Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 5)
 (3 голоса)
Поделиться статьей
Вадим Загоренко

Журналист, магистр международных отношений НИУ ВШЭ

За несколько лет криптовалюты не только выросли в цене, но и стали более доступными и популярными. Контролировать растущий децентрализованный и анонимный рынок становится все сложнее. Вместе с новыми возможностями он может нести и новые риски, к которым готовы не все. Государства вынуждены выбирать между поддержкой нового сектора экономики и контролем над финансовой системой.

Все еще молодой сектор цифровой экономики развивается быстро. В 2013 г. рыночная капитализация только Bitcoin составляла 8,9 млрд долларов. В первом квартале 2020 г. она достигла 117,8 млрд долларов.

Во время пандемии цены криптовалюты не повторили падения фондовых рынков и даже продолжили уверенный рост, во многом коррелируя с ценовой динамикой золота. Более того, некоторые эксперты утверждают, что «цифровые деньги» — отличный способ защитить накопления от инфляции, которую спровоцировал глобальный кризис.

Помимо Bitcoin, Ethereum и других крупных монет стремительный рост пережили и стейблкоины — монеты, чья стоимость «привязана» к фиатным деньгам или таким ценным товарам, как золото или нефть. Самым крупным стейблкоином стал Tether, чья рыночная капитализация достигла более 9 млрд долларов. Эти валюты должны быть наиболее стабильными в цене. Таким образом их намного проще использовать для прямой оплаты товаров или услуг, чем волатильные Bitcoin или Ethereum.

Также большое развитие получили сервисы DeFi — «децентрализованные финансы». Их пользователи могут получать быстрые займы под залог своих криптовалют, делать прибыльные депозиты и покупать тонированные акции.

Когда-то скромная и понятная только избранным сфера экономики и технологий наглядно показывает огромный потенциал для роста. Это не могло не привлечь внимание правительств по всему миру. И теперь власти вынуждены искать баланс между извлечением выгод и защитой от угроз, которые создают криптовалюты и блокчейн.

Правительствам придется справляться с почти неконтролируемой финансовой системой, которая существует параллельно с традиционной. Экономические санкции, мониторинг финансовых потоков потеряют свою эффективность, а налогообложение обладателей криптовалют может стать почти невозможным.

В решении этих вопросов власти могут пойти по сравнительно мягкому пути, внося своевременные поправки в законодательство, регулируя сектор и модернизируя работу важнейших органов. Альтернативой может быть запрет работы независимых бирж и DeFi-платформ и использование новых инструментов для отслеживания транзакций. Первый путь может оказаться недостаточно эффективным для решения возникших проблем, второй может обесценить огромные инвестиции и лишить правительства возможности использовать новые технологии.

Если кибератаки сделали устоявшийся подход к национальной безопасности устаревшим, то криптовалюты и блокчейн ставят под вопрос состоятельность многих элементов традиционной финансовой системы. В обоих случаях прогресс требует быстрой адаптации и создания новых норм.

За несколько лет криптовалюты не только выросли в цене, но и стали более доступными и популярными. Контролировать растущий децентрализованный и анонимный рынок становится все сложнее. Вместе с новыми возможностями он может нести и новые риски, к которым готовы не все. Государства вынуждены выбирать между поддержкой нового сектора экономики и контролем над финансовой системой.

В декабре 2018 г. на Кубе появился мобильный Интернет. Жители острова получили возможность быстро и дешево выходить в сеть. Помимо прочего, это помогло многим кубинцам обойти торговые и финансовые санкции США. Тысячи отрезанных от фиатных платежных систем кубинцев смогли оплатить свои заказы из-за рубежа с помощью криптовалют. Для заключения умного контракта не требуются ни банки, ни государственные регуляторы — достаточно только выхода в Интернет.

Это только один из примеров растущего влияния криптовалют на международные финансы. Все еще молодой сектор цифровой экономики развивается быстро. В 2013 г. рыночная капитализация только Bitcoin составляла 8,9 млрд долларов. В первом квартале 2020 г. она достигла 117,8 млрд долларов.

Во время пандемии цены криптовалюты не повторили падения фондовых рынков и даже продолжили уверенный рост, во многом коррелируя с ценовой динамикой золота. Более того, некоторые эксперты утверждают, что «цифровые деньги» — отличный способ защитить накопления от инфляции, которую спровоцировал глобальный кризис. По словам венчурного капиталиста Тима Дрейпера, в отличие от доллара, «один биткоин всегда равен одному биткоину».

Помимо Bitcoin, Ethereum и других крупных монет стремительный рост пережили и стейблкоины — монеты, чья стоимость «привязана» к фиатным деньгам или таким ценным товарам, как золото или нефть. Самым крупным стейблкоином стал Tether, чья рыночная капитализация достигла более 9 млрд долл. Эти валюты должны быть наиболее стабильными в цене. Таким образом их намного проще использовать для прямой оплаты товаров или услуг, чем волатильные Bitcoin или Ethereum.

Также большое развитие получили сервисы DeFi — «децентрализованные финансы». Их пользователи могут получать быстрые займы под залог своих криптовалют, делать прибыльные депозиты и покупать тонированные акции.

Когда-то скромная и понятная только избранным сфера экономики и технологий наглядно показывает огромный потенциал для роста. Это не могло не привлечь внимание правительств по всему миру. И теперь власти вынуждены искать баланс между извлечением выгод и защитой от угроз, которые создают криптовалюты и блокчейн.

Валюты без бумаги и регулирование без регуляторов

Некоторые государства уже показали интерес к возможности создания собственных криптовалют. Стоит отметить, что на данный момент примеров успешного выхода государства на крипторынок нет. Еще в феврале 2018 г. правительство Венесуэлы запустило монету Petro и активно продвигает ее до сих пор. Несмотря на поддержку государства, добиться роста монете не удалось — цена Petro ни разу не достигла даже 10 центов США.

Тем не менее другие страны либо планируют, либо уже начали работу над собственными проектами. Согласно опросу Банка Международных Расчетов (БМР), 80% из 66% опрошенных центральных банков как минимум рассматривали возможность запуска собственных валют в 2019 г., а 10% уже начали разработку. Уже в апреле БМР опубликовал новую заметку. Аналитики предположили, что глобальный кризис может ускорить развитие проектов.

Этот прогноз экспертов выглядит вполне правдоподобно. Еще в октябре 2019 г. представитель Банка Кореи заявил, что развитые экономики не нуждаются в цифровых CDBC — Central Bank Digital Currencies (цифровых валют центральных банков) и что Сеул вряд ли займется разработкой подобных активов. В апреле этого года банк резко изменил свою позицию и начал предварительную работу над криптовалютой, а в июне анонсировал создание совета из юристов и IT-специалистов для консультации и надзора над созданием и внедрением актива в национальную финансовую систему.

О конкретных функциях, технологической основе и обеспечении самого крупного проекта в этой сфере — «цифровом юане» — на данный момент известно не так много. Впрочем, Народный банк Китая заявил, что подготовка к тестированию их криптовалюты началась еще в январе 2020 года. Развитие актива во многом подтолкнул анонс стейблкоина Libra от Facebook — Пекин оценил проект как угрозу международному развитию юаня. Цифровая версия китайской валюты может быстро стать ценным активом и участвовать в транзакциях по всему миру.

Государства также интересуются применением технологий криптовалют (протоколы консенсуса, умные контракты и т.д.). Первые планы по их интеграции в традиционную финансовую систему уже были рассмотрены центральными банками Канады, Сингапура и Великобритании. Министерство внутренней безопасности США же предлагает инвестиции размером до 800 тыс. долларов и возможность получения государственного заказа стартапам, которые готовы разрабатывать финансовые и юридические сервисы на основе блокчейна.

Правительства и международные организации могут использовать криптовалюты для самых разных целей. Они могут облегчить свободный поток капитала, сбалансировать инфляцию, упростить документооборот и ускорить сбор средств для крупных благотворительных проектов. К примеру, объявив о принятии пожертвований в криптовалютах, британская благотворительная организация вскоре получила пожертвования объемом в 48 тыс. долларов.

Блокчейн способен решить еще более серьезные задачи: модернизировать документооборот, заменить традиционные удостоверения личности, гарантировать прозрачность демократических выборов, изменить регуляцию валютного рынка и даже способствовать контролю над оборотом оружия.

В то же время невозможно игнорировать новые риски, которые создает этот сектор. И чем больше развиваются технологии и рынок, тем более значительными становятся вызовы.

Данные без цензуры и финансирование без банков

Как показывает практика, многие государственные институты оказались не готовы к анонимности и децентрализованности криптовалют. Одной из первых с новыми проблемами неожиданно столкнулась исполнительная власть. Криптовалюты часто встречаются в числе конфискованного имущества у преступников. В некоторых случаях органы не знают, что делать с такими находками.

В 2016 г. Таможенная служба Финляндии конфисковала у наркоторговцев 1 666 биткоинов и до сих пор не нашла им применения. На момент написания текста, стоимость этих монет приблизительно равна 15,2 млн долларов. Но руководство службы не готово продавать их, опасаясь, что монеты снова будут использованы для нелегальной торговли.

В то же время Служба маршалов США приняла совсем иную позицию. Подразделение министерства юстиции ищет подрядчика, который займется хранением и продажей конфискованных криптовалют.

Криптовалюты также создают неожиданные вопросы в законодательстве. Как национальные, так и международные законы часто не дают достаточно точных определений для современных технологий и норм их регуляции. В случае блокчейна и цифровых денег разрыв между законом и реальностью может быть особенно велик.

Необычный прецедент создала группа художников DADA Art Collective, которая объединилась с двумя крипторынками OpenSea и Mintbase для поддержки Black Lives Matter. Авторы проекта No Justice No Peace создали кошельки с уникальными токенами. На каждом из токенов записана информация о полицейских, которые были обвинены в убийстве и злоупотреблении полномочиями, но не понесли уголовного наказания. Приватные ключи к кошелькам были уничтожены, поэтому удалить данные или закрыть к ним доступ невозможно.

Точно так же можно сохранить любую информацию. Подобное применение блокчейна ставит под вопрос право на забвение и другие ограничения на распространение информации. Такие акты, как Общий регламент защиты персональных данных, регулирующий хранение цифровой информации в ЕС, могут быстро потерять актуальность.

Независимость криптовалют от традиционных платежных систем затрудняет борьбу с отмыванием денег и эффективное осуществление экономических санкций. Для контроля транзакций криптоплатформы используют комплексные процедуры KYC (Know Your Client) и AML (Anti Money Laundering). Но на разных платформах они реализованы с разной степенью эффективности и их часто можно обойти.

В марте Министерство юстиции США обвинило двух граждан Китая в отмывании денег для правительства Северной Кореи. Согласно тексту обвинения, они переправили в контролируемые властями КНДР кошельки более 100 млн долларов с помощью «пилинга» (дробления большой суммы на тысячи небольших транзакций и сбора общей суммы на других кошельках). После этого деньги были обналичены через 9 разных банков. Вся операция могла остаться незамеченной, если бы не одна мелкая ошибка — надзорные органы США заметили крупную транзакцию и смогли отследить вывод средств в подозрительные банковские аккаунты.

Ранее эксперты ООН обвинили Северную Корею в хищении более 2 млрд долларов в криптовалютах путем кибератак на криптобиржи. Комитет по Санкциям Совета Безопасности заявил, что для отмывания похищенных средств Пхеньян использовал блокчейн-компанию в Гонконге.

Во всех этих случаях попытки обойти санкции были замечены только при переводе криптовалют в фиатные деньги, то есть при контакте нарушителей с традиционной финансовой системой. Если бы операция по отмывании денег оставалась только в рамках криптоактивов, регуляторам было бы намного сложнее заметить ее. В будущем распространение стейблкоинов, более пригодных для оплат услуг и товаров, может сделать отслеживание подобных транзакций еще сложнее.

С тем же успехом криптовалюты могут обеспечить финансирование для потенциально опасных негосударственных акторов. Для полиции отслеживать криптовалютные платежи в наркоторговле намного сложнее, чем фиатные транзакции. Такие же методы могут с легкостью освоить и другие преступные и антиправительственные организации — уже известно, что Bitcoin используется для финансирования террористических организаций в Индонезии.

Возможная роль криптовалют в глобальном кризисе уже рассматривалась Пентагоном. В 2018 г. в программу совместных тренировок сухопутных войск, флота и воздушных сил JLASS был включен сценарий, в котором группа молодых «хактивистов» атакует правительственную цифровую инфраструктуру и совершает регулярные хищения средств у крупных компаний. Похищенные деньги затем конвертируются в Bitcoin и используются для финансирования протестов и новых атак.

Организация финансовых потоков в криптовалютах не требует ни больших вливаний капитала, ни создания комплексной инфраструктуры. «Проблемные» акторы могут располагать только базовым техническим оборудованием и находится в любой точке мира. При соблюдении предосторожностей (вроде использования более анонимных монет со стандартом UTXO) может быть достаточно для организации скрытого финансирования.

Эти и другие вопросы уже сейчас подталкивают правительства к ужесточению контроля над криптовалютами. Использование цифровых активов уже запрещено или ограничено в 8 странах. Этот список может скоро пополниться.

К примеру, в 2018 г. Резервный банк Индии запретил банкам и другим финансовым организациям предлагать услуги, облегчающие торговлю криптовалютами. Решение привело к закрытию ряда стартапов и было отменено в апреле этого года. Но спустя всего три месяца стало известно, что правительство рассматривает возможный запрет любых операций с криптовалютами в стране.

В Казахстане президент Касым-Жомарт Токаев уже подписал новый законопроект, регулирующий цифровые активы. Набор поправок подтверждает право на контролируемый государством майнинг и владение криптовалютами, но запрещает их выпуск и обращение на территории страны («за исключением случаев, предусмотренных законодательством»). Примеры подобных исключений в тексте поправок не приведены. В то же время Казахстан планирует заработать более 700 млн долларов на сотрудничестве с криптовалютными проектами, а международная компания Bitfury ранее анонсировала открытие дата-центров и других блокчейновых предприятий в стране.

В России сектор долгое время оставался в «серой зоне» законодательства. Но законопроект «О цифровых финансовых активах» дает определение криптовалютам и майнингу, а ряд предложенных поправок также накладывает строгие ограничение на торговлю, фактически запрещая независимые биржи и ICO. Российская ассоциация криптовалют и блокчейна уже высказалась против поправок, утверждая, что РФ потеряет IT-специалистов, рабочие места и огромные финансовые ресурсы.

Адаптация или запреты

Невозможность централизованного контроля криптовалют заложена в основе их дизайна. Вместе с анонимностью и неотторжимостью транзакций, это делает цифровые активы уникальным элементом мировой экономики. Их независимость создает значимые проблемы уже сейчас, но в дальнейшем вопрос взаимодействия властей и криптовалют может стать намного более острым.

На данный момент криптовалюты все еще зависят от традиционной финансовой системы. Помимо некоторых услуг и товаров, купить что-либо за цифровые активы довольно сложно. Но уже в ближайшем будущем, с развитием DeFi сервисов и распространением новых форм платежей, они могут превратиться в полноценную независимую альтернативу фиатным деньгам. Вряд ли все население Земли быстро откажется от стандартных средств обмена, но, судя по текущим темпам развития, число сторонников криптовалют будет расти.

Определенные преимущества от этого получит и государство. Переход на цифровые валюты может снизить нагрузку на фискальные и денежные системы и сдержать инфляцию. Инвестиции и депозиты также имеют большой потенциал для увеличения доходов населения.

В то же время правительствам придется справляться с почти неконтролируемой финансовой системой, которая существует параллельно с традиционной. Экономические санкции, мониторинг финансовых потоков потеряют свою эффективность, а налогообложение обладателей криптовалют может стать почти невозможным.

В решении этих вопросов власти могут пойти по сравнительно мягкому пути, внося своевременные поправки в законодательство, регулируя сектор и модернизируя работу важнейших органов. Альтернативой может быть запрет работы независимых бирж и DeFi-платформ и использование новых инструментов для отслеживания транзакций. Первый путь может оказаться недостаточно эффективным для решения возникших проблем, второй может обесценить огромные инвестиции и лишить правительства возможности использовать новые технологии.

Если кибератаки сделали устоявшийся подход к национальной безопасности устаревшим, то криптовалюты и блокчейн ставят под вопрос состоятельность многих элементов традиционной финансовой системы. В обоих случаях прогресс требует быстрой адаптации и создания новых норм.

Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 5)
 (3 голоса)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся