Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 3.67)
 (3 голоса)
Поделиться статьей
Александр Крамаренко

Директор по развитию Российского совета по международным делам

Уже который день обеими сторонами раскручивается инцидент, вызванный «утечкой» в СМИ депеш британского посла в Вашингтоне К. Дэррока, который резко отзывался о президенте Трампе, при котором он аккредитован, вплоть до предсказывания ему «позорного конца». О чем речь?

С точки зрения дипломатической практики ситуация незащитима с британской стороны, даже если нынешний мининдел и соперник Бориса Джонсона на выборах лидера Консервативной партии Дж. Хант вынужден в силу своей должности оправдывать «свободу слова» посла и заодно защищать Т. Мэй, которой также досталось по касательной от Трампа в его твитах (кстати, вполне справедливо, так как Брекзит она провалила). Зачем оставлять в должности посла, с которым глава государства отказывается иметь дело? Он становится токсичен для всех американских официальных лиц и попросту не может выполнять свои главные обязанности. Поскольку он аккредитован от имени Королевы, то его унизительное положение изгоя в Вашингтоне не может не задевать достоинства британского монарха. Поэтому было вопросом времени, когда он будет отозван под тем или иным предлогом, если в данном случае вообще требуется предлог – налицо твердые основания. Это могло произойти в конце июля с формированием нового правительства в Лондоне, которое, судя по всему, возглавит Джонсон. Но посол облегчил своему правительству задачу и сам подал в отставку.

Но главное во всей этой истории, наверное, в том, что западные элиты никак не могут «переварить» Трампа, тем более ввиду его успехов как во внешней политике, так и внутри страны, причем в полном соответствии с его предвыборными обещаниями, и вполне реальной перспективы переизбрания в 2020 году.

Тайный недуг всех систем, страдающих ожирением и раком, — всё уже давно вышло за пределы своей функции,… чтобы взойти на призрачную эскаладу финальности.

Субъекту не удастся избежать восстания объекта — молчаливой революции, отныне единственно возможной.

Церемониал — это тактильный мир, созданный для того, чтобы держать тела на надлежащей дистанции.

Фатальные стратегии, 1983 год, Жан Бодрийяр

Перемена ценностей — это перемена созидающих. Постоянно уничтожает тот, кто должен быть созидателем.

Так говорил Заратустра, Фридрих Ницше

Того мира, который я знал, больше не существовало.

По направлению к Свану, Марсель Пруст

Уже который день обеими сторонами раскручивается инцидент, вызванный «утечкой» в СМИ депеш британского посла в Вашингтоне К. Дэррока, который резко отзывался о президенте Трампе, при котором он аккредитован, вплоть до предсказывания ему «позорного конца». О чем речь?

С точки зрения дипломатической практики ситуация незащитима с британской стороны, даже если нынешний мининдел и соперник Бориса Джонсона на выборах лидера Консервативной партии Дж. Хант вынужден в силу своей должности оправдывать «свободу слова» посла и заодно защищать Т. Мэй, которой также досталось по касательной от Трампа в его твитах (кстати, вполне справедливо, так как Брекзит она провалила). Зачем оставлять в должности посла, с которым глава государства отказывается иметь дело? Он становится токсичен для всех американских официальных лиц и попросту не может выполнять свои главные обязанности. Поскольку он аккредитован от имени Королевы, то его унизительное положение изгоя в Вашингтоне не может не задевать достоинства британского монарха. Поэтому было вопросом времени, когда он будет отозван под тем или иным предлогом, если в данном случае вообще требуется предлог – налицо твердые основания. Это могло произойти в конце июля с формированием нового правительства в Лондоне, которое, судя по всему, возглавит Джонсон. Но посол облегчил своему правительству задачу и сам подал в отставку.

Надо сказать, что к пущей осмотрительности послов всегда побуждала вся предшествующая дипломатическая практика, особенно XVIII и XIX вв., когда их письма, посылавшиеся с курьерами, могли читаться заинтересованными монархами. А в некоторых столицах перлюстрация диппочты была поставлена на поток, и иностранные послы, кто поумнее, даже могли этим пользоваться, дабы приподнять себя во мнении суверенов, при которых были аккредитованы. Те, кто были попроще, неожиданно для себя сталкивались с прохладным отношением к себе на очередном приёме во Дворце или с ними холодно прощались при их окончательном отъезде. Словом, простота хуже воровства и ей уж совсем не место в дипломатии. А сейчас, после публикаций Викиликс американской дипломатической переписки, об осторожности говорить вообще излишне. Дэррок мог бы излагать существующие в США точки зрения на администрацию Трампа, но он под ними подписался, подставив не только себя, но и Мэй. Трампу было естественно предположить, что посол писал то, что хотели прочесть в Лондоне, и это объясняло нежелание премьера следовать его совету на переговорах по Брекзиту, которые она целиком замкнула на себя (что граничило с предательством союзника).

Возникает другой вопрос, а именно зачем понадобилось кому-то в госаппарате «сливать» переписку посла в Вашингтоне. Время явно выбрано не случайно. Иначе зачем бы появляться утечкам в тех же британские СМИ о том, что Джонсон в свою бытность мининдел считался ненадежным и его не допускали к некоторым секретным документам и обсуждениям. Сомнениями в соответствующих качествах Джонсона на днях уже открыто, а не анонимно, делился бывший глава внешней разведки МИ-6 Джон Сойерс. Поэтому можно судить о продолжении — на этот раз на уровне бюрократического «государства в государстве» — кампании истеблишмента с целью «остановить БоДжо». Между прочим, о «тихом сопротивлении» Трампу в свое время анонимно вещала «Нью-Йорк Таймс». Поэтому «слив» мог быть и оттуда: ведь если американцам пришлось признать, что они прослушивают союзников (а речь шла в том числе о Меркель) на всякий случай, так как те могут вести себя «неискренне» и «лицемерить», то почему бы не читать и их телеграммы, или получать их от единомышленников из числа сотрудников соответствующих дипмиссий?

Если говорить о Дэрроке, то он отличился тем, что через день после президентских выборов в США 8 ноября 2016 г. в британских СМИ появился полный текст его телеграммы, якобы свидетельствовавшей о том, что посольство не исключало возможность победы Трампа. Тогда этот неортодоксальный маневр посла возмущения не вызвал и рассматривался как жалкая попытка доказать свою профпригодность перед лицом беспрецедентной для западных элит ситуации. Возможно, что решение о публикации тогда принималось в Лондоне, который был замешан в заговоре против Трампа, если иметь в виду пресловутый «компромат» на него, подготовленный бывшим сотрудником британского посольства в Москве по линии МИ-6 Кристофером Стилом и передан заказчикам, каковыми сначала были республиканцы, а затем демократы, бывшим послом в России Э.Вудом.

Отношение Дэррока как типичного представителя истеблишмента к Трампу — как к угрозе западным интересам — сомнений не вызывает. Его глубоко предвзятый анализ оказался ошибочным по существу. Ему, как и всем его единомышленникам, не хватает воображения и он зациклен на безальтернативности, а то и вечности статус-кво после окончания холодной войны. К примеру, именно он, будучи советником Д. Камерона по вопросам национальной безопасности, летом 2015 года пытался убеждать наше посольство в том, что для России пришло время «сдать Асада», так как Дамаск вот-вот падет под напором ИГИЛ, с которым западная коалиция к тому времени вроде как билась уже целый год. В Москве рассудили иначе.

Но главное во всей этой истории, наверное, в том, что западные элиты никак не могут «переварить» Трампа, тем более ввиду его успехов как во внешней политике, так и внутри страны, причем в полном соответствии с его предвыборными обещаниями, и вполне реальной перспективы переизбрания в 2020 году. Проблема элит в том, что они пытаются его мерить на свою мерку и в отжившей, как и либеральная догма (о чем говорил президент В. Путин в нашумевшем интервью «Файненшл таймс»), глобальной системе координат. Да, Трамп многого не знает, но он убежден в главном, что ситуация кардинально отличается от той, которая мыслилась на Западе 30 лет назад. Издержки империи, как её ни называть — Pax Americana, «либеральный порядок», глобализация etc, — стали перевешивать преимущества и выгоды, о чем убедительно свидетельствуют итоги 40-летнего подъема Китая. Надо «поднимать мосты» и жестко конкурировать на двусторонней основе уже в другой парадигме — конкуренции/соперничества (другими словами, мирного сосуществования) «сильных суверенных и независимых государств». Это означает и изоляционизм, и протекционизм, и даже разрушение ВТО — всей системы завязанных на доминирование Запада отношений и институтов. По большому счету, разница не так уж велика: просто вместо институциональной смирительной рубашки, которая была призвана подтасовывать результат и которая уже не выполняет своей функции, надо на деле и ежедневно доказывать конкурентоспособность Запада и делать это раздельно — каждой отдельно взятой стране.

Пока можно судить о возрождении биполярности в рамках исторического Запада. Англосаксы намерены доказывать верность неолиберальной экономики с центральной ролью саморегулируемого рынка, то есть непреходящее значение своей жесткой модели социально-экономического развития, и идти по этому пути дальше, сокращая налоги и наступая на конкурентов в том числе среди «союзников и друзей», включая Евросоюз/Германию. Последним предстоит отстаивать послевоенную модель социального государства, которая обеспечивала мир в Европе. Трамп не дискриминирует — на пути Америки стоит не Россия, а Китай и ЕС. Отсюда и внешнеполитические приоритеты, которых немного, включая, правда, близкие Трампу лично ближневосточные (борьба с Ираном и закрытие Палестинского вопроса). Но даже они, скажем, иранский сюжет, разворачиваются не в сторону войны (Трамп обещал не развязывать новых войн в регионе), а в направлении давления на союзников, сопряженного с их торгово-экономическими потерями. Не за горами требование к союзникам поддержать политику слабого доллара, который, как полагают эксперты, переоценен на 13–20%. Если они хотят «западной солидарности», то пусть её и проявляют, поддерживая решение задач развития Америки. В этом своя логика: если Запад во всем зависит от США, то и его спасение — в возрождении «сильной Америки», пусть даже за счет других западных стран. Как это будет работать, уже другой вопрос. Но Лондон, в том числе в силу Брекзита, оказывается на американской стороне, и это хорошо понимают Джонсон и его сторонники. И те, кто организовал «утечку» депеш Дэррока, вполне возможно, оказали всем услугу, содействуя прояснению этой ситуации. Это сработало и против Ханта, взявшегося выгораживать посла.

Александр Крамаренко:
Отставка Мэй и Брекзит

Если бы Трамп был индоктринирован в послевоенной американской внешнеполитической философии, то он не смог бы стать разрушителем старого, лидером давно назревшей мирной революции в Америке и на Западе в целом. Ему не нужны экспертные знания, которые выступали бы как путы. Ему достаточно инстинктов бизнесмена, которые разделяются широкими слоями американского общества, смутно ощущающими, что в стране «что-то сильно пошло не так». Да, в бизнесе важны инстинкты (помимо, разумеется, страсти к наживе, как её ни называть) и лишние знания только мешают делу. Собственно, поэтому Трамп и был призван историей, с которой бесполезно спорить. Тот же Конрад Блэк еще в 2012 году написал книгу «Дональд Трамп: президент, как никакой другой». То есть ветхозаветная «надпись на стене» уже давно говорит о грядущем, если было недостаточно глобального финансово-экономического кризиса, начавшегося в 2008 году. Кто-то скажет, что все это несправедливо. Но, может быть, как раз справедливо, что жизнь наказывает тех, кто предается благодушию и возвещает «конец истории». И разве не справедливо, что англосаксы закрывают то, что сами создавали (см. «Империю» Нила Фергюсона, вышедшую в 2003 году) и что принадлежит им по праву (и уж потом остальным, кого они «приручили»)?

У России проблемы с коллективным Западом, который распадается на две части с какими-то игроками посредине, скажем, Польшей и другими странами, которых Вашингтон будет использовать, сдерживая в равной мере Россию и Германию. Но это уже не будет сдерживанием, ведущим к войне, скорее нечестной конкуренцией — последним выхлопом политики холодной войны, искусственно перенесенной в XXI век?

Конечно, мы будем на стороне Европы с ее социальным государством, что и определит будущее европейской политики. Но у нас нет нужды ссориться с Америкой Трампа, которая вправе доказывать, что у неё работает то, что не срабатывает у других, и в конечном счете невольно — что она «задержалась» в Европе. Что до наших разногласий в международных делах, то на них тоже было бы полезным взглянуть под углом нечестной конкуренции, хотя подчас может показаться, что речь идет о вопросах войны и мира. Тогда все станет яснее, и стиль Трампа, который равнозначен содержанию, уже не будет никого пугать: ведь разрушать – это довольно «пыльное» занятие и сторонним наблюдателям лучше соблюдать дистанцию.

Пока есть все основания трактовать сомнения в пользу Трампа, которому нужен мир и который верит в способность Америки существовать как нормальная страна, не обремененная ответственностью за империю (пример России оказался заразительным?). Единственное, что ему можно было бы пожелать, так это не повторять с Китаем опыта советско-американских отношений времен холодной войны с ее «балансированием на грани», Карибским кризисом и т.д. Разрядка была неизбежна, но до неё ещё надо было дожить – будет ли у американцев это время в случае с Китаем, когда все резко ускоряется? Не надо рассчитывать на некую «стратегическую автономию» России от Китая, как и ожидать того, что Пекин не получит того, что считает для себя нужным в части развития своих сил стратегического сдерживания. Куда лучше для всего мира было бы изначально вовлечь Китай в трехсторонние стратегические отношения/диалог на равных, даже если это будет означать признание за китайской стороной права на паритет с США и Россией. Похоже, это на уровне подсознания понимает Трамп. Остается только проявить дальновидность и признать неизбежное, сделав Пекину предложение, которое он не сможет отклонить, пусть даже после того, как американцы и китайцы разберутся между собой в торгово-экономической и валютной сферах. Одни транспарентность и предсказуемость для всех будут того стоить. Тогда бы и мы смогли помочь.

Хуже будет, когда США столкнутся с реальностью двух паритетов в условиях конфронтационных или всевдоконфронтационных, то есть никаких, отношений с Москвой и Пекином. Да и бывший американский посол в Москве У. Бернс в своей книге «Секретный канал» тоже рекомендует перестать «рыть себе яму» и вести «долгую игру» в «мире после доминирования в нем Америки».

Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 3.67)
 (3 голоса)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся