится порядка 40% от общего объёма всей импортируемой продукции и не менее 25% фондового рынка страны. Обе главные партии Бангладеш единогласно выступают за развитие двустороннего партнёрства с КНР, тогда как в отношении соседней Индии между политиками существуют разногласия.

Тем не менее говорить об однозначном вхождении Бангладеш в орбиту китайского влияния преждевременно — выбор единственного стратегического партнёра Дакка пока может себе позволить не делать. Однако, как представляется, мечта о «сонар Бангла» («золотая Бангладеш») способна воплотиться в жизнь только в условиях внутриполитической стабильности. От Запада, делающего упор на развитие либеральных ценностей вне зависимости от культурных особенностей и исторического опыта, сложно ожидать невмешательства во внутренние дела страны в случае занятия правительством излишне независимого курса. Стоит отметить и то, что Дакка воздержалась от осуждения России и возлагает надежды на развитие двусторонних связей в сфере ВТС, энергетики и сельского хозяйства. В связи с этим внимание к Бангладеш со стороны Вашингтона и союзников в ближайшее время гарантировано.

(Голосов: 8, Рейтинг: 5)
 (8 голосов)

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся